Главная Рудольф Саркисян - романтик «Новой волны» часть 9
Рудольф Саркисян - романтик «Новой волны» часть 9 Печать E-mail

Долгие годы, пробыв основным производством пищекомбината, завод стал своеобразным донором для развития других предприятий. Он приносил большую прибыль, но все деньги уходили на строительство, например, хлебозавода № 2 в Мурманске или на строительство Мончегорского пивзавода. Сам же завод морально старел и хирел, его основное производство, как и другие помещения, оставались в «деревяшках».

Трудно было уже мириться с такой нищетой при больших деньгах. Поэтому Р. Г. Саркисян, использовав весь свой авторитет, направил всю энергию на реконструкцию предприятия. Он добился, чтобы его план включили в программу социально-экономического развития Мурманской области, составленную на период до 1995 г. Это уже вселяло надежду! И согласно утвержденной программе в 1990 г. началось строительство нового корпуса, в котором планировалось разместить цеха по производству и розливу безалкогольных прохладительных газированных напитков типа «Фанты».

Финансирование объекта должно было осуществляться за счет, как это было принято при советской власти, централизованных источников ну и, конечно же, собственных средств. Кроме того, под утвержденную областную программу предусматривалось выделение льготных кредитов.

Несмотря на смутное время перемен, Саркисян верил в успех, и все складывалось вроде не плохо: в 1991 г. он смог убедить самого Егора Гайдара (который тогда являлся председателем Правительства) выделить финансовые ресурсы на приобретение современного импортного оборудования для нового цеха. Тогда, в эти первые сумасшедшие годы перестройки, все были безоблачными романтиками. И у Саркисяна не было даже тени сомнения в том, что за год-два новый корпус вступит в строй. Поэтому он, не теряя времени, использовал финансовые средства - подписал с индийской фирмой «Уша интерконтиненталь» договор на поставку оборудования, и новые партнеры из этой компании тут же контракт выполнили! И что же? Новейшее оборудование было обречено на долгие годы простоя, его даже из упаковки не доставали - чтобы целее было!

Что и говорить: не раз бестолковые годы перестройки обламывали крылья романтиков, подобных Рудольфу Саркисяну, не раз расплачивались они за жесткую реальность инсультами, инфарктами и другими смертельными болезнями - потому что чем больше и грандиознее мечты, тем больший и удар постигает мечтателей, когда мечты разбиваются.

Конечно, он очень переживал, когда в 1994 г. пришлось строительство приостановить, так как Правительство оказалось просто несостоятельным и не перечислило обещанный один миллиард рублей льготного инвестиционного кредита, который ранее обещало выделить на возведение жилого дома и нового цеха. Кризис экономики и власти парализовал всю страну, и Кольскому пивзаводу тоже пришлось полной мерой хлебнуть этой горечи. Правительство страны было бессильно что-либо сделать, не видело и выходов из создавшегося положения в ближайшем будущем. Доморощенные идеологи перестройки обращались за помощью к заграничным спецам, чтобы найти хоть какие-то ориентиры во тьме, окутавшей экономику страны. Но все теоретические выкладки западных специалистов оказались малоэффективными для русского народа и для такой непонятной им страны, как Россия.

Все мы еще находимся под впечатлением проведенной в диком темпе приватизации предприятий. В числе одних из первых, подлежащих акционированию, был и Кольский комбинат. В соответствии с Указом Президента РФ № 721 от 01.06.92 г. в ноябре 1992 г. Кольский пивкомбинат вынужден был преобразоваться в акционерное общество открытого типа «Арктикпиво». На собрании акционеров генеральным директором единогласно избрали Р.Г. Саркисяна. Вот так все они стали в мгновение ока предпринимателями «новой волны». А слово «предприниматель» буквально сразу обыватели, обворованные, обобранные и униженные никчемными, обанкротившимися бывшими руководителями от партии и правительства, с их же подачи превратили в слово ругательное - ну, ни дать, ни взять, а заполонили государство откуда-то взявшиеся новые нэпманы!

Кстати, и такой поворот событий - он тоже не нов и традиционен для нашей страны: ловкие ребята, если хотят отвлечь внимание от своих персон, всегда громче всех кричат «Держи вора!» и при этом указывают совсем в другую сторону от себя - лишь бы уйти от ответственности за свои деяния! Так что, все произошло как всегда у нас: руководящая партия обанкротилась, а вину возложили за разруху на тех, кто еще не опустил руки и стал, как мог и как понимал ситуацию, из последних сил карабкаться из трясины к свету, к успеху, к жизни...

И вот тут-то началась для предприятия совсем новая и дикая полоса. С одной стороны, властные чиновники «родного города Колы», как и мурманские, резко вычеркнули Кольский пивзавод из списка тех, о ком они должны проявлять хоть какую-то заботу.

Кончилось время, когда Кола и Мурманск оспаривали друг у друга право называть комбинат своим. Теперь на это претендовали только финансовые контролеры, а затем и налоговики всех уровней - уж эти-то товарищи в период, когда законодательства, применимого к акционерным обществам, еще, можно сказать, не было или оно существовало только в зачаточном состоянии, не успевая за реалиями жизни, столько кровушки из новых предпринимателей попили, что, наверное, и до сих пор она у них колом стоит в горле, о себе напоминает, да и вряд ли когда забудется.

С другой стороны - началось давление криминальных структур и монополий, которые не раз выходили на руководство предприятия, пытаясь подмять местных производителей под себя. Предложения были самые заманчивые. Но никогда, как бы трудно ни было, у Саркисяна не было даже мысли кому-то «продаться». Хотя примеров, как «продаются», в то время было множество. Но, заглядывая в будущее, он твердо верил, что настанет время стабилизации, и это предприятие - спасательный круг и для сотен людей, здесь работающих, и опора областной экономики.

Именно потому он пошел в политику - выдвинул свою кандидатуру на выборах в Мурманскую областную Думу - что решил противостоять непорядочным людям, криминальным устремлениям отдельных выдвиженцев, которые рвались к власти ради того, чтобы получить доступ к материальным богатствам края, его ресурсам.

Думая о будущем завода, он понимал, что кризис не может быть вечным, а у завода нет будущего без продолжения строительства начатых объектов. И тогда он взял на себя ответственность, сделал рискованный шаг: оставлять часть денежных средств, подлежащих отчислению в бюджет и внебюджетные фонды, для финансирования строительства. К такому решению он пришел, подсчитав, что если отдавать государству все установленные налоги, учитывая многократно увеличившиеся цены на сырье, оборудование, энергоресурсы, то денег на развитие производства не остается.

Конечно, это был безумный, отчаянный шаг в борьбе с государством, которое не выполнило своих обещаний и просто «кинуло» предприятие, как сейчас называют такое положение дел даже в правительственных кругах. Шаг этот можно сравнить разве что с подвигом Александра Матросова, который грудью кинулся на фашистскую амбразуру и закрыл на какое-то время наступавших солдат от смертельных пуль вражеского дзота. Так и Саркисян: на какое-то время он прикрыл предприятие от обескровливания, но впоследствии это ему стоило «столько крови», настолько дорого обошлось и ему, и заводу, и всем работникам, что и вспоминать тошно: проверки, аресты имущества, суды, следствия... Все это ему предстояло пережить!

Но зато с 1990 по 1996 г. были сданы в эксплуатацию: здание управления и столовая на 50 посадочных мест (вместо гнилых «деревяшек»), прирельсовый склад тары вместимостью 5 тысяч тонн, трансформаторная подстанция, которая отныне могла предотвратить губительные последствия при возможных авариях электрических сетей, склад мазута для хранения более 1,0 тыс. тонн топлива заводской котельной.

В 1992 г. в основном корпусе была смонтирована линия по приготовлению и розливу водки (производительностью 6 тыс. бутылок в час).

В феврале 1996 г. вошел в строй новый цех по розливу ликеро-водочных изделий в пос. Мурмаши. (Потом его, как и другие объекты, арестуют и изымут из имущества комбината за долги, которые не могли не образоваться после принятого решения по невыплате налогов).

Кроме того, Саркисян принял решение воплотить в жизнь провозглашенную Коммунистической партией программу по обеспечению населения страны благоустроенным жильем. Кто из старшего поколения и сегодня не помнит, как громко кричали партийные идеологи о том, что в начале XXI века каждая советская семья будет жить в отдельной благоустроенной квартире?! С трудом верили люди в осуществление такого чуда, но слова обнадеживали и вселяли надежду, что пусть не в обещанные сроки, а значительно позже, но все-таки эта социальная проблема будет решаться! Уж коли обещали...

Но и это обещание оказалось пустой профанацией, и новое российское правительство даже не считало нужным брать на себя обязательства по выполнению обещанного старыми властями. Легко отмахнулись партийные и правительственные лидеры, в быстром темпе занявшие руководящие кабинеты под новым флагом, от своих заверений, - что им народ, когда собственные интересы под угрозой?! Никто из них ведь не чувствовал личной ответственности за государственную политику.

Но не таким был Саркисян. Вот уж и впрямь сбываются горькие слова: если в России Бог хочет наказать человека в этой жизни или если хочет приобщить к лику святых на том свете, то дает человеку Совесть. Совестливый коммунист Саркисян посчитал себя лично ответственным перед коллективом за выполнение жилищной программы. Поэтому за 1992-1995 г.г. были построены два жилых дома на 140 квартир!

Кроме того, многим были выделены денежные ссуды, чтобы они могли купить себе квартиры большей площади - в Коле или Мурманске. Вот таким образом все работники завода, благодаря новому руководству комбината по инициативе Р.Г. Саркисяна улучшили свои жилищные условия - за счет увеличения площади или получения первого в их жизни собственного жилья, и очередь ожидающих жилье навсегда исчезла. Новоселы тех лет (Галина Суханова, Людмила Хаперскова и многие другие) никогда уже не забудут этого исторического события!

И если русские предприниматели в дореволюционной империи оставляли после себя память в виде построенных храмов, больниц и других общественно значимых сооружений, то и романтик новой волны Рудольф Григорьевич Саркисян оставил о себе в сердцах благодарных работников завода не менее достойную память!

И еще, что осталось нам на память - это новое название предприятия, которое с ноября 1994 г. стало называться «Арктик РуС», и это новое словосочетание включает в себя в сокращении имя и фамилию Саркисяна (Постановление администрации Кольского района Мурманской области от 29 декабря 1994 г. № 531а). Таким образом, акционеры выразили единодушную поддержку политики своего первого президента!

Рудольф Саркисян - романтик «новой волны»


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

52.23.234.7

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2019 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .