Главная Рыбакколхозсоюз: эйфория перед кончиной
Рыбакколхозсоюз: эйфория перед кончиной Печать E-mail

Если для многих руководителей предприятий, приученных за десятки лет к твердым планам, четким указаниям, фондированному снабжению и прочим «спущенным сверху» указам-приказам рынок оставался тайной за семью печатями, то у председателя правления Мурманского рыбакколхозсоюза М.Б.Рябчевского переход на рыночные отношения вызвал некую эйфорию. Как окажется потом, неоправданную. Но в первых числах 1991-го Михаил Борисович заявлял, что вот уже четыре года, с момента выхода из состава «Севрыбы», рыболовецкие колхозы области работают по прямым связям. То есть вопросы снабжения, взаимоотношения с поставщиками, с получателями продукции – все это ведется напрямую, без начальственных посредников. И если промышленность еще только начинает входить в рынок, начинает учиться коммерции, то для колхозников это уже пройденный этап.

- Рыболовецкие колхозы – это хозрасчетные предприятия, они никогда дотаций от государства не получали, - рассказывал нашему корреспонденту Рябчевский, - и мы живем за свой счет. Что заработали, на то и живем. Если в госпромышленности государство постоянно латало дыры, то мы на иждивении ни у страны, ни у министерства никогда не сидели. У нас бывало, когда плохо работали, люди по два-три месяца денег не получали. Просто неоткуда было взять. Поэтому и вхождению в рынок мы готовы, не боялись и не боимся его. Почему? У нас множество отлаженных связей, долгосрочные договоры. Бывают, конечно, трения иногда, поскольку сейчас многие поставщики стали недисциплинированными, но все-таки примерно на 85-90 процентов на 1991 год договоры заключены по основным направлениям нашей производственной деятельности. Думаю, что в этом плане нам повезло1.

(Ох, и обольщается же руководитель - и для колхозников грядущий рынок не отцом родным, а злым отчимом обернется! Но послушаем, что нам поведает еще председатель рыбакколхозсоюза).

- Колхозная демократия тоже сыграла немаловажную роль, - продолжает рассказ Рябчевский. – Если в государственном секторе по избранию руководителей трудовых коллективов делаются первые шаги, то у нас давно председатели избираются на собраниях уполномоченных колхозов. А ведь что ни говорите, с таких руководителей и спросить можно по более суровому счету, да и отозвать, если не оправдали доверия. Сейчас, на мой взгляд, приходим к тому, что промышленность начинает брать пример с нас, колхозников, то есть избирать руководителей, решать коллегиально все вопросы. Ведь у нас, какой бы ни возник вопрос, он решается на правлении МРКС. Членами правления являются все председатели колхозов, с которыми и решаем как работать, куда направить флот, утверждаем расценки на продукцию и т.д. Конечно, нам намного легче, чем государственным предприятиям, потому что мы имеем право, так сказать, вибрировать ценами. В этом плане деликатесная продукция нам развязывает руки. В зависимости от трудоемкости устанавливаем свои цены на рыбопродукцию.

Флот у наших колхозов малочислен, добывать много рыбы мы не можем. Поэтому и делаем ставку на обработку, на выпуск качественной деликатесной продукции на берегу. И в этом направлении мы идем по пути, проложенному в свое время Прибалтикой. Ведь все их знаменитые рыболовецкие колхозы живут за счет отработки рыбы, а не гоняются за валом. Мы же всю жизнь раньше работали по принципу: поймал, сдал, и все. А вот когда сократились квоты на вылов, подумали: «Ребята, а ведь ресурсы моря не бесконечны, с умом надо распоряжаться тем, что ловишь». Посмотрите, как поступают норвежцы. Берут у нас мороженую треску, тут же разрывают ящик и из нашей же рыбы делают «конфетку». Разрезают в мелкую расфасовку и втридорога продают третьим странам. А мы ведь можем это делать и сами. Вот и нужно учиться этому, если хотим с ними конкурировать.

У нас сейчас почти все колхозы имеют на берегу перерабатывающее оборудование. Колхоз «Северная звезда» располагает своими коптильными установками, купили мы у рыбокомбината в Териберке и небольшой завод. Да и подсобные промыслы играют не последнюю роль.

Вот, например, в колхозе «Энергия» ощутимую прибыль дает цех по производству товаров народного потребления. Они там неплохо освоили пошив изделий из меха. И еще одна характерная деталь. Если раньше шкурки песца закупались на стороне, то сейчас в «Энергии» организуется своя звероферма. На сегодня у коллектива этого хозяйства на счету почти 4,5 миллиона рублей. Да и среди других колхозов нет банкротов…2

Через полгода Михаил Борисович Рябчевский вновь выступит на страницах «Рыбного Мурмана»3. Информационным поводом для этого послужило совещание в Москве, на котором представители рыбакколхозсоюзов решили перейти из союзного в российское ведение. У рыболовецких колхозов было свое столичное начальство – Союзрыбакколхозобъединение, которое уже в свою очередь замыкалось на Минрыбхоз страны. К сентябрю Минрыбхоз СССР вроде как еще и был, но доживал последние денечки. Старые экономические связи рушились, новые только создавались…

Несколько снизив пафос предыдущей публикации, председатель Мурманского рыбакколхозсоюза вдруг озаботился, подумав: а если московские начальники нас бросят, то кто тогда выдаст нам лицензии на вылов рыбы, кто обеспечит материально-техническим снабжением, кто займется внешне-экономическими связями, как будут строиться финансовая система, то же налогообложение? То есть шапкозакидательские настроения как-то враз улетучились. И все же причин для бахвальства Михаил Борисович нашел немало.

- Хорошо, конечно, почувствовать вкус свободной экономической деятельности, предпринимательства, собственных заработанных денег, - пишет М.Б.Рябчевский. - Получив самостоятельность, колхозы перестали быть сырьевым придатком госпромышленности. Они самостоятельно вышли на зарубежный рынок, развернули огромное строительство, стали закупать отличную технику. И все потому, что в условиях тотального дефицита и роста цен стали собственниками самой лучшей «валюты» - рыбы. Вот, например, отправили мы в Грецию «Алку» с пятью тоннами клипфиска. Привезли пять тонн прекрасной колбасы. Чистый доход – 100 тысяч рублей. Сейчас облисполком разрешил нам по линии приграничной торговли продать полторы тысячи тонн креветки в Германию. На вырученную валюту тоже закупим там колбасу…

Для Терского берега приобрели мобильный мясообрабатывающий комплекс. Он установлен на лафетах. Прицепляют к трактору – и покатили. Приехали в село, подключили комплекс к электроэнергии и водопроводу, а дальше все просто: с одной стороны в комплекс заводят корову, а с другой стороны получают …копченую колбасу!4

Да-а, зациклился что-то руководитель Мурманского РКС на колбасе – сначала греческую, затем немецкую, а теперь и местную ему подавай! Не так все просто на селе, как у молодца на языке. И где он в колхозах Терского берега видел водопровод? Сказки, да и только. А вот о том, что новых судов в ближайшем будущем председателям колхозам не видеть, как своих ушей, стало яснее ясного: раньше колхозы покупали суда на Киевском заводе по три миллиона рублей за каждое. Теперь цена поднялась до двадцати миллионов. Но самое главное - Украина стала самостийной со всеми, как говорится, вытекающими отсюда последствиями.

- Мы посмотрели, как работают за границей, - продолжает рассказ чуть отрезвевший под осенними ветрами перемен «главный колхозник области». – Оказывается, все объединяются то ли в кооперативы, то ли в союзы. И есть или фирма, или какой-то другой орган, который следит за ценами, рынком, сбытом. У нас такого нет. И потому меня очень волнует проблема материально-технического снабжения.

Представьте, у нашего рыбакколхозсоюза 286 поставщиков – от Хабаровска до Еревана. Но это – было. А как теперь будет? Кто станет регулировать эти отношения? Важно понять главное – при нынешних бешеных ценах вхождение в рынок по одному равносильно самоубийству. На неделю не хватит колхозного капитала. Выжить нынче можно только всем вместе, только в содружестве. Если совместны действия колхозов, если мы работам в единстве с госпромышленностью.6

Чуть забегая вперед, скажу, что госпромышленность к призывам Михаила Борисовича осталась глуха. Да и какая «госпромышленность», если ни государства, ни рубля в новорожденной России с отпущенными на свободу ценами в следующем, 1992-м году, по сути дела не стало.

Проанализировав положение дел в мурманских рыболовецких колхозах, экономический обозреватель «Рыбного Мурмана» Инна Березюк пишет:

- Как время-то летит! Если еще год назад М.Б.Рябчевский в интервью нашей газете с гордостью рассказывал о расцвете заполярных колхозов, говорил о том, что почти в каждом есть перерабатывающее оборудование, а значит, колхозники получили возможность сдавать государству не просто выловленную рыбу, а качественную продукцию из нее. О том, что в «Энергии» выращивают песцов и в построенном здесь цехе шьют дорогостоящие изделия. О том, что давно у колхозников нет проблем с жильем, с детсадами. О том, что на счету большинства колхозов есть немалые средства. О многом другом хорошем говорил тогда Рябчевский. А теперь… Если госпредприятия, хотят они того или нет, обязаны стать акционерными обществами, то колхозы на распутье. Люди отчетливо сознают всю бессмысленность переименования формы собственности, поскольку вопрос стоит по-другому: выживут ли хозяйства вообще?

Вот, скажем, колхоз «Ударник» стал именоваться товариществом с ограниченной ответственностью. Определили стоимость основных фондов, каждый колхозник вроде бы имеет право на свою долю. Ну и что? Было правление – стал совет директоров, решение принимало собрание уполномоченных, а теперь – товарищество, председатель колхоза именуется генеральным директором (а мог бы и президентом – их у нас нынче сотни тысяч). В «Энергии» теперь объединение малых предприятий: рыбоконсервный завод, база технического обслуживания, цех по переработке морепродуктов и т.д. – все малые предприятия. В каждом – директор. Но вопросы финансов, кредитов и прочие самые главные проблемы решает, как и раньше, председатель колхоза, ибо у МП даже собственных счетов в банке нет. И даже не в счетах дело, в конце концов можно их открыть. Главное в другом: ситуация, в которой сегодня оказались колхозы области, неуклонно ведет их к развалу, к разорению. Судите сами.

Колхоз платил подоходный налог 240 тысяч рублей за год, а теперь – 1 миллион 740 тысяч… за месяц. Животноводческий комплекс в Ура-Губе давал свыше 800 тонн молока в год. В свое время купили в Германии оборудование для производства сливочного масла. Теперь же придется все сворачивать, так как себестоимость литра молока достигла 150-ти рублей. Где взять 130 рублей на дотацию, чтобы хоть по 20 рублей его продать? Стоимость кормов сегодня достигла астрономических сумм… Повышение цен на энергоносители ставит под большой вопрос существование рыболовного флота колхозников. Сегодня заправка судна топливом перед рейсом обходится в три миллиона рублей.

Колхоз «Энергия» закупил технологическую линию для производства шпрот из мойвы. Для ее установки решили приобрести за рубежом модуль, чтобы не строить капитальное здание. Оказалось: не 20 миллионов рублей надо заплатить за таможенную пошлину, а все 40… В том же колхозе на грани краха меховое производство, то, за что совсем недавно колхозу была присуждена серебряная медаль ВДНХ. Зверей кормить нечем (дорого!), людям платить нечем, отопление-освещение не по карману.

- Как жаль! – восклицает журналист и добавляет: - Конечно, немало предпринимателей - и российских, и зарубежных – не прочь приобрести хоть оптом, хоть в розницу колхозную собственность. Но – без соцкультбыта…6

Опять-таки забегая вперед, скажу, что вскоре нашли способ колхозные руководители выкупить общественную собственность без школ и детсадиков, жилья и прочего соцкультбыта. Взяли основное, что может принести доход – корабли с квотами. Но о том разговор впереди. Не то что за год – за месяцы и недели менялась экономическая ситуация в стране, находящейся в состоянии «шоковой терапии». Загадывать на ближайшее будущее в переломном 1991-м было бесполезно. Даже отчаянным пессимистам, хотя таковых среди руководителей Северного бассейна я не знаю. Каждый в душе пока что надеялся на изменения к лучшему.

1. А нам рынок – отец родной, «РМ» от 25 января 1991 года.
2. А нам рынок – отец родной, «РМ» от 25 января 1991 года.
3. Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке, «РМ» от 27 сентября 1991 года.
4. Там же.
5. Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке, «РМ» от 27 сентября 1991 года.
6. Выдь в колхозы – чей стон раздается?.. «РМ» от 30 октября 1992 года.

«ВЫЖИВЕМ? НЕ ВЫЖИВЕМ?» - История и современность 


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.210.158.163

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2019 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .