Аренда офисов в Мурманске

 

Главная амбиции
амбиции Печать E-mail

Суда не вышли на промысел из-за отсутствия топлива


В феврале 1993 года некоторые флотоводцы решили переложить часть своей ответственности за положение дел на промысле на нефтебазу. И в сообщники взяли прессу. Так, заместитель начальника тралового флота Ю.С.Белов, выражая свое возмущение на страницах «Советского Мурмана», нашел очень эффектную фразу. Мол, мы ловим рыбу, а «Мурман-Ойл» - доллары. Не отстал от областного собрата и «Вечерний Мурманск», опубликовав весьма эмоциональную заметку на ту же тему. Речь сводилась к тому, что на нефтебазе есть топливо всех сортов, а суда стоят в порту без топлива, не могут выйти на промысел. И флоты беспомощны перед нефтяным монстром, вскормленном на рыбацкие деньги. Так ли это на самом деле? Корреспондент «Рыбного Мурмана» Ольга Дмитрик посчитала своим долгом разобраться в положении дел и отправилась на южные причалы, на нефтебазу, встретилась с гендиректором А.И.Копытовым.

- Андрей Иванович пытается смягчить свои высказывания, но горечь прорывается, и я не могу не отметить резонность многих его замечаний, - пишет журналист. - Вот в прессе изобрели формулу: «Суда не вышли на промысел из-за отсутствия топлива». И никто не раскрывает этот штамп. Что значит - нет топлива? Копытов по личному капризу не дает? Или в области, в стране вдруг топлива не стало?

Оказывается, у флота просто-напросто нет денег на покупку топлива! Так это же совсем разные вещи. Хотя, между прочим, на покупку кафе-ресторанчиков у флотов деньги находятся...

Оставим без комментария журналистский выпад в адрес флотоводцев насчет «кафе-ресторанчиков», обратимся к фактам. СП «Мурман-Ойл» систематически отпускало топливо флотам в долг. Если на 1 ноября 1992 года долг рыбаков составлял 40,6 тысячи тонн, то на 1 января 1993-го он вырос до 63 тысяч - это в денежном выражении около двух миллиардов рублей. Казалось бы, вот закончится мойвенная путина, и промысловики вернут долги. Но так только кажется, ведь берешь в долг чужие деньги, а возвращать надо свои, кровные. И потом, поставщикам на нефтеперерабатывающих заводах тоже прикажете объяснять про путину? Не поймут. И в долг не дают. Значит, нефтебазе приходится брать кредиты для закупки топлива. А кредитование не безгранично. Да и под что просить кредиты? Под основные средства?

Так ведь они, эти средства, арендованы, «Мурман-Ойл» не является их собственником. И поставщики начинают сомневаться в платежеспособности мурманчан, которые «входят в положение флотоводцев» и тем самым наращивают долги.

- Нельзя действовать против логики рыночных отношений, а мы как раз работаем алогично, в ущерб себе, - заявляет А.И.Копытов. - Мы перед дилеммой: закрыть задвижку и отпускать топливо только после предоплаты, или - бодро шагать к банкротству. Наше беспроцентное кредитование флотов топливом не может быть бесконечным. К тому же, если оплата и поступит «после путины» или к концу года, то ведь мы еще и на инфляции порядочно потеряем. Тут поневоле становишься сдержаннее в раздаче авансов. Сегодня треть предприятий можно подвести под закон о банкротстве. Только ведь деловые люди, если верят в перспективу конкретного предприятия, не стремятся его разорить - лучше помочь в тяжелую минуту и продолжать получать прибыль. Это еще одна из причин, почему мы не закрываем задвижку. И вот, скажем, «Севрыбхолодфлот», самый большой должник, на днях начал потихоньку расплачиваться. Сократили долг «Мурманрыбпром», Беломорская база гослова. Значит, выкарабкиваются, и мы будем сотрудничать дальше. Но при самом искреннем желании помочь мы все же должны защищать экономические интересы своей фирмы, своего коллектива, а нас, похоже, целенаправленно подталкивают к тому самому банкротству, от которого мы оберегаем флоты. Зачем?•

Можно было бы порассуждать над этим далеко не риторическим вопросом Копытова. А действительно, кому могло бы быть выгодно банкротство нефтебазы? Да в первую очередь тем, кто день за днем терял свою былую власть над флотами! Амбициозных руководителей хватало везде - и в «Севрыбе», и во властных структурах города и области. Как же они могли допустить, не догадаться, что с созданием «Мурман-Ойла» выпустили из рук столь мощный инструмент прямого давления на флоты, на весь рыбный Мурман! Чтобы вернуть былое могущество, они могли, даже во вред реальному делу, прибегнуть к любым ухищрениям. И вернуть упущенное. Были и другие, не менее мощные криминальные силы. Ведь речь шла о нефти, о нефтепродуктах, вокруг которых шла непримиримая борьба нарождающихся российских олигархов. Вот такие силки были расставлены на пути только-только созданного СП.

Но вернемся к нашим баранам, то бишь к флотам-задолженникам по топливу. Дотошливая Ольга Дмитрик (я уже говорил, что под этим псевдонимом скрывалась Ольга Доминиковна Милютина, крайне бескорыстный и совестливый человек), выслушав одну сторону конфликта, обратилась ко второй заинтересованной стороне - флотоводцам. К специалистам, непосредственно связанным с обеспечением топливом.

- Что касается потребления топлива, то рыбный порт не показательный партнер, - сказал в беседе с журналистом зам. начальника порта П.П.Бутусов. - Много ли потребляет буксирный портофлот? Но и мы не совсем сторонние: ведем перебункеровку топлива своими танкерами. И насколько владеем информацией об экономическом положении флотов и видя воочию фактический отпуск топлива, можем судить о ситуации. Заметка в газете с подачи тралфлотовцев ставит проблему с ног на голову.

- Есть ли претензии к «Мурман-Ойлу? - удивляется зам. начальника по производству «Севрыбхолодфлота» Е.Б.Лишневский. - Наоборот, благодарны ему за понимание. По ряду причин мы оказались в тяжелом положении, но флот на прикол не поставлен. И тралфлоту точно так же отпускалось топливо в долг - чужое, из резерва. Только он тогда помалкивал, а как закупил - повысил голос. Несолидно...

- Грех жаловаться, винить во всем «Мурман-Ойл», - говорит начальник техснабжения «Мурманрыбпрома» А.А.Шевалдин. - Попривыкли мы к централизованным поставкам, не подготовились заранее к прямым договорам, к поиску более дешевого топлива на нефтеперерабатывающих заводах. А сложности взаиморасчетов, разбалансированность - общая беда... В свое время я ходил стармехом и прекрасно помню, как по десять суток стояли в ожидании топлива. Между прочим, продукты для команды ни один флот не пытается получить в долг, магазин без денег не даст. А вот питание для корабля - умудряемся. И еще поругаться наровим.

- Проблемы снабжения сейчас решаются не организационно, а экономически: нет оплаты - нет товара, - констатирует В.К.Малашенко, курирующий вопросы обеспечения топливом флотов в АО «Севрыба». - Вот свежий телекс из Ярославля, требуют погасить задолженность, иначе прекратят отгрузку топлива. Такие предупреждения и прежде были нередки, но теперь условия жестче. В этом вина не одного какого-то предприятия, вся беда в распаде прежней системы снабжения. В настоящее время в тралфлоте с топливом положение лучше, чем у других. Закупив топливо, там вправе рассчитывать на первоочередное обслуживание. Но практически это не всегда получается.

Отсюда довольно субъективные оценки в печати. Я к ним отношусь критически.•

Ну а какие же выводы после всего услышанного делает журналист?

- Создание совместного российско-германского предприятия «Мурман-Ойл» на базе рыбацкой нефтебазы ничуть не предосудительнее акционирования флотов и иных приватизационных процессов, - пишет Ольга Доминиковна. - Десятилетиями нас трясли за грудки и вдалбливали: «Будь хозяином!». Вот теперь пытаемся, неумело и больно. Самостоятельность способствует специализации, маневренности.

Но первое ощущение хаоса, обнаруживаемое при всякой ломке и переустройстве, заставляет нервничать. Для иных руководителей психологически просто непереносимо поступиться привычным правом казнить и миловать. Мне представляется, что корень претензий к «Мурман-Ойлу» в том же - в психологии власти. В самом деле! Была нефтебаза вспомогательной службой, можно было по телефону приказать, мол, плесни-ка в танкерок вне графика и без рассуждений. Начальник флота мог ногой открывать любые двери, требовать повышенного к себе внимания. А теперь извольте обращаться не как к подчиненному, а как к равноправному. И телефонное право ослабло. Из чьих-то властолюбивых рук утек такой мощный рычаг. Вроде все по закону, но непереносимо. Определенные круги поэтому не открывают забрала, а исподтишка стараются дискредитировать обретшую самостоятельность нефтебазу, подзуживают горожан, рыбаков - ату ее!

И напоследок журналист добавляет:

- Очень полезно иной раз резко поменять угол и широту зрения. И тогда можно ухватить общие тенденции, а не мелочные обиды. Можно увидеть инициативу и поиск одних, лихорадочное рвачество других, конвульсии третьих, с чьих рук по одной обрываются марионеточные нити, ускользает сквозь сжатые пальцы власть. Конечно же, хочется, чтобы поиск и инициатива скорее привели к экономической стабильности. Реальный успех могут ускорить достойные, истинно партнерские взаимоотношения фирм и коллективов во благо делу, а не в пылу амбиций.•

• Междоусобица пахнет керосином, «РМ» от 5 марта 1993 года.
• Междоусобица пахнет керосином, «РМ» от 5 марта 1993 года.
• Междоусобица пахнет керосином, «РМ» от 5 марта 1993 года.

Источник: министерство транспорта и связи Мурманской области


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.146.5.43

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

.
Designed by Helion LTD