Главная Состоятельный банкрот?
Состоятельный банкрот? Печать E-mail

Летом 1994 года праздновал 60-летие ровесник нашей газеты Мурманский морской рыбный порт.

С распадом СССР у России осталось не так много крупных морских транспортных комплексов - Дальний Восток, Новороссийск, Питер и - Мурманск, стоящий на берегу незамерзающего Кольского залива, что позволяло круглый год вести обработку не только рыболовных и транспортных судов, но и любых пакетированных грузов. Два грузовых района, нефтебаза, железнодорожное хозяйство, база переработки и хранения угля, плавмастерская, навигационная камера, портофлот - всего 15 подразделений плюс холодильные мощности на 40 тысяч тонн, множество складов, 56 портальных кранов и 12 кранов других типов, почти 300 различных погрузчиков, причалы общей длиной свыше четырех километров - все это рыбный порт.

Одиннадцать последних лет возглавлял его В. В. Кусков.

- Я горжусь, что мы развиваемся, строим, успешно возводим вторую очередь котельной, - рассказывает Валерий Васильевич корреспонденту «Рыбного Мурмана» в канун юбилея порта. - Строя, мы обеспечиваем свое будущее. Рыбная промышленность все равно поднимется, и не только наберет былые обороты, но и станет мощней. Вот тогда котельная будет необходима. Да и городу не хватает теплоэнергии, так что будем снабжать теплом жилые дома. Своими силами продолжаем строить терминал на Угольной базе...

- Порт - государственное предприятие. Приватизировать его вы не хотите или не можете? - спрашивает Инна Петровна Березюк.

- Был у нас проект приватизации. Но железнодорожные пути приватизировать нельзя - они государственные, причалы нельзя, инженерную инфраструктуру нельзя, а это краны, электропогрузчики и т.д. Что же можно? Столы, стулья, здания? Растащить порт по аналогии с рыбокомбинатом? Такое предприятие, как наш порт, от которого в немалой степени зависит работа всего бассейна, должно остаться государственным.

- И что же дает вам этот статус?

- Ничего. От государства мы не получаем ни копейки. Живем за счет оказываемых услуг. Мы даем воду, электроэнергию, буксиры и так далее.

- Сегодня все живут только за счет «купи-продай». Неужели вы не занимаетесь коммерцией?

- Очень небольшие бартерные сделки производим. Но не для торговли, а для того, чтобы снабжать наших работников недорогими продуктами питания. Есть еще один вид «коммерции». Вот список наших должников: траловый флот - полтора миллиарда рублей, «Севрыбхолодфлот» и судоверфь - по 1.2 миллиарда... В этом списке более пятисот названий организаций и фирм. Общий их долг - более десяти миллиардов рублей. Мы прекрасно понимаем, что отдавать им нечем. Поэтому (не от хорошей жизни, конечно) мы берем за долги рыбу и сами продаем. А с судоверфью договариваемся так: раз вы должны, то будьте любезны отремонтировать наш буксир...

Мы «тянем» громадный жилой фонд - 66 тысяч квадратных метров. Это огромные убытки. Мы не отказались от детских садов, их у нас два. Сейчас отправляем на отдых в Анапу детей наших работников на 40 дней. А взрослым поможем отдохнуть в Краснодарском крае на целебных источниках. Не забываем ветеранов: как бы тяжело ни было, помогаем и деньгами, и продуктами. Меня окружают единомышленники, команда, которую я сам подбирал. Это молодые люди, мы хорошо понимаем друг друга. Видимо поэтому от нас не уходят, хотя на другой работе зарплату можно найти повыше, а нагрузок - поменьше...

- Валерий Васильевич, представим, что мы встретились через год, летом 1995-го. Что скажете мне тогда?

- Скажу так: «Вы помните, как накануне 60-летия порта я сказал, что наступят лучшие времена? Вот они и наступили».*

Да, и на старуху бывает проруха. Ну не ожидал, никак не ожидал многоопытный начальник порта, что уже через несколько месяцев его предприятие объявят банкротом.

- В новый 1995 год вошли без особого страха, хотя и в тяжелом финансовом положении. Образно говоря, задушили налоги, - рассказывает В.В.Кусков. - Кроме того, если со всеми долгами мы в основном рассчитались, то за услуги «Водоканала» и «Колэнерго» еще продолжаем расплачиваться. Финансовое положение у порта действительно было аховым. Но мы же не прекращали работать и развиваться.

Что такое объявить предприятие банкротом? Существует коэффициент ликвидности, максимальная величина которого 2. Если коэффициент ниже двойки, предприятие можно объявлять банкротом, если выше - нельзя. У нас же в прошлом году коэффициент ликвидности был 1,1. Но пошли на это осознанно. Потому что помимо оказания услуг мы не прекращали развитие нашего производства. Строили Угольную базу, котельную, цех по ремонту судов портофлота. Перед нами стояла дилемма: либо идти на этот коэффициент 2, а, значит, свернуть все строительство, либо продолжать развиваться. Мы выбрали второй путь. Считаю, что со временем мы этот коэффициент поднимем до нужного уровня и уйдем от угрозы банкротства.

Почему нас объявили неплатежеспособными, до сих пор не пойму. За февраль мы заплатили налогов пять миллиардов рублей, за кредит проценты 300 миллионов, рассчитались с мелкими долгами. Движение финансов идет. У нас ежесуточно до трехсот миллионов в обороте.

О какой же неплатежеспособности можно говорить? Мы произвели сокращение штатов, реконструировали портовое хозяйство. Большую часть грузооборота сейчас пускаем через второй район. Ведь железнодорожные тарифы настолько велики, что грузополучатели предпочитают вывозить продукцию автомашинами. А первый район отдаем для отстоя и снабжения судов.

Что нужно для того, чтобы мы не стали банкротами? Просто дайте нам работать. И в этом случае мы от банкротства уйдем. Нам сейчас не нужны ни инвестиции, ни льготные кредиты, а только грузы. Будут грузы, вопрос о банкротстве отпадет сам собой.

У нас немало разработок, которые могут помочь выжить. Два фактора мешают воплотить их в жизнь: огромные железнодорожные тарифы и пошлины таможни. В связи с этим оборот на внешний рынок упал, и мы с большим трудом находим грузы. Взялись за отгрузку меди, вольфрама, никеля. Собираемся обрабатывать лес, японцы через нас ведут поставки труб на внешний рынок... Рыбный порт является связующим звеном для всех предприятий рыбной промышленности. И если порт объявить банкротом, пустить, образно говоря, с молотка, это окажет крайне неблагоприятное воздействие на судьбу многих предприятий.*

Как бы принимая эстафетную палочку у руководителя, в бой за родное предприятие бросается первый заместитель начальника порта П.П.Бутусов. Он уже более эмоционально и, можно сказать, задиристо отстаивает свою позицию, заявляя, что «россказни на обывательском уровне не имеют ничего общего с нашим истинным экономическим положением».

- Позвольте, Петр Павлович, дыма без огня не бывает. Должна же быть побудительная причина для подобных пересудов? - ведет интервью рассудительный Леонид Павлов.

- Лукавить не стану, она есть, - отвечает Бутусов. - По чисто формальному поводу федеральное управление по несостоятельности (банкротствам) запросило нашу отчетность о финансово-хозяйственной деятельности. Автоматически мы попали под маховик бюрократической машины. Пошли придирки. Наш показатель, что грузооборот порта упал на 60 процентов, подкрепили выводом - мало, мол, обрабатываем судов с рыбопродукцией, а внедряем не свойственные профилю технологии (речь идет о генеральных грузах), и вообще медленно входим в рынок, ну и т.п. Потребовали бизнес-план на перспективу. На днях Москва вынесла окончательный вердикт. Для стабилизации ситуации отпущен год.

- Какова позиция Роскомрыболовства?

- Комитет всецело на нашей стороне. Он доподлинно знает, что на фоне всеобщего экономического развала старейший на Севере транспортный узел выглядит не худшим образом. Платежи в бюджет за прошлый год и квартал текущего внесены полностью, за исключением отчислений в фонды медицинского страхования, дорожный и занятости. На сегодня не погашены кредиты в 8 миллиардов рублей, но дебиторы должны нам гораздо больше. Балансовое соотношение в нашу пользу. Мы исправно платим по счетам, выдаем зарплату с минимальными задержками. Поэтому муссировать слух о нашем финансовом крахе - абсурд.

- Как, по-вашему, приватизация способствовала бы экономическому подъему порта?

- Отвечу однозначно - нет. Распад рыбокомбината на «удельные княжества» ни к чему хорошему не привел. Ошибку комбината повторил торговый порт. По моему мнению, деление крупных производственных комплексов на мелкие «самостийные» структуры - порочный путь.

- Имеет ли администрация стратегическую программу действий?

- Конечно. В общем объеме все больше становится экспортно-импортных грузопотоков. Идут медь, никель, прокат черных металлов, пиломатериалы, сахар. Расширяем сеть клиентов. С марта уменьшили тарифы на причальный сбор, буксировку, другие виды услуг. Заканчиваем реконструкцию Угольной базы: построили новую причальную линию, монтируем два мощных причальных крана. Здесь будет контейнерный терминал, предназначенный в первую очередь для АО «Норильский никель». К порту проявляют интерес иностранные инвесторы... Одним словом, вопреки прогнозам скептиков порт остается в строю.*

• 60 - это только начало, «РМ» от 3 июня 1994 года.

• Помирать нам рановато... «РМ» от 17 марта 1995 года.

БУТУСОВ Петр Павлович, первый заместитель начальника Мурманского морского рыбного порта в 1990-х годах. В порту работал с 1973 года механиком, зам. председателя профкома, начальником 1-го грузового района. Награжден орденами и знаком «Почетный портовик». До ухода на пенсию в начале 2000-х годов был помощником мэра Мурманска.

• Порт остается в строю, «РМ» от 16 апреля 1995 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000) Том второй 


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

3.238.190.82

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .