Главная «Севрыбпромразведка»: логика и здравый смысл
«Севрыбпромразведка»: логика и здравый смысл Печать E-mail

С 1988 года поисковый флот перешел на работу с другими флотами по договорам.

Общебассейновые, а если брать шире, то общеотраслевые задачи призвано было решать это подразделение. Но к началу девяностых годов управление по стратегическим направлениям мирового промысла оказалось потерянным как на уровне АРП «Севрыба», так и на уровне Минрыбхоза СССР. В результате вопросы финансирования флота повисли воздухе. И выживать промразведке пришлось, используя свои суда в промысловом режиме, то есть работая как добывающий флот.

- Я обычно говорю, что надо руководствоваться логикой и здравым смыслом, - пишет в газете начальник НПО «Севрыбпоиск» Г.А.Сторожев. - На что еще можно положиться, если законы противоречат один другому, рынка нет и в помине, цены разрегулированы и в этом деле продолжается хаос. Якобы, на словах, предоставленная самостоятельность на деле ограничивается всевозможными постановлениями и указами. Не определены пути выхода из кризиса. Предприятия мечутся в поиске, как выжить? И вот в это сложное время на бассейне сложилась та обстановка, которая должна была быть, исходя их обычной логики и здравого смысла. Сейчас каждый руководитель думает и работает только на одну цель: как бы выжить сегодня, в этом году, то есть решает в основном только тактические задачи. И ни один из них в отдельности или все вместе не повинны в своем стремлении, ибо зажаты в тиски безысходности сегодняшнего дня и отсутствия какого-либо просвета в завтрашнем. Нет экономической возможности работать на перспективу развития промысла и технологии. А кроме экономических мотиваций в настоящее время никакие другие, как правило, не работают. Поэтому, если говорить о направлении работ, которые по специфике могут быть выполнены только на судах и только специалистами «Севрыбпоиска», следует отметить, что для нас сейчас, пожалуй, наиболее трудный период.1

И далее Геннадий Анисимович вспоминает, как, начиная с 1978 года, когда бывшая «Севрыбпромразведка» при ВРПО «Севрыба» преобразовалась в самостоятельное управление флота, началась усиленная специализация всех ее подразделений и судов в целях наивысшего качества проведения работ. Именно в те годы закрывались промыслы в шельфовых водах иностранных государств, вводились экономические и территориальные зоны. Но в кратчайшие сроки были открыты и освоены новые районы промысла в океане. Суда оснащались новейшими поисковыми и научными приборами. Происходило ускоренное переоборудование отдельных судов под научные плавучие лаборатории и институты. Суда потеряли свое значение как промысловые. Создали даже научную летающую лабораторию на базе самолета ИЛ-18. Казалось бы, рыбная промышленность Севера решительно встала на путь надежных перспективных изысканий и освоений сырьевых запасов и тем самым обезопасила себя в какой-то мере от возможных неожиданностей на случай природных и межгосударственных катаклизмов. Суда, специально оборудованные для любого района Мирового океана на поиск любого вида промысла, стабильно занимались проблемами запасов и освоением новых районов. Даже в хорошо освоенных районах велось тщательное слежение за средой и объектом, чтобы своевременно управлять промыслом по месту и времени. Все эти работы, а их необходимость и актуальность определялись на специальных промысловых советах, финансировались промфлотами на долевых началах, исходя из объема годового вылова.

- В наши дни начался застой, нет накопления знаний, исследований, теряются, устаревают уже накопленные, нет слежения за средой и объектом в плане анализа происходящих процессов и их тенденции к изменчивости, - констатирует Г.А.Сторожев. – Специалисты остаются не у дел, теряют опыт и квалификацию. Только любовь к своему делу да вера, что этот стресс времени пройдет, удерживают этих умнейших ребят на местах. Это только подвижники. Представьте себе, океанолог с высшим образованием, 10-15 лет отдавший своей профессии, специалист высшего класса, стоит у рыбодела как матрос, а следующие 4 часа занимается наукой. Это ли не кощунство над профессией?

Отрасль теряет не только людей, но и разведку перспективы. А любая сырьевая отрасль, не ведущая разработку своих будущих ресурсов, обречена. Я думаю, что это всем ясно. Безусловно, можно перевести все суда на промысловый режим, быть нормальным доходным производственным предприятием, но это будет величайшей ошибкой…

Вот сидим мы, руководители флотов, в кабинете у генерального директора АРП «Севрыба» и смотрим на карту Мирового океана, на квадраты, где работают наши суда. Смотрим и считаем, сколько рыбы дает каждый промрайон, время, сроки лова, объекты… И все понимают, что работы по поиску рыбы на перспективу вести надо. Но как, где взять на это деньги? Уж в очень тяжелое положение поставлены флоты. Отказано в централизованном финансировании на обновление флота – зарабатывайте сами. Отказано в валюте на авиаперевозки экипажей, на эксплуатационные нужды. В то же время отчисления от прибыли 45 процентов. Получается, очень много отдаем и ничего не получаем взамен. При таком положении дел ни один флот не вытянет.2

Безрадостную перспективу рисует руководитель. И если взаимоотношения с центром, с Москвой в данном случае были не в компетенции наших «рыбных генералов», то положение дел внутри бассейна, казалось бы, можно отрегулировать, подчинить логике и здравому смыслу. А здравый смысл как раз и подсказывал, что в рыночных отношениях каждый должен и будет работать на конечный результат, конечный так сказать продукт – деньги. И при этом выживать в одиночку. Возможно ли плодотворное сотрудничество между добывающими флотами и рыбокомбинатом, судоверфью, рыбным портом, «Севрыбсбытом», «Севрыбпоиском», тарным комбинатом, «Севрыбснабом» на экономически выгодных договорных условиях? Жизнь подсказывала, что нет. У каждого предприятия свои проблемы, экономические условия, сложнорешаемые задачи, а в итоге – несовместимые с другими производственными структурами бассейна интересы. В чем тут причина? На этот вопрос и попытался ответить Г.А.Сторожев, выступив в «Рыбном Мурмане» с аналитической статьей «Верной дорогой идем?».3

- Промысловые добывающие флоты, как основные исполнители главного производственного процесса – добычи, стремятся к целостности, а значит, к явной жизнеустойчивости и высшей экономичности своей деятельности, - пишет руководитель «Севрыбпоиска». – Им, флотам, просто необходимо иметь реальную возможность управлять всеми процессами жизнедеятельности своего большого организма. Подчеркиваю, управлять процессами в любой момент во времени и пространстве, а этот порядок отвергает экономические взаимоотношения. Да и могут ли быть выгодные взаимоотношения между процессами, а точнее, предприятиями, которые их осуществляют? Нет. Они могут быть только между целостными, законченными структурами.

Вот такой вывод делает автор, по сути дела возвращаясь к разговору о едином флоте Северного бассейна. Он поднимает эту крайне непопулярную в 1991-м году тему, чтобы управленцы и экономисты еще, на этот раз непредвзято посмотрели на затрагиваемые вопросы, высказали свою точку зрения с позиции поиска истины, наилучшего решения проблем для каждого предприятия. Что же представляли собой отдельные структуры единого технологического процесса, то есть предприятия рыбной отрасли Мурманска?

- Возьмем по значимости, вернее, в поступательном порядке, все процессы, из которых складывается итоговая величина работы – стоимость конечного продукта, - предлагает Сторожев. – Как при любом производстве, все начинается с научного обоснования и разведки – поиска объекта труда, на котором строится или планируется использование основного процесса производства. В нашей отрасли эти функции исполняют ПИНРО и «Севрыбпоиск». Эти два предприятия готовят по месту, времени и юридической части объект труда для добывающих флотов, исполняющих главный процесс – добычу предмета труда в явном и неявном виде для обеспечения жизнедеятельности последующих основных процессов – транспортировки (исполнитель – «Севрыбхолодфлот»), обработки (Мурманский и Архангельский рыбокомбинаты), сбыта («Севрыбсбыт»). Далее идут необходимые вспомогательные процессы – снабжение, судоремонт. И каждое предприятие борется лишь за свою личную экономику, так как нет заинтересованности (материальной и денежной) в конечном результате. Здесь должен работать общий экономический стимул, а значит, систему взаимоотношений надо строить на принципе центрального управления процессами. Только тогда каждый процесс (предприятие) будет сознательно жертвовать своими отдельными временными экономическими выгодами ради общего высокого результата. Экономика каждого должна зависеть от общедостигнутой, общая экономика, в свою очередь, будет зависеть от реализации решений каждым членом общего дела. Между этими процессами не должно и не может быть конкуренции, ибо она несовместима с исполняемыми задачами так же, как не может быть конкуренции между машиностроительным заводом и поставщиком комплектующих деталей. Вот почему так велико желание и стремление добывающих флотов захватить под управление все необходимые процессы.

И далее Сторожев, провозгласив мушкетерский девиз «Один за всех и все за одного!», предлагает свой вариант дележа средств производства Северного бассейна:

- Думаю, что можно пойти на разукрупнение и распределение между основными добывающими флотами предприятий, обеспечивающих процессы, - науки, поиска, транспортировки, обработки, сбыта. В таком случае возникнут, как минимум, три предприятия, объединяющие в себе основные процессы, и исчезнут (условно) «Севрыбпоиск», «Севрыбхолодфлот», «Севрыбсбыт», рыбокомбинаты, рыбный порт. Все поделим и организуем. Настала пора подумать как, где, в каких масштабах стоит применять экономические или управленческие методы руководства промышленными предприятиями, чтобы не оказаться в будущем в проигрыше всем.4

Для самого Геннадия Анисимовича «управленческие методы руководства» обернулись тем, что его внезапно вызвали в Москву, в Минрыбхоз, и вручили приказ о передаче шести научно-исследовательских судов «Севрыбпоиска» на баланс ПИНРО. А еще в приказе говорилось о том, что на совете директоров «Севрыбы» следует решить вопрос о передаче ПИНРО и девяти промысловых траулеров. Любопытно, что приказ этот был издан 20 ноября, а само союзное министерство было ликвидировано 15 ноября 1991-го года. Что за спешка и запоздалое желание развалить промразведку и облагодетельствовать отраслевой институт?

Очевидно, прав был главный инженер В.А Дацина, заявив:
- Если раньше нам флоты перечисляли 14 миллионов рублей, то теперь ни копейки. Но предприятие живет, и неплохо. В 1989 году мы предлагали ПИНРО объединиться. Отказались, потому что институт финансировало министерство. А в этом году ему тяжело. Чтобы сохранить коллектив ПИНРО, «Севрыба» передала институту 8 миллионов рулей – жилищный фонд. 30 сентября эти деньги следовало вернуть. Но флоты не хотят заключать договора с ПИНРО. Вот и найден «выход».5

- Если бы институт забирал только научно-исследовательские суда, мы не возражали бы, - отвечает на вопросы корреспондента «Рыбного Мурмана» Г.А.Сторожев. – Но не вижу смысла в передаче промысловых судов. Для их эксплуатации придется создавать службы мореплавания, снабжения, ремонта и т.д., то есть увеличивать штат еще человек на двести. Вот и получится, что институт значительно «подорожает» для флотов. Остаточная стоимость наших судов – свыше 49 миллионов рублей. На зарплату морякам нужно ориентировочно 55 миллионов рублей.

В этом году на ремонт «переходящих» траулеров потребуется 15 миллионов рублей и около миллиона долларов. То есть расходы огромные. Где же брать средства?

(Ох, и лукавит здесь флотоводец, будто не знает, что траулеры для того и хотят отдать институту, чтобы на заработанные ими деньги была возможность содержать научно-исследовательские суда. «Лапшу» о затратах можно вешать на уши журналисту какой-нибудь другой газеты, а наша Инна Березюк все, конечно же, прекрасно понимает и только как воспитанный человек несколько смягчает следующий вопрос.)

- А может, во имя Науки, интересов бассейна это все делается?

- Возможно. Но почему весь груз ложится только на нас? О науке должны заботиться все флоты. И я очень сомневаюсь, что наш коллектив на конференции поставит интересы Науки выше интересов самого коллектива «Севрыбпоиска», захочет стать структурным подразделением института.

- С точки зрения рыночной экономики, следует самоликвидироваться обанкротившемуся, неимущему предприятию?

- Конечно. Но мы-то живем в достатке. Закупаем технику. Ремонтируем суда, наши моряки получают примерно на 10 процентов больше зарплату, чем в промысловых флотах. Закупаем для тех, кто работает в Баренцевом море, товары народного потребления за валюту и продаем за рубли по низким ценам. Скоро у нас будет собственный Дом отдыха, строим жилье в Мурманске и под Ленинградом…

Сегодня флотам ничего не надо – ни перспективной разведки, то есть поиска новых районов промысла, ни поискового обеспечения. А вот недавно, когда мойва «потерялась», заголосили: «Давайте искать». Мы послали два судна, нашли. Опять стали говорить, что не нужны поисковые суда. Но вдруг «потеряли» криль. Просят: «Давайте искать». Пошел наш корабль, нашел столько, что суда распределились на два района, по 60-80 тонн в сутки ловят. И снова та же песня: не нужны поисковые суда.6

…Размышляя сейчас, в ХХI веке, о взаимоотношениях наших предприятий и самих руководителей флотов и береговых производств друг с другом, задаюсь одним вопросом: а как пошла бы приватизация на Северном бассейне, если б мы смогли подойти к ней с единым флотом, сжав в кулаке и увязав в единой технологической цепочке все имеющиеся средства производства? Правильно говорят, что история не терпит сослагательного наклонения. И все же вновь и вновь приходишь к мысли, что кому-то в администрации Президента страны или в какой другой администрации в свое время не хватило ума или сил удержать в одних руках хотя бы два - Северный и Дальневосточный - рыбопромысловых бассейна. Жаль. Может, действительно стоило перестать тратить силы и энергию на решение не решаемых экономическими методами управленческих проблем? Разве эти методы управления применимы во всех случаях жизни? Может, действительно была допущена ошибка при создании АРП «Севрыба» и надо было быстрее исправить ошибку, перестроиться, опробовать новую систему и методы управления, нежели стоять на месте, упершись в стену конфронтации? Ведь сам собой напрашивался вывод, что система взаимоотношений должна работать на общий конечный результат, на достижение экономического эффекта, основанного на конкурентных отношениях, ориентированных на рынок сбыта, сырье, районы влияния…

1. «Поиск» без поиска, «РМ» от 18 января 1991 года.
2. «Поиск» без поиска, «РМ» от 18 января 1991 года.
3. «РМ» от 21 июня 1991 года.
4. «РМ» от 21 июня 1991 года.
5. Деление без умножения, «РМ» от 6 декабря 1991 года.
6. Там же.

«ВЫЖИВЕМ? НЕ ВЫЖИВЕМ?» - История и современность


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

52.204.98.217

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2019 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .