Главная Просто так наловить рыбы нельзя
Просто так наловить рыбы нельзя Печать E-mail

Научным ловом рыбы на северном бассейне  занимается Полярный научно-исследовательский институт морского рыбного хозяйства и океанографии

В конце 2008 года Государственная Дума утвердила поправки к Федеральному закону «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Одна из них касалась научных квот, а именно части ежегодно определяемого для российских моряков общедопустимого улова (ОДУ), добываемого в научно-исследовательских и контрольных целях для изучения и сохранения водных биоресурсов и среды их обитания.

13 ноября 2009 года Владимир Путин подписал специальное постановление Правительства РФ за номером 291, которое регламентирует добычу рыбы «в научно-исследовательских и контрольных целях».

Нормативный документ, который привел бы научный лов рыбы в соответствие с Законом о рыболовстве, отраслевой науке был необходим, и можно только порадоваться, что вот, наконец, такой документ появился. Но есть в нем одно положение, которое обрадовало не всех ученых.

Речь идет о весьма деликатном вопросе: а куда девать выловленную рыбу после того, как вся научная информация от нее получена? Раньше, до 2004 года, рыбу эту можно было использовать разными способами, например, сдать в детский садик или больницу, а также продать. Теперь же все это под запретом. Постановление трактует этот вопрос вполне определенно. Если рыба еще жива и не сильно пострадала, то ее следует возвратить в среду обитания. А вот если физическое состояние рыб «не позволяет возвратить их в среду обитания, они подлежат уничтожению». В постановлении даже оговаривается технология: «путем дробления и измельчения с использованием специальных технических устройств и сброса за борт судна».

На северном бассейне научным ловом рыбы занимается Полярный научно-исследовательский институт морского рыбного хозяйства и океанографии (ПИНРО).

Почему же нельзя добытую рыбу пустить в пропитание? Сдать куда-нибудь, продать, в конце концов? Почему надо непременно уничтожить?! Эти вопросы корреспондент Андрей Попов задал заместителю директора ПИНРО Юрию ЛЕПЕСЕВИЧУ.

- Юрий Михайлович, давайте начнём с предыстории исследовательской деятельности водных биоресурсов.

- Силами нашего института, который в следующем году отметит 90-летний юбилей, исследования водных биоресурсов проводятся почти четыре десятка лет. Очень надеюсь, что будут проводиться и дальше. Основным и самым надёжным фактором получения оценки численности, состояния запаса того или иного вида, является вылов водных биоресурсов. Другими словами, рыбу для научных нужд необходимо ловить регулярно и, что немаловажно, в больших количествах, поскольку все расчеты производятся методами статистики, которая работает не с единицами и десятками, а с сотнями и тысячами штук. Иного способа пока просто не придумали не только российские, но и ученые всего мира, и в обозримом будущем альтернативы нет. В каждом вылове порядка 10-15 тонн рыбы. И всегда после исследований она шла на изготовление продукции, что было разумно и по-хозяйски. Ну, зачем выбрасывать то, что уже изъято и заведомо нежизнеспособно?

Можно ведь переработать, продать и вырученные деньги использовать с выгодой для народного хозяйства, хотя бы на финансирование той же отраслевой науки. Что и делалось. И вдруг, как гром среди ясного неба, принимаются поправки к Закону о рыболовстве. С нами, кстати, никаких консультаций не проводили. Просто поставили перед фактом: все, что вы делали на протяжении десятков лет неправильно, и теперь московские чиновники будут учить учёных тому, как нужно проводить научные изыскания. Я далеко не уверен, что этот чиновник хоть раз в жизни видел живую треску. Ни один квалифицированный специалист, понимающий о чем идет речь, никогда бы не принял такого решения.

Еще на стадии чтений законопроекта мы неоднократно пытались изменить ситуацию, писали обращения в самые разные инстанции. К сожалению, не удалось. И уже в течение года мы испытываем на себе пагубное действие этих поправок. Теперь начинают испытывать и непосредственно рыбаки.

Мы долго пытались понять, в чем же причина принятия подобного Закона? Оказывается, «в рамках борьбы с коррупцией»! Но это, по меньшей мере, странно. Над нами и так огромное количество надзирающих и контролирующих органов. Каждый килограмм выловленной рыбы строго подотчетен. Проверки следуют постоянно. Наши научные сотрудники уже просто боятся выходить в море из-за риска быть оштрафованными контролирующими службами. Выходит, легче вовсе прекратить всякую деятельность в стране и тогда никакой коррупции точно не будет. Хотя и не факт…

- Может быть, возникло опасение, что ученые начнут спекулировать научными квотами. Например, договариваться о проведении исследований на борту траулеров тех рыбодобывающих компаний, которые предложат более выгодные условия и именно им передавать право на вылов научных квот. Для владельцев таких компаний это становилось дополнительным подспорьем к уже выделенным им квотам, часто ограниченным.

- Как я уже говорил, на наши многочисленные обращения никто не реагировал. В России давно утеряна связь между гражданским обществом и властью. Мы все-таки задействовали другие возможности на региональном уровне, плодотворно поработали с Мурманской областной Думой.

Там есть профессионалы, которые понимают причины нашей тревоги. Нас дважды единогласно поддержали все фракции и выходили в законодательное собрание с предложениями отменить эти абсурдные поправки. Предлагалось порядок использования денег, полученных от продажи рыбопродукции, определяет правительство. Пусть оно решает, куда пойдут эти деньги, кому – в бюджет ли, на рыбоохрану, на нужды той же отраслевой науки. Решайте сами. Но даже такой порядок не устроил власть! А ведь прозрачнее, антикоррупционнее такого законопроекта ничего не придумать!

- Вице-премьер Виктор Зубков в одном из недавних выступлений признал важность развития науки для рыбной отрасли, но подчеркнул, что в ближайшие несколько лет у правительства нет возможности резко увеличить объем бюджетного финансирования отраслевой науки, поэтому финансирование сохранится на уровне около 4 млрд рублей. Вице-премьер категорически отверг предложения о восстановлении так называемых «научных квот»: «Назад возврата не будет. Это не дело науки – торговать рыбой. Согласен, денег недостаточно, значит надо жестче контролировать издержки».

- Какое большое благо, выделено аж целых 3,7 миллиарда (если точнее) рублей! Не надо смотреть на науку, как на попрошайку. Прикладная наука – исключительно эффективный инструмент зарабатывания денег для государства. Просто так наловить рыбы нельзя. Наука говорит, сколько и где точно можно поймать, тем самым обеспечивая рациональное рыболовство. А в Северной Атлантике наука еще и обосновывает позицию государства российского на международной арене. Там за каждый килограмм рыбы идёт сильнейшая борьба. И если на переговорах Россия самоустранится от этой борьбы, рыбу моментально перетянут на себя другие страны. Мы с ними, конечно, сотрудничаем. Но надо же ясно отдавать себе отчет, что порою это сотрудничество находится на грани соперничества. Каждый отстаивает, прежде всего, свои национальные интересы. И тут чиновникам еще поучиться бы у нас, как отстаивать российские интересы на международных переговорах по национальным квотам. В каких отраслях экономики вырос ВВП по сравнению с советским периодом? В рыбной отрасли он вырос!

- Вы еще не сказали о прописанной в поправках альтернативе уничтожению – выброс за борт, простите, «возврат в среду обитания» исследованной рыбы. Если позволяет ее физическое состояние, которое на глазок разрешено определять человеку военному – пограничнику.

- И это еще одна из причин, по которой наши исследования тормозятся. Мы запрашивали десятки институтов и организаций: что это такое, физическое состояние рыбы, как определяется? У каждого ведь свой субъективный взгляд. Были уже прецеденты: мы выпускали, считая, что состояние (в данном случае у краба) хорошее, а пограничники нас пытались оштрафовать. По их мнению, оно было плохим. Тогда нашему научному сотруднику предъявили санкции на два с лишним миллиона рублей! Хорошо еще, что мы выиграли суд во второй инстанции, и это решение было отменено.

Или бывает наоборот. Оставляем рыбу на борту для последующего уничтожения, а нас опять-таки обвиняют: почему не выпустили, мы, военные «спецы», считаем, что ее физическое состояние позволяло это! Патовая ситуация.

И это только одна сторона вопроса при проведении исследований в российской экономической зоне. Но ведь нам часто приходится работать в экономзонах других государств, где разрешено вести промысел нашим рыбакам. А там выбросы в море даже законно добытых уловов, независимо от их состояния, строго запрещены законодательством практически всех цивилизованных иностранных. А именно на такие районы приходится основной объем исследований ПИНРО. За подобные действия те же норвежцы или исландцы, не колеблясь, арестуют либо просто больше не пустят в зоны, находящиеся под их юрисдикцией. Не будем забывать, что 95 % всего российского вылова приходится на виды рыб, являющиеся объектами международного права. Так что промышлять их можно лишь в объемах, оговоренных двухсторонними межправительственными соглашениями. Как это традиционно делается, в частности с Норвегией, Исландией, Фарерскими островами. Данные мурманских учёных во многом становятся доказательной базой в спорах о размерах общедопустимого улова для россиян. И в этом – дополнительная опосредствованная выгода для рыбаков.

- Хорошо, предположим, из российской экономической зоны вы законопослушно привезли рыбу после исследований для уничтожения на родной берег. И что?

- А мы и привезли. 32 тонны рыбы лежит на складах в порту. ПИНРО, кстати, еще и за хранение платит немалые деньги. Но вот уже два месяца пытаемся уничтожить и не можем! Не найти на территории Мурманской области организации, согласной это сделать. Да и соответствующего оборудования нет. Просто закопать на свалке тоже нельзя.

Ну давайте отдадим эту рыбу нуждающимся - в дома престарелых, в детдома, воинские части. Куда угодно, лишь бы с пользой. Рыба-то абсолютно кондиционная для пищевых нужд, точно такая же, какую привозят с промысла в замороженном виде наши рыбаки. Зачем же уничтожать ценный продукт питания? А завтра скажут хлеборобам – уничтожайте хлеб. Так ведь можно дойти до полного абсурда.

В Конституции РФ написано, что каждый гражданин России обязан бережно относиться к природе и охранять окружающую среду. Разве можно назвать упомянутые поправки соответствующими духу Конституции? И как они вообще так ловко прошли через все согласования? Это, кстати, к вопросу о коррупции…

Закон о поправках необходимо отменять. Вице-премьер Зубков говорил: «Ну раз уж Закон такой принят давайте годик поработаем, а там посмотрим». Год прошел. Постановление, может, и правильное в наших реальных условиях, но справедливым я бы его не назвал. Все приморские регионы требуют – остановитесь! Ведь идет нанесение прямого ущерба государственным интересам, продовольственной безопасности державы. Без научных исследований, основанных на вылове рыбы, совсем скоро в целом упадут объемы уловов по отрасли.

Журнал "СЕВЕР промышленный" № 1 2010 г.

Еще статьи на тему "Рыбы":

Оптимизация режимов копчения рыбы при производстве консервов

Порядок добычи рыбы представителями саамов

Каждая пятая тонна рыбы в России мурманская

Весомая прибавка рыбы к столу!

Об участии в программах поставок живой и охлажденной рыбы

Бесплатная доставка проб рыбы

Специализированная площадка по продаже рыбы в Мурманске


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

3.235.24.23

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .