Главная Речь товарища Горбачева М.С. часть 3
Речь товарища Горбачева М.С. часть 3 Печать E-mail

И еще вот о чем хотелось сказать на нашей встрече.

Нам, товарищи, надо вести строгую линию на экономию.

Надо экономить труд, надо экономить ресурсы, о чем я уже говорил, экономить денежные средства. У нас в этом много беспорядка. Хочу это подкрепить одним, но очень важным, существенным примером. 

Поскольку на протяжении и многих десятилетий в руководстве экономикой, да и в целом обществом делалась ставка на централизацию, на использование командно-административных методов, это привело к большому разрастанию аппарата управления — и государственного, и хозяйственного, и аппарата общественных организаций, и в какой-то мере партийного аппарата. В сфере управления у нас сейчас занято около 18 миллионов человек, из них 2,5 миллиона — аппарат различных органов управления и порядка 15 миллионов человек — управленческий персонал объединений, предприятий и организаций. Все это составляет 15 процентов трудовых ресурсов страны. На каждые шесть-семь человек — управляющий.

Теперь, когда мы идем по пути широкой демократизации, развития инициативы и ответственности трудовых коллективов, повышения их самостоятельности, переходим на экономические методы управления взамен административных, естественно, мы должны основательно подумать над тем, чтобы упростить непомерно разбухший аппарат. Раньше, как только возникала какая-то проблема в сфере экономики, и вообще в обществе, так сразу вносилось предложение создать такую-то организацию для ее решения, Можно было подумать, что это помогало. Ничего подобного.

Но делать это будем весьма ответственно и взвешенно, проявляя заботу о каждом человеке, о его судьбе, о судьбе его семьи. Мы должны в этом случае все решать по-социалистически. Работы у нас стране много, и каждому найдется дело. Очень много работы.

Содержание всего аппарата управления — большая статья для экономии национального дохода. Ведь сейчас на это — на содержание, на оплату аппарата, численность которого я назвал, — в год мы расходуем более 40 миллиардов рублей, а приращиваем национальный доход в последние годы в размере около 20 миллиардов рублей.

Недавно ЦК КПСС и правительство приняли решение о переводе на хозрасчет научный учреждений. Эта мера осуществляется с целью повышения отдачи накопленного в стране научного потенциала и с целью опять-таки экономии. Это все меры не только необходимые, но и справедливые. Вот вчера директор комбината «Североникель» товарищ Ермаков говорил: теперь в условиях хозрасчета мы науке будем оплачивать реальный эффект, который она нам даст. До сих пор, поскольку это шло за счет государства, мы подписывали договор независимо от того, что давала наука. А теперь не можем. Это наши деньги, мы должны обеспечить хозрасчет и самофинансирование. Поэтому работники научных учреждений тоже должны подумать, как вносить больше меда в наш социалистический улей. А тот, кто не зарабатывает, пусть самораспускается. Это тоже демократично. Ведь социализм — это же оплата по труду. А если нет труда, какая же оплата. Между прочим, решением Совмина мы закрыли уже два отраслевых института, которые за последние годы ничего существенного не дали экономике. А сейчас принято решение о переводе всей науки на хозрасчет. Это диктуется интересами общества и самих научных работников. Ведь, откровенно говоря, талантливые научные работники ставят остро вопрос, что надо платить за реальный труд, за реальный вклад. Строго следовать принципам социализма: от каждого — по способностям, каждому — по труду.

Мы будем и дальше принимать решения, осуществлять меры, нацеливающие всех на рачительное хозяйствование.

В этом смысл реформы планирования и управления, одна из целей перестройки. Но и сознание, совесть человека тоже надо направить на беспощадную борьбу с бесхозяйственностью. Сколько ее еще у нас! Во всех отраслях народного хозяйства. Да что там отраслях — в каждом коллективе, на каждом рабочем месте. Возьмите потери при уборке и хранении сельскохозяйственной продукции, при заготовке леса, в строительстве. Наверное, каждый сидящий из вас в этом зале, не задумываясь с ходу назовет десятки примеров, которые подтвердят, что бесхозяйственность сидит у нас повсеместно. Это наш враг. Мы еще недопустимо расточительны и не бережливы. Это мы должны осознать и изменить решительно все к лучшему в стране.

Научимся хозяйствовать экономно, наведем должный экономический порядок каждый в своих делах, на своем рабочем месте — получим огромный эффект в хозяйстве. Не надо будет строить десятки, новых предприятий, вкладывать миллиардные капиталовложения. Ближе, осязаемее станут результаты перестройки. Не говоря уже о том, что всякая расточительность предельно отрицательно влияет на нравственность человека. Избавиться от нее — значит еще больше оздоровить тот моральный климат, в котором мы живем, работаем, отдыхаем.

Следует подчеркнуть, товарищи, что с реализацией радикальной реформы экономики наше общество вступает в решающий этап перестройки.

Вчера в беседе с хозяйственниками, представляющими горнорудный комплекс Мурманской области, я сказал, что мы в Политбюро считаем: наступил критический этап перестройки. Успех этого огромного исторического дела — в компетентном политическом, хозяйственном руководстве и высокой сознательности трудящихся. Вот две главных предпосылки. Давайте действовать сообща, исходя из такого понимания нашей ответственной ситуации.

Если где-то что-то не получается, дает неожиданный, непредвиденный или нежелательный результат—это не повод для разочарований, отказа от борьбы.

Это повод для другого. Для того, и только для того, чтобы поставить вопрос единственно по-марксистски, по-социалистически, по-научному: каковы причины того, что не реализуется намеченное, сохраняются еще апатия, безынициативность, выжидание. А, разобравшись в истоках той или иной ситуации, действовать решительно, исправляя положение к лучшему.

Конечно, нам еще долгое время придется преодолевать последствия застоя. Мы в известной степени привыкли к нему, психология наша адаптировалась к его условиям, требованиям, проявлениям. Широкое распространение у нас получили такие явления, как уравниловка, иждивенчество. Я бы даже сказал, что застой психологически для многих был весьма удобен. Некоторые и по сию пору больны ностальгией по тому времени. Это надо видеть и понимать — такова реальность. И с учетом этой реальности надо действовать.

Но видеть подобную действительность — не означает мириться с ней, как говорится, отдаться на волю событий. Для нас видеть и понимать — лишь первый шаг, необходимая предпосылка к изменению такой ситуации. Только на пути экономических, социальных мер, на пути воспитания общей и политической культуры мы сможем все это преодолеть. Причем в обстановке открытости, гласности. И это, товарищи, очень серьезно скажется на морали человека, его гражданской позиции. Одно ясно и твердо должны мы себе сказать, что с обломовщиной социализму не по пути.

В общем, перестройка продолжает наращивать и темпы, и масштабы, обретая все более твердую поступь. И задача всех — придать этому движению последовательность и должное ускорение. Хочу еще раз повторить: все, что намечено, может быть осуществлено только нашим трудом. Никакого чуда не произойдет и произойти не может. Обновление нашей жизни, в чем мы кровно все заинтересованы, мы должны сотворить своими руками! Вот и весь ответ.

Товарищи! Через призму общих дел, задач перестройки в целом надо рассматривать и положение в вашей области. О вашем трудовом вкладе я уже сказал. Мы его высоко ценим. Но у меня есть и замечания по вашей работе.

Прежде всего, я хотел бы сказать вот о чем. Живете вы на Крайнем Севере. Состав населения у вас особый, задачи — особые, в особых условиях они решаются. Рабочее место многих жителей города — в море, за тысячи миль от дома. И естественно, что люди нуждаются в повышенной заботе, в социально-культурных условиях жизни.

Подходя таким образом к вопросу, мне хотелось бы обратить внимание на низкие темпы жилищного строительства, что создало остроту с обеспеченностью жильем, особенно рыбаков. Сейчас дело несколько изменилось. Но расчеты, которые сегодня имеются в областных организациях, а они базируются на данных трудовых коллективов, показывают, что они не соответствуют задаче решения жилищной проблемы к 2000 году. Надо дело менять, темпы наращивать.

Немало трудностей с обеспечением детскими дошкольными учреждениями, школами, медицинскими, культурными и спортивными учреждениями.

Горько и обидно было слушать вчера замечания рабочих. За последние 6—7 лет в два раза увеличились мощности комбината «Североникель».

Но в ходе решения таких огромных задач не хватило внимания, партийности, совести, в конце концов, ни у руководителей комбината, ни у руководителей отрасли, чтобы позаботиться о людях, которые решают эти производственные задачи. Опять подход к социальной сфере на основе остаточного принципа. Все; что останется. И в результате неудобно нам было с товарищем Ермаковым Владимиром Николаевичем, с другими товарищами слышать вчера справедливые замечания: детей негде оставить, не хватает дошкольных учреждений. Безобразие. И безрукость. Вообще безответственность.

Конечно, товарищи, все эти задачи, о которых я говорю,— непростые. Нужны решительные меры, надо лучше использовать мощности крупнопанельного домостроения. Надо основательно заняться в области развитием производства стройматериалов. Ведь такие уникальные возможности редко где можно найти. Все может здесь быть. Однако цемент в Мурманскую область завозят. Стройматериалов не хватает. Кирпичный завод — Кильдинский, построенный в 1936 году, из-за ветхости основных фондов снижает объем производства.

Разве это не характеристика того, как относятся местные областные организации к этим проблемам, как относятся министерства к решению вопросов, связанных с социальным переустройством области? А ведь здесь, на Севере, действуют предприятия крупных наших министерств. И что же — они для жителей сурового края не могут позаботиться о создании нормальных условий? Мы поручим рассмотреть все эти вопросы в комплексе. Но я должен сказать, что обкому партии и облисполкому надо тоже действовать решительнее. Под лежачий камень вода не течет.

Или возьмите выпуск товаров народного потребления на душу населения. Этот показатель у вас на 36 процентов ниже, чем в среднем по Российской Федерации. Я понимаю, структура у вас особая, сырьевые отрасли. Но ведь можно и цемент из местного сырья выпускать, и давать его народному хозяйству как товар народного потребления для розничной торговли, для развития индивидуального строительства, для садоводов. Можно решить вопрос? Можно! Не решается. Кстати, у вас уже появляются избыточные трудовые ресурсы в Мурманской области.

Их надо занимать. Разве нельзя занять на производстве женщин? Особенно женщин из семей военнослужащих. Это образованный, как правило, народ. Разве нельзя связаться с такими центрами, как Ленинград и Рига, и организовать здесь филиалы радиотехнической промышленности, электроники? Это будет прибавлять потенциал.

Здесь присутствует министр судостроения И. С. Белоусов. Сколько делает это министерство автоматики, приборов для себя. Разве здесь нельзя выпускать все это? Но нет, Игорь Сергеевич говорит: в Мурманске надо не только зарплату, но и еще коэффициент выплачивать. Разве это разговор?

До настоящего времени четвертая часть промышленных предприятий как области, так и города Мурманска не привлечена к выпуску товаров. Не годится это, товарищи.

Население испытывает трудности с ремонтом квартир, бытовой техники, пошивом одежды. Очень слабо себя проявляет кооперация.

Вот ваши соседи — Архангельская область. В Мурманской области по сравнению с Архангельской реализуется через кооперацию в 2—3 раза меньше овощей, фруктов, картофеля. Значит, пассивный, инертный народ сидит во главе кооперации. Должен отметить как достижение то, что за последние годы много сделано по наращиванию собственного производства бройлеров, свинины, молока. Это хорошо. Но надо искать пути и резервы, чтобы и дальше это развивать и сокращать завоз продукции извне. Это надежней, это выгодней, это устойчиво. Непонятно, как случилось, что в области всего только 18 гектаров теплиц. Принцип один — на каждого человека — один квадратный метр. У вас в области один миллион сто тысяч населения, значит, 100 гектаров теплиц надо иметь. Теплицы у нас монтируются из готовых элементов.

Сельхозтехника может смонтировать столько, сколько заявлено. Мы их монтируем и по многим странам мира. Мощности огромные. Все это отработано. Большинство северных и сибирских городов давно уже решили проблему обеспечения овощами за счет теплиц.

В конкретных условиях Севера важная задача — сохранить, использовать то, что завозится. А смотрите, в 1986 году во время хранения у вас было потеряно и списано на корм скоту 40 тысяч тонн картофеля и другой плодоовощной продукции. Это, товарищи, 22 процента от объемов реализации. Я понимаю, что это может и от качества зависеть, но, наверное, и от хранения, а разве нельзя иметь надежные хранилища, чтобы в крупных городах области решить эту проблему основательно. Куда же смотрят областные и городские организации? Значит, и в их подходах — остаточный принцип.

Нас беспокоят наметившиеся негативные тенденции в развитии рыбной промышленности области, а ведь она у вас занимает большой удельный вес в экономике. Не выполняются установленные задания. Тут много проблем: и сверхнормативные простои судов, и недостатки в переработке. Сегодня мы послушали интересные сообщения, предложения на этот счет. Хорошо, что это подкреплялось конкретными разработками объединений, которые готовят технику для переработки рыбы. Я думаю, что мы должны прийти на помощь области, чтобы решить эту проблему. Но надо думать и самим рыбакам, действовать надо более решительно на месте, и партийным организациям следить за этими вопросами. Думаю, что и Министерство рыбного хозяйства, министр товарищ Котляр, который находится здесь, тоже примут меры.

Особо большое значение сейчас приобрела проблема комплексного использования ресурсов и природных ресурсов Кольского полуострова. Речь идет, прежде всего, об апатито-нефелиновых рудах. Тут многие подходы уже найдены. У науки разработки есть. Это требует огромных вложений. Называют цифры три и больше миллиардов рублей. Но я думаю, что вчерашний разговор пойдет нам на пользу, и центру, и всем, кто связан с этой проблемой. В ближайшие дни товарищи поработают здесь, и министерство, Госплан, местные органы подготовят предложения для ЦК и правительства. Мы на Политбюро рассмотрим эти вопросы. Тут большие союзные интересы, и их надо продумать.

Хочу, товарищи, выразить надежду, что трудящиеся Мурманска и Мурманской области будут настойчиво решать стоящие перед областью и страной задачи. И я думаю, вам уж не занимать ни умения бороться за решение самых трудных задач, ни умения бороться за линию партии. Не занимать вам и патриотизма. Я пожелаю вам больших успехов.

Товарищи! За процессом перестройки в нашей стране с огромным интересом следят миллионы людей во всем мире. Наш смелый выход на грандиозную созидательную работу, на революционные преобразования, требующие консолидации всех сил страны,— это мощное свидетельство нашей уверенности в том, что мир можно сохранить, что у человечества есть будущее.

Да, международная обстановка остается сложной. Опасности, на которые мы не имеем права закрывать глаза, сохраняются. Но кое-что все-таки изменилось или начинает меняться. Конечно, если судить об обстановке только по речам некоторых высокопоставленных деятелей Запада, в том числе по их «программным» заявлениям, то вроде бы все осталось по-прежнему: те же антисоветские выпады, те же требования к нам доказать свою приверженность к миру отказом от наших порядков и принципов, тот же конфронтационный язык: «тотализация», «коммунистическая экспансия» и т. д.

Однако по прошествии нескольких дней об этих речах часто уже никто не вспоминает, и уж во всяком случае не содержащиеся в них тезисы фигурируют за столом деловых политических переговоров и контактов. Это очень интересный момент, интересное явление. Это, как раз и подтверждает, что мы имеем дело с риторикой вчерашнего дня. А живые реальные процессы пришли в движение. Значит, действительно кое-что все-таки меняется. И одним из элементов изменений является то, что теперь уже трудно внушить людям, будто наша внешняя политика, наши инициативы, наша программа безъядерного мира — всего лишь «пропаганда».

Пробивает себе дорогу новая, демократическая философия международных отношений, мировой политики. Новое мышление с его гуманными, общечеловеческими критериями и ценностями проникает в самые различные слои. Сила его в том, что оно созвучно народному здравому смыслу. А если учесть, что для мирового общественного мнения, для народов мира характерна большая обеспокоенность положением в мире, то наша политика — это приглашение к диалогу, к поискам, к лучшему миру, к нормализации международных отношений. Вот почему, несмотря на все попытки очернить, принизить значение наших внешних инициатив, они пробивают себе дорогу, потому что они созвучны настроениям широких масс трудящихся и в реалистических политических кругах Запада.

Благоприятные тенденции крепнут в межгосударственных отношениях. Содержательный, откровенный и отнюдь не безрезультатный для обеих сторон диалог по линии Восток — Запад стал характерным признаком сегодняшней ситуации мировой политики. Совсем недавно весь мир приветствовал достигнутую в ходе переговоров в Вашингтоне договоренность о том, что выработка соглашения по ракетам средней дальности и оперативно-тактическим ракетам будет в самые короткие сроки завершена и затем оно будет подписано на высшем уровне. Мы, таким образом, накануне крупного шага в деле реального ядерного разоружения. Если он состоится, это будет первый шаг за все послевоенное время. До сих пор пока или шла гонка вооружений; или во всяком случае или ограничивали в какой-то мере эту гонку вооружений, но не было еще сделано ни одного конкретного шага по разоружению, по ликвидации ядерного оружия.

Путь к этому обоюдному советско-американскому решению был труден. Переломным событием на этом пути стал Рейкьявик. Жизнь подтвердила правильность нашей оценки встречи в исландской столице. Вопреки всяким паническим шараханьям, скептическим заявлениям и пропаганде, кричащей о «провале», события пошли в направлении, проложенном Рейкьявиком. Они подтверждают правильность той: оценки, которая была нами дана буквально через 40 минут после того, как эта встреча завершилась драматически, как вы это помните.
Рейкьявик действительно стал поворотным пунктом мировой истории, показал возможность улучшения мировой обстановки. Создалась иная ситуация, и никто уже после Рейкьявика не мог действовать так, будто ничего не произошло. И для нас он был событием, которое подтвердило правильность избранного нами курса, необходимость и конструктивность нового политического мышления.

До полного использования заложенного в Рейкьявике потенциала еще далеко, но уже сейчас обозначились просветы не только по РСД и ОТР. Наметилось движение в вопросе о запрещении ядерных испытаний, скоро начнутся полномасштабные переговоры по этой проблематике. И очевидно, что наш мораторий не прошел впустую. Это тоже был нелегкий шаг для нас. Он породил и усилил повсюду в мире требования покончить с испытаниями.

Не берусь предсказывать ход событий. Не все зависит от нас. Вне сомнения, что первые результаты, достигнутые на днях в Вашингтоне, предстоящая встреча с президентом США могут вызвать своего рода мирную «цепную реакцию» в области стратегических наступательных вооружений и невывода оружия в космос, а также во многом другом, что сегодня требовательно стучится в повестку дня международного диалога.

Итак, есть признаки улучшения международной обстановки, но есть, повторяю, и тревожные моменты, чреватые резким обострением ситуации в мире.

Было бы с нашей стороны безответственно недооценивать силы сопротивления переменам, силы эти влиятельные, ослепленные ненавистью ко всему прогрессивному и очень агрессивные. Они есть в разных кругах западного мира, но наибольшая их концентрация среди тех, кто непосредственно идеологически и политически обслуживает военно-промышленный комплекс и от него, как говорится, кормится. Вот недавний выразительный пример. 10 сентября в объединенном экономическом комитете конгресса США началась серия слушаний на тему: «Экономические реформы Горбачева». Участвуют сенаторы и конгрессмены. Слушания и открытые, и закрытые. Выступают представители администрации, аналитики-советологи из ЦРУ, из министерства обороны США, из различных научных центров. И, в общем, это нормально. Даже

(Окончание на 3-й стр.)

НЕМЕРКНУЩИЙ ПОДВИГ ГЕРОЕВ ЗАПОЛЯРЬЯ 


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

34.229.175.129

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2019 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru