Главная Бизнес малый – прок большой
Бизнес малый – прок большой Печать E-mail

О процессе создания Союза рыбопромышленников Севера мы подробно рассказали в первой книге нашего повествования.

К середине девяностых годов это объединение предприятий малого и среднего бизнеса с лихвой хлебнуло всех тех горестей и проблем, которые свалились на экономику России. Если крупные предприятия едва выживали, то первенцам малого рыбного бизнеса трудней пришлось вдвойне. Противоречивость законов, а то и полное отсутствие их, нехватка опыта организации работы, неплатежи, заоблачные проценты кредитов в банках и раздевающие догола налоги - все это и много чего еще выкручивало руки начинающим предпринимателям. Чтобы совместными усилиями защитить себя от произвола государства и объединились в Союз осенью 1992 года предприятия различных форм собственности. И чтобы разговаривать на равных с руководителями госструктур, которых пугало все новое в новых рыночных отношениях.

Если же сказать откровеннее, то Союз был создан усилиями руководителей нескольких фирм-судовладельцев для выбивания из Роскомрыболовства промысловой квоты на треску. А уже к этим фирмам примкнули три-четыре десятка других, более-менее связанных с морем и рыбой. Примкнули, чтобы поиметь через Союз дружбу-контакты с перспективными партнерами. Горластые «частные рыбопромышленники» в основном нападали на крупные «государственные флоты», но вскоре поняли, что особо опасаться приватизированных крупных флотов не надо. Как речка, пробив запруду, легко огибает стоящие на пути одинокие валуны, так и Союз рыбопромышленников, видоизменяясь и приспосабливаясь к новым условиям, стремился вперед. И если поначалу объединенные в Союз предприятия можно было назвать друзьями по несчастью, то теперь - собратьями по квоте.

Ничего обидного в этом не нахожу: если ты имеешь исправное судно с умелым экипажем - ты должен гарантированно рассчитывать на свой кусок трескового пирога. Эту программу минимум наши рыбопромышленники вроде бы выполнили. На очереди стояли более сложные задачи: жестко спрашивать с нарушителей правил рыболовства и настойчиво защищать интересы членов Союза, регулировать объемы поставок рыбопродукции на внешний и местный рынок, компетентно отстаивать справедливые принципы распределения биоресурсов, совершенствовать... Спрашивать, защищать, отстаивать и совершенствовать можно было до бесконечности.

К осени 1995 года в рядах Союза рыбопромышленников Севера насчитывалось 131 предприятие. Это было довольно крупное объединение на Северном бассейне и по количеству рабочих мест, и по наличию промыслового флота, и по вылову рыбы и объемам выпуска рыбопродукции. Союз являлся одним из членов АО «Севрыба», входил во Всероссийскую ассоциацию рыбопромышленных предприятий и экспортеров, состоял в Северной торгово-промышленной палате и был в составе учредителей Мурманского областного фонда поддержки малого предпринимательства. Корпоративность обеспечивала координацию деятельности и поддержку самых смелых идей. Но главное - защиту интересов наших рыбопромышленников.

Статистика развития Союза за первые три года довольно-таки отрадная. На предприятиях малого и среднего бизнеса трудились 6,5 тысячи человек, рос показатель вылова рыбы: 1993 год - 37,3 тысячи тонн, 1995-й - 67,6 тысячи тонн. Причем рост этот давала не треска, так как квота на нее практически оставалась неизменной, а добыча неквотируемых и недоосваиваемых объектов промысла. Немалая часть улова уходила на западный рынок. Тем не менее только в 1995 году на отечественный «народный стол» предприятия Союза поставили более 50 тысяч тонн рыбопродукции, что около половины поставок на внутренний рынок всей «Севрыбы». Добрая молва шла и о щедрых пожертвованиях рыбопромышленников. Так, Союз купил импортное оборудование за 276 тысяч долларов областному диагностическому центру, помогал другим медицинским учреждениям. Строил в Мурманске жилье, оборудовал и открывал кафе и рестораны. То есть к середине девяностых уже прочно стоял на ногах и мог смело смотреть в будущее.· Во всяком случае, именно об этом заявляли рыбопромышленники, подводя итоги своей трехлетней деятельности и намечая стратегию дальнейшего развития.

Геннадий Степахно, ген. директор АООТ «Мурманский океанариум»:

- Поодиночке мы - никто, вместе - сила. Эта сила за три года обрела мобильную структуру, ей по плечу решение самых сложных, разноплановых рыбохозяйственных задач. Ежегодно около двадцати предприятий Союза участвуют в реализации научных программ ПИНРО и ММБИ, идут на затраты, приобретая оборудование и выполняя рейсовые задания по поручению ученых. Ведем и свою научную работу.

Например, успешно реализуем программу «Морские водоросли», а не «сидим» на хвосте у трески, как заявляют в Роскомрыболовстве. Инициатива предприятий Союза дала импульс к возрождению забытого промысла ламинарии и кулинарного производства.

Наука свидетельствует: в прибрежной зоне имеется от 80 до 150 тысяч тонн трески и пикши. Изымая 10-15 процентов этого количества, мы не нанесем ущерба баренцевоморскому стаду. Тем более, если промышлять пассивными орудиями лова. В последней экспедиции мы получили такой результат: у ярусника за 45 судосуток улов составил 50 тонн трески и пикши, 300 тонн зубатки, около 30 тонн палтуса...

Георгий Тишков, президент АО «Севрыба»:

- Многие выступавшие говорили о якобы несправедливом подходе к распределению квот. Не все так просто в этом вопросе. Суда Союза вылавливают 8-9 процентов от общей добычи трески на бассейне. Не думаю, что нам надо что-то ломать в распределении квот: есть приказ Комитета, есть установившаяся схема... Главное, что всем нам поможет, - повышение производительности труда. Пока наша техника не позволяет сделать качественный рывок, выйти на современные технологии.

...По самым скромным подсчетам, мы поставили в Северную Норвегию свыше 100 тысяч тонн трески. Даже если считать по минимуму, норвежцы заработали 150 миллионов долларов на нашей треске. Если бы эти деньги пошли на развитие Северного бассейна... Норвежцы сейчас усиленно обхаживают каждого из вас, предлагают кредиты, чтобы мы строили траулеры-свежьевики и поставляли им рыбу. Но не забывайте, что есть программа развития флота, в рамках ее - судно «Севрыба-1», построенное без помощи банков. Собираемся строить еще четыре более мощных траулера. Поскольку наше правительство не помогает нам, мы вынуждены идти на некоторые уступки иностранцам.

Думаю, что какое-то судно из этой серии будет работать и в вашей структуре.

Виктор Несветов, ген. директор АО «Рыбак Севера»:

- Сегодня индустрия рыбоводства на Севере решена. Все оборудование производит наше предприятие, запущен в эксплуатацию завод кормов для рыбы. Вдумайтесь: в Мурманской области 107 тысяч озер. Если даже для рыбоводства пригоден один процент, то это - тысяча озер. Одна ферма-модуль дает сейчас 200 тонн рыбы. То есть в нашей области можно получить 20 тысяч тонн. Норвежцы в этом году, по их расчетам, получили 210 тысяч тонн, что дало им - только представьте! - один миллиард 100 миллионов долларов. Не только море должно нас кормить, но и озера. Я больше 20 лет занимаюсь рыбоводством и знаю, что говорю.*

· Бизнес малый - прок большой, «РМ» от 10 ноября 1995 года.

· Не квотой единой живет Союз, «РМ» от 17 ноября 1995 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000) Том второй


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

3.238.190.82

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .