Аренда офисов в Мурманске

 

Главная Тезисы и путь других исследователей
Тезисы и путь других исследователей Печать E-mail

В категориях Хайдеггера и в контексте риска и будущего оценивает информационную деятельность в ядерной сфере S. Vettenranta


Мартина Хайдеггера

Именно в связи с характеристикой "атомного" века М. Хайдеггер подробно и образно рассматривает такие негативные аспекты, как вычисляющее мышление, а не осмысляющее, утрата человеком духовных корней, чрезмерный оптимизм относительно возможностей науки и техники, их влияния на прогресс человечества. Оценивая "атомный" социум, ..."мы остаемся максимально далеко от осмысления нынешнего века...подумать-то мы и забыли". Не химия или атом, а восприятие человеком научно-технических новшеств "не думая", - вот по М. Хайдеггеру главная причина надвигающейся на человечество опасности. Решительно и непрерывно осмысливать явления в комплексе факторов, а не только высчитывать пользу - в этом он видел путь спасения.

Интересна сопряженность этих мыслей М. Хайдеггера с иными волновавшими его проблемами и образами ("бытие" и "время", "конец", "смерть", "истина", "воля к воле", "воля к власти", "мир", "война", "Земля - метущаяся планета", "ужас - потенциал нашей экзистенции", "человеческая воля" - "техника" - "терзание земли", "гуманизм не на должной высоте", "границы возможного", "сверхчеловечество" и "недочеловечество"). Эти проблемы и образы подчеркивают фундаментальность сосуществования людей и ядерной энергии. Одновременно они оттеняют аспект ядерной амбивалентности. И все же, М. Хайдеггер оптимистичен: "Техника не может быть базальной опасностью для человечества, потому что там, где существует опасность, там, естественно, присутствует-есть спасение". В категориях Хайдеггера и в контексте риска и будущего оценивает информационную деятельность в ядерной сфере S. Vettenranta. К Хайдеггеру обращаются авторы книг "Hiroshima Traces" и "America's wars in Asia". М. Хайдеггер в связи с термином "техника" призывает нас осмысливать ее приоритеты в разных странах и у разных наций, причем именно при переходе от науки к технике этот философ активно рассматривает проблему "воля к воле".

Зачастую феномен ядерного антропотехноса воспринимается людьми как что-то ускользающе-тревожное, имеющее огромное влияние на человечество, но существующее уже во многом само по себе. По аналогии, видимо, с метафизически-трансцедентальным (труднопостижимым-трудноуловимым) Сущим М. Хайдеггера. Дело доходит до крайности. По А. Штейнзальцу, ядерные технологии относятся к числу тех вещей, о существовании которых лучше не знать. Поэтому важны оттенки того, как М. Хайдеггер отмечал особенность нового мира техники. Его достижения поверхностно и быстро становятся известны и первоначально привлекают всеобщий интерес. Все могут что-то по этому поводу прочитать или услышать. Но одно дело услышать или прочитать, то есть просто узнать что-то, другое дело - осознать, то есть осмыслить то, что мы услышали или прочитали, тем более, что "идея технического мира завуалирована от нас". Сущность человека, по М. Хайдеггеру, заключается в способности размышлять. Дело в том, напоминает нам этот философ, чтобы спасти эту сущность человека, чтобы поддерживать размышление.


американские "ястребы" начала ядерной гонки лишили Р. Оппенгеймера шанса предвосхитить путь полной нравственной трансформации


"Современный человек, - писал М. Хайдеггер, - старается спастись от рефлексии, а такой модус денотатирует бездумность, а когда человек бежит от рефлексии, то он не желает признавать этот фактор, он отрицает свое бегство, он аффирмацирует прямо противоположное, он полагает, что имеет для этого основание, он пускает в ход свою ловкость и полагает, что его акты бегства являются прагматичными и утилитарными".

Эриха Фромма

Э. Фромм многократно прибегает к примерам ядерного бытия при разработке антропологической темы. Современное положение человека (перекличка с "современным состоянием" К. Ясперса), условия технологического общества, расхождение между техническим интеллектом и разумом, способы мышления, повиновение людей сумасшедшим социальным идеям, альтернативы человечества в контексте бесконтрольного развития техники - угроза разрушительной ядерной войны. Политико-психологические особенности восприятия людьми реальности, проблематика надежды, дилемма "быть или иметь", качество информации для социальных дискуссий при принятии решений - гонка ядерных вооружений при манипуляции сознанием. Вот некоторые из сопоставлений этого автора.

Физиков, трансформировавшихся в философов

При интерпретации ядерного феномена полезно будет проанализировать путь и мотивацию поступков ряда ученых. Среди них, несомненно, должны быть А. Эйнштейн, В. Гейзенберг, М. Борн, Р. Оппенгеймер, Л. Мейтнер.

В книге "Die Philosophie der Physiker" показана история обращения выдающихся физиков к философии, вызванного "кризисом" физики на грани веков XIX и XX и далее, когда стройные научные системы стали не соответствовать новым экспериментальным фактам и гипотезам. Цитата: "А. Эйнштейн дал обоснование того, почему он и его коллеги не могут оставить философию философам. В то время, когда физики обладали твердой несомненной системой, это было бы, может и нормально, но не в то время, когда весь фундамент физики стал проблематичен. Только физик сам знает лучше, где ему жмет ботинок".

А. Эйнштейн отмечал, что понимание атома, возможно, проще понимания детской игры (цитирую по И. Мальковской). Ему же принадлежат слова: "Когда мы расщепили атом, мы изменили все в мире, кроме человеческого сознания ...таким образом мы дрейфуем навстречу катастрофе".


американские "ястребы" начала ядерной гонки лишили Р. Оппенгеймера шанса предвосхитить путь полной нравственной трансформации


Необходимость революции в моральных принципах и политическом мышлении как условия существования человечества в ядерном мире отстаивал М. Борн. Ему же была присуща деятельность в связи с социальными, экономическими и политическими аспектами науки. "В настоящее время только один страх вынуждает людей сохранять мир. Однако такое положение неустойчиво и должно быть заменено чем-то лучшим. Нет необходимости искать где-то далеко принцип, который мог бы стать более прочной основой для устройства наших дел... В нашей части мира этот принцип содержится в христианской доктрине" (цитирую по А. Меню).

Ф. Франк разделяет мнение E.D. Canham: Хиросима - символ конца самоуверенного материализма, посредством атеизма и рационализма бросавшего вызов духовным откровениям Библии, и индикатор того, что естественнонаучная мысль после атомной бомбардировки должна быть ориентирована в новых понятиях взаимной зависимости мировых явлений. "Не материал, взорвавшийся в бомбе... согласно правилам физики XX века..., ответственен за получившееся в результате взрыва, а люди, угрожающие друг другу так, что исследования, производство и военные операции следуют за этим как результат человеческих усилий" (Ф. Франк).

Трудности ядерного сдерживания - "странной стабильности" - после обдумывания цепочки трагических событий - мировая война, Манхэттенский проект, Хиросима и Нагасаки, ядерные аппетиты политиков и военных США в пятидесятые годы прошлого века - видел Р. Оппенгеймер. Он понимал беспокойство этого "опасного мира", когда бросить ядерный "кнут" равносильно самоубийству. С другой стороны, когда возникает соблазн начать первым превентивную ядерную войну "пока не слишком поздно". Начать, по собственному мнению Р. Оппенгеймера, "только для того, чтобы выяснить, что время для такого удара уже прошло". Опять же не случайно эти достойные и выстраданные мысли "отца" атомной бомбы США взяты A. Wenger эпиграфом книги по истории "холодной войны".

Возможно, лишь конкретные исторические условия и американские "ястребы" начала ядерной гонки лишили Р. Оппенгеймера шанса предвосхитить путь полной нравственной трансформации, который позже выпал на долю А. Сахарова. Несоразмерностью научно-технического, духовно-нравственного и политического развития в 50-60-годах прошлого века и надеждами на исправление этого несоответствия были обусловлены утверждения А. Эйнштейна и Б. Рассела о ядерной войне как угрозе самому существованию человечества и их известные инициативы по укреплению мира. А также деятельность М. Борна и "18 геттингенцев", появление журнала "Атомный век" ("Atomzeitalter").

Л. Мейтнер - ученый с непростой профессиональной и личной судьбой, сооткрыватель положенной в основу ядерного оружия и ядерной энергетики реакции деления урана-235 под действием нейтронов, вынужденная из-за преследований евреев покинуть нацистскую Германию, отказавшаяся в свое время от лестного и прибыльного предложения участвовать в создании американской бомбы - удостоилась посмертно достойной и поучительной для исследователей надгробной надписи: "Физик, никогда не терявший своей человечности".

В Германии в 50-60 г.г. прошлого века именно в связи с началом развития атомной промышленности, активно поддержанном государством, и в журнале "Атомный век" была инициирована дискуссия о технократическом обществе (модель "Техногосударства"). Тогда философы выступили против однобоких оценок ситуации со стороны технократов. Но, к сожалению, это не предотвратило, например, "корпоративного сговора" в ядерной энергетике Германии. В результате чего, перспективная и наиболее безопасная, как показало время, концепция реактора не была реализована (G. Ropohl).

ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ЯДЕРНОГО СОЦИУМА

Еще статьи на тему "ядерной":

Сосуществование человечества и ядерной энергии: социоядерный антропный принцип

Мы - дети солнца, а значит - ядерной энергии?

Феномен ядерной энергии и пространство символических форм

Проверка ядерной и радиационной безопасности на Кольской АЭС

Финансирование проектов в сфере ядерной и радиационной безопасности

Философские основания ядерного социума


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.146.5.43

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

.
Designed by Helion LTD