Аренда офисов в Мурманске

 

Главная Застой... Как много в этом слове
Застой... Как много в этом слове Печать E-mail

Старт и финиш 10-й пятилетки не были адекватны. На финише, к 1980 году, комбинат впервые за 20 последних лет вышел в число нерентабельных.

План 80-го по всем производственным показателям не выполнен, за исключением реализации продукции. По добыче руды комбинат сработал на уровне 1975 года (около 14 млн. тонн), а вскрыши - на уровне 1973 года (немного больше 7 млн. кубометров).

Допущено удорожание себестоимости концентрата, возросли затраты на 1 рубль товарной продукции.

Учитывая тяжелое финансовое состояние, ГОК был вынужден обратиться за помощью в Союзруду, и помощь была оказана.

Комбинат резко падал по вскрыше. Эта горняцкая фраза, понятная только специалистам, означает, что в течение ряда лет -1977, 1978, 1979, 1980 - не выполнялись объемы вскрышных работ, т. е. не производилась достаточная выемка скальной породы, вмещающей рудную залежь. А без этого руду не добыть. Существует показатель - средний коэффициент вскрыши, в нем заключено наиглавнейшее правило горного дела. За его нарушение карьер мстит: не сделана вскрыша сегодня - уменьшаются рабочие площадки, усложняются условия для техники, могут происходить обрушения карьерных бортов. Серия таких обрушений до и после 1980-го тому пример.

Когда "Оленегорка" была горой, брать руду сверху было гораздо легче. Когда Оленегорский рудник по мере его освоения стал превращаться из горы в яму, обстоятельства как никогда обязывали вести его отработку в строгом соответствии с горными законами. Конечно же, горняки это знали. Но получилось то, что получилось. Давление плана и сверхплана порождало штурмовщину, о дне завтрашнем думать было некогда. Этим грешили и другие ГОКи.

Но чтобы из месторождения взять, в него приходится сначала вкладывать: средства, технику, точный расчет и т. д.

Чего-то, видимо, не хватило в те годы комбинату. Правда, тогда много строили - 5-я очередь расширения, Кировогорский рудник - может, не размерили силы, понадеялись на удачу.

В горняцком ремесле, по признанию одного очень авторитетного человека, большую роль играет и такое понятие. Были, конечно, и свои, местные причины, повлиявшие на ход развития ГОКа в те годы. Их без обиняков назвал директор ГОКа Петр Иванович Зеленов:

"Основные причины неудовлетворительной работы коллектива, - сказал он, выступая на собрании партхозактива ГОКа 12 января 1981 года, - это низкий уровень организации труда. Слабое руководство и низкая дисциплина. Это - упущения руководства в составлении планов - от суточных до годовых, плохой ремонт основного оборудования.

Большие потери несет комбинат из-за низкой технологической и исполнительской дисциплины, из-за прогулов, опозданий и преждевременных уходов с работы.

Снижена производительность экскаваторов, возросли потери из-за аварийных простоев. Были упущения в работе рудника: нарушалась технологическая дисциплина при ведении горных работ, подготовке горной массы к выемке, при ее взрывании и экскавации.
Все это сказывалось на техническом состоянии экскаваторов, самосвалов и думпкаров. Рудник не выполнил один из важнейших показателей - содержание железа в руде.

Сдерживающим фактором движения локомотивов в карьере явилась несовершенная транспортная схема. В Оленегорском карьере снизились объемы путеукладочных работ. Увеличилось число сходов подвижного состава".

И т. д. и т. д. Словом, завязли - надо выбираться. Так завершался очередной виток в жизни комбината. Трудно анализировать и тем более делать оценку работы тех лет. Да, наверное, это и не входит в задачу автора "скорой летописи" комбината. Специалисты-горняки видели причины и следствия под одним углом зрения ("запороли карьер!" или "а что можно было сделать с той техникой?"), простые работяги придерживались своего мнения (зарплата идет - значит, все нормально), в высших инстанциях грозили пальцем - спрос за план был строжайший.

"Какое время на дворе - таков мессия" - сказано поэтом. А времечко было противоречивое. С одной стороны предприятия "жал" пресс плана, с другой - в карьерах молотила техника вчерашнего дня, которую приходилось латать на ходу. Отечественное машиностроение производило чудо-технику для "оборонки", а на "мирных" предприятиях, в рудниках фыркали соляркой и бензином допотопные агрегаты. Считавшиеся достижением 75-тонные БелАЗы не оправдали себя, изнуряя людей затяжными ремонтами и простоями. На комбинате появились и первые 110-тонники, но тогда поставка нового оборудования жестко лимитировалась, и выпросить у Минчермета разнарядку на новые автосамосвалы было делом непростым.

Со всех концов Союза в московские министерства и главки ехали специалисты по маркетингу - тогда их называли просто - снабженцы, "толкачи". Недоступные с виду чиновники главков блюли букву закона и цифру плана, однако при определенных обстоятельствах делались проще. Впускали "ходока" в кабинет и входили в ситуацию конкретного предприятия. Тогда в карьерах появлялись новые машины, делались некоторые послабления. Так у соседей ОГОКа, ковдорчан, в свое время оказались японские автосамосвалы фирмы "Камацу", нам же не перепало. Как гласит народная молва - потому, что, якобы, военных гарнизонов вокруг много. А закордонные наладчики, мол, запросто могли походя выведать военные секреты.

"Экономика должна быть экономной" (вместо "экономика должна быть") - этот перл государственной концепции обретал окончательную завершенность при добавлении определения "социалистическая". Предполагалось экономить на техническом прогрессе, заменив его малоквалифицированным, но ударным трудом масс.

Среди тенденций, которые наметились в стране, но которые так не хотелось бы примерять к орденоносной летописи ГОКа, появилось изменившееся отношение людей к своему труду. Но, как говорится, из песни слова не выкинешь: на ГОКе шла смена поколений. Кукушкины-Степовы-Дмитриенки уходили на пенсию. Приходившие на их место - это люди, жизнь которых шла на относительно благополучном фоне развитого социализма - без голода, бараков, послевоенной неустроенности. Охотников лезть из кожи ради почетной грамоты и горячего рукопожатия становилось все меньше.

Идеологическая мотивизация трудовых свершений прочно уходила в прошлое. Вялые призывы привилегированных верхов, отжимавших последнее молоко из пустеющего вымени Компартии, уже были обречены.

Сам Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев искренне считал, что в стране "на зарплату" никто не живет и коллекционировал автомобили.

Люди, рядовые граждане, хотели зарабатывать, на Север ехали уже не "беженцы" из нищих деревень - но обеспеченные тылом (где-то в средней полосе или поюжнее их тихо ждали забронированные квартиры) трудящиеся массы. Подросшее поколение молодых северян тоже не лыком послевоенного времени было шито.

Страну по имени СССР мягко обволакивал застой. В его объятиях было много приятного: обязательное и качественное обучение в школах, доступное высшее образование.

Институтская долбежка дисциплиной под названием "научный коммунизм" во всех вузах, независимо от профиля, с успехом компенсировалась студенческой вольницей со стипендией в 40 рэ и возможностью объехать полсоюза методом стройотрядовского движения.

Повальный дефицит вносил изюминку индивидуальности в однообразие советского уклада жизни. Все в сером - а ты в джинсах фирмы "Levi'S". За это можно все отдать. Чем и пользовались рисковые ребята, которых называли фарцовщиками.

Страны социалистического лагеря реально можно было повидать по комсомольской путевке, что тоже немаловажно: посланцы комсомола, очутившись по ту сторону границы, быстро-быстро возлагали цветы к бронзовому подножию растиражированного пролетарского вождя или какому-то другому объединяющему народы символу и предавались недоступным на Родине маленьким радостям. Комсомолия Оленегорского ГОКа не единожды приобщалась к плодам цивилизации - туристическое бюро международного туризма "Спутник" было популярно среди широких слоев населения.

В 1978 году комитет комсомола Оленегорского ГОКа (секретарь комитета ВЛКСМ Бабешкин В. В.) решил организовать молодежный стройотряд для участия в строительстве спортивного комплекса "Олимпийский" в Москве.

В то время спорткомплекс Лужники являлся шефом нашего Оленегорского спорткомплекса. Стройотряд был сформирован из молодых ребят комбината. Постоянный корреспондентский пункт "Комсомольской правды" сообщал в 1978-м: "Отлично поработали на реконструкции Дворца спорта в Лужниках бойцы добровольного молодежного отряда "Лапландия". От одного этого слова повеяло сказкой. Но ребята из стройотряда Оленегорского горно-обогатительного комбината совсем не казались сказочными богатырями. Обыкновенные рабочие парни и девчонки в свой отпуск приехали поработать на объектах будущей Олимпиады-80. Командир отряда Валентина Троицкая и комиссар Александр Кутихин проводят оперативку прямо в автобусе, по дороге во Дворец. Затем три отряда, получив задания прораба, приступают к работе.

Оленегорские ребята - сварщики, отбойщики и каменщики - работают замечательно, строят раздевалки для хоккеистов. Бригадир Саша Козин - недавний выпускник ПТУ, и это его первая большая стройка. Отлично трудились Люда Петрова, Таня Ляхина, Петр Клинов, Валерий Дмитриенко. Добровольцы из "Лапландии" за это время успели побывать в Кремлевском Дворце съездов, Большом театре, на ВДНХ, в Оружейной палате."

Из доступных благ у северян прочное место занимал гарантированный отдых "на морях". Уже с детского сада оленегорские ребятишки на практике в каникулы изучали географию необъятной Родины. И если юное поколение 90-х всерьез подозревает, что летними ночами светло везде, то дети 70-80-х знали наверняка: в городе Сочи темные ночи даже летом.

Комбинат и его профсоюзный комитет со всей ответственностью занимался организацией летнего отдыха и детей, и взрослых. Почти дармовые путевки в санатории, дома отдыха и пансионаты, а для ребятишек - в пионерские лагеря "Заполярные зори" и "Прометей", безусловно, скрашивали жизнь северян.

Хотелось, чтоб так было всегда.

Человеческая память с большей охотой фиксирует светлое и хорошее, выметая вредный сор жизни.Зачем вспоминать километровые очереди за импортными сапогами и московской колбасой? Зачем вспоминать проблемы, с которыми Оленегорский ГОК столкнулся в те годы? - Было хорошо, - упорно говорят люди, хлебнув сполна реформенных преобразований и многоликих кризисных явлений. Но эпоху, как и родителей, не выбирают.

Однако вернемся в Оленегорск и на комбинат 80-х годов.

Оленегорский ордена Трудового Красного Знамени ГОК имени 50-летия СССР преодолевал возникшие трудности - потенциальные возможности и резервы у него для этого были. Все еще только начиналось. К 1983 году комбинат стал выравниваться по плановым показателям: кривая графика выработки руды и вскрыши с опозданием, но потихоньку поднималась вверх. Концентрат в 1983 году поставлялся на Череповецкий металлургический комбинат на уровне 6500 тыс. тонн. Это был сумасшедший план, выдержать который в дальнейшем будет невозможно. К этому времени Череповец получил от оленегорских горняков в общей сложности около 100 миллионов тонн концентрата!

Работа в 1984-1985 годах осложнится из-за сильнейших морозов (сравнимых с лютой стужей 1999-го): опять сверхнагрузка на технику, которая будет ломаться и простаивать.

Рядом рос и хорошел город-ровесник. Буквально на глазах он менял свой облик. Там, где еще недавно безмолвствовала лесотундра, выросли новые жилые микрорайоны, проложены дороги, построены площади и разбиты скверы. Принимают детей детские сады и ясли, засияли витрины новых магазинов, кафе, столовых, предприятий бытового обслуживания. 3-й микрорайон застраивается исключительно 9-этажками с квартирами улучшенной планировки.

В строительство внедряется производственная эстетика - здания строятся не только удобные, но и красивые. Яркая, красочная их отделка особенно важна в северном суровом крае. Для украшения фасадов, для выкладки орнаментов и панно предназначен цветной кирпич. К тому времени в стране его производили только три завода. С 1979 один из них - наш, оленегорский завод силикатного кирпича - здесь введен цех окраски. Постепенно преображается центральная площадь города. Высотное здание управления ГОКа, Ледовый Дворец спорта и 25-метровая стела-обелиск ветеранам и передовикам труда - придали свой, неповторимый облик Оленегорску. В 1978-м распахнул двери широкоформатный кинотеатр "Полярная звезда". Большая роль в архитектурном облике центра принадлежит ленинградскому архитектору Владиславу Владимировичу Марцинкевичу и начальнику бюро технической эстетики комбината Валерию Константиновичу Лазаренко. Ну а застрельщик и застройщик - ГОК.

Ленинградский проспект, краса и гордость Оленегорска, будет развиваться и благоустраиваться все последующие годы. Три другие исторические линии - Строительная, Мира и улица имени Академика Бардина (так в 1979-м переименовали бывшую Коммунальную).
"Красные субботы пятилетки", хорошо спланированные и добровольно-принудительные, выдавливают лень даже из самых брюзжащих слоев населения, превращая их на 6-8 субботних часов в альтруистов и патриотов родного города. В итоге улицы сохраняют ухоженность и опрятность, несмотря на зимнюю нервотрепку и регулярное снеготаяние по весне.

Самые главные достопримечательности улицы Строительной, первой улицы нашего города, символичны. Это первенец-дом в ее начале и два Дворца спорта в центре. Целая эпоха. Да и между конечными остановками есть за что уцепиться глазу - универмаг, здание санатория-профилактория ГОКа, комплекс корпусов больничного городка с новенькой поликлиникой, две средние школы, гастроном (магазин № 25) и фирменная торговая точка "Рыба".

Ох уж эта "Рыба"! Маленький городской океанариум: сюда любили захаживать дети и гурманы. Из бассейна рядом с прилавком продавец выуживал сачком живую, трепыхающуюся рыбину, и она тут же плюхалась на весы. Или на пол.

- За зебры ее, за зебры! - советовали зеваки. - У-у, выскальзывает!

А привозили эти дары моря "по зеленой" - прямехонько с Мурманского порта, в цистерне с надписью "Живая рыба". Потом сливали через широкий рукав шланга в бассейн. "Квота лова" зависела от аппетита оленегорцев.

С сентября 1979 года обжит и любим оленегорской детворой шестой этаж дома № 7 на Ленинградском проспекте: здесь разместилась детская художественная школа. Уже спустя год известность оленегорской "художки" шагнула за пределы города. О школе, ее педагогах и воспитанниках рассказало областное телевидение.

В Ледовом Дворце, популярность которого растет год от года, выступали известнейшие коллективы страны. Среди них Московский и Киевский государственные балеты на льду, вокально-инструментальные ансамбли "Верасы", "Дружба", Государственный академический ансамбль народного танца под руководством Игоря Моисеева, известные цирковые коллективы страны, множество эстрадных исполнителей. Сразу после открытия, в 1976-м, на искусственном льду Дворца спорта состоялась встреча мастеров большого хоккея - команды ЦСКА с хоккеистами команды "Горняк" класса "Б" Оленегорского ГОКа. Оленегорцы "живьем" увидели виртуозную игру мастеров советского хоккея Анатолия Фирсова, Виктора Кузькина, Александра Волченкова, Александра Волчкова, Виктора Кузнецова и других.

Хоккейная страсть у оленегорцев перейдет в хроническую форму - прочно и надолго. Ей суждено стать незабываемой страницей в биографии ГОКа и города.

В 1981-м году установлена новая скульптурная группа с фонтаном между Дворцом спорта и будущим торговым центром. Саамчик в малице, достающий до самого Солнца, станет главной деталью разбитого здесь в скором времени сквера. Да, пожалуй, и визиткой города (забытый всеми Олень на проспекте Жданова почему-то всегда с одним рогом...). Проект ансамбля выполнен работниками группы технической эстетики комбината. Строительство фонтана вели молодые оленегорцы в свободное от работы время. Скульптурную группу изготовил работник ремонтно-механического цеха Г. В. Воронецкий.

Меняется административно-территориальное деление: Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 10 августа 1981 года Оленегорск отнесен к городам областного подчинения, а в 1983-м станция Оленья переименована в станцию Оленегорск.

...Таков был город 80-х снаружи. А внутри? Там не все в порядке - с 1980-го, за два года до смерти Брежнева, в Оленегорске, как и в других городах, кроме столицы, вводятся продовольственные талоны. СССР переходит на карточную систему - кушать нечего.

В домоуправлениях давка - надо получить талоны и скорее в очередь. Месячная норма отпуска на одно лицо, имеющее городскую прописку, сдержанно-диетическая: полпачки маргарина "Атланта" (около 200 граммов), кило мяса "с косточкой", 1 кг сахара. Затем добавятся и карточки на промтовары: лимитирована покупка трусов, бюстгалтеров, носков, стирального порошка и хозяйственного мыла, пеленок-распашонок и прочих предметов первой необходимости.

Товары "второй" и прочей необходимости раскупаются нарасхват - холодильники, телевизоры и пылесосы население, заподозрившее неладное, приобретает впрок.

В общественно значимых местах скоро появятся замечательные по глубине смысла плакаты "Продовольственная программа - дело каждого". То есть - твои проблемы... Прозорливость авторов поразительна, ибо крылатое выражение актуально и по сей день. Сменялись генсеки, президенты, курс страны, а мудрость лозунга оставалась - с той лишь разницей, что тогда не хватало еды, а потом перестанут платить зарплату...

ПОЛВЕКА У ГОРЫ ОЛЕНЬЕЙ


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.81.237.159

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD