Главная Гулаговская система спецпоселений для «бывших кулаков»
Гулаговская система спецпоселений для «бывших кулаков» Печать E-mail

Спецучет, запрет на выезд из поселка составляли содержание жизни, быта и административно-хозяйственного устройства основной массы спецпереселенцев.

Эти порождения сталинского казарменного социализма стали атрибутами жизни раскулаченных семей на протяжении четверти века. Подавляющее большинство спецпереселенцев (в том числе и детей), высланных в результате раскулачивания, жили в глухомани в построенных ими же спецпоселках ГУЛАГа. Если дать короткое определение этому понятию, то его можно сформулировать следующим образом. Спецпоселки - это масштабная и стройная система режимных поселений раскулаченных и выселенных семей, управляемых поселковыми и районными спецкомендатурами и отделами спецпоселений ГУЛАГа.

Идея строительства специальных посёлков для бывших «кулаков» была изложена в инструкции ЦИК и СНК СССР о мероприятиях по проведению раскулачивания от 4 февраля 1930 г Практическое воплощение этой идеи нашло отражение в деятельности краевых и областных органов Советской власти. Президиум Северо-Кавказского крайисполкома принял 24 мая 1930 г постановление «По вопросу о поселках, организуемых в местах расселения кулацких хозяйств, и основные начала землепользования и внутреннего распорядка в этих поселках».

В нем говорилось, что управление поселками, организованными в местах расселения кулацких хозяйств, осуществляется уполномоченными райисполкомов согласно статье 6 постановления Президиума Северо-Кавказского крайисполкома от 10 февраля 1930 г. На уполномоченных райисполкомов возлагались все административные и хозяйственные функции сельсоветов.

Президиум крайисполкома 4 апреля 1930 г. утвердил «Положение об управлении кулацкими поселками». Согласно положению, «кулацкие поселки» на территории Северо-Кавказского края создавались на Правобережье от 20 до 30 домов, на Левобережье — от 30 до 50 домов. Для охраны порядка и выполнения распоряжений уполномоченного райисполкома из числа раскулаченных назначались десятники из расчета по 1 человеку на каждые 10 дворов.

Впервые термин «спецпоселки» появился в постановлении СНК РСФСР №36 от 16 декабря 1930 г. «О трудовом устройстве кулацких семей, высланных в отдаленные местности, и о порядке организации и управления специальными поселками». В нем сформулированы основные положения о порядке строительства и управления спецпоселками.

В постановлении отмечалось, что все «кулацкие семьи», подвергшиеся раскулачиванию и выселению в отдаленные местности (вторая категория раскулаченных) в порядке постановления ЦИК и СНК СССР о мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством, выдворяются в специальные поселки. Спецпоселки организуются в местностях, где ощущается недостаток в рабочей силе для лесозаготовительных работ, в разработке недр, для рыбных промыслов и т. п., а также для освоения неиспользованных земель.

«Спецпоселки, как правило, — указывалось в постановлении, — не могут быть образованы ближе 200 километров от пограничной полосы, вблизи железных дорог, городов, рабочих поселков и крупных селений, а также фабрик и заводов, колхозов, совхозов и МТС». Отступление от этого правила допускалось в исключительных случаях по предложению НКВД и с разрешения СНК РСФСР. Таким образом, спецпереселенцев отправляли в далекую ссылку.

Первоначальные места расположения спецпоселков, а также количество семей, вселяемых в них, определялись краевыми или областными земельными управлениями по согласованию с заинтересованными в использовании труда спецпереселенцев хозяйственными органами и утверждались край- или облисполкомами. С весны 1931 г. этот и ряд других вопросов по расселению спецпереселенцев стали безраздельной функцией органов ОГПУ. Спецпоселки входили в состав районов в качестве особых административных единиц. Право передвижения спецпереселенцев и членов их семей было ограничено. Они могли покидать территорию поселка только с разрешения коменданта.

Проживание на территории спецпоселка вольнонаемных лиц допускалось только с разрешения районного административного отдела. Наркомату внутренних дел предоставлялось право издания специальных постановлений, определяющих правила внутреннего распорядка в спецпоселках.

Несовершеннолетние члены семей спецпереселенцев, не достигшие на 1 января 1930 г. 16-летнего возраста, на основании этого постановления могли по достижению ими этого возраста выходить из состава спецпоселка. Вышедшие из состава поселка направлялись на работу по найму в порядке особых правил, издаваемых НКВД СССР.

Совершеннолетним спецпереселенцам и членам их семей по истечению пятилетнего срока пребывания в спецпоселках предоставлялось право выйти из них по постановлению райисполкомов, утвержденных край-, облисполкомами. Такое разрешение давалось в том случае, когда эти лица «на деле доказали лояльность к Советской власти и неукоснительно выполняли возложенные на них обязанности». Вышедшие из состава спецпоселков не могли оставаться в пределах данного района и возвратиться в пределы того края, откуда они были высланы, а также проживать в крупных промышленных центрах. Таким образом, после восстановления в правах гражданства спецпереселенцы по-прежнему оставались на положении ссыльных. Поэтому до 1954 г. большинство восстановленных в правах гражданства спецпереселенцев состояли на спецучете и по-прежнему проживали в спецпоселках.

Нарушение спецпереселенцами правил внутреннего распорядка в поселках, уклонение от выполнения поручений или работы и плановых заданий, а также совершение мелких бытовых преступлений влекло за собой административное взыскание в виде штрафа до 100 руб. или ареста до 30 суток, налагаемых комендантом поселка с утверждением начальника районного административного отдела.

За совершение преступлений, предусмотренных статьями Уголовного кодекса (за изъятиями, указанными в статье 19), спецпереселенцы направлялись в исправительно-трудовые лагеря по постановлениям ОГПУ. Управление спецпоселками первоначально (в 1930-1931 гг.) осуществлялось краевыми, областными административными управлениями через назначенных ими по согласованию с райисполкомами и органами ОГПУ комендантов поселка. Комендант назначался в каждый спецпоселок. При коменданте состоял технический персонал, определенный краевым административным управлением. Наем работников техперсонала назначался по согласованию с органами ОГПУ.

Для обеспечения на территории поселка порядка и безопасности при коменданте состояли милиционеры в количестве от 1 до 4 человек, из расчета 1 милиционер на 50 семей спецпереселенцев. Коменданту спецпоселка предоставлялись права районного административного отдела и сельсовета. Права и обязанности коменданта определялись инструкцией НКВД РСФСР по согласованию с ОГПУ. В своей деятельности комендант спецпоселка подчинялся краевому, областному административному управлению и председателю райисполкома, а с 1931 г. — коменданту районной спецкомендатуры.

Для объединения работы ведомств по устройству спецпереселенцев и их обслуживанию при крайоблисполкоме создавалось постоянное совещание под председательством начальника административного отдела в составе представителей ОГПУ, земельного управления, народного хозяйства и отделов труда, народного образования и здравоохранения. В составе краевого (областного) административного управления создавалась инспекция по спецпоселкам, штаты которой утверждались НКВД РСФСР по согласованию с Наркоматом Рабоче-Крестьянской инспекции. Принятое ранее, 10 декабря 1930 г., ЦИК и СНК СССР постановление «О комендантских управлениях спецпоселками» конкретизировало права коменданта спецпоселка.

Комендант по управлению спецпоселком назначался крайоблисполкомом. Комендант назначал комиссии: сельскохозяйственную, культурно-бытовую и местного хозяйственного благоустройства. На коменданта спецпоселком возлагались обязанности:

надзор за исполнением законов и постановлений органов власти на территории поселка ;

учет населения спецпоселков и запись всех актов гражданского состояния;

выдача разрешения на устройство в поселке собраний, публичных зрелищ;

предварительное расследование преступлений;

проведение в жизнь хозяйственных заданий, возложенных на население поселка;

привлечение населения поселков в качестве рабочей силы по заявкам хозорганов;

наблюдение за правильным использованием живого и мертвого сельхозинвентаря, принадлежащего населению поселка;

наблюдение за правильным использованием и содержанием в исправности коммунального имущества спецпереселенцев (школ, пунктов ликвидации неграмотности, яслей, детских площадок, пожарного инвентаря);

наблюдение за снабжением населения спецпоселков продовольствием и промтоварами согласно установленной нормы;

учет объектов обложения, исчисление и взыскание налогов с населения поселка;

организация политико-просветительской работы среди населения спецпоселка, в первую очередь среди молодежи;

проведение мероприятий по охвату несовершеннолетних школьным обучением;

составление сметы поселка на хозяйственно-бытовые нужды и культурно-массовую работу, сметы расходов на содержание управленческого аппарата и охраны спецпоселка.

Комендант назначал себе в помощь исполнителей из числа спецпереселенцев в количестве не более 1 человека на 10 дворов. Побег из спецпоселка или отказ от работы, совершенные более трех раз или группой, сопровождались направлением в исправительно-трудовой лагерь.

Таким образом, коменданты спецпоселков были наделены всей полнотой исполнительной и даже судебной власти по отношению к спецпереселенцам. Их полновластие было подкреплено еще одним документом. Президиум ЦИК СССР 23 октября 1931 г. принял постановление «Об организации в спецпоселках столов записей актов гражданского состояния». Президиум поручил ЦИКам союзных республик в двухдневный срок дать указания соответствующим райисполкомам об организации в спецпоселках при комендатурах столов загсов.

Так, например, в Западно-Сибирском крае на 1 июня 1932 г. спецпоселки обслуживали 88 столов загсов. Из них 30 столов работали при сельсоветах, а 58 - при поселковых комендатурах. Эти 58 столов загсов обслуживали 240 спецпоселков с населением 162 700 человек.

Строительство спецпоселков находилось под постоянным контролем партийных и советских органов. В Северном крае к строительству 217 спецпоселков приступили в июне 1930 г. Крайком ВКП(б) принял решение закончить строительство спецпоселков не позднее 1 сентября. Но это решение было нереальным, и поэтому не было выполнено. Однако местные партийные и советские органы стремились достичь максимально возможных результатов в этом направлении до наступления зимы.

Так, секретариат Коми обкома ВКП(б) 15 августа 1930 г. рассмотрел на своем заседании вопрос «О ходе строительства поселков для спецпереселенцев». В постановлении отмечалось, что, по информации начальника областного переселенческого управления Потолицына, на 1 сентября могут быть готовы только 25% жилых домов в спецпоселках. Секретариат отметил недооценку политического и хозяйственного значения строительства спецпоселков со стороны райкомов партии и райисполкомов. Он еще раз подтвердил решение крайкома и обкома ВКП(б) о том, чтобы строительство спецпоселков было закончено не позднее 1 сентября 1930 г., о личной ответственности секретарей райкомов за невыполнение установленных сроков строительства.

В письме председателя Северного крайисполкома Комиссарова председателям райисполкомов от 8 сентября 1930 г. подчеркивалось, что многие райисполкомы и сельсоветы не принимают должного участия в деле строительства спецпоселков. Между тем этот вопрос имеет большое политическое значение.

«Вселяемое в край кулачество должно быть в кратчайший срок устроено и включено в резерв рабочего класса для освоения края...»
«Со стороны райисполкомов и сельсоветов, — говорилось в письме, — должно быть оказано всемерное содействие ускоренному строительству поселков, на это должно быть нацелено внимание партийных, советских и общественных организаций».

Президиум крайисполкома 28 сентября 1930 г. направил райисполкомам директиву, в которой констатировал, что, несмотря на ясные и неоднократные указания по созданию спецпоселков, их строительство находится в таком состоянии, которое не дает никакой гарантии тому, чтобы «водворить в постоянные поселки семьи кулаков до наступления зимнего периода». Основной причиной такого положения «послужило преступно-невнимательное отношение к строительству поселков со стороны леспромхозов и районных организаций, которые не приняли всех мер по обеспечению строительства в установленные сроки».

Крайисполком предложил в трехдневный срок проверить состояние строительства спецпоселков, принять меры к использованию всех трудоспособных спецпереселенцев.

Постепенно, с большими трудностями наметилась динамика в строительстве спецпоселков.

На 1 февраля 1932 г. в Северном крае было построено 217 поселков. В них из расчета 2 кв. м жилья на человека планировалось построить 375 003 кв. м жилой площади. Было построено 367 009 кв. м жилплощади, или более 90% от плана.

Более масштабным было строительство спецпоселков на Урале и в Западной Сибири. Так, на Урале к апрелю 1932 г. было построено 574 спецпоселка, в них насчитывалось 24 269 домов и 77 241 квартира. Кроме того, завершалось строительство 6 тыс. домов и 16 687 квартир. В Западной Сибири на 19 июня 1932 г. был построен 341 спецпоселок, в котором проживало 462 тыс. человек.

В 1932 г. директивными органами было дано указание об обеспечении каждой семьи спецпереселенцев отдельной комнатой. По переписи населения, в целом по Северному краю в спецпоселках проживало 31 899 семей спецпереселенцев. В 1932 г. было построено жилых домов 2 881, в них оборудовано 17 811 комнат. Более 56% семей спецпереселенцев было обеспечено отдельными комнатами.

Первые спецпоселки на территории Карелии были построен уже в 1930 г. Они размещались в малонаселенных местах вдоль трассы Беломорско-Балтийского канала, строительство которого началось в конце 1930 г. К концу 1931 г. на строительство канала было мобилизовано около 10 тыс. семей спецпоселенцев в количестве 50 тыс. человек. К этому времени на территории четырех районов было построено 22 спецпоселка: десять спецпоселков временного и двенадцать постоянного проживания.

К числу спецпоселков временного проживания относились поселки: Данилово, Сергиевское, Седьмого шлюза, Восемнадцатого разъезда, Девятнадцатого разъезда (Медвежьегорский район), Тунгуда (Тунгудский район), Надвойцы, Сосковец, Шавань и Выгостров (Сорокский район). Спецпоселки постоянного проживания: поселок Семнадцатого разъезда, поселок Восемнадцатого разъезда, поселок Девятнадцатого разъезда (Медвежьегорский район), Попов порт на реке Сегежа (Сегозерский район), Лохтинский тракт 1, Лохгинский тракт 2, Летняя 1, Летняя 2, Верхняя Идель, Каменная (Тунгудский район), Нижняя Идель, Сумская (Сорокский район).

Спецпереселенцы приняли активное участие в строительстве Беломорско-Балтийского канала, вспомогательных объектов, вето эксплуатации, строительстве новых поселков и городов. Они составляли основную производительную силу Беломорско-Балтийского комбината НКВД. На строительстве канала вследствие каторжного ручного труда, а также холода, голода, эпидемий погибли тысячи спецпереселенцев. Вот что говорили о трагических последствиях строительства канала сами «бывшие кулаки». Спецпереселенец Мурманского округа Копольцев говорил: «Балтийский канал сделан руками кулаков, где они и погибли. Пароходы ходят не по воде, а по человеческой крови. А мы-то работаем в Хибиногорске за 800 грамм хлеба».

Точных данных о жертвах спецпереселенцев при строительстве Беломорско-Балтийского канала пока обнаружить не удалось. Но они действительно исчисляются тысячами погибших людей.

В августе 1933 г. Беломорско-Балтийский канал вступил в эксплуатацию. Основная масса спецпереселенцев продолжала работать на объектах по эксплуатации канала. К этому времени их руками здесь была создана мощная производительная и социальная инфраструктура. Улучшились жилищно-бытовые и социальные условия жизни.

К 1936 г. на территории Беломорско-Балтийского комбината НКВД СССР размещалось 20 спецпоселков. В них было построено благоустроенное жилье общей площадью 896 319 кв. м. Каждая семья уже была обеспечена отдельной квартирой, построены дороги к 18-ти спецпоселкам протяженностью 200 км.

К этому времени спецпереселенцы для ведения огородного хозяйства освоили 750 га болотных и минеральных земель, создали крупную животноводческую базу. В их подсобных хозяйствах имелось: 1 668 лошадей, 1 862 головы крупного рогатого скота, 245 свиней.
 
В спецпоселках была построена 21 школа для обучения 5 275 детей спецтрудпоселенцев, 72 детсада на 1913 детей, 22дет-яслей на 423 ребенка и один детский дом на 72 сироты. Всеми звеньями системы народного образования обслуживалось 7 683 ребенка спецпоселенцев. В целях культурно-бытового и медицинского обслуживания «бывших кулаков» в спецпоселках было построено 39 клубов и изб-читален, 2 больницы на 159 коек, 25 амбулаторий и 20 приемных покоев.

Таким образом, к 1932 г. на территории Карелии было построено 24 спецпоселка. При поселке городского типа Нивастрой, который был центром совместного проживания спецпереселенцев и вольнонаемных, действовала спецкомендатура.

В 1940 г. на территории шести административных районо Карелии находилось 23 спецпоселка. Они большей частьн располагались на объектах, обслуживаемых Белбалткомбинатом НКВД СССР. В спецпоселках проживало 10 643 семьи спецтрудпоселенцев в количестве 31 512 человек, из них по группе Белбалткомбината — 7 261 семья в количестве 21539 человек.

Система спецпоселений на Мурмане носила специфический характер. В ней не было классических спецпоселков. Подавляющее большинство спецпереселенцев, за исключением спецпосёлка Дальние Зеленцы, проживали на территории строительства новых городов или рабочих поселков и небольших населенных пунктов Мурманского побережья. Отдел спецпоселений окружного отдела ОГПУ Мурманского округа образовался в 1934 г. В 1938 г. в связи с образованием Мурманской области он был преобразован в отдел трудпоселений УНКВД области и просуществовал до его упразднения в 1954 г., после ликвидации ГУЛАГовской системы спецпоселений в СССР. За указанный период отдел менял своё название.

С образованием Мурманской области в 1938 г был организован отдел лагерей, мест заключений, трудовых поселений (ОЛМЗТП), который принял от Ленинградского и Карельского отделов (Л МЗТП) семь трудпосёлков и одну районную спецкомендатуру в г. Кировске. Начальником отдела лагерей, мест заключений, трудовых поселений был назначен Никонов. Центр ОЛМЗТП находился в г. Мурманске. Поселковые комендатуры находились вдоль железной дороги Мурманск-Ленинград.

В 1930-1931 гг. по трассе шоссейной дороги станция Разъезд Белый (станция Апатиты) — город Хибиногорск были построены спецпосёлки: шестого, тринадцатого, восемнадцатого, двадцатого и двадцать пятого километров.

В окрестностях станции Разъезд Белый и Хибиногорска для бывших «кулаков» было построено ещё шесть спецпосёлков: совхоз «Индустрия» — на 1 января 1934 г. в нём проживало 245 человек, Титан-37, Пригор-205, Айткуайветчорр-484, Юкспориок-109, Рудник-225. В них проживало 1 355 трудоспособных спецпереселенцев. В городе Кировске в 1938 г. было 2 спецпоселка, в городе Мончегорске — 12 населенных пунктов, в трудпоселке Мурманской спецкомендатуры - 6 населенных пунктов. О географии расселения спецпереселенцев в Мурманском округе на 1 января 1938 г можно судить по таблице 5.

Таблица 5 Система спецпоселений в Мурманском округе на 1 января 1938 г.

№ п/п

Название населенных пунктов

Численность спецпереселенцев

1.

г. Хибиногорск и его окрестности

21 325

2.

пос. Нивастрой

7 200

3.

г. Мурманск

4 000

4.

г. Мончегорск

2 500

5.

пос. Сайда-Губа

700

6.

пос. Дальние Зеленцы

500

7.

пос. Териберка

300

8.

пос. Гаврилово

200

9.

пос. Тюва-Губа

300

10.

Порт-Владимир

300

11.

Порт Западная Лица

200

12.

Порт Харловка

100

13.

Порт Шельпино

100

14.

Порт Лопатка

100

15.

Губа Оленья

100

16.

Пала Туба

100

Приведенная статистика является заниженной, т. к., по свидетельству очевидцев, только в спецпоселке Дальние Зеленцы, построенном в 1931 г., проживало 1500, а в Сайда-Губе, построенном в 1932 г., проживало 1 000 спецпереселенцев. Центрами спецкомендатур являлись следующие трудпоселки:

ТРУДПОСЕЛОК №1 - располагался в рабочем поселке рудника имени Кирова города Кировска; в нем проживало 1147 семей трудпоселенцев в количестве 3 294 человека;

ТРУДПОСЕЛОК № 2 - располагался в черте города Кировска, с численностью трудпоселенцев 8 765 человек или 2 597семей;

ТРУДПОСЕЛОК № 3 - располагался в рабочем поселке Апатиты Кировского района (совхоз «Индустрия»). В трудпоселке проживало 456 семей спещрудпоселенцев в количестве 1173 человека;

ТРУДПОСЕЛОК № 4 - располагался в рабочем поселке Нивастрой Кандалакшского района, с численностью трудпоселенцев 4 245 человек или 1 251 семья;

ТРУДПОСЕЛОК № 5 - располагался в черте города Мончегорска, с численностью трудпоселенцев 2 409 человек или 841 семья.

ТРУДПОСЕЛОК № 6 - располагался в северной части Кольского полуострова с центром в становище Дальние Зеленцы Териберского района, с численностью трудпоселенцев 641 человек или 194 семьи. Данный поселок обслуживала Мурманская поселковая спецкомендатура. В ее территорию входили населенные пункты: Дальние Зеленцы, Териберка, Тюва-Губа, Малая Оленья, Пала-Губа и город Мурманск. В 1940 г. этот трудпоселок был расформирован.

В момент принятия поселков на территории города Кировска имелись одна районная и 2 поселковых спецкомендатуры (комендатуры № 2 и 3). Впоследствии были упразднены районная комендатура и поселковая комендатура №2 с центром в городе Кировске.

Трудпоселенцы использовались в основном на работах следующих хозорганизаций: трест «КОЛЬСТРОЙ», «НИВАГЭССТРОЙ», комбинат «АПАТИТ», «МУРМАНРЫБА», «КИРТОРГ», промкооперация «МУРПРОМСОЮЗ».

По данным отчетов поселковых комендатур, на 1 января 1939 г. состояло на учете спецпоселений 6 486 семей в количестве 20 527 человек. Среди них было 12 403 трудоспособных, 6513 детей, 1611 нетрудоспособных, инвалидов и престарелых. Штатный состав комендатур был неукомплектован. В шести комендатурах работало всего 9 комендантов и помощников комендантов.

О количестве трудпоселков и проживавших в них спецпереселенцев в Северо-Западных регионах спецпоселений можно проследить по таблице.

Таблица 6
Данные о количестве трудпоселков и проживавших в них трудпоселенцев в Северо-Западных регионах СССР на 1 января 1940 г.

№п/п

Регионы спецпоселений

Кол-во трудпоселков

Проживало семей

Число людей

1.

Архангельская область

82

12155

44 063

2.

Вологодская область

45

3 238

9 627

3.

Коми АССР

37

54 33

18 941

4.

Ленинградская область

9

988

3 330

5.

Мурманская область

6

7142

23 596

6.

Карельская АССР

2

382

9 973

7.

Белбалткомбинат НКВД

21

7 261

21539


Таким образом, к началу 40-х гг. на территории Карелии дислоцировалось 23 трудпоселка, в которых проживало 10 643 семьи спецтрудпоселенцев в количестве 31 512 человек. Следовательно, среди Северо-Западных регионов спецпоселений Карелия была одним из самых крупных. По количеству высланных сюда спецпереселенцев она уступала только Архангельской, Вологодской областям и Коми АССР.

По сравнению с началом 30-х гг. количество спецпоселенцев уменьшилось на 20 тыс. человек. Это обстоятельство объясняется двумя причинами. Во-первых, высокой смертностью в спецпоселениях, особенно в 1930-1933 гг. Во-вторых, массовым побегом спецпоселенцев из спецтрудпоселков. Так, например, только с 1932 по 1940 гг. включительно из трудпоселков Карело-Финской ССР и Белбалткомбината НКВД бежало 6 347 человек.

После окончания Великой Отечественной войны система спецпоселений ГУЛАГа пополнилась новой категорией спецпоселенцев - «власовцами». На 1 января 1953 г. на территории Мурманской области действовало 10 спецкомендатур МГБ СССР, т. к. с 1950 г. решением Совмина СССР отдел спецпоселений ГУЛАГа НКВД СССР был передан 9 управлению МГБ СССР В это время система спецпоселений превратилась в настоящую империю. Она включала в себя все категории спецпоселенцев — от «бывших кулаков» до репрессированных народов.

Пять спецкомендатур (№1 - станция Апатиты, №2 - город Кировск, №3 -поселок Кукисвумчорр, №4 - город Мончегорск, №5 -поселок Нива -2) «обслуживали» спецпоселенцев категории «бывшие кулаки». В 38 населенных пунктах территории указанных комендатур проживала 661 семья «бывших кулаков» в количестве 1164 человека. Из них только 525 человек были трудоспособными и работали на предприятиях 28 министерств и ведомств.

На территории других пяти спецкомендатур (№6 - поселок Нива-3, №7 - поселок Нива-1, №8 - лесоучасток Толвандская дача, №9 - поселок Никель, №10 - поселок Никель) в 22 населенных пунктах проживали и трудились 1574 спецпоселенца-«власовца». До ликвидации гулаговской системы спецпоселений оставалось менее четырех лет. Но вернемся ко времени ее становления и развития.

С 1930 по 1940 гг. в спецпоселках ГУЛАГа НКВД СССР находилось в среднем около 1 млн. человек, т. е. 30% от их общего состава. Начальник ГУЛАГа Л. Берман 3 декабря 1933 г. сообщал Г Г Ягоде: «В настоящее время спецпереселенцы расселены в 14 краях и областях Союза и численность их составляет 1 100 000 человек». Возникает вопрос, а куда подевалось еще 2 млн. спецпереселенцев? Достоверно известно, что с 1932 по 1937 гг. из спецпоселков бежало 639 860 спецпереселенцев. Около 300 тыс. было возвращено на родину как неправильно раскулаченные, столько же проживало в новых городах и около 750 тыс. спецпереселенцев умерло от голода и болезней. В 1933 г. СНК СССР принял сразу два постановления: № 775/146сс от 24 апреля «Об организации трудовых поселений ОПТУ» и № 1796/393сс от 21 августа «Об организации трудовых поселений».

В соответствии с этими документами старые и новые поселки получили общее название «трудпоселки», а спецпереселенцы были переименованы в трудпоселенцев. В это более широкое понятие входили следующие социальные слои крестьянства: выселенные из районов сплошной коллективизации; выселенные за срыв и саботаж хлебозаготовительных кампаний; бежавшие из деревень «кулаки, снимаемые с промышленного производства», выселенные в порядке «очистки границ Прибалтики, Белоруссии и Украины, так называемые "осадники" и беженцы - крестьянские семьи, бежавшие из этих районов уже в ходе второй мировой войны».

На ОГПУ возлагалась обязанность организовать новые трудовые поселения «по типу существующих спецпоселков для размещения в них и хозяйственного освоения вновь переселяемых контингентов». ГУЛАГ ОГПУ был реорганизован в Главное управление лагерей и трудовых поселений (ГУЛАГТП) ОГПУ На ОГПУ возлагалась организация жилищного, культурно-бытового и санитарно-медицинского строительства в трудовых поселках и обеспечение всеми видами снабжения: продовольственного, промтоварного, материально-технического. Предлагалось новые поселки создавать в «пределах от 300 до 500 семей».

Совнарком обязал наркоматы и хозяйственные органы, обслуживающие спецпереселенцев старого расселения, занимающихся сельским хозяйством и рыболовством, не позднее 1 мая по балансу передать ОГПУ все денежные и материальные средства. Весь аппарат этих наркоматов, занимавшихся обслуживанием спецпереселенцев, передавался в ОГПУ.

К началу 1938 г. на территории 30 республик, краев и областей находился 1761 трудпоселок. В поселках проживало 274 435 семей в составе 997 329трудпоселенцев. При поселкахработали 1199 неуставных артелей.

На 1 января 1940 г. в системе ГУЛАГТП существовало 1 690 трудпоселков, в которых было расселено 262 767 семей в количестве 997 513 человек. Трудпоселки дислоцировались уже на территории 34 республик, краев и областей. Подробные сведения о количестве трудпоселков и проживающих в них спецтрудпереселенцах во второй половине 30-х гг. содержатся в таблице 7.

Таблица 7 Данные о спецтрудпоселках и проживающих в них спецтрудпоселенцах

Год

Кол - во трудпоселков

Проживало семей

Всего членов

1936

1845

278 700

1066 633

1937

1711

249 167

1020 588

1938

1761

274 435

1 010 749

1939

1760

273 040

990 470

1940

1690

262 767

997 513

В 1938 г. для административного обслуживания 1 761 трудпоселка действовало 150 районных и 800 поселковых комендатур. Руководство комендатурами осуществлялось отделами мест заключения и трудовых поселений УНКВД в краях и областях, а в центре — ГУЛАГТП НКВД СССР. Аппарат отдела трудовых поселений ГУЛАГа, отделов трудпоселений УНКВД районных и поселковых комендатур содержался за счет 5 %, отчисленных с зарплаты трудпоселенцев. В 1937 г. на содержание аппарата и административное обслуживание трудовых поселений было израсходовано 17 млн. рублей из общей суммы отчислений 27 млн. 410 тыс. рублей. В отделах трудовых поселений имелось 2 548 сотрудников, в том числе 567 милиционеров. К 1938 г. штат отделов был сокращен на 947 единиц. В аппарате осталось 1 601 человек, в том числе 489 милиционеров для охраны трудпоселков и борьбы с побегами.

Штат районной комендатуры состоял из четырех человек: комендант, он же оперативный уполномоченный райотдела НКВД, помощник коменданта, делопроизводитель, статист. Штат поселковой комендатуры состоял из коменданта, помощника, оперативного уполномоченного милиции в поселках до 200 семей, а в поселках от 350 до 500 семей - четырех уполномоченных.

В системе ГУЛАГТП было четкое разграничение категорий трудпоселенцев, находящихся в поселках. В октябре 1942 г. в 2 217 трудпоселках проживало 312 880 семей трудпоселенцев (высланных в процессе раскулачивания), спецпереселенцев-осадников и спецпереселенцев-беженцев в количестве 1173 170 человек. Их обслуживали 238 районных и 1 136 поселковых комендатуры.

Подробный анализ о социальных группах трудпоселенцев содержится в таблице 8.

Таблица 8 Сведения о категориях ссыльных, трудпоселках и комендатурах в 1942 г.

Категория

ссыльных

Количество семей

В них

людей

Число поселков

Комендатуры

районные

поселковые

Трудпоселенцы

258 448

959 472

1654

160

741

Спецпоселенцы-осадники

28 569

137351

312

61

244

Спецпоселенцы-беженцы

25 863

76347

251

7

151

ВСЕГО

312880

1 173 170

2217

238

1136

 

На 1 июля 1950 г. в системе спецпоселений МГБ СССР помимо спецпоселенцев категории «бывших кулаков» находились следующие категории: поляки - 56 000; немцы - 949 829; калмыки - 91919; чеченцы, ингуши, карачаевцы, балкары - 608 799; крымские татары, греки, армяне, болгары - 228 392; турки, курды, хамшилы - 94 955; «фолкс дейч» - 5 914; «оуновцы» - 100 310; «власовцы» -148 079; «указники» - 42 690; грузинские турки, греки и дашнаки - 57 670; иранцы - 4 776 человек. К этому времени на учете спецпоселений состояло 667 589 семей в количестве 2 562 955 человек. В ихчисле было: мужчин - 776 989, женщин - 929 476, детей - 856 490 человек.

Всего к концу 40-х гг. было выслано на спецпоселение 3 486 701 человек. На 15 октября 1949 г. спецпоселения находились в 1 078 районах СССР. Их «обслуживали» 3 058 спецкомендатур в количестве 10 066 человек, в том числе: комендантов - 3 102, помощников комендантов - 2 447, надзирателей -1746 человек.

Среди спецпоселенцев велась масштабная агентурно-следственная работа. На 1 июля 1950 г. среди спецпоселенцев действовала агентурная сеть, в составе которой было: резидентов -2 059, агентов -1969, осведомителей - 80 344, групп содействия -18 440 в составе 82 809 человек, старших десяти дворов - 99 873 человека.

Система спецпоселений как особый тип режимной жизни спецпереселенцев существовала до 1954 г. Совет Министров СССР 13 августа 1954 г. принял постановление 1738/789сс «О снятии ограничений по спецпереселению с бывших кулаков и других лиц». «Учитывая, что находившиеся на спецпоселении бывшие кулаки, высланные в 1929-1933 гг. из районов сплошной коллективизации, — говорилось в нем, — длительное время находятся на спецпоселении, прочно обосновались в местах настоящего жительства, а местные и мобилизованные для работы в промышленности немцы выселению не подвергались, на учет спецпоселения были взяты по месту их постоянного жительства, где они имеют свои собственные дома и приусадебные участки, в связи с чем дальнейшее применение ограничений по спецпереселению к этим лицам не вызывается необходимостью». Совет Министров постановил снять ограничения по спецпереселению:

с «бывших кулаков», выселенных в 1929-1933 гг. из районов сплошной коллективизации;

с немцев - местных жителей Дальнего Востока, Сибири, Урала, Средней Азии, Казахстана и других мест, откуда выселение немцев производилось;

с немцев, мобилизованных в период Великой Отечественной войны для работы в промышленности, которые выселению не подвергались.

На основании этого постановления МВД СССР издало приказ, в котором соответствующим структурным подразделениям было дано указание «снять с учета спецпоселения всех бывших кулаков, выселенных из районов сплошной коллективизации». Снятие с учета спецпоселения производилось по спискам, утвержденным министрами внутренних дел, начальниками управлений МВД краев и областей. На основании списков установленной формы в райгоротделах милиции спецпереселенцам выдавались паспорта. К личным учетным делам снятых с учета приобщалась соответствующая справка.

Одновременно прекращались находящиеся в производстве дела о побегах и розыске бежавших с места обязательного поселения спецпереселенцев. Личные дела на снятых с учета, прекращенные следственные и агентурно-розыскные дела сдавались на хранение в архивы первых спецотделов МВД, УМВД по территориальности. Работу по снятию с учета спецпоселений приказано закончить в трехмесячный срок. Постановление Совета Министров СССР положило конец ГУЛАГовской системе спецпоселений для «бывших кулаков», существовавшей четверть века. 

СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЫ В ИСТОРИИ МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

52.90.59.110

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2018 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru