Аренда офисов в Мурманске

 

Главная Эксплуатация подводных месторождений нефти и газа Арктики
Эксплуатация подводных месторождений нефти и газа Арктики Печать E-mail

добыча нефти и газа из месторождений шельфа арктических морей возможна лишь с использованием подводных добычных комплексов


Юрий БАНЬКО, обозреватель ИД "Гелион"

Эта поговорка как нельзя лучше отражает суть проблемы. С истощением континентальных месторождений углеводородного сырья многими странами все активнее начинают осваиваться месторождения нефти и газа шельфовой зоны. Но если в теплых морях проблемой, затрудняющей разработку шельфовых месторождений, являются большие глубины, то на арктическом шельфе к этому неприятному фактору добавляются ледовые поля. Они многометровым панцирем десять месяцев в году скрывают под своей толщей водную поверхность, исключая возможность бурения шельфа и добычу нефти и газа традиционными способами с плавучих полупогружных или самоподъемных буровых установок. В данных условиях достижение поставленных целей по добыче нефти и газа шельфа арктических морей возможно лишь с использованием подводных добычных комплексов. В том числе, использующих ядерную энергию. И пусть эти идеи российских ученых и производственников «Газпрома» кажутся фантастикой, но за ними – будущее, ибо альтернативы им нет.  

В Карское море с ядерными комплексами

Общеизвестны колоссальные запасы углеводородного сырья шельфа арктических морей. Но если сегодня разговоры в основном ведутся вокруг Штокмановского ГКМ и месторождений нефти в Печорском море, то уже в ближайшие годы в практической плоскости станет вопрос и по поводу освоения месторождений газа Карского моря.

Не случайно, Владимир Вовк, начальник Управления техники и технологий разработки морских месторождений ОАО «Газпром» во время доклада на международной научно-практической конференция «Нефть и газ арктического шельфа-2008», которая состоялась в ноябре 2008 года в Мурманске особое внимание уделил шельфу Карского моря.
 
И на то есть веские причины. Именно здесь сосредоточены наиболее значительные месторождения газа, среди которых уникальные Русановское и Ленинградское. Но сложность состоит в том, что эти богатства скрывают арктические льды, и с использованием имеющейся техники и технологий добыть газ и нефть практически невозможно. Понятно, что эти задачи предстоит решать не завтра. По прогнозам «Газпрома» - в 2025 году. Но, тем не менее, руководство ОАО «Газпром» решило не откладывать дело в долгий ящик.


речь идет об использовании атомных подводных лодок в качестве подводных грузовиков на трассе Северного морского пути


«Газпром» обратил внимание на проектные разработки по добыче газа подводным способом, выполненные ЦКБ «Лазурит», ОАО «ВНИИнефтемаш» и ООО «ВНИИГАЗ». Они разработали концепцию создания подводного промысла для комплексной разработки Ленинградского и Русановского месторождений. Получен патент на техническое решение по объектам обустройства. Это решение включает в себя подводное буровое судно, транспортно-спасательный подводный аппарат, подводное судно обеспечения, опорную технологическую платформу, одну на два месторождения, береговую сепарационно-компрессорную станцию на берегу полуострова Ямал, куда газ будет поступать по подводному трубопроводу. Источниками энергии для этой техники будут ядерные реакторы. 

Подводное буровое судно будет иметь возможность бурить куст из восьми скважин, глубиной до 3500 метров каждая. Реализация данного проекта позволит не только решить вопрос с добычей УВС, но и загрузить заказами отечественные судостроительные и машиностроительные предприятия, НИИ и ЦКБ, входящие в госкорпорацию «Росатом». Наверное, с учетом того, что в данном случае западные страны не смогут претендовать на лидирующие роли в выполнении многомиллиардных заказов «Газпрома» на создание подводной добычной техники с ядерными энергетическими установками, уже сейчас разворачивается компания по дискредитации данных проектов.

А «Беллона» — против

В России, в Норвегии, в Бельгии и в США издан аналитический обзор экологической организации «Беллона», подготовленный Владиславом Лариным под названием «Подводный буровой комплекс с ядерной энергетической установкой для освоения нефтегазовых месторождений шельфа арктических морей России». В середине декабря 2008 года в Мурманске состоялась презентация этого аналитического обзора. 
В общем-то, правильно констатируя вполне оправданный интерес нефтегазовых компаний России к широкомасштабному освоению нефтяных и газовых месторождений на Арктическом шельфе, автор скептически отнеся к идее использования для этих целей подводного бурового комплекса с ядерной энергетической установкой.

В резюме доклада говорится: «Беллона» считает, что освоение Арктического шельфа само по себе сопряжено с многочисленными экологическими рисками, не говоря о том, что ни у одной страны мира нет опыта работы в таких условиях. Эти риски существенно увеличатся за счет использования атомной энергетики. Этот вывод весьма спорный, ибо требования и технологии в атомной отрасли значительно выше, нежели в остальных отраслях производства. В случае возникновения аварийной ситуации, будет очень затруднительно (если вообще возможно) провести операцию по ликвидации последствий. Более того, экономическая составляющая подобных проектов выглядит крайне неубедительно. На уровне специалиста «Беллоны» сложно давать оценки концептуальным разработкам «Газпрома», в интересах которого трудятся крупнейшие научные центры и светила науки мирового уровня.


«Беллона» уверена, что использование атомной энергии при освоении подводных месторождений является проявлением безответственности и авантюризма


«Беллона» опасается освоения подводных месторождений нефти и газа в Арктике, поскольку этот мало изученный регион является самым уязвимым на планете и не выдержит большой промышленной нагрузки. «Беллона» уверена, что использование атомной энергии при освоении этих месторождений является проявлением безответственности и авантюризма, и только существенно осложнит без того уникальные по сложности проекты».

На чем же основывает автор свои опасения и скептицизм? Прежде всего, на анализе попытки «конверсии» атомных подводных лодок выведенных из боевого состава ВМФ после распада Советского Союза, когда конструкторские бюро, занимавшиеся разработкой атомных подводных лодок и оставшиеся не у дел, и занявшись поиском путей выживания, предлагали внедрение неопробированных и экономически невыгодных технологий. Но ведь эти попытки так и остались на уровне теоретических разработок.

В частности, в докладе речь идет об одной из идей, которая возникла в 90х годах и заключалась в использовании атомных подводных лодок в качестве подводных грузовиков на трассе Северного морского пути. К слову, эта идея была реализована на практике, когда многоцелевой атомной подводной лодкой Северного флота на Харасавэй были доставлены грузы для нефтегазоразведчиков.

Сейчас российский атомпром, не переставая искать сферы применения своим разработкам, предлагает использовать ядерные энергетические установки для разработки месторождений Арктического шельфа. С таким предложением выступил авторский коллектив ОАО ЦКБ «Лазурит», возглавляемый главным конструктором С.А. Лавковским. И в этом нет ничего удивительного. Когда-то все появляется впервые. Разве не впечатляет факт из нашей истории, когда менее чем через десятилетие после завершения Великой Отечественной войны в нашей стране с разрушенной экономикой был заложен, а в декабре 1959 года введен в строй первый в мире ледокол с атомными энергетическими установками. И в строю, этот первенец гражданского атомного судостроения, находился три десятилетия, сделав навигацию в западном районе Арктики круглогодичной.

По мнению Владислава Ларина, проект создания такого комплекса слабо проработан, в России нет опыта реализации столь масштабной программы невоенного назначения, нет достаточных технических и производственных возможностей для выполнения поставленной задачи. Констатируя итоги выполненной в 2006 году оценки возможных рисков создания подводного бурового комплекса с ЯЭУ, автор лукавит, говоря, что ее результаты трудно назвать положительными или отрицательными. А ведь ее выполняли специалисты высочайшего класса. Зато в своем обзоре возможных рисков, ссылаясь на аварии, происходившие на атомных подводных лодках, Владислав Ларин говорит, что в 75% случаев причиной их развития становятся неправильные действия экипажа.


ссылаясь на аварии, происходившие на атомных подводных лодках, Владислав Ларин говорит, что в 75% случаев причиной их развития становятся неправильные действия экипажа


Отметим, что за 33 года эксплуатации ядерных реакторов атомного ледокола «Арктика» подготовленным экипажем из гражданских специалистов на нем не только не произошло ни одного сколь ни будь серьезного инцидента, но и продлен ресурс его эксплуатации до 175 тысяч часов.

По пути продления ресурса работы атомных реакторов ученые и практики пошли и на других атомных ледоколах. Если же говорить об атомных подводных лодках, то не стоит забывать, что на них служат матросы срочной службы, уровень подготовки которых несоизмерим с гражданским персоналом атомохода. К тому же, на АПЛ имеются отсеки с ракетным и торпедным оружием, и аварии и катастрофы на атомных субмаринах происходили не только и не столько из-за неправильной эксплуатации ядерных реакторов. К тому же, аварии, в основном, происходили не первых проектах АПЛ.

Владислав Ларин, занимаясь обоснованием возможных рисков, приплел даже факты захоронения в Карском море ядерных реакторов АПЛ, атомного ледокола «Ленин» и контейнеров с радиоактивными отходами. Но уж очень далеко находятся Русановское и Ленинградское месторождения от этих подводных радиоактивных могильников, чтобы они повлияли на его работу. К тому же, аналогичные захоронения выполнялись и в других странах.

Сложно говорить и об экономической оценке проекта ПБК, приведенного в обзоре Владислава Ларина. В его аналитическом докладе слишком много противоречий. В разделе его доклада «Проект ПБК становится все более грандиозным» говорится о необходимости строительства для добычи 86,6 м3 газа в год пробурить 96 скважин, что соизмеримо со Штокмановским проектом при выходе на максимальные объемы добычи, для чего необходимо будет построить 3 подводных буровых судна и 12 донных опорных плит, одну подводную атомную электростанцию и другое оборудование. В разделе же, посвященном общей оценке стоимости проекта, автор количество добычных скважин на двух месторождениях доводит уже до 300, количество донных опор до 35 и до пяти буровых судов.

Не выдерживает критики и раздел доклада, посвященный предполагаемому энергообеспечению ПБК. Первый заместитель- главный инженер ФГУП «Атомфлот» Мустафа Кашка, не один год отходивший в арктических морях на атомных ледоколах и непосредственно занимавшийся эксплуатацией ядерных энергетических установок, назвал приведенные в докладе факты «высосанными из пальца». Как и многие другие выводы и умозаключения автора.


для эксплуатации месторождений необходимо построить 3 подводных буровых судна и 12 донных опорных плит, одну подводную атомную электростанцию и другое оборудование


Скептически оценил он и заявление Владислава Ларина о том, что в России «нет готовых реакторных установок в распоряжении атомщиков, а создавать новую с нуля – дело весьма дорогое и непосильное для имеющихся в распоряжении Росатома кадров». А кто же создавал для отечественного атомного ледокольного, подводного флотов и для атомных электростанций атомные реакторы? Конструкторы из-за бугра?
И уж совсем притянутым за уши является заявление о том, что «ПБК является привлекательным объектом с точки зрения террористических атак». Думается, для подобных атак имеются более привлекательные и значимые объекты в густонаселенных регионах.

Много или мало придется затратить средств на создание такого комплекса – вопрос риторический. Захочется обеспечить города и поселки теплом, заводы и фабрики топливом, а химическую промышленность сырьем – найдутся средства и не на такой проект. А о том, что сотрудничество «Газпрома» и госкорпорации «Росатом» будет плодотворно развиваться и впредь, свидетельствует подписание соглашения о сотрудничестве сроком на шесть лет, которое предусматривает, в частности, взаимодействие сторон при освоении Штокмановского месторождения, а также месторождений Ямала и Дальнего Востока. Свои подписи под документом поставили председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер и гендиректор "Росатома" Сергей Кириенко.

Стороны договорились координировать взаимосвязанные инвестпроекты, совместно работать над созданием новых технологий, которые позволят повысить эффективность разведки, добычи, транспортировки, хранения и переработки природного газа. В рамках соглашения "Газпром" и "Росатом" разработают программу научно-технического сотрудничества, которая будет обновляться каждые три года. Стороны также создадут координационный совет для согласования совместных действий при реализации стратегических проектов и инвестиционных программ. Наверное, найдет в этом соглашении свое место и проект подводного бурового комплекса с ядерной энергетической установкой.

Ведь атомщики уже предлагают газовому холдингу помощь при освоении районов Крайнего Севера, где могут использоваться энергетические установки малой и средней мощности. Соответствующие наработки есть у "Росатома".

"Мы понимаем, что решаем еще и важную государственную задачу, потому что при той доле газа в энергобалансе страны, безопасность газотранспортной системы страны - это не только коммерческая задача "Газпрома", это, без преувеличения, задача национальной безопасности", - резюмировал глава "Росатома".


«Беллона» опасается освоения подводных месторождений нефти и газа в Арктике, поскольку этот мало изученный регион является самым уязвимым на планете


Решая проблемы освоения месторождений Карского моря, «Газпрому» предстоит активизировать проведение геологоразведочных работ, разработать комплексную программу научно-исследовательских, опытно-конструкторских и проектных работ по созданию технических средств и технологий для обустройства и эксплуатации месторождений, создать комплекс технических средств для бурения эксплуатационных скважин с подводным расположением устья и эксплуатации месторождений, который будет включать подводное буровое судно, подводное судно обеспечения, подводные сепараторы, подводные компрессоры, опорно-технологическую платформу.

В соответствии с изменившимися требованиями к динамике развития морских работ и выходом ОАО «Газпром» в новые районы потребуется корректировка Программы освоения ресурсов углеводородов на шельфе Российской Федерации до 2030 года.

Конечно же, не может не вызывать обеспокоенность и уже имеющихся, и будущих западных партнеров «Газпрома» решение последнего в 2008 году заседания Совета директоров этой компании, утвердившего предлагаемые министерством экономического развития России изменения в положение о порядке размещения заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для нужд газового концерна и его дочерних обществ преимущественно на конкурсной основе. Правлению компании поставлена задача обеспечить применение установленных этим решением преференций для поставщиков российских товаров при размещении заказов.

Теперь при сравнении в ходе конкурса цены российских и иностранных (включенных в особый список) товаров к последним будет применяться повышающий 15%-й коэффициент. С учетом изменений поставщик иностранных товаров сможет победить в аукционе, если предложит цену не менее чем на 15% ниже цены, установленной заказчиком. Кроме того, при равной цене предпочтение на торгах будет отдавать поставщику российских товаров.

Многие западные компании, надеявшиеся стать поставщиками техники, товаров и услуг при реализации Штокмановского и других арктических шельфовых проектов будут не в восторге от таких решений. Ну, а создание ядерного комплекса для подводной разработки шельфа вообще сократит до минимума их участие в российских нефтегазовых проектах. Такие комплексы в состоянии построить северодвинское «Севмашпредприятие». Ведь по своим габаритам: длина 99 метров, ширина 31 метр, высота 33 метра, осадка 9 метров и водоизмещение 22850 тонн, подводное буровое судно соизмеримо с АПРК типа «Антей», которые строились российскими судостроителями. Понятно, что ввод в строй этих комплексов дело не ближайшего будущего. Но в том, что оно наступит, сомнений нет.

Доклад Владислава Ларина завершается словами: «Миру необходимо устойчивое развитие и использование чистых возобновляемых источников энергии, а не поиск освоения новых нефтяных и газовых месторождений». В целом правильный посыл, если не вспомнить о том, что испытала Западная Европа, когда Украина перекрыла возможность для транзита газа в ряд европейских стран. К тому же, уже имеются проекты строительства на Кольском полуострове ветропарков. 15 января 2009 года в министерстве природных ресурсов и экологии Мурманской области состоялось заседание рабочей группы по разработке проектных работ в области развития нетрадиционных и возобновляемых источников энергии в Мурманской области. Проект долгосрочной целевой программы «Развитие нетрадиционных и возобновляемых источников энергии в Мурманской области» на 2009-2015 годы разработан Центр физико-технических проблем энергетики Севера Кольского научного центра РАН. Программой предусматривается строительство ветропарков вдоль дороги Мурманск-Туманный –Териберка и в районе поселка Лиинахамари, комбинированного дизель-ветроэнергокомплекса в ЗАТО Островной, ветроэнергетических установок в прибрежных селах Чаваньга и Чапома. Суммарная мощность возобновляемых источников энергии к 2015 году должна составить 386 мВт, что эквивалентно 351 тысяче тонн сжигаемого угля или 7% потребностей Кольской энергосистемы. Затраты на реализацию программы составят около 20 миллионов рублей. Имеется проект и строительства приливной электростанции.


Миру необходимо устойчивое развитие и использование чистых возобновляемых источников энергии, а не поиск освоения новых подводных нефтяных и газовых месторождений


Ветровая энергия может послужить и при освоении Штокмановского ГКМ. При потребностях транспортно-технологического комплекса с заводом СПГ, который будет сооружен в районе поселка Териберка в размере 1500-2000 мВт, для обеспечения объектов электроэнергией необходимо построить Кольскую АЭС-2 примерно вдвое большей мощности чем планируется, и прокладывать две линии электропередач по 500 кВт. На самом деле можно обойтись ветропарком мощностью 300 мВт и газотурбинными установками.

Конечно, было бы неплохо, как предлагают экологические организации, полностью отказаться от ядерной энергии, представляющей потенциальную опасность, от использования нефти, газа и угля, загрязняющих атмосферу продуктами горения, от гидроэнергетики, благодаря которой из оборота исключаются миллионы гектаров плодородных земель и лесов, затопленных водохранилищами. Но тогда девизом «зеленых» должны стать слова: «Назад — к лучине и конным упряжкам».

"СЕВЕР ИНДУСТРИАЛЬНЫЙ", МАРТ 2009

Еще статьи по теме "Месторождений":

Практика и перспективы оценки воздействия на авифауну эксплуатации морских месторождений

Перспективы применения волоконно-оптической технологии для исследования нефтегазовых месторождений

Концепция обеспечения геодинамической безопасности освоения шельфовых нефтегазовых месторождений

Шаги к освоению нефтегазовых месторождений

Разработка нефтегазовых месторождений на крайнем севере

Опыт международного экологического права и освоение арктических месторождений

Переоценка запасов месторождений нераспределенного фонда недр западно-арктического шельфа России


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.166.187.78

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD