Главная Главный рыбак генерал Ермаков
Главный рыбак генерал Ермаков Печать E-mail

Да, с новым, 1999 годом рыбаков страны уже поздравлял новый «командир».

- Наконец-то отечественная рыбная отрасль получила верховного главнокомандующего, - ернически замечал «Рыбный Мурман», публикуя официальные слова поздравлений «от имени и по поручению».

- По воле Евгения Примакова (поменялся не только «главный рыбак», но и премьер-министр) председателем Госкомитета по рыболовству назначен 59-летний Николай Александрович Ермаков - генерал-лейтенант по званию, бывший большой начальник в КГБ СССР. Позднее занимал руководящую должность в Государственном таможенном комитета, возглавлял службу безопасности в одном из московских фондов. В былые времена широко практиковалась переброска номенклатурных фигур «на укрепление». Регулярно тасуют кадровую колоду и в наше демократическое правление. Одних правительств сменилось вон сколько... Приход силовика (по слухам, и в замах у него тоже генерал) со специфической профессиональной подготовкой наверняка имеет цель «железной рукой» навести порядок в воровской - публичное мнение московских чиновников - отрасли, обеспечив приток в пустую казну тех самых лихо расхищаемых рыбаками миллиардов баксов, о которых взахлеб пишут центральные газеты.

Рыбные круги Мурманска философски восприняли появление нового назначенца. Реакция однозначна: «Поживем - увидим!». Время терпит.*

В одном из своих первых интервью Н.А.Ермаков так ответил на вопросы корреспондента «Российской газеты» (к сожалению, журналисты «Рыбного Мурмана» не смогли встретиться с новым руководителем - на Север он не приезжал, а в Москве до себя не допускал).

- С чем вы столкнулись в самом начале вашей работы? Что увидели? Ваши первые впечатления?

- Отвечу коротко: положение в отрасли тяжелейшее. Я представлял, знал, что существует кризис отрасли, но даже не предполагал, что он настолько глубок. Флот развален до основания. Если мы говорим, что в Отечестве около четырех тысяч рыболовецких и иных связанных с промыслом судов, то из них только четыре процента принадлежат государству. В тяжелейшем состоянии спасательный флот...

- А рыбопромышленность, переработка?

- Она в еще более плачевном состоянии. Приватизация всех рыбохозяйственных объектов привела к тому, что рыбопереработка была отдана в руки тех людей, которые оказались не в состоянии обеспечить ее процветание и подъем.

- Получается, что вы как бы генерал без армии? И можно ли говорить о восстановлении отрасли?

- Я отвечаю - да, можно. Почему? Чем мы располагаем? Прежде всего колоссальными биоресурсами. Слава Богу, сохранилась наука - она в руках у государства. При определенной поддержке в науку можно вдохнуть вторую жизнь. Как ни странно, но осталось достаточно много профессиональных кадров. У нас 17 высших и средних учебных заведений, сохранились преподавательские кадры. Это уже немало. Хотя, не лукавя, скажу: вертикаль власти потеряна сверху донизу.

- Как я понимаю, вы собираетесь ее восстанавливать. Наверное, речь идет о каких-то территориальных управлениях?

- Да, конечно. Мы будем создавать маленькие, компактные, легко маневрирующие органы управления. С тем, чтобы ресурсы правильно распределялись, мы могли бы ими управлять и контролировать.

- Наверное, один из главнейших вопросов к вам - это об отношении к приватизированной промышленности. Собираетесь ли вы возвращать их, а заодно и рыбоохрану в лоно комитета?

- Что меня прежде всего поразило, так это приватизация портов. Как это стратегический объект может принадлежать частному лицу? Мне это не понятно. Прежде всего хочу выяснить, правильно ли была проведена приватизация... Другое дело рыбоохрана. Я плотно собираюсь работать с пограничными войсками, которым в соответствии с указом Президента тоже поручена охрана биоресурсов.

- Думаете ли вы о более сильном влиянии государства в лице Госкомрыболовства на внешнеэкономическую деятельность?

- Обязательно. Это первейшее в нашей деятельности хотя бы потому, что это очень слабое место в работе отрасли. Бесконтрольно уходит за рубеж валюта. Разве можно с этим мириться? Сейчас совместно с таможенным комитетом и Министерством экономики думаем, как заинтересовать российского рыбака так, чтобы рыба оставалась в родных портах, чтобы она попадала на наш стол...

- Говорим о рыбаке, но рыбак без флота - не рыбак. Я знаю о том, что было взято 120 судов в лизинг за рубежом. Оправдано ли это?

- Конечно, будем обновлять наш флот. И в основном будем работать с отечественными предприятиями. Они строят суда не хуже, чем за границей. У нас уже есть программа, и, повторюсь, с опорой только на отечественное судостроение.

- Наверное, я был бы неправильно понят нашими читателями, если бы не спросил вас, Николай Александрович, о распределении квот. Каким же оно будет теперь?

- Мы выработаем новый порядок их распределения, оформим его как постановление правительства. С тем, чтобы распределение квот находилось как бы под двойным контролем.

- Что же сделано в этом направлении?

- Наши рыбаки, получив квоту, отвозят рыбу куда угодно, но только не в Россию. В то же самое время в Москве существует крупное предприятие, располагающее целой сетью холодильников, мощностями по переработке рыбы. И они простаивают. Нет сырья. Так вот, теперь, выдавая квоту, мы будем обязывать рыбаков поставить, условно говоря, 500 тонн рыбы этой фирме. Вот вам и контроль. Словом, если получившие от нас квоты не будут обеспечивать потребности внутреннего рынка в сырье, мы лишим их и квот, и лицензии на судно.

- А как быть с деньгами за квоты, что отданы регионам?

- Это серьезнейшая проблема. Да, сегодня все промышленные квоты мы отдаем в регионы. Грубо говоря, губернаторам, где они и остаются.

Но справедливости ради замечу, что зачастую на рыбацкие деньги живет регион - врачи, учителя и так далее. За счет рыбы поддерживается жизнеобеспечение многих городов и поселков. Так справедливы ли претензии к регионам и их руководителям? *

Это интервью «Рыбный Мурман» комментировать не стал и перепечатал его с тем, чтобы всем было видно, как из-под царской короны торчат ослиные уши. Но сейчас я не откажу себе в удовольствии прокомментировать некоторые сентенции, прозвучавшие в ответах генерала Ермакова. Просто диву даешься, насколько некомпетентный человек взялся за штурвал отрасли! Чего стоит лишь один его «пример» с московской фирмой, у которой простаивает оборудование без рыбного сырья. А десятки пустующих рыбообрабатывающих заводов от Калининграда до Сахалина, от Мурманска до Каспия? Дальше московского автокольца наш «главный рыбак» страны пока не видит.

А как лихо, по-военному просто видит он пути решения многих проблем: флот развален до основания, значит, в том виноваты нынешние флотоводцы, которые хапнули государственное имущество и не могут им распорядиться. Как и новые хозяева старых рыбообрабатывающих заводов. Да, потеряна вертикаль управления. Значит, как во время боевых действий, надо «создать маленькие, компактные, легко маневрирующие органы управления». Но ведь это, уважаемый генерал, должны быть территориальные управления типа «Севрыбы», которые бы были наделены соответствующими полномочиями, компетентны и пользовались бы полным доверием как в Москве, так и на местах! А вы говорите о каких-то партизанских или диверсионных отрядах, действующих на территории врага...

Да и внешнеэкономическая деятельность Госкомрыболовства прежде всего направлена не на запрет «бесконтрольно уходить за рубеж валюте», а на отстаивании интересов России в разработке межправительственных соглашений по правилам рыболовства, в распределении биоресурсов. И даже говоря о направлении рыбацких денег на нужды регионов - «врачам, учителям и так далее», давайте прежде всего стоять на страже интересов рыбака и пытаться до копейки использовать средства от продажи-реализации федеральных ресурсов для возрождения отрасли. И возрождать ее не удастся приказами сверху или сменой директорского корпуса, который давно уже живет по рыночным законам и, грубо говоря, плевать хотел на все ваши приказы. Возрождать можно лишь создавая соответствующие экономические условия для нормальной и эффективной работы. В рыночных условиях и демократической стране...

Тогда, весной 1999 года, все эти словесные «ляпы» нового председателя Госкомитета РФ по рыболовству можно было списать на «раскачку», на новизну специфики работы, за которую с усердием взялся генерал. На этом фоне даже корреспондент столичной газеты со своими наводящими вопросами выглядел куда большим профессионалом, чем Ермаков.

Через несколько месяцев «раскачки» стало ясно, что новое правительство страны и его новый Госкомитет по рыболовству рьяно взялись за работу. Во всяком случае таскаться в Москву и созывать там рыбацкие съезды стало уже лишним - министры сами на своих заседаниях в плановом порядке стали вникать в положение дел рыбной отрасли. Пока шла голая констатация фактов. Мол, отрасль находится в самом настоящем развале. Система государственного контроля и управления разрушена. Безоглядная приватизация передала практически весь флот в частные руки, привела к криминализации рыболовства. Процветает бизнес, при котором выловленная в наших экономических зонах рыба бесконтрольно уходит на зарубежные рынки, поощряя развитие тамошней рыбообрабатывающей промышленности. При этом никаких налогов с такого бизнеса Россия не получает. Несмотря на то, что флот стал тотально частным, он разваливается на глазах - 60 процентов его подлежат скорому списанию. Развалилась и отечественная рыбоперерабатывающая промышленность, замерли российские рыбные порты.

На одном из заседаний глава правительства Российской Федерации заявил:

- Мы имеем дело с одним из самых запущенных участков. Можно сказать, что наш рыболовецкий флот находится не в море, а в болоте. Ради примера назову лишь некоторые цифры. Рыбодобывающий флот на Дальнем Востоке оказался в руках 1135 частных судовладельцев, которые получили 2629 промысловых кораблей. И каждый из них стал участником внешнеэкономической деятельности. При этом большинство судовладельцев уклоняются от своих градообразующих обязанностей. Они сдают суда в наем иностранным фирмам и распускают экипажи с тем, чтобы их нанимали обратно по контрактам уже иностранцы. Количество судов в богатейших районах рыболовства уменьшилось по сравнению с советскими временами на 530 единиц, или на 20 процентов.

При этом утрачен централизованный учет: мы не знаем, где находятся эти суда, под флагом каких стран работают, в какие дочерние структуры переданы и каков объем их промысла. Возрожденное Госкомрыболовство не знает ничего: ни реальных объемов переработки и сдачи сырья, ни реальных размеров выручки. Есть настоящие черные дыры в законодательстве, которые никто не торопится закрывать. Биоресурсы, выловленные в нашей экономической зоне, не подлежат декларированию, и возврат валютной выручки от их сбыта в Россию не контролируется.

Больной вопрос - распределение квот на лов рыбы. Здесь государство теряет от 2 до 5 миллиардов долларов ежегодно. Распространилась практика строительства иностранцами судов под гарантии Госкомрыболовства, которые затем работают в нашей зоне и увозят улов за рубеж. И Госкомрыболовство снова ничего не делает для пресечения такого промысла. Процветает контрабанда на Дальнем Востоке...*

Что же, на твой взгляд, уважаемый читатель, глава правительства и его совет министров надумали предпринять, чтобы вывести рыбную отрасль из кризиса? Да-да, они решили прежде всего навести порядок в отрасли. А для этого создали специальную группу во главе с вице-премьером. Параллельно создали еще одну группу, на этот раз оперативно-следственную, в которую вошли представители МВД, ФСБ, ФПС, ГТК, Минфина и налоговых служб. Если первая группа должна была просто навести порядок, то вторая - покончить с криминализацией отрасли. До экономических рычагов управления руки у наших новых министров пока не доросли.

Летом 1999 года Госкомитет по рыболовству созывает Всероссийское совещание рыбопромышленников в Южно-Сахалинске. Рыбаки говорят о необходимости снижения налогов и таможенных пошлин при заходе российских судов в родные порты. Обсуждая вопрос о структуре управления отраслью, сходятся во мнении, что бассейновый принцип управления в регионах является наиболее целесообразным.

Председатель Госкомрыболовства Н.А.Ермаков дает перспективные направления развития отрасли, выделяя два основных этапа: стабилизация отраслевой экономики (1999 -2000 годы) и возобновление экономического роста, то есть этап возрождения отрасли (2001 - 2005 годы). Утвердить эту программу должен премьер-министр, в кресле которого к тому времени вновь оказывается новый человек - Сергей Степашин.

- Мы давно ждали, что правительство страны начнет предпринимать меры, направленные на защиту интересов отечественных рыбопромышленников, - пишет в «Рыбном Мурмане» участник этого Всероссийского совещания член правления Союза рыбопромышленников Севера Геннадий Степахно. - До сих пор мы находились у правительства на положении пасынка, которого постоянно ругают, подозревают, проверяют. И только сейчас нас начинают слышать в федеральном центре. С другой стороны, проблематика совещания в точности повторяла то, что говорилось на прошлогоднем съезде рыбаков. За год ситуация еще более усугубилась. В отрасли продолжали разрушаться не только вертикальные связи, но и связи между предприятиями. Вот почему мы заявили о восстановлении бассейнового принципа управления.

Отмена приказа Госкомрыболовства в части рационального использования сырьевых ресурсов стала приводить к нарушению сложившегося баланса рыбодобывающих мощностей и сырьевых запасов. Постановление правительства о платности за биоресурсы никак не приветствуется рыбаками. В мае правительство вновь повышает ставки НДС на ввоз рыбопродукции. Ниже критики положение в рыбацкой науке. Осложнились отношения рыбаков и пограничников - отрасль должна сама оберегать свои ресурсы. Рыбная промышленность находится в извращенном юридическом поле, когда становится возможным применять правовые нормы кому как угодно. В результате предприятия малого и среднего бизнеса, наращивающие свой потенциал, - их я представлял на совещании - оказались в неравном с крупными флотами положении как по выделению квот, так и по поддержке по модернизации флота.

Рано говорить, что мы переломили ситуацию, заставили правительство проникнуться тревогой за судьбу рыбного хозяйства. Вверху считают, что отрасль должна сама себя окупать. Никто этого не оспаривает. Но возникает вопрос: за счет чего - дальнейшего саморазрушения рыбохозяйственного комплекса или за счет его развития при паритетной заинтересованности государственной власти и рыбопромышленников? Нам нужны экономически оправданные «правила игры», ясные и одинаковые для всех рыбаков. Управляемость отрасли должна быть направлена не на обуздание «нехороших» рыбаков, а на создание условий, способствующих развитию производства, координацию деятельности рыбодобытчиков и защиту их интересов на федеральном уровне.*

Говорят, что хороший человек - не профессия. Очевидно, и генерал с Лубянки Н.А Ермаков был «хорошим человеком» - честным, работящим и исполнительным, который привел за собой в «рыбную» команду еще шесть генералов и пять полковников. Однако от назначения их на высокие посты темпы добычи рыбы еще более упали, а состояние многих предприятий отрасли оставалось просто катастрофическим. Стало ясно, что пока наши доблестные военные получат необходимый профессионализм, улучшения в рыбном деле в ближайшее время ожидать не приходится. Какие силовые и оперативные меры к этому ни применяй. Трижды за четыре месяца 1999 года правительство страны рассматривало вопрос о том, как навести порядок в своем рыбном хозяйстве. Пора, давно было пора переходить от слов к делу. Но... Первым, кто на страницах «Рыбного «Мурмана» высказал критические замечания в адрес Госкомрыболовства, стал председатель комитета по рыбохозяйственному комплексу администрации области А.А. Евенко. В одном из интервью он заявил:

- Комиссия главного контрольного управления Президента РФ, которая месяц назад закончила работу у нас в Мурманске, одним из своих замечаний записала слабую работу нашего комитета по структурной перестройке рыбохозяйственного комплекса региона. Это после того, как мы неоднократно выходили на разные уровни с конкретными предложениями. Но ни одно из них не получило поддержки федерального центра в виде таких же конкретных решений. Одни разговоры. Обращались мы и в Госкомрыболовство с разработанными и готовыми к работе предложениями по созданию у нас рыбного департамента двойного подчинения. Прошло около дух месяцев - Москва молчит.·

Вскоре свое веское слово в адрес столичного штаба отрасли сказал президент ЗАО «Севрыба» Г.В.Тишков:

- Из Госкомрыболовства ушли многие ведущие специалисты, а это - верное ослабление отрасли. Ныне резко затормозилось принятие обычных оперативных решений, что приводит к экономическим убыткам рыбодобывающих предприятий. Не решено ни одного вопроса на уровне правительства, направленного на улучшение работы отрасли. На все предложения с мест - молчание. Поэтому формируется мнение, что Госкомрыболовство не работает. Но работа, конечно же, идет, правда, она нигде не оглашается и никто в нее не посвящен.

Само назначение на руководящие посты никому не известных и не знающих отрасль людей говорит о многом.

На мировом рынке сейчас рыба, выловленная нашими тружениками голубой нивы, продается по явно заниженным ценам. Дело в том, что суда в последние годы строятся под гарантии российского правительства лишь на средства иностранных инвесторов, а они диктуют нашим фирмам, экспортирующим свою рыбу, по какой цене ее продавать. И вот итог: оптовая цена рыбы у нас упала за последние пять лет более чем в два раза... А вот пример безграмотного ведения недавних трехсторонних переговоров между Норвегией, Россией и Исландией, когда последняя получила право на вылов трески в Баренцевом море в количестве 4450 тонн, Норвегия - 625 тонн придонных рыб и 17 тысяч тонн мойвы. А Россия - ничего! Так зачем же ее участие в этих переговорах?

Подписание такого договора Н.Ермаковым сроком на три года исключает теперь претензии нашей страны на рыбные запасы Исландии. Зато эта страна будет ловить треску. Первый этап - в зоне Шпицбергена, а затем - почему бы и нет? - в зоне России. «Севрыба» давала свои предложения для этих переговоров: во-первых, мы настаивали на двусторонних переговорах, а во-вторых, стремились получить доступ в зону Исландии и ряд других зон. К сожалению, наши предложения не были учтены. Если так и дальше пойдет дело, то Россия может постепенно лишиться близлежащей, экономически наиболее выгодной сырьевой базы. Тогда нашей рыбной отрасли будет нанесен большой экономический ущерб.·

Что можно добавить к словам Тишкова? Отсутствие грамотной и единой ценовой политики сделало неконкурентоспособной нашу рыбную продукцию на мировом рынке. Плюс к тому небрежность при заключении контрактов и самоустраненность федеральных структур. Только разумное государственное регулирование рыночных отношений могло бы исправить сложившееся положение. Но где она, эта разумность, если уже исландцы стали облавливать тресочку в Баренцевом море, море, которое испокон веков было нашим, российским «огородом».

Вскоре в правительстве поняли, что приказами, даже отданными генералом, рыбную отрасль из кризиса не вытащить.

И решили исправить свою «ошибочку», убрать из Госкомрыболовства «силовика» и поставить на его место профессионала - молодого и перспективного флотоводца из Калининграда Ю.П.Синельника.

· Как хорошо быть генералом... «РМ» от 25 декабря 1998 года.

· Рыбаки штопают сети, «РМ» от 26 февраля 1999 года.

· Рыба в сеть попала. Где пропала? «РМ» от 7 мая 1999 года.

· Интересы государства и рыбаков должны совпадать, «РМ» от 9 июля 1999 года.

· Вместо решений - разговоры, «РМ» от 4 июня 1999 года.

· К чьим столам плывет треска, «РМ» от 3 сентября 1999 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000) Том второй 


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.226.102.115

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2019 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .