Главная Понимать и сердцем, и умом часть 3
Понимать и сердцем, и умом часть 3 Печать E-mail

Имея склонность к учению, курсант Валерий Марарица с «отличием» окончил высшее мореходное училище.

«Защищался» на английском языке - признайтесь, это довольно необычно для того времени. Поэтому выпускные экзамены надолго остались в его памяти. И еще осталось на память о том знаковом событии фото - он, обладатель новенького красного диплома, возле Знамени Победы.

Ну а после окончания Валерию Марарице сделали лестное предложение - остаться на кафедре. Конечно согласился, потому что уже побывал в море, на практике - месяцев десять чисто морского стажа у него в активе. Во время рейсов была возможность спокойно обдумать свое будущее: ну, освоит он эти «железки», дослужится до звания главного механика, станет уважаемым «дедом». И - все? На это потратить всю жизнь?! И стало как-то скучно на душе и смутно. Понял: не его это призвание. А вот когда предложили заняться работой на кафедре - потянуло к постижению нового.

И так совпало, что молодого специалиста почти сразу же на шесть месяцев «бросили на комсомол». Тогда в училище обучались иностранные студенты, и нужен был политработник, который мог бы с ними общаться на английском языке. Такого «полиглота» руководство МВИМУ увидело в молодом специалисте Марарице. В парткоме тогда разговаривали с молодежью строго, в основном - напирая на слово «надо». Ну, раз надо - так надо, и с этим заданием он успешно справился.

Валерий Марарица уже шил себе форменную одежду, как того требовал устав, чтобы полностью вписаться в коллектив преподавателей, когда его вызвали в обком ВЛКСМ. Там-то быстро приметили грамотного, активного молодого работника. И если учесть, что это были годы, когда Компартия и ЦК ВЛКСМ вели настойчивую работу по обновлению кадров, которым надо было в условиях кризиса социалистической системы по-новому работать с молодежью, то понятно, что политработники искали и в Москве, и «на местах» именно таких людей.

Владимир Бойков, которого наверняка помнят в Мурманске ветераны компартии и комсомола, был, как сказали бы сейчас, «продвинутым», талантливым организатором. Он умел находить общий язык и с комсомольцами в первичках, и с руководителями партийных и комсомольских организаций. И так же, как умел убеждать в своей правоте самых разных собеседников, так и Валерия Марарицу он сумел убедить, что работа в обкоме комсомола открывает ему такие перспективы, о который, работай он в МВИМУ, и мечтать не приходится. Ну а кто же откажется от хорошего?! Вот так и оказался Валерий Марарица в отделе пропаганды Мурманского обкома комсомола. И оттуда подающего большие надежды комсомольского работника направили на учебу в Москву, в Высшую Школу при ЦК ВЛКСМ.

Два года обучения в Москве - это незабываемое время. Они заложили фундамент, стали базой всего того, что выстраивает В. Ф. Марарица сегодня. Прежде всего - это полученные знания. А еще - культурный рост, расширение кругозора. Кипучее студенчество в Москве по сути своей всегда было радикальным по отношению к официальной идеологии.

И даже если говорить о том, что окружали в стенах Высшей комсомольской Школы особые студенты - из числа работников «идеологического фронта», как их называли, то и они, эта молодая поросль, которая должна была в скором времени сменить партийное руководство, уже позволяла себе критиковать «стариков», «бравировала» вольнодумством.

Впрочем, там, в Москве, уже давно устоялись в умах те передовые мировоззренческие установки, которые на периферии страны (в том числе и в Мурманске) еще считались «крамолой и ересью». Здесь уже обсуждались некогда запрещенные, а к тому времени уже вышедшие из-под строгого запрета и как бы полузапрещенные работы философов - и отечественных, и заграничных. Ходили по рукам книги Солженицына и тех, кого называли диссидентами. Здесь громко звучали песни Высоцкого и Окуджавы, новые имена бардовской песни появлялись - будто вспыхивали звездочки на небосклоне. Театр «На Таганке» и театр имени Ленинского комсомола соперничали между собой по степени воздействия на умы не только Москвы, но и всей страны, и побывать здесь было за честь. При желании - всегда можно найти возможность, и студенты были в числе счастливчиков, которые попадали на спектакли. А сколько звезд эстрады, театра и кино повидал Валерий Марарица не только на концертах и вечерах, скольким из них пожал руку, со сколькими из них удалось пообщаться!

А в стенах Школы он познакомился с ученым и преподавателем Николаем Николаевичем Киселевым, под воздействием которого, как он не стесняется признаться, «перерос» в гуманитария. Интерес к философии, социологии, другим гуманитарным наукам сформировался именно здесь. Московские годы дали такой заряд энергии, стремления выразить себя, находить удовольствие в творчестве, что и сегодня он как бы черпает из того источника силы.

Пролетели эти два года стремительно, и вновь - Мурманск. С одной стороны возвращаться было радостно. Но с другой... коробило то, что в Мурманске многое оставалось таким, каким он знавал его еще до отъезда. Конечно, после столичной кипучей жизни было в обкомовских стенах как-то душновато. Несмотря на все приметы роста карьеры, в душе нарастало чувство неудовлетворенности, становилось как-то тесно в привычных кабинетах.

И тут вдруг в стране произошло почти революционное событие. В ЦК КПСС вспомнили о том, что наряду с многими «чуждыми социализму» науками, в сталинские времена была охаяна и предана забвению наука - прикладная социология. И вот вслед за иными, настал черед реабилитировать и эту «отщепенку». Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР «О развитии марксистско-ленинской социологии» поразило воображение многих партаппаратчиков. Но их время стремительно закатывалось, и приходилось мириться со многими «нововведениями».

В Мурманске тоже осторожно и с некоторым недоверием относились и к новой «отрасли» в идеологии, и к единственному интересующемуся этим делом специалисту. Правда, настороженно относясь к проблеме в целом, заниматься социологией Марарице все же разрешали . Так у него появилась возможность заниматься научно-исследовательской деятельностью, развивать социологическую практику в области, разрабатывать информационные технологии в прикладной социологии.

В 1985 г. по его инициативе впервые на Кольском полуострове было создано региональное отделение советской социологической ассоциации. То есть, начался процесс создания профессиональной среды, которая способствовала развитию социологической практики на Мурмане.

Именно благодаря авторитету и его влиянию (как бессменного руководителя этого отделения) в 1986 - 1988 годах в нашей области с лекциями и на научно-практических конференциях, в рамках совместных проектов побывали лучшие представители ленинградской школы социологов, создавались лаборатории, временные творческие коллективы. По направлению этого отделения в Ленинграде на стажировках побывали многие преподаватели мурманских вузов - это, конечно же, поднимало их профессиональный уровень, раздвигало рамки их кругозора.

И пока партийное начальство осознавало, правильно оно поступает или нет, давая простор творчеству новоявленного специалиста по социологии, он уже вошел во вкус этой деятельности.

Напомню читателю, что в июне 1988 г. был принят закон «О кооперации», который фактически узаконил частное предпринимательство. И хотя понятие частной собственности все еще оставалось под запретом, но в экономике начала уже складываться двухсекторная модель. Появились первые совместные предприятия, которые независимо от советского партнера представляли собой предприятия рыночного типа. В этот же период появились многочисленные рыночные структуры - биржи, холдинги, коммерческие банки и т д. Активизировались все слои населения - от рабочих до ученых. Повсюду создавались временные трудовые коллективы, появилась возможность конкретно зарабатывать деньги, причем, не в государственном секторе.

- Никогда не забуду, - рассказывает В. Ф. Марарица, - как я пришел к своему партийному начальству с предложением организовать при обкоме партии наш научно-исследовательский социологический центр «Разум». С одной стороны тогда уже «процесс пошел» повсеместно, а с другой стороны ведь законодательство о новшествах молчало, и никто не знал толком - что можно, чего - нельзя. Но поскольку я предложил осуществить хотя и что-то новое, но в рамках партийных установок, то секретарь обкома КПСС Валерий Проценко мне это разрешил. Что вообще было событием невероятным!   Можно сказать, повезло.

- Валерий Федорович, карьера у вас в те годы складывалась достаточно гладко и без социологии. Чего вас туда «понесло»-то?! - спрашиваю я, потому что всегда любопытно выяснять, что же послужило неким переломным моментом в судьбе человека.

Вот, собственно, с этого вопроса и начался у нас разговор, что называется, «по существу». Ведь пункты биографии - это далеко не вся жизнь! Жизнью в большей степени будет, наверное, то, что у нас происходит в душе, хотя внешне и не проявляется, и даже близким людям не заметны эти внутренние борения с самим собой. Поэтому и недоумевают окружающие: «А чего это он вдруг?!..» Но оказывается, вовсе все и не «вдруг»!

Надо сказать, на прямой и не очень «удобный» вопрос В. Ф. Марарица отвечает просто, без ложных «экивоков»:

- Очень трудно сегодня, через тринадцать лет, отвечать на вопрос о мотивах, которые подтолкнули меня и моих коллег к созданию в Мурманске частного социологического научно-исследовательского центра, да еще с таким амбициозным названием - РАЗУМ! Хочется быть (по возможности!) честным и не уподобляться тем, кто «...уже тогда понимал и всячески боролся...». И главное, рассмотреть свою, достаточно личную, историю с точки зрения общего смысла происходящего - тогда и сейчас! - в нашей повседневной российской жизни, отсекая все сиюминутное, второстепенное. Надеюсь, тогда это будет интересно не только мне, - размышляет он вслух.

Так вот, как это ни банально прозвучит, но мотивацию участников создания нашего предприятия можно свести к одному - к попыткам стать профессиональными социологами. То есть, уйти от железобетонного социологизма повседневности. Попробую пояснить свой ответ так, чтобы это было интересно молодым северянам, которые собираются посвятить себя предпринимательству в гуманитарной сфере России третьего тысячелетия...

И вот тут, мне, как автору, кажется, пришло самое время сделать первое отступление, чтобы разъяснить читателю, что такое социология, зачем она нужна и почему, собственно, она была в немилости. Но если быть до конца откровенными, то надо признать, что и сегодня социология, хотя формально и реабилитирована, как того давно заслужила, но - не востребована. Потому, что большинство руководителей (всех уровней!) еще просто не научились (а многие и не учатся) использовать ее богатейшие возможности для проведения необходимых преобразований деятельности своих фирм, учреждений, предприятий, региона в целом.

Отступление первое. Социологии посвящается... 

А теперь продолжим рассказ о тех событиях, что происходили с Валерием Марарицей и его коллегами в годы перестройки.

Валерий Марарица - Понимать и сердцем, и умом


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

3.85.143.239

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2019 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .