Главная Особенности и практика раскулачивания рыболовецких и оленеводческих хозяйств
Особенности и практика раскулачивания рыболовецких и оленеводческих хозяйств Печать E-mail

Партийные и советские органы Мурманского округа в своей практической работе по раскулачиванию индивидуальных хозяйств руководствовались директивами центральных органов ВКП (б) и Советского государства по «ликвидации кулачества как класса».

Технология осуществления репрессивной политики по раскулачиванию и выселению раскулаченных семей, в которой отражены правовые аспекты этой политики, изложена в «Инструкции ЦИК и СНК СССР ЦИКАМ и СНК союзных и автономных республик, краевым и областным исполкомам о мероприятиях по проведению раскулачивания», утвержденной 4 февраля 1930 г.

С учетом специфики каждого конкретного региона СССР, его хозяйственно-экономических и природно-климатических особенностей местные органы Советской власти союзных и автономных республик, краев и областей разрабатывали свои инструкции, которые являлись руководством к действию для окружных и районных властей.

Наиболее подробной директивой в этом направлении стала «Инструкция Карельской республиканской комиссии по ликвидации кулачества, о проведении выселения кулаков и конфискации их имущества» от 4 апреля 1930 г. Приведем ее содержание в кратком изложении.
В ней настоятельно и категорически подчеркивалось, что выселение и конфискация имущества кулаков может быть осуществлена «не иначе как по постановлению колхозных и бедняцко-середняцких собраний с последующим рассмотрением и утверждением таковых райтройками и КарЦИКом. До подтверждения КарЦИКом постановления райтроек к осуществлению выселения и конфискации имущества никоем образом не приступать».

В списках должно быть подробно освещено: имя, отчество, фамилия и возраст главы семьи; место жительства (деревня, сельсовет); социальное положение и указание — лишен ли гражданских прав; подробное описание имущественного положения; объекты движимого и недвижимого имущества с обязательным указанием суммы налогов, наложенных на данное хозяйство в 1928-1929 гг. и 1929-1930 гг. Состав семьи (указать степень родства каждого. Имя и отчество, возраст, чем занимаются); подробное изложение данных, характеризующих высылаемых с социально-политической стороны; предложения тройки о месте высылки (оставить в пределах района, выслать в Пудожский район, выслать за пределы АКССР).

В инструкции предметно изложен порядок конфискации имущества раскулаченных хозяйств и передачи его в фонды колхозов. В ней говорилось: районные тройки составляют списки на подлежащих выселению «кулаков» с конфискацией их имущества на основании собранного материала, руководствуясь постановлением СНК и КарЦИКа от 5 марта 1930 г., и по их оформлению передают постановление для практического выполнения начальнику районного административного отделения.

«Получив постановление о выселении "кулаков", начальник райадмотделения совместно с уполномоченным для этой цели представителем РИКа, представителем колхоза, коему передается конфискованное имущество "кулака", представителем союза сельхозрабочих, представителем бедняцко-середняцких групп и председателем сельсовета по месту жительства выселяемого "кулака", предъявив постановление последнему о его выселении, приступают к тщательному обыску как в жилых, так и нежилых постройках данного "кулака".

Одновременно при осуществлении обыска производится подробная опись его имущества, подлежащего конфискации, с примерной оценкой такового. В описи должно быть указано: по порядку — наименование предмета, его годность (старое или новое), средняя стоимость, т. е. оценка, и примечание. Означенная опись составляется в трех экземплярах (под копирку) и скрепляется подписями вышеупомянутых лиц, производивших опись и обыск. Два экземпляра ведомости вместе с конфискованными благородными металлами, деньгами и оружием передаются в районную тройку, а третий экземпляр передается представителю колхоза вместе с конфискованным имуществом, "в получении коего и об ответственности за его сохранность последний и председатель сельсовета на ведомостях, передаваемых в райтройку, учиняют свои расписки".

Но, несмотря на высокую политическую и организаторскую активность партийных и советских органов Карельской автономной Советской республики, в 1930 г. не удалось осуществить ни «сплошную или массовую коллективизацию», ни «ликвидацию кулачества как класса», т. к. в Карелии в то время отсутствовали объективные предпосылки, материально-техническая и социальная база для реализации таких сложных задач. Весной 1930 г. из 14 районов, намеченных к сплошной коллективизации среди 24 178 индивидуальных хозяйств, насчитывалось только 336 «кулацких» хозяйств (1,3%). Во всей Карелии «кулацких», т. е. индивидуально обложенных, было 711 хозяйств, что составило 1,7% от всех индивидуальных хозяйств. Многие из этих хозяйств по своему экономическому статусу и признакам вряд ли можно отнести к «кулацким» хозяйствам.

Практическая работа по «ликвидации кулацких хозяйств» начата в Карелии в июне 1931 г. Необходимо подчеркнуть, что она началась вопреки основополагающим установкам партийных и советских органов Карельской республики, т. к. она не была регионом сплошной коллективизации. Напомним, что на 10 марта 1931 г. коллективизация индивидуальных хозяйств здесь составляла только 20%.

К июню 1930 г. колхозы Карелии получили имущество раскулаченных хозяйств на сумму 11 200 рублей. К этому времени было раскулачено не более 10 «кулацких» хозяйств. С июня 1931 г. в Карелии начался новый этап борьбы против «кулацких» хозяйств.

Карельская республиканская комиссия по ликвидации кулачества 15 июня 1931 г. обсудила на своем заседании вопрос о практических мероприятиях по ликвидации кулачества. Исходя из решения секретариата обкома ВКП (б) от 7 мая 1931 г. «О наступлении на капиталистические элементы и дальнейших задачах коллективизации», сочла необходимым:

1. Предложить всем райисполкомам организовать тройки по «ликвидации кулачества», возглавляемые председателем райисполкома, в составе членов: секретаря РК ВКП (б) и уполномоченного ОГПУ. Возложить на эти тройки проведение всех подготовительных мероприятий по ликвидации кулачества и всей практической работы по проведению раскулачивания и переселения с привлечением прокуратуры и районных контрольных комиссий Рабоче-крестьянской Инспекции.

2. Считать подлежащими раскулачиванию и выселению в районах сплошной коллективизации следующие группы хозяйств:

а) кулацкие хозяйства, обложенные в 1930-1931 гг. в индивидуальном порядке;
б) кулацкие хозяйства, которые ко времени проведения сельхозналога 1930-1931 гг. ликвидировали сами или под влиянием налогового пресса свои кулацкие признаки;
в) хозяйства лиц, живущих в течение последних лет или живущих и в настоящее время на нетрудовые доходы (торговцы, подрядчики, скупщики, крупные домовладельцы), хотя бы они не облагались сельхозналогом в индивидуальном порядке по причине отсутствия у них сельского хозяйства;
г) хозяйства лиц, бывших в прошлом крупными промышленниками, купцами, подрядчиками, как необлагаемые сельхозналогом, так и облагаемые в настоящее время в общем порядке.

Таким образом, на втором этапе раскулачивания существенно расширилась социальная база «кулацких» хозяйств, которые коренным образом отличались от классических хозяйств кулацкого типа. На этом этапе упор был сделан не на экономические, а на политические методы борьбы с ними. Районным тройкам было предложено в двухдекадный срок составить списки «кулацких» хозяйств, подлежащих раскулачиванию и выселению, выслав эти списки в Центральную комиссию по ликвидации кулачества.

В целях предупреждения самоликвидации «кулацких» хозяйств и самовольного их переселения предлагалось провести на основе постановления ЦИК и СНК СССР от 1 февраля 1930г. учет имущества всех «кулацких» хозяйств. Наркомату Финансов предлагалось совместно с ОГПУ и НКЮстом АКССР в пятидневный срок разработать инструкцию по проведению этого учета с тем расчетом, чтобы закончить его не позднее 20 июля 1931 г. и к 1 августа представить в Центральную комиссию по ликвидации кулачества сводные данные о результатах учета. Руководство работой по учету в пределах района возлагалось на районные тройки.

Кампанию по раскулачиванию и выселению раскулаченных семей предполагалось начать и завершить организованно. В этих целях все районные тройки предупреждались о том, что впредь до решения центральных карельских органов о развертывании работы по «ликвидации кулачества как класса» на базе сплошной коллективизации в пределах административного района или сельсовета никаких мероприятий по фактической ликвидации «кулацких» хозяйств (конфискация имущества, выселение и т. п.) производиться не должно. Однако было признано целесообразным выселение из пределов районов «семей кулаков», изъятых по линии ОГПУ как активных «классово враждебных элементов».

Выселение производилось с утверждением в каждом отдельном случае Центральной комиссией по переселению кулаков с предварительным представлением подробного заключения районной тройки по каждому хозяйству.

Руководители Карелии детально продумали механизм раскулачивания крестьянско-рыбацких и других индивидуальных хозяйств, выселения раскулаченных семей, их расселение в районах спецпоселений. В инструкции Карельской республиканской комиссии по ликвидации кулачества о «проведении выселения кулаков и конфискации их имущества районными тройками» даны подробные указания о порядке отправки раскулаченных семей в места выселения, о режиме конвоирования в пути, о порядке распределения беспризорных детей «кулацких семей»; больных, престарелых и иждивенцев. Но в процессе раскулачивания все эти директивы и инструктивные указания часто не выполнялись. Руководители Карелии определили даже места спецпоселений раскулаченных семей и создали необходимые условия для их проживания.

Местом расселения раскулаченных семей были избраны Шальские горные разработки Карелгранита, расположенные в Пудожском районе. Предполагалось 200 раскулаченных семей расселить на острове Гольцы, всех остальных на территории рудника Кашина Гора, расположенного около села Семеново Пудожского района.

Остров Гольцы расположен в Онежском озере в 7 км от устья реки Кодлы. Остров небольшой, около полутора километров в длину и меньше половины километра в ширину. На острове имелись жилые помещения, в которых тогда можно было разместить 150 семей. Кроме этого, намечалось силами прибывающих «кулаков» в месячный срок построить еще два дома, необходимый строительный материал для которых на острове имелся. На острове была баня с пропускной способностью до 200 человек в день и при ней небольшая прачечная, пекарня, столовая, клуб, оборудованный фельдшерско-медицинский пункт.

У рудника Кашина Гора можно было разместить 250 семей, из которых 170 семей — в новом жилом доме и в клубе, а остальных временно предполагалось разместить «в палатках и каменотесных сараях» с тем, чтобы в течение месяца достроить три начатых новых дома, постройка которых задерживалась недостатком рабочей силы, необходимые стройматериалы, по заявлению директора Карелгранита Муравкина, полностью заготовлены.

До 1 января 1932 г. предполагалось построить еще три новых жилых дома. Из бытовых помещений имелись вполне оборудованная столовая и баня.

На разработках у Кашиной Горы имелся большой огород, обрабатываемый в то время хозяйственным способом, огород этот в будущем планировалось значительно расширить для полного обеспечения спецпоселенцев овощами. Необходимое молочное хозяйство также можно было развить на Кашиной Горе с тем, чтобы оттуда же снабжать молоком спецпоселок острова Гольцы.

Для обеспечения санитарного обслуживания спецпереселенцев и обеспечения их продовольствием были приняты следующие меры: по линии Наркомздрава командирован на остров Гольцы опытный медицинский фельдшер, районному санитарному врачу дано распоряжение выехать на разработки для организации санитарной обработки прибывающих спецпереселенцев. В селе Семеново возобновил работу врачебно-медицинский пункт к приему и обслуживанию спецпереселенцев, которые должны находиться в спецпоселке на Кашиной Горе.
Для обеспечения продовольствием по линии Карпотребсоюза был завезен «по нормам второго списка первой группы «А» месячный запас продовольствия на остров Гольцы на 500 человек: муки ржаной — 8 000 , крупы — 500, мяса — 750, рыбы — 2 000, сахару — 500 и чаю — 121,5 кг.

В Семенове сосредоточили по тем же нормам месячный запас из расчета на 1 000 человек: муки — 16 000, крупы — 1000, мяса — 1500, рыбы — 4 000, сахару — 1000 и чаю — 250 кг.

В основных пунктах посадки раскулаченных семей на пароходы (Петрозаводск и Медвежьегорск) были подготовлены помещения для их временного размещения на случай остановки, «а также забронировано необходимое количество продовольствия для организации питательных пунктов».

В Мурманском округе процесс раскулачивания и выселения раскулаченных семей проходил одновременно. Он начался с весны 1931 г. и завершился в основном в сентябре. Последние четыре крупные оленеводческие хозяйства были раскулачены летом 1932 г. Точного количества «кулацких» хозяйств в Мурманском округе накануне коллективизации и сколько их было раскулачено в архивах обнаружить не удалось.

В 1929 г. в Мурманском округе только среди 1920 крестьянских (исключая рыболовецкие) хозяйств было 72 «кулацких» хозяйства, использовавших постоянный наемный труд. На 1 января 1930 г. только в четырех районах округа из всех индивидуальных рыбацко-оленеводческих хозяйств —«кулацких»было 109 хозяйств. По районам их количество распределялось следующим образом:

Таблица 3 Сведения о количестве «кулацких» хозяйств по основным районам Мурманского округа на 01.01.1930 г.

Наименование районов Кол-во хозяйств В том числе «кулацких»
1. Александровский 371 31
2. Териберский 247 20
3. Ловозерский 232 43
4. Понойский 194 15
  ВСЕГО 1044 109

 

 

 

 

 

По Терскому и Кольско-Лопарскому районам данных о количестве «кулацких» хозяйств не обнаружено. Если исходить из средних статистических данных, по всем шести районам округа накануне раскулачивания было не более 150 «кулацких» хозяйств. Такое количество «кулацких» хозяйств в Мурманском округе даже по масштабам Карелии было мизерным. Поэтому в работе партийных и советских органов Мурманского округа не проявлялось такой организационно-политической активности по раскулачиванию, какая проявлялась со стороны их коллег в Карельской Республике.

Но механизм раскулачивания и в Мурманском округе был традиционным, аналогичным. Необходимо отметить, что раскулачивание на Мурмане имело свои особенности. Оно прошло два этапа: первый этап был проведен в 1929-1930 гг., в ходе которого у крупных рыболовецких и оленеводческих хозяйств были национализированы основные средства производства; второй этап был осуществлен в 1931 -1932 гг. по окончательной ликвидации зажиточных хозяйств.

Мурманский окрисполком 21 февраля 1931 г. принял Директиву 106 с/с «О раскулачивании и выселении кулацких хозяйств». В ней были определены основные задачи, сроки и формы «ликвидации кулацких хозяйств» в связи с высоким уровнем коллективизации в округе. Для непосредственного оперативного Руководства этой работой была создана окружная тройка при Мурманском окрисполкоме «по раскулачиванию и выселению кулацких семей из пределов Мурманского округа» под руководством председателя окрисполкома Зингиса. В состав тройки вошли: заместитель начальника окружного отдела ОГПУ Астраптов, заместитель окружного прокурора Матусевич.
Во всех районах округа были созданы районные тройки по раскулачиванию «кулацких» хозяйств.

Справедливости ради следует подчеркнуть, что руководители Мурманского округа подходили не формально, а серьезно и ответственно к вопросу раскулачивания. В процессе раскулачивания соблюдались все элементы этой репрессивной технологии. После составления списков «кулацких хозяйств» вопрос об их раскулачивании и выселении решался на бедняцко-батрацких собраниях, затем обсуждался на районной тройке и окончательное решение о раскулачивании принималось на заседании окружной тройки.

О неформальном подходе к раскулачиванию зажиточных хозяйств свидетельствуют материалы первого заседания окружной тройки 23 июля 1931 г. В полном составе тройки был рассмотрен вопрос: «О раскулачивании и выселении кулацких хозяйств из Териберского района — сплошной коллективизации». На основании решения собраний бедняков и колхозников, решений районной тройки к раскулачиванию были представлены 14 из 20 кулацких хозяйств в районе. В протоколе содержатся характеристики на каждое хозяйство.

Хозяйство Фридриксена Мартина Людвиговича, становище Дроздовка Восточно-Лицкого сельсовета, 1870 г. рождения, норвежец, подданный СССР, семья — 9 человек, нетрудоспособных — один. Занимался рыболовством и оленеводчеством, имел моторный бот грузоподъемностью 25 тонн и 130 голов оленей, также занимался торговлей среди лопарей. Лишен избирательных прав. Систематически не выполнял твердые задания по вылову рыбы, за что в 1930 г. был оштрафован на 5 000 рублей, в 1931 году отдан под суд. «Вел работу по разложению колхозов».

Постановлением собрания бедноты, колхозников и районной тройки рекомендован к выселению из пределов района. Окружная тройка поддержала это решение. «Кулака Фридриксена М. Л. вместе с семьей выселить из пределов Териберского района».

Экономически мощным было хозяйство Тереньтьева Ивана Ивановича, становище Рында, 1882г.рождения, семья — 4человека, занимался торговлей. До революции имел крупное стадо оленей (до 6 000 голов), в 1930 г. имел 500 голов оленей, которые были конфискованы за неуплату налога. Лишен избирательных прав, твердые задания по вылову рыбы не выполнял, за что осужден на полтора года. Постановлением собрания бедноты и райтройки рекомендован к раскулачиванию и выселению. Это решение поддержано окружной тройкой.

Весьма характерна судьба семьи Иванова Ивана Петровича, становище Шелышно, семья — 7 человек. Жил с сыном Алексеем Ивановичем в одном хозяйстве. Имели моторный бот грузоподъемностью 25 тонн, национализированный в 1929 г., имел рыболовные и зверобойные снасти, эксплуатировал наемный труд. Окружная тройка поддержала решение районной тройки и собрания бедноты о раскулачивании и выселении «кулаков Ивановых вместе с семьями» из пределов района.

А постановление собрания бедноты и районной тройки о выселении Кениевой Феклы Андреевны, нетрудоспособной, бывшей торговки (имела собственную лавку), которая «враждебно относилась к мероприятиям Советской власти» окружная тройка не поддержала, решила оставить одинокую старушку в покое.

О внимательном подходе окружной тройки к рассмотрению каждой семьи к раскулачиванию и выселению свидетельствует тот факт, что из 14 хозяйств района, представленных к раскулачиванию, только 9 были подвергнуты этой репрессивной мере, а 5 хозяйств остались нетронутыми.
О серьезном рассмотрении списка хозяйств на раскулачивание и выселение свидетельствует и протокол второго заседания окружной тройки 26 июля 1931г., на котором обсуждался вопрос «О раскулачивании и выселении кулацких семей из пределов Полярного района сплошной коллективизации». Решением тройки из 19 хозяйств, представленных к рассмотрению, только 8 подвергнуты раскулачиванию и выселению за пределы Полярного района.

Из четырех хозяйств, на которые был наложен запрет на раскулачивание, три финских: Биргера Антона Мартиновича, Пелто Эдварда Петровича и Хяннинена Германа Генриховича. Такое же вдумчивое и серьезное отношение к обсуждению кандидатов в «кулацкие» хозяйства проявила на своем заседании 14 мая 1931 г. тройка Терского райисполкома. На основании постановления тройки из 22 хозяйств, внесенных в список на раскулачивание, 8 признаны середняцкими, а 14 — «кулацкими» и представлены в окружную тройку на ликвидацию этих хозяйств и выселение раскулаченных семей из района.

На третьем заседании окружной тройки 4 августа 1931 г. был обсужден вопрос «О порядке выселения кулацких семей из пределов Полярного и Териберского районов». В принятом постановлении была утверждена инструкция райтройками Териберского и Полярного райисполкомов о порядке выселения «кулацких семей».

Выселение раскулаченных семей с их места жительства с доставкой в районные центры осуществлялось в трехдневный срок с 6 по 9 августа 1931 г. Выселение из районных центров производилось в один день с доставкой раскулаченных семей как из Териберки, так и из Полярного в Мурманск к утру 10 августа. В этот день, 10 августа 1931 г., 15 раскулаченных семей в количестве 119 человек из Мурманска были отправлены поездом на станцию Апатиты. Все они были расселены в спецпоселке совхоз «Индустрия».

В июне 1940 г все спецпереселенцы Мурманского побережья финны по национальности из совхоза «Индустрия» были депортированы в Карело-Финскую ССР. К моменту выселения из родных мест с учетом первой волны раскулачивания в 1929-1930 гг. эти хозяйства были экономически ослаблены. Во время выселения у 7 хозяйств Полярного и 8 хозяйств из Териберского районов было конфисковано: 15 домов, 16 амбаров, 11 коров, 139 оленей, 60 овец, 12 карбасов и шлюпок, 249 саженей сетей, 27 кроватей, 108 стульев, 62 стола, 21 самовар, 12 пар сапог и ботинок.

Понойская районная тройка 29 июля 1932 г. приняла решение о раскулачивании и выселении из района четырех крупных оленеводческих семей: Матрехиных — Лазаря Федоровича, Николая Ивановича, Василия Яковлевича и Горбунова Николая Васильевича. У них были отобраны дома, имущество и стада оленей от 500 до 150 голов. Так закончился процесс коллективизации и раскулачивания в Мурманском крае. Но наиболее глубокий след в истории края оставили спецпереселенцы, высланные сюда из других регионов СССР, определившие его современный облик.

СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЫ В ИСТОРИИ МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.224.150.24

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2018 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru