Наши партнеры

АНО ДПО «Полярный институт повышения квалификации»

 

Главная Была империя…
Была империя… Печать E-mail

В первых главах нашей книги мы уже говорили, что в начале 1994 года флотоводцы пришли к выводу, что негативные процессы, происходящие в рыбной промышленности Северного бассейна, носят уже необратимый характер. И невозможно (исключая вариант целенаправленной объемной государственной поддержки) реанимировать деятельность предприятий в том объеме, в котором это было раньше.

Значит, можно реально решать лишь задачу сохранения наиболее эффективной части рыбной промышленности...

Этот страшный вывод о «необратимом характере» болью отозвался в сердцах многих людей, тех, кто все свои силы да и саму жизнь (не будем бояться высоких слов!) отдал рыбному Мурману. Как жить дальше? Да и стоит ли пытаться реанимировать смертельно больного человека, которому уже никогда не встать на ноги, не вдохнуть полной грудью океанской свежести, не стать вновь таким, каким его запомнили тысячи и тысячи жителей заполярного Севера в годы расцвета нашего края? Трудный вопрос. Ностальгические, даже можно сказать пессимистические нотки вдруг зазвучали в выступлениях постоянных авторов газеты весной 1995-го.

- Кто забывает прошлое, тот не имеет будущего, - пишет председатель Мурманского областного комитета профсоюза работников рыбного хозяйства Юрий Макаров. - Что мы имели? Материально-техническую базу отрасли, которая составляла по Северному бассейну около четырехсот единиц флота. Мощную береговую рыбообрабатывающую базу, судоремонт, научные, исследовательские, проектно-конструкторские, производственно-технические центры, стабильную подготовку и переподготовку кадров всех профессий и уровней.

В составе рыбацкого конвейера были машиностроительное предприятие, тарное, сетевязальное, портовое, строительное, транспортное, а также хозяйства по воспроизводству и товарному выращиванию рыбы и морепродуктов с достаточно высоким уровнем их развития. Отрасль выпускала около ста наименований морепродуктов и 30 видов технической и кормовой продукции. Мы имели стабильную социальную инфраструктуру (санаторий-профилакторий «Мурмаши», пансионат «Рыбак Заполярья», сеть оздоровительных лагерей для детей, Дворец культуры рыбаков и т.д.). Рыбная отрасль Северного бассейна обеспечивала рабочие места 75 тысячам мурманчан (другими словами, каждый четвертый житель Мурманска работал в рыбной промышленности).

Прошло пять лет реформ.

Что у нас осталось? Баренцево море, пустые магазины и полярная ночь. Из 75 тысяч налогоплательщиков (как теперь принято называть) осталось менее 50 тысяч, из них 25 тысяч - плавсостава. На месте бывшего рыбокомбината осталось 9 акционерных обществ (которые не работают) с общей численностью около 2500 человек, из них 90% - в неоплачиваемых отпусках. Пустые цеха Мурманской судоверфи.

Неработающие краны морского рыбного порта. Акционерное общество «Мурманская автобаза» - 120 человек (было более 2000).

Товарищество «Севрыбстрой» с численным составом 100 человек (было более 1000 человек). Пять рыбодобывающих акционерных обществ с долгами в бюджет (из-за существующей налоговой политики) 30-50 миллиардов рублей и картотекой примерно на 100 миллиардов.

Теряющий свои позиции научный, научно-производственный центры. Из социальной сферы остался пансионат «Северное сияние», и то лишь благодаря усилиям администрации АО «Севрыбхолодфлот».

Спрашивается - нужны ли мы, рыбаки, государству? Складывается мнение, что не нужны! Брошенное три года назад в лавину всеобщей ваучеризации рыбное хозяйство благополучно акционировалось и перестало существовать как отрасль. Сегодня от Тихого океана до Баренцева моря каждый гребет куда может. В результате вылов рыбы флотами Северного бассейна с учетом 130 фирм Союза рыбопромышленников составляет чуть более 600 тысяч тонн (против 1,5 млн. тонн, которые добывали пять лет назад). Если государству мы все-таки нужны, то только как налогоплательщики. Ведь налоги сегодня в 3-4 раза превышают стоимость основных фондов предприятий.

Где взять средства? Нет денег - становись банкротом. Пример тому - крупнейший научно-промысловый государственный флот «Севрыбпромразведка». Кто даст гарантию, что такая участь не постигнет другие флоты?

Год назад, в начале 1994-го труженики бассейна, обком профсоюза, руководители флотов направили обращение к правительству с просьбой безотлагательного решения проблем рыбной промышленности. В частности: пересмотреть налоговую политику, приравнять рыбаков по льготам к сельскохозяйственным предприятиям... Конструктивного ответа мы не получили. Что делать? Ясно одно - возврата к старому стилю хозяйствования нет, но выплыть надо! Реальная возможность прекратить развал береговой рыбообрабатывающей базы - это материальная и организационная поддержка со стороны Роскомрыболовства, областной администрации и руководителей акционерных обществ «Севрыбы». Необходим и координационный центр, который должен стать юридическим гарантом деловых отношений между руководителями предприятий отрасли в каждом регионе.

Президенты сотен малых коммерческих структур обращаются в Роскомитет по рыболовству, в региональные структуры, требуя на законных основаниях квоту на вылов рыбы, а, получив ее, забывают о тех «налогоплательщиках», которые рыбу добывают. И приходят рыбаки, специалисты-профессионалы в профсоюзные комитеты, в редакции газет в поисках справедливости и социальной защиты по оплате труда.

Что им сказать? Можно долго говорить о проблемах охраны труда, организации отдыха, учебы кадров, медицинского обслуживания, питания, и т.д. Но все эти вопросы зависят от экономического потенциала предприятий. Круг замкнулся. И можно начинать читать мою сегодняшнюю статью с начала.*

В одной минорной тональности вторит председателю обкома профсоюза наш корреспондент Инна Березюк, вернувшись с заседания расширенного промыслового совета в «Севрыбе»:

- Итоги первого квартала 1995 года, планы на второй и расстановка судов по районам промысла - вроде все как обычно. И - не все. Впервые за все годы существования Мурманской гидрометеослужбы на промсовете пустовали стулья для ее сотрудников. И это вовсе не каприз, не прихоть метеорологов: не пожелали флоты перечислять небольшие суммы за их услуги. Я не говорю «не смогли», именно не пожелали, ибо суммы те невелики. А для метеорологов стало уже невыносимо работать за бесплатно. И как было неловко за некоторых флотоводцев, когда они обещали (в который раз!) «составить договор», «уточнить позиции».

- Ой, ребята, чего же уточнять-то - давно можно было по телефону договориться, - на правах старого опытного журналиста, прекрасно знающего еще с пацанов-штурманцов нынешних «рыбных генералов», с укоризной восклицает Инна Петровна. И тут же осторожно оговаривается: - Слушаю, кто что говорит на промсовете, а на душе кошки скребут: ведь и нашей газете обещали содействие не кто-нибудь, а они же, здесь присутствующие...

Переходя от «лирической запевки» к деловой части публикации, Березюк пишет:

- Кроме первых руководителей двух-трех организаций, практически от всех остальных на совете присутствовали замы. Видно, и промысловый совет, и совет директоров стали для них чем-то вроде обязательной обузы. Что ж, все самостоятельны, причем стремятся всячески оградить себя от любого сотрудничества. Как пошутил один из знакомых руководителей, «каждый строит во дворе своего управления собственный металлургический завод, сталь плавит». Самое нелепое, что при всем при этом каждый стонет от бессилия и невозможности справиться с серьезнейшими проблемами, которые всем миром решить было бы намного проще. Отмеченное на совете отставание бассейна по вылову тоже в немалой степени зависело от того, что «лебедь, рак да щука» тянули воз всяк в свою сторону. Да, была скверная погода, штормы. Но еще была беда рукотворная: отсутствие на промысле транспортных рефрижераторов. Мурманрыбпромовцы, например, желали сотрудничать с севхолодовскими транспортами, вели переговоры, а тут вдруг «Севрыбхолодфлот» взял да и взвинтил цены на свои услуги в 3,7 раза! Ну что ты с ним поделаешь? И валкие БМРТ типа «Иван Бочков» в четырехбалльный шторм побежали в укрытие для перегрузки рыбы. В итоге, промысловое время утеряно. А первый зам. генерального директора «Севрыбхолодфлота» Ю.М.Лебедев парирует выступление коллеги таким образом: «Мурманрыбпром» у нас в колоссальном долгу и отдавать деньги не собирается»...

Из-за непомерных тарифов рыбного порта карельские рыбаки стремятся выгружаться где угодно, только не в мурманском порту.

Суда Союза рыбопромышленников идут на поклон к колхозникам, мол, пустите к причалу. И не только из-за тарифов - плюс к ним докеры требуют за выгрузку 400 тысяч рублей наличкой, а если капитан заартачится, то будет стоять его судно с полными трюмами до скончания века... А что творится со сбытом - оторопь берет. Порт создал собственную службу сбыта, вроде, «Внештрансом» называется!

Абсурд. Нестыковки. Нелепости. Зато все сами с усами. Миллиарды рублей летят по ветру, пока таможня занимается разборками с оформлением декларированных гвоздей и лопат, а суда простаивают. Нет бы взяться за руки (условно говоря), подсчитать общие убытки по бассейну и на всех уровнях, вплоть до Президента, добиваться отмены подобной нелепицы. Нет. Каждый борется (или умирает) в одиночку. Очень гордые и независимые.

Распавшись на княжества, могучая империя «Севрыба» поникла, потускнела. Гордые правители, руководствуясь сиюминутными проблемами выживания, отвели большую часть флота в Индию, на резку. Появись завтра мойва - ловить нечем. Уже слышатся вздохи горестные, что, мол, и с сельдью, может, не справимся. И подводя итоги промсовета, президент АО «Севрыба» Г.В.Тишков говорит (кстати, в десятый или сотый раз), что уже все самостоятельные, отдельно проживающее предприятия убедились, как невыгодно работать врозь, как нужна общебассейновая координация. Никакое «натуральное хозяйство» не выручит. То, что каждый флот выживает на свой лад (пока!), далеко не оптимальное решение.

- Существует у нас совет директоров. Я часто присутствую на заседаниях этого органа, - продолжает свой рассказ И.П.Березюк. - Более того, не доверяя собственному мнению, спрашиваю руководителей: «Для чего, зачем отрывать время от неотложных дел и сидеть в «Севрыбе» час-два, принимать какие-то решения, заведомо зная, что вы их пропускаете мимо себя?». Отвечают, что, мол, традиция, что, мол, кое-какая информация. В общем, ППР: посидели, поболтали, разошлись. А общебассейновые вопросы повисли в воздухе. Жилье, детские учреждения, ветераны, больницы (про родную газету молчу), зарплата и защищенность моряков - чьи теперь эти проблемы? Вопросы снабжения флотов, ремонта судов, модернизации оборудования, безопасности мореплавания, рыбохозяйственной науки и подготовки морских специалистов - это-то чье? Ну нельзя же так, братцы!

Горько. Больно. Обидно. Тем паче, что прогноз по сырью весьма хорош. Погода во втором квартале неизменно лучше, чем была зимой.

Ловить бы да ловить. Рыбу - стране, деньги - жене, а сам носом на волну. А получается только последнее, да и то не у всех: сокращается флот, ненужными становятся моряки. Ох и горько!*

· Куда гребешь, рыбак? «РМ» от 3 февраля 1995 года.

· Была империя. Теперь... «РМ» от 14 апреля 1995 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000) Том второй 


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.146.50.80

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD