Главная Репрессивный механизм выселения раскулаченных семей
Репрессивный механизм выселения раскулаченных семей Печать E-mail

На основе общих положений этой инструкции в республиках, краях и областях разрабатывались более конкретные директивные документы о выселении раскулаченных семей, отнесенных к первой и второй категориям «кулацких хозяйств».

Наиболее конкретные и подробные указания о порядке выселения раскулаченных семей из Карелии содержались в постановлении ЦИК и СНК Карельской АССР «О колхозном строительстве и ликвидации кулачества как класса» от 5 марта 1930 г. и Инструкции Карельской республиканской комиссии по ликвидации кулачества, о проведении выселения кулаков и конфискации их имущества от 5 апреля 1930 г. В постановлении ЦИК и СНК Карелии подчеркивалось: «Выслать кулацкий актив, наиболее богатых кулаков и полупомещиков из пределов КАССР в отдаленные местности СССР.

Всех остальных кулаков, не вошедших в первую группу, расселить в пределах КАССР, к выселению и расселению подлежат лишь действительные кулаки. Этот удар наносится действительно кулацким хозяйствам и ни в коем случае не распространяется на середняцкие хозяйства, и не должен задеть последних».

Не подлежали выселению и конфискации имущества «кулацкие хозяйства» бывших красных партизан, действительных участников гражданской войны, семей красноармейцев и командного состава РККА. После конфискации имущества выселяемые направлялись в удобный для сосредоточения районный сборный пункт, а затем на железнодорожную или водную станцию. До прибытия выселяемых на сборный районный пункт, согласно инструкции Карельской республиканской комиссии, должны быть заблаговременно приготовлены на станции вагоны или средства передвижения по водным путям для отправки как людей, так и следующего с ними имущества с таким расчетом, чтобы выселяемые на пункте были задержаны только для предоставления им необходимого отдыха и принятия пищи.

Погрузив выселяемых в вагоны или по водным путям на пароходы и баржи, райтройка должна была обеспечить дальнейшее продвижение к конечному пункту их спецпоселения.

Раскулаченным семьям, расселяемым в пределах своего района, согласно постановлению ЦИКа и Совнаркома от 5 марта 1930 г., выделялось имущество в их пользование в минимальных размерах: одна корова на семью, состоящую не менее чем из 6 человек, и в случае, если семья менее 6 человек, то одна корова оставлялась на две семьи, и на две же семьи оставлялась одна лошадь с соответствующим количеством для нее сбруи.

В инструкции был предусмотрен даже порядок распределения беспризорных детей «кулацких семей», больных, престарелых и иждивенцев.
Больные члены семей ликвидируемых хозяйств, неспособные вследствие этого следовать одновременно с выселяемыми, передавались в местные больницы, а по выздоровлении «выдворялись указанным выше порядком» по месту высылки их семьи. О лицах, принадлежащих к раскулаченным семьям, занявшихся нищенством и бродяжничеством, надлежало собирать материал и направлять его в НКВД для их высылки в определенные места в порядке списка НКВД и НКЮста РСФСР. Малолетние члены семей ликвидированных хозяйств, оставшиеся по каким-либо причинам беспризорными, подлежали направлению в кемский, пудожский или петрозаводский детские дома.

Таков порядок выселения раскулаченных семей был в идеале, на бумаге. Практика крупномасштабного репрессивного механизма депортации крестьянских семей порождала совершенно непредвиденные драматические и трагические ситуации.

Согласно приказу ОГПУ № 44/21 раскулаченные семьи первой и второй категории подлежали выселению в отдаленные регионы страны незамедлительно. Не подвергались немедленному выселению семьи, не имеющие в своем составе трудоспособных, женщины с грудными и малолетними детьми, беременные, больные, калеки. Они переводились в третью категорию и должны были расселяться внутри района.

Выселение производилось по спискам, составленным райисполкомами, утвержденными уполномоченными окружных исполнительных комитетов. Эти списки должны были быть обсуждены на собрании бедняков и колхозников, и лишь после этого производилось выселение.

Раскулаченные семьи направлялись на сборные пункты и там после заполнения анкет передавались оперативной группе окружного или районного отдела ОГПУ. Оперативная группа должна была тщательно проверить правильность раскулачивания каждой семьи, наличие предусмотренного имущества, инвентаря, продовольствия, денег. В случае нарушения инструкций раскулаченные семьи должны были возвращаться обратно. За отправку в места спецпоселения неправильно раскулаченных семей и отсутствие у них норм снабжения должны были нести ответственность коменданты приемных пунктов.

Каждой выселяемой семье из ее собственности выдавалось: теплая зимняя одежда и обувь, комплект летней одежды, две-три пары белья, постельные принадлежности, плотницкий инструмент, минимальный хозяйственный инвентарь, запасы продовольствия на два месяца, деньги (не свыше 500 рублей на семью). Все увозимое имущество не должно превышать 3 000 рублей вместе с деньгами. Категорически запрещалось заменять хорошую одежду старой или пришедшей в негодность. Остальное имущество раскулаченных постановлением райисполкомов или сельсоветов конфисковывалось и по соответствующей оценке сдавалось в колхозы в качестве взносов бедняков и батраков с зачислением в неделимые фонды колхозов. Деньги и валюта свыше 500 рублей сдавались на хранение в финансовые органы.

В документах и публикациях раскулаченные и высланные из родных мест крестьянские семьи называются по-разному. Во избежание путаницы необходимо разъяснить такие ключевые понятия анализируемой проблемы: «кулаки», спецпереселенцы, трудпоселенцы, спецпоселенцы.
 
Раскулаченные и насильственно высланные в отдаленные, глубинные регионы СССР крестьянские семьи с 1930 г. до апреля 1933г. назывались спецпереселенцами, а места их проживания — спецпоселками; с 1933 по 1944 гг. они назывались трудпоселенцами, места их проживания — трудпоселками; с марта 1944 по 1954 гг. — спецпоселенцами категории «бывших кулаков». Наиболее понятное и удачное их обозначение — спецтрудпоселенцы.

«Кулаками» считали зажиточный, верхний слой крестьянства, имевший крупное частное производство, применявший и эксплуатировавший наемный труд. Все они подлежали раскулачиванию и выселению в отдаленные регионы СССР.

Однако в результате беззакония, произвола и злоупотребления властью в число раскулаченных и высланных в отдаленные районы страны были зачислены многие середняцкие и даже бедняцкие семьи, семьи сельской интеллигенции, служители различных конфессий.

Понятие «бывшие кулаки» появилось в исторической литературе в начале 60-х годов. В это понятие включались все семьи, независимо от их социальной принадлежности, высланные в отдаленные регионы Севера, Сибири, Урала, Казахстана и Дальнего Востока в период «ликвидации кулачества как класса». Хотя вполне очевидно, что такое толкование этого понятия не совсем правомерно и логично. «Кулаки» — конкретная категория людей, а спецпереселенцы — абстрактная и более емкая.

С 1930 по 1933 г. во всех партийно-правительственных и законодательных документах высланные в процессе раскулачивания семьи получили официальный статус спецпереселенцев. Подавляющее большинство из них жило в спецпоселках. В соответствии с постановлением СНК СССР «Об организации трудовых поселений ОГПУ» от 20 апреля 1933 г. спецпереселенцы были переведены в категорию трудпоселенцев. В эту категорию входили семьи, высланные в процессе раскулачивания «за срыв и саботаж хлебозаготовок», «бежавшие из деревень кулаки».

После проведения организационных мероприятий по раскулачиванию семьи спецпереселенцев выселялись на трудовое поселение сроком на 5 лет в малонаселенные и неосвоенные районы СССР. На отведенные места поселений спецпереселенцы отправлялись большими партиями, иногда по несколько тысяч человек в железнодорожных товарных эшелонах. Основная масса сПецпереселенцев была отправлена на спецпоселение в 1930-1933 гг. Наиболее крупными центрами ГУЛАГовской системы спецпоселения стали: Уральская область, Северный, Западно-Сибирский края и Казахстан.

Были своевременно даны указания местным органам о категорическом запрещении выселения семей (в процессе раскулачивания), члены которых служат в Красной Армии, являлись участниками гражданской войны, красными партизанами, в которых нет трудоспособных. Так, в телеграмме Председателя СНК СССР А. И. Рыкова, адресованной в начале марта 1930 г. председателям совнаркомов всех союзных республик, дано указание о том, что «не подлежат выселению и конфискации имущества бывшие красные партизаны и действительные участники гражданской войны. По отношению к ним указанные методы применяются тогда, когда они превратились в кулаков, ведущих активную борьбу с коллективизацией или участвующих в контрреволюционных группировках».

Директиву № 12850 от 28 марта аналогичного содержания руководство ОПТУ направило своим полномочным представителям во все республики, края и области. В директиве ОПТУ № 32731 от 6 марта 1930 г. подчеркивалось: «Семьи кулаков, не имеющие трудоспособных членов, на Север выселению не подлежат и в эшелоны включаться не должны. Впредь высланные семьи без выполнения этого требования будут возвращаться обратно к месту жительства. В указаниях по партийной линии имеется разрешение оставлять на местах женщин и детей выселяемых кулаков при согласии местных органов власти. Проследите за соответствующим исполнением этого условия».2 Но в процессе депортации спецпереселенцев эти директивы не выполнялись.

Необходимо отметить, что местные власти проделали предварительную работу по приему и размещению спецпереселенцев. На Севере, Урале, Казахстане и других территориях были определены районы временного и постоянного расселения спецпереселенцев, планы их хозяйственного устройства, порядок и сроки «переброски семей» от конечно-выгрузочных железнодорожных станций до пунктов временного расселения, обеспеченность помещениями на станциях и пунктах временного размещения, организация питания на конечных пунктах. Органы ОГПУ тщательно разработали организацию перевозки трех миллионов людей по железной дороге.
 
Они сформировали и закрепили за шестнадцатью регионами выселения и расселения 1 700 товарных эшелонов. Эшелоны по перевозке раскулаченных семей следовали к месту назначения в порядке воинского расписания мирного времени.

Наибольшее количество раскулаченных семей в первой половине 1930 г. было переброшено в Северный край и на Урал. На 6 мая в Северный край было переброшено из Украины, Белоруссии, Крыма, Нижней и Средней Волги, Центрально-Черноземной области 46 562 семьи (230 065 чел.); на Урал — 17 835 семей.

Для принятия такого громадного количества семей спецпереселенцев в Северном крае в исключительно сжатые сроки было намечено построить 870 бараков для временного проживания. В Архангельском округе планировалось построить 300, в Няндомском округе — 100, Вологодском округе — 230, в Северодвинском округе — 240 бараков. Они строились в пределах железнодорожных станций. На их строительство требовалось 620 вагонов досок и горбыля. «Потребовался серьезный нажим из центра, чтобы обеспечить строительство бараков необходимыми пиломатериалами, — сообщалось в справке начальника особого отдела ОПТУ Николаева начальнику ГУЛАГа Когану, — не допустить срыва строительства бараков и плана вселения кулаков в Севкрай. Строительство бараков в среднем обошлось по 7 рублей на человека».

Со спецпереселенцами обращались как с животными. Они перевозились в товарных вагонах, в которых находились мужчины и женщины, старики и дети. На весь вагон была одна параша, отсутствовала печь для обогрева. Люди, сидя на полу, находились в пути две-три недели.

В Северный край спецпереселенцы стали прибывать с 25 февраля 1930 г. эшелонами по 1500-1800 человек. В течение трех месяцев сюда предполагалось вывезти свыше 230 тыс. человек. Вся эта громадная масса людей проходила по двум основным магистралям края: Вологда — Архангельск и Вятка — Котлас. В информации наркому внутренних дел РСФСР В. Н. Толмачеву сообщалось: «Спешно разгружаются эшелоны и не всегда организованно: люди отправляются в одни пункты, а вещи - в другие. В вагоне одна параша, детей на остановках не выпускают, не хватает не только горячей, но и холодной воды».

Ввиду спешки первые эшелоны были размещены в городах Архангельск, Вологда, Котлас в наскоро приспособленных помещениях. Затем было проведено быстрое построение бараков, и спецпереселенцы начали размещаться в них. Места построения не обследовались, поэтому зачастую постройки были в нездоровых с экологической точки зрения местах.

На 20 мая 1930 г. в Северный край, на Урал, в Сибирь, Казахстан, Дальневосточный край, Карелию, на Кольский полуостров, Алдан было выселено 99 515 раскулаченных семей второй и первой («особого назначения») категорий в количестве 510096 человек. В их составе было: мужчин -162 889,женщин -147 906, детей -199 301.

При глубоком демографическом анализе спецпереселенцев выяснилось, что подавляющее большинство из них составляли нетрудоспособные дети, старики и даже инвалиды. Многие семьи были высланы без наличия глав семейств. О таком положении среди спецпереселенцев хорошо знали руководящие органы страны и в самом начале пытались поправить допущенное головотяпство, облегчить страдание детей, больных и стариков.

И здесь центр решил исправить непродуманность кампании по выселению детей. 20 апреля 1930 г. Г. Г. Ягода и Евдокимов направили ППОГПУ спасительную шифровку: «Вывоз детей высланных кулаков до 10-летнего возраста родственникам при наличии согласия родителей разрешить немедленно». С этого момента началась лихорадочная кампания по спасению детей спецпереселенцев, высланных весной 1930 г. в Северный край, Сибирь, Казахстан, на Урал, Дальний Восток и Кольский полуостров. Наблюдая жуткую картину посадки детей спецпереселенцев в поезд Котлас-Москва, член детской комиссии ВЦИК РСФСР Яворская сообщала в своей информации: «Это согласно разрешения вернуть детей на родину в возрасте до 10 лет, сосланные, раскулаченные спасают от смерти "малолетних кулаков".

Спасают — да, т. к. только в Котласе за последнее время умирает до 30 детей в день, не выдерживая условий, в которых находятся выселенцы, а условия таковы: наскоро сколоченные бараки из тонкого теса, покрытые жердями, сверху тонким слоем соломы. Пола нет, лишь в одном бараке посередине к выходу проложены мостки. Так живут, — заключает Яворская, — 25 777 ссыльных в Котласе».1 Были случаи, и об этом писала Яворская, когда родственники приезжали за детьми, но их уже не было в живых. Тогда они увозили чужих детей, спасая их от неминуемой гибели.

Равнодушно, без содрогания читать эти строки невозможно. Этот частный эпизод в какой-то мере отражает общую картину быта и те условия, в которых находились спецпереселенцы, высланные в 1930 г. С весны дети спецпереселенцев стали возвращаться в родные места.
Второй этап «операции» по массовому выселению раскулаченных семей осуществлялся с февраля по август 1931 г.

Необходимо отметить, что руководство ОГПУ как главный исполнительный орган по раскулачиванию и выселению крестьянских семей давало на места своим полномочным представителям уже конкретные директивы, направленные на предотвращение ошибок 1930 г. Так, в директиве ОГПУ, направленной ППОГПУ Западной области (г. Смоленск) Легашу в дополнение директив № 181 и 206, из Западной области разрешалось выселить 2 000 семей «кулаков», которых надлежало отправить ориентировочно с 5 по 20 августа в Северный край на станцию Коноша. В директиве предлагалось:

1. Отбор подлежащих выселению «кулацких» семей и само выселение производить в порядке приказа ОГПУ за № 44/211930 г.

2. Максимально обеспечить строгую проверку и тщательный классовый отбор при выселении с тем, чтобы был выслан исключительно действительно кулацкий элемент.

3. Обеспечить высылку 2 000 «кулацких» семей вместе с трудоспособными, «подчеркиваю, обязательно с трудоспособными главами - мужчинами. Семьи кулаков, не имеющие в своем составе трудоспособных мужчин, выселению ни в коем случае не подлежат».

4. Не допустить перевыполнения или недовыполнения данного Количества высылаемых семей.

5. Детей выселяемых «кулаков» до 10-летнего возраста и престарелых членов «кулацких» семей старше 65 лет разрешается оставлять родственникам и знакомым, изъявившим желание их содержать...

6. Все выселяемые кулацкие семьи обязательно должны иметь не менее 3-месячного, «повторяю, трехмесячного запаса продовольствия, зимнюю одежду, обувь, простейший инвентарь».

7. Каждые пять выселяемых семей должны иметь одну-две лошади со сбруей, трехмесячный запас фуража и сельхоз-инвентарь...

8. «В целях предотвращения бегства с мест постоянного жительства трудоспособных кулаков - мужчин до их выселения Вам разрешается немедленно приступить к их изъятию», т. е. аресту. Такие директивы вносили элемент организованности в работу по спецпереселению. К сентябрю 1931 г. в 22 региона спецнаселения СССР было выслано 265 795 раскулаченных семей. Всего за 1930 и 1931 гг. было выслано 381 026 крестьянских семей, отнесённых в процессе раскулачивания к первой, второй и третьей категориям «кулацких» хозяйств.

Процесс раскулачивания и выселения крестьянских семей в СССР длился на протяжении двадцати трех лет. Наиболее интенсивно он осуществлялся в 1930, 1931, 1936 и 1949 гг. За это время было раскулачено и выслано в отдаленные регионы СССР 662 860 семей, в составе которых было около 3 млн. человек.


СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЫ В ИСТОРИИ МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.224.166.141

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2018 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru

 


Designed by Helion LTD