Главная Роль нефтегазового сектора как локомотива развития регионов
Роль нефтегазового сектора как локомотива развития регионов Печать E-mail

Интерес государства к деятельности нефтегазового комплекса в пореформенный период носил фискальный характер

Алексей Фадеев, кандидат экономических наук

В настоящее время почти две трети экспорта России составляют углеводородные ресурсы, включая продукты их переработки. В приросте экспорта указанная доля намного выше. В 1998-1999 гг., до повышения цен на нефть и газ, объем экспорта составлял около 75 млрд долл. в год. При первом повышении цен в 2000 г., объем экспорта сразу вырос на 40% и в 2000-2002 гг. составлял около 105 млрд долл. в год.

С 2003 г. началось ежегодное и значительное повышение цен, и соответственно объем экспорта увеличился в 2003 г. до 136, в 2004 г. – до 183, в 2005 г. – до 245 и в 2006 г. – до 305 млрд. долларов. За семь лет объем экспорта увеличился в 4 раза, а приток валюты в страну – на 230 млрд долл. При этом экспорт почти вдвое превышал импорт и положительное сальдо внешней торговли с 2005 г. превысило 100 млрд. долл. [2]

Примечательно, что интерес государства к деятельности нефтегазового комплекса в пореформенный период носил, прежде всего, фискальный характер, прибыль от которого не стала заметной долей средств, идущих на обновление безнадежно устаревших основных фондов отрасли и формирования действительно эффективной рыночной инфраструктуры инвестиций.

Социально-экономические аспекты освоения морских нефтегазовых месторождений арктического шельфа

Основное направление формирования деятельности нефтегазового комплекса состоит в создании таких условий, которые способствовали бы сближению реализованной и потенциальной ценности углеводородов. Под общественной ценностью понимается совокупность (прямых, косвенных и мультипликативных) эффектов, получаемых от освоения и использования ресурсов углеводородного сырья [2]. Такие эффекты могут выражаться не только в денежной форме, но и в форме косвенных и опосредованных выгод, таких как повышение ценности человеческого капитала. Под человеческим капиталом в данном случае понимается совокупность навыков, воплощенных в человеке, включая образование, интеллект, созидательность, опыт работы, предпринимательская способность и т.д. Так, при освоении нефтегазовых ресурсов в условиях системы централизованного планирования и управления часто ориентировались на достижение, прежде всего, определенного уровня производственных показателей.

В конце прошлого столетия российское законодательство и система регулирования недропользования в целом были сконцентрированы на задаче максимального вовлечения природных ресурсов в рыночный оборот и изъятия рентного дохода. 
В современных условиях, в связи с переходом экономики в относительно устойчивое состояние развития, основные приоритеты государственно-го регулирования нефтегазовой промышленности должны быть смещены в область формирования условий «участия» минерально-сырьевого комплекса в решении более широкого круга социально-экономических задач.

Устойчивое развитие нового нефтегазового региона предполагает создание механизмов обеспечения необходимого развития, уровня потребления и социального согласия в обществе, обеспечения устойчивого развития экономики, а также реализации устойчивого функционирования биосферы.  

Поэтому реализованная ценность (на региональном уровне) в значительной мере отличалась от ее потенциально возможного уровня. Обеспечение приемлемого уровня общественной ценности углеводородных ресурсов возможно только при наличии развитой системы институтов современного гражданского общества, а также эффективной специализированной институциональной системы, направленной на обеспечение социально-ориентированного освоения месторождений.

Норвежский опыт государственного участия в формировании отрасли

Одним из удачных примеров эффективного взаимодействия указанных институциональных систем является стремление правительства Норвегии создать такую систему использования доходов Норвежского государственного нефтяного фонда, которая вписывалась бы в систему гражданских и морально-этических норм, присущих современному обществу. Деятельность данного нефтяного фонда осуществляется под эгидой Норвежского банка, которым разработаны соответствующие «Принципы корпоративного управления и защиты финансовых активов».

В соответствии с данными «Принципами…» при приобретении активов (в форме ценных бумаг – акций различных компаний) необходимо ориентироваться на то, насколько система корпоративного управления в данных компаниях «ориентирована не только на создание прибыли, но и с уважением относится к национальным и международным законам и соглашениям, а также принимает во внимание фундаментальные этические и экологические принципы». [4]

Наиболее характерным примером учета социально-экономических факторов при определении направлений вовлечения в оборот углеводородных ресурсов является их освоение на шельфе Северного моря, прежде всего Норвегии. В начале 1960-х годов Норвегия еще не имела нефтегазовой промышленности, однако существовало понимание необходимости ее формирования при активном государственном участии. Созданию прочных переговорных условий по отношению к нефтегазовой промышленности способствовала благоприятная экономическая ситуация: устойчивый экономический рост, высокий уровень занятости, профицит бюджета и отсутствие срочной необходимости ускоренного развития нефтегазового комплекса в целом. Такая ситуация определила основу устойчивых государственных позиций в переговорах с международными компаниями, желающих принять участие в освоении норвежского континентального шельфа.

Основной задачей Норвегии являлось усиление своих позиций посредством расширения внутреннего присутствия: участие в проектах государства и повышение уровня регулирования нефтегазовой отрасли в целом.

При государственной собственности на недра государство (в зависимости от институциональных и экономических условий, а также переговорной силы между государством и недропользователем) может рассчитывать не только на получение денежных средств (налогов и платежей). Весьма важным обстоятельством является развитие местных отраслей промышленности, связанных с поставками товаров и услуг для нужд нефтегазового комплекса.

Успех Норвегии в обеспечении высокого уровня использования углеводородных ресурсов в интересах общества во многом обязан правительственной политике, которая поощряла партнерство между иностранными и норвежскими компаниями. Так, правительство Норвегии сделало обязательным исследовательские программы для зарубежных компаний, что явилось предпосылкой того, что нефтегазовые технологии, разработанные и внедренные в Норвегии, в настоящее время входят в число лучших в своих сферах. Начиная с 1970г., государством была признана важность поощрения конкуренции в нефтегазовой промышленности и в то же время необходимость стимулирования развития отечественного нефтегазового комплекса. Так, использование местных товаров и услуг было в явном виде определено законодательно: в период 1972-1974 гг. норвежская доля поставок достигала уровня 90%.

Создание в 1972 г. норвежской государственной компании «Статойл» и обеспечение участия в освоении шельфа двух частных норвежских компаний – «Норск Гидро» и «Сага Петролеум» - было направлено на формирование ключевой роли норвежских компаний в нефтегазовом секторе.

Международным и зарубежным компаниям была отведена ключевая роль технологической обеспечения в совместных альянсах с норвежскими компаниями, а также роль «катализатора» в превращении норвежских компаний в полноценных операторов разработки шельфовых месторождений.

Совместные предприятия в сервисном секторе также создавались на основе принципов, в результате действия которых норвежские инжиниринговые компании смогли получить доступ к передовым технологиям. Норвежский опыт показывает, что процедура доступа иностранных компаний к разработке углеводородных месторождений может эффективно использоваться как инструмент решения широкого круга технологических, экономических и социальных проблем. Так, например, реализованная общественная ценность освоения месторождения «Экофиск» (крупнейшее месторождение на шельфе Северного моря) по состоянию на конец 2004 г. выглядела следующим образом: в общей стоимости добытых ресурсов 36% составляла стоимость товаров и услуг (закупленных для реализации проекта), около 50% приходилось на обычные налоги, а также платежи рентного происхождения, примерно 4% составила зарплата занятых в проекте и около 10% получили владельцы компаний-недропользователей.

Роль экономики добывающего региона

В Российской Федерации усиление роли государства требуется, в первую очередь, в вопросе регулирования пользования природными ресурсами. В соответствии с законодательством недра в России принадлежат государству, однако практика последних 15 лет показывает, что темпы роста уровня жизни населения и пополнения бюджета слабо определяются эффективностью работы нефтегазового комплекса страны.

Баланс интересов и минимизация противоречий между государством нефтегазовыми компаниями и местным населением во многом определяют поступательное и сбалансированное развитие экономики добывающего региона. Игнорирование или ущемление интересов кого-либо из перечисленных субъектов неизбежно будет приводить к существенному снижению так называемого синергетического эффекта, основанного на взаимном сотрудничестве.

Содействие формированию производственной инфраструктуры в добывающих регионах заслуживает особого внимания в государственной экономической политике и является необходимым условием устойчивого и эффективного развития нефтегазового комплекса как базовой составляющей региональной хозяйственной специализации. Производственная структура нефтегазодобывающего региона характеризуется тем, что она оказывает материальные и нематериальные производственные услуги, носящие вспомогательный характер. Нефтегазовая промышленность предъявляет особые требования к производству услуг промышленной инфраструктурой региона, во многом определяя экономическую деятельность всех предприятий и организаций региона, а косвенным образом и уровень жизни населения.

Развитие сервисного (производственного) сектора на региональном уровне не только создает условия для повышения добавленной стоимости при освоении углеводородных месторождений и способствует росту квалификационных требований к персоналу, но и снимает с нефтегазовых компаний риски, связанные с решением проблем занятости сервисных компаний. Сервисный сектор является одним из наиболее наукоемких элементов в структуре нефтегазового сектора, поэтому его становление и развитие должно быть одним из субъектов регулирования нефтегазового сектора на региональном уровне. К числу таких сфер регулирования с полным основанием относится всемерная поддержка предприятий малого и среднего бизнеса, введение ограничений на эксплуатацию оборудования с высокой степенью износа.

Безопасное освоение углеводородных месторождений во многом определяется эффективностью промышленной политики, под которой подразумевается комплекс целевых воздействий на хозяйственные процессы в нефтегазовом комплексе для достижения необходимых результатов. Это, прежде всего, ускорение темпов развития и модернизации технологической базы, повышение на этой основе качества и конкурентоспособности продукции, а также завоевания рынков (в том числе отечественного), что, в свою очередь, позволит обеспечить ресурсные возможности для дальнейшего технологического развития и экономического роста предприятий.

Важно, что в промышленности создается основной объем валового внутреннего продукта, а также факт того, что именно промышленность определяет технический уровень других отраслей народного хозяйства и социальной сферы, и, следовательно, положительная динамика промышленности предопределяет все состояние общественного развития. Таким образом, решительное изменение дел в промышленности к лучшему является безусловным императивом общего улучшения дел в стране, а также социально-политической обстановки в государстве и места страны на международной арене.

При правильной стратегии управления нефтегазовым комплексом государства, нефтегазовые проекты могут оживить общеэкономическую конъюнктуру большинства отраслей, и прежде всего крупной промышленности, так как в этом случае могут быть решены задачи экономической и социальной обстановки в стране. Важно подчеркнуть, что грамотная стратегия управления нефтегазовым комплексом не отрицает преимуществ международной интеграции и кооперации, возможность передачи бесценного технологического опыта освоения углеводородных месторождений иностранными партнерами.

Реализация нефтегазовых проектов способна вовлечь в работу ключевые отрасли промышленности, являющиеся смежными в межотраслевых технологических цепочках, ускоренное развитие которых явится локомотивом для смежных отраслей, то есть будут стимулировать развитие своих поставщиков и т.д. Главным методом вовлечения промышленности в реализацию нефтегазового сектора может и должна стать политика и практика заказов на основе тендеров. Именно посредством тендеров и, следовательно, заказов отобранных высокотехнологичных и социально ответственных поставщиков государство может и должно оказывать решающее позитивное воздействие на оздоровление промышленной и экономической сфер и на определенном этапе начнут действовать мультипликативные эффекты, своего рода самовозбуждение экономического роста. В сущности, речь идет о стимулировании раскручивания восходящей спирали производственного, а впоследствии на его основе инвестиционного и потребительского спросов. Согласно результатам многих научных исследований, именно внутренний спрос является главным и наиболее надежным двигателем экономического и социального прогрессов.

Нефтегазовая промышленность обеспечивает загрузку сотням предприятий смежных отраслей и в настоящее время имеет исключительное народнохозяйственное и социальное значение, предопределяя занятость населения, оперативность экономических связей, укрепление межрегиональных отношений, повышение налогооблагаемой базы. Наращивание производства в смежных отраслях промышленности будет способствовать росту спроса на продукцию этих отраслей через цепочки технологических связей и тем самым формировать у них дополнительные ресурсы.

Общим подходом промышленной политики при освоении углеводородных месторождений является максимальная загрузка мощностей и увеличение объемов производства. Это позволит основной массе предприятий полноценно восстановить экономическую ситуацию, наладить финансовое хозяйство, рассчитаться с кредиторами, а самое главное – наращивать инвестиционные возможности за счет амортизационных отчислений, а также за счет увеличения собственной прибыли для инвестирования, что в свою очередь, позволит проводить модернизацию основных фондов и их поддержание в работоспособном состоянии.

Мурманский потенциал российского севера

Согласно оценкам экспертов, эффект развития нефтегазового комплекса на территории Мурманской области в той или иной степени ощутит экономика восьми регионов: Мурманской, Архангельской, Вологодской, Ленинградской, областей, Санкт-Петербурга, Республики Карелия и Республики Коми, Ненецкого автономного округа. Основной эффект от развития нефтегазового комплекса ощутят не только «добывающие», но и «обрабатывающие», «машиностроительные» регионы Северо-Запада, строительная индустрия и электроэнергетика. Согласно проведенным исследованиям, каждый рубль дополнительного производства продукции нефтегазового комплекса увеличивает ВРП на 1.5-1.6 руб. [3]. Дополнительный эффект будет получен в виде роста налогооблагаемой базы, создания новых рабочих мест, увеличения платежеспособного спроса населения и т.д.

Огромные запасы углеводородных ресурсов Арктического шельфа позволяют говорить о существенном для страны рентном потенциале, несмотря на удаленность и суровые климатические условия, что значительно удорожает работы в этих регионах. При разумной фискальной политике освоение нефтегазовых месторождений на севере России может стать не только выгодным вложением инвестиций и источником получения рентных доходов для государства, но и основой регионального социально-экономического развития.

Экономика нефтегазовых регионов в целом базируется на добыче углеводородных ресурсов и в значительной степени зависит от темпов освоения месторождений. В процессе развертывания хозяйственной деятельности происходят значительные изменения условий жизни населения, а также наблюдаются структурные сдвиги в экономике и социально сфере региона, развития транспортных систем, изменения состояния окружающей среды, а также усиление миграционных потоков. Масштабное промышленное освоение территории нефтегазодобычи, значительные изменения в экономике и социальной сфере касаются, прежде всего, населения проживающего на данной территории. Вместе с тем, процесс освоения нефтегазовых ресурсов сопровождается рядом как положительных, так и негативных тенденций, что требует от государства определенных целенаправленных воздействий по корректировке указанных тенденций.

Фактор исчерпаемости углеводородных ресурсов требует учета не только экономических, но и социальных последствий освоения ресурсов и условий функционирования экономики региона на всех этапах добычи. Указанные факторы требуют комплексного подхода к оценке последствий освоения нефтегазовых ресурсов в регионе и полного учета, как особенностей освоения нефтегазовых ресурсов, так и его влияния на социально-экономическую систему региона.

Одна из основных задач нефтегазового региона заключается в обеспечении долгосрочного сохранения эффекта от использования природно-ресурсного потенциала

Одна из основных задач нефтегазового региона заключается в обеспечении долгосрочного сохранения эффекта от использования природно-ресурсного потенциала. Изучение особенностей развития и функционирования нефтегазового сектора в добывающих регионах может оказать существенное влияние на формирование подходов к государственному регулированию процесса освоения углеводородных ресурсов в новых нефтегазовых регионах.

Формирование эффективной и конкурентоспособной среды в рамках нефтегазового сектора в современных условиях является важным фактором рационального использования невозобновляемых природных ресурсов. Монопольный характер ведения нефтегазового бизнеса в границах отдельных территорий во многом осложняет положение региона.

Процесс формирования равноправных отношений с крупными нефтегазовыми компаниями-операторами проектов путем заключения различных соглашений в определенной степени помогает избежать обострения противоречий. Урегулирования взаимоотношений региона и добывающих компаний, в основном, связаны с погашением задолженности, экологическими проблемами, воспроизводством минерально-сырьевой базы и защитой интересов коренного населения. Однако подобного рода соглашения носят текущий характер, направленный на решение накопившихся проблем, и не затрагивают проблемы обеспечения функционирования экономики региона в долгосрочной перспективе.

Среди основных задач, которые возникают у новых добывающих регионов на различных этапах освоения месторождений, можно отметить следующие:

1. На поисково-разведочном этапе:

- создание условий для привлечения нефтегазодобывающих компаний в регион (нормативно-правовых, инвестиционных и др.);

- стимулирование поисков и разведки углеводородных месторождений в регионе.

2. На этапе растущей добычи:

- поддержание конкурентной среды в формирующемся нефтегазовом секторе экономики;

- привлечение новых инвестиций в регион;

- обеспечение эффективного отбора запасов;

- наполнение бюджета;

- максимизация рентных доходов;

- создание производственной, транспортной и социальной инфраструктуры;

- привлечение трудовых ресурсов.

3. На этапе стабильной добычи:

- сбор налогов;

- использование поступающих средств от нефтегазодобычи

4. На этапе завершающей добычи:

- продление нефтегазодобычи в регионе;

- формирование новой структуры экономики;

- социальные вопросы, связанные с высвобождением рабочей силы;

- использование накопленного интеллектуального, производственного, инфраструктурного и финансового потенциала.

Экологические проблемы в регионах нефтегазодобычи, как правило, стоят достаточно остро на всех этапах проведения поисковых, разведочных и добычных работ. В нефтегазодобывающих регионах, расположенных в экстремальных природно-климатических условиях и не имеющих других воспроизводимых ресурсов, кроме флоры и фауны, по мере отработки запасов на первое место выходят проблемы сохранения среды обитания.

По мере освоения углеводородных месторождений возникают вопросы поддержания уровня занятости населения и формирования новой структуры экономики в регионе.

Факторы и условия, созданные на территории в процессе развития нефтегазового сектора, в дальнейшем могут быть с успехом использованы при формировании новой структуры экономики региона. Сеть вспомогательных производств может быть переориентирована на обслуживание нефтегазодобычи в других регионах. Наличие нефтеперерабатывающих мощностей, как показывает практика, позволяет продолжить их функционирование за счет поступления сырья из других добывающих регионов (в том числе из вновь осваиваемых районов). Накопленный в процессе освоения нефтегазового региона интеллектуальный потенциал (квалификация, знания и опыт работников) вполне может быть использован при создании в регионе новых высокотехнологичных производств и отраслей.

Одновременно создание в процессе освоения месторождений высокоразвитой инфраструктуры позволяет рассматривать реализацию возможностей по сквозной транспортировке различных грузов в качестве весьма значительного направления развития экономики региона на стадии завершающей добычи.

Очевидно, что процесс освоения углеводородных ресурсов новых регионов должен носить ярко выраженный социально ориентированный характер. Необходим комплексных подход к решению проблем сырьевых территорий, учитывающий особенности формирования, развития и функционирования нефтегазового сектора в регионе.  

В общем виде социально-экономические эффекты освоения шельфовых месторождений можно представить в следующем виде:

социально-экономические эффекты освоения шельфовых месторождений
Литература:

1. Ильинский А.А., Мнацаканян О.С., Череповицын А.Е. Нефтегазовый комплекс Северо-Запада России: стратегический анализ и концепции развития. – СПб.: Наука, 2006. – 474 с., 174 ил., С. 216
2. Крюков В.А., Токарев А.Н. Нефтегазовые ресурсы в трансформируемой экономике: о соотношении реализованной и потенциальной общественной ценности недр (теория, практика, анализ и оценки). – Новосибирск: Наука-Центр, 2007. – 588
3. Фатхудинов Р.А. Управление конкурентоспособностью организации. М.: Изд-во Эксмо, 2004. 544 с.
4. Principles for Corporate Governance and the Protection of Financial Assets. – Oslo: Norges Bank Investment Management, 2005. – 20 p.


Фадеев Алексей Михайлович

Алексей ФадеевВ 2003 г. с отличием окончил судомеханический факультет Мурманского государственного технического университета, специальность «Эксплуатация судовых энергетических установок». В процессе обучения в Университете был лауреатом федеральной стипендиальной программы Владимира Потанина в 2000 году, стипендии Правительства Российской Федерации в 2002 г., номинировался на представление к стипендии Лондонского Королевского Института Морских Инженеров в 2001 году. Лучший выпускник факультета 2003 года.
В 2006 г. окончил аспирантуру Мурманского государственного технического университета по специальности «Экономика и управление народным хозяйством». В процессе обучения в аспирантуре в 2005 г. занял III-е место на VIII Всероссийском конкурсе научных работ аспирантов, стажеров, соискателей и молодых ученых высших учебных и научно-исследовательских учреждений Российской Федерации «Экономический рост России». 29 ноября 2006 года в диссертационном совете МГТУ успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата экономических наук .
2003-2004 гг. - работа на судах флота рыбной промышленности в должностях 4-го и 3-го механика;
2004 – инженер-технолог технолого-конструкторского бюро новых технологий ОАО «Мурманская судоверфь – СДП»;
2005 г. – менеджер по развитию отдела развития ОАО «Мурманская судоверфь – СДП»;
2006 г. – коммерческий директор ООО «Мурманская промышленная компания».
С апреля 2006 г. — заместитель генерального директора Ассоциации поставщиков нефтегазовой промышленности «Мурманшельф», учредителями которой выступили Правительство Мурманской области, Союз промышленников и предпринимателей (работодателей) Мурманской области и Северная торгово-промышленная палата.
Является заместителем председателя Правления Мурманского регионального отделения Всероссийской общественной организации «Вольное экономическое общество России».
Доцент кафедры менеджмента, маркетинга и рекламы МГТУ. 
С 01.04.2008 - старший научный сотрудник Института экономических проблем РАН (в дополнение к основной работе).
Работает над докторской диссертацией.  
Увлечения – карате, обладатель черного пояса (I дан).


ЖУРНАЛ "СЕВЕР ПРОМЫШЛЕННЫЙ" № 5 2008 Г.

Еще статьи на тему "Нефтегазового":

Работа сервисных компаний на рынке нефтегазовых услуг России

Интерпретация данных в системе экологического мониторинга морского нефтегазового комплекса

Проблема ведения экологического мониторинга на объектах нефтегазового комплекса в арктических морях

Формирование нефтегазового кластера в Мурманской области

Формирование кластера нефтегазовой промышленности в Мурманской области

Конференция поставщиков нефтегазовой промышленности "Шаг за шагом"

Цели создания НО «Ассоциация поставщиков нефтегазовой промышленности «Мурманшельф»

Взаимодействие ассоциаций поставщиков нефтегазовой промышленности России и Норвегии

Нефтегаз выбирает поставщиков

Архангельский международный форум ассоциаций поставщиков нефтегазовой промышленности

Общее собрание членов Ассоциации поставщиков нефтегазовой промышленности «Мурманшельф»


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

18.234.97.53

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .