Аренда офисов в Мурманске

 

Главная 1. Перемены
1. Перемены Печать E-mail

Села беломорского побережья заносились в список неперспективных, количество рыболовецких колхозов сокращалось 


Что же за изменения стали происходить в жизни нашего рыбного Мурмана, и, в частности, в Терском районе, если в декабре 1983 года еженедельник обкома партии стал публиковать полосные материалы под общим заголовком «Перемены»? В данном случае речь идет о колхозах, о далеких от областного центра рыболовецких колхозах, где мне пришлось-посчастливилось почти целый год жить и работать. С рассказа об их проблемах и начнем наше повествование.

...Вытянутый вдоль побережья Белого моря более чем на триста километров и занимая без малого седьмую часть Кольского полуострова, Терский район \этимология слова идет от корня «тер»-«тре» - древнего названия этих мест, так что не надо путать поморов с терскими казаками\ давал всего полпроцента всей валовой промышленной продукции Мурманской области и полтора процента сельскохозяйственной.

Каждый четвертый житель был пенсионером, и в 1983 году в планах по трудоустройству на предприятия района предусматривалось набрать всего 30 человек, а выпускников средних школ было 105. Села беломорского побережья с легкостью заносились в список неперспективных, количество рыболовецких колхозов сокращалось. Хозяйства подтачивало то, что считалось в них подсобным, - животноводство и овощеводство, хотя для развития именно этих отраслей на юго-востоке Кольского полуострова были все условия, и в первую очередь - хорошая местная кормовая база. Вопрос упирался \именно так - «вопрос упирался»! - говорили тогда на партийных и прочих собраниях-пленумах\ в сбыт молока и мяса из этих труднодоступных мест: летом - морем, зимой - самолетом.

Естественно, что партия и правительство, тем более в свете проводившейся тогда в стране Продовольственной \с большой буквы!\ программы, не могли допустить снижения темпов роста производства продуктов питания даже в отдельно взятом регионе. За это и районное, и областное руководство могли бы строго спросить: а почему, ссылаясь на примерный Устав колхоза, селяне предлагают вернуть животноводство и полеводство на уровень подсобного хозяйства, призванного обеспечить лишь внутренние нужды колхозников? Разве можно допустить, чтобы сами колхозники определяли, сколько им содержать коров, что сеять и сеять ли вообще, сколько заготавливать сена на зиму? Как бы не так! Побоку объективные условия жизни поморских сел - сделаем сельское хозяйство, приносящее колхозникам одни огорчения и убытки, ключом к экономическому и социальному преобразованию всего побережья! Сделать-то сделаем, а как? Помощь пришла откуда не ждали - из Мурманска, из объединения «Севрыба»1 , где также были озабочены выполнением Продовольственной программы. План, принятый советом директоров ВРПО «Севрыба» и одобренный обкомом партии, касался рыболовецких колхозов и, главное, не требовал от местных терских властей особых усилий.

Не подумайте, что мурманские рыбаки решили заняться благотворительностью, создав межхозяйственную кооперацию между колхозами и крупными рыбацкими предприятиями. Не от большой любви к отдаленным колхозам беломорского и мурманского побережий была эта кооперация придумана. Дело в том, что Продовольственная программа требовала от каждого промышленного предприятия содержать свое подсобное сельское хозяйство. Что же, возводить его на пустом месте, не имея ни земли, ни скота, ни помещений, ни специалистов, ни просто свободных рук? О деньгах тогда думали в последнюю очередь - надо было реализовывать, претворять в жизнь планы партии и правительства!

Руководители области и «Севрыбы» решили одним выстрелом убить двух зайцев. Вы говорите, что развитие животноводства в отдаленных селах побережий приносит одни убытки? Что ж, пусть рыболовецкие колхозы, скооперировавшись с флотами и береговыми предприятиями «Севрыбы», передадут им помещения, скот, специалистов и оборудование. Таким образом город начнет вкладывать в уже налаженное сельское хозяйство колхозов средства для развития производственной базы, брать на себя затраты по доставке продуктов животноводства и земледелия до потребителя. А на селе на средства предприятий колхоз будет строить жилье, клубы, школы, больницы... Красиво задумано, ничего не скажешь. «Если уж вкладываться, то лучше в колхозы своего Мурманского рыбакколхозсоюза 2 , - решили в «Севрыбе». - У нас и люди для этого найдутся, а отвечать-курировать решение вопроса будет непосредственно Гитерман 3».

Конечно, я, районный журналист, не знал всех тайных, да и явных пружин, вытолкнувших на Терское побережье чужаков из Мурманска. И мог лишь догадываться о накале страстей и борьбе эмоций на самых верхних этажах областной власти, нашедших свое отражение в переменах, происходящих на селе. Я смотрел на межхозяйственную кооперацию как бы изнутри, глазами самих колхозников. Подмечал и «брал на карандаш» новый гараж для механизаторов варзугского колхоза «Всходы коммунизма», строительство телятника на тетринской усадьбе колхоза «Беломорский рыбак», возведение цеха по обработке шкур морского зверя в чапомской «Волне»... Рос, как тогда говорили, и соцкультбыт. Помню, как одним из рейсов юркий АН-2 доставил в Варзугу первые девять цветных и одиннадцать черно-белых телевизоров.

Как волновался начальник авиаплощадки Валерий Попов - молодой парень, мечтавший попасть в летное училище, - когда тяжелые коробки бережно перекладывались на сани и бойкая лошадка с заиндевевшей от мороза мордой тронула в сторону села, кося любопытным глазом на необычный груз. Да, именно в те годы на Терский берег пришло телевидение и началось столь бурное строительство, о котором можно было только мечтать.

Но видели колхозники и обратную сторону медали, которую не разглядишь из «севрыбовского» окна. Все работы в рамках межхозяйственной кооперации вело производственное предприятие Мурманского рыбакколхозсоюза \МКПП\, набирая чаще всего случайных или в чем-то провинившихся на своей основной работе людей и забрасывая их в отдаленные села, где эти «спецы» были месяцами предоставлены самим себе. Подобные «десанты» не способствовали ни укреплению дисциплины, ни качеству строительства. Для колхозников, местных жителей, возводимые объекты были чужими, а хозяева, партнеры колхоза по кооперации, находились далеко, за сотни километров от села, да и головы у руководителей Мурманского морского рыбного порта 4 или управления «Севрыбпромразведка»5 , тралового флота6 или «Мурманрыбпрома»7 были заняты совсем другими, более масштабными проблемами. Ведь не будет же начальник флота беспокоиться о каком-то сепараторе для перегонки молока на сливки, который сломался на варзугской ферме? Но когда не день и два, а неделями доярки вынуждены были спаивать молоко телятам, то здесь надо говорить не об упущенной для флота выгоде, а о большом моральном уроне, когда одним махом перечеркивается вера работника в значимость своего труда. А если еще вспомнить о социалистическом соревновании и нелегкой политико-воспитательной работе в коллективе...

Не поверили колхозники в кооперацию. Рассуждали так: «Она, может, сама по себе и не плоха, так ведь это сейчас, когда в мурманских магазинах ничего нет! А потом? Вот стало на прилавках мясо появляться, молоко, яйца - кому будет нужно продукты отсюда возить, да еще с такими расходами? А мы по указке станем сельское хозяйство развивать.... Разовьем - и опять себе в убыток? Нет, мы на это «хозяйство» насмотрелись за свою жизнь!» То есть поистине «золотой дождь», прошедший над Терским берегом, не стал животворящим для его жителей. Надо было помочь колхозникам пустить в оборот каждый рубль из миллионов, выделенных государством в рамках межхозяйственной кооперации. Здесь-то совет и надлежащий контроль со стороны районных властей был просто необходим. Но сработала ведомственность: числятся колхозы за рыбакколхозсоюзом, вот пусть мурманские руководители с ними и возятся...

Как-то летом, путешествуя по Терскому берегу, я остановился отдохнуть в селе Устье Варзуги у семьи потомственных рыбаков Тропиных. Добраться до тех мест непросто, зато о радушии хозяев помнить будешь долго. По сути дела вся деревушка - несколько жилых домов да рыбпункт Умбского рыбозавода, где проходила первичную обработку рыба с близлежащих тоневых участков. Хозяйка дома Нина Гордеевна, усадив гостя вместе со своими сыновьями за стол, поставила перед нами две сковороды. Одну - с семужьей печенью, другую - с жареной икрой. И за разговорами вспомнили рыбаки, что после войны был на фактории свой маленький консервный завод, и не выбрасывали в реку, как сейчас, внутренности красной рыбы. Конечно, нынче требования к качеству пищевой продукции возросли, и рыбьим потрохам для консервации сразу же требуется термическая обработка. Но ведь обидно терять такие деликатесы! И подумалось: как же так - самолетом за тысячи верст возим отсюда бидоны со сливками, а красную икру выбрасываем. И молоком поим телят...

Вот такие «Письма с Терского берега» опубликовал «Рыбный Мурман» в конце 1983 года. Вряд ли мысли, изложенные в них, могли стать предновогодним подарком для руководства «Севрыбы» и рыбакколхозсоюза. В дальнейшем у меня будет возможность ознакомиться с положением дел в «северных» колхозах, побывать в Териберке, Ура-губе, Белокаменке, Минькино, сравнить и ощутить разницу в переменах, происходящих на Мурманском и Терском берегах. Ведь именно в колхозах, еще до официально спущенной сверху перестройки, можно было реально наблюдать ростки нового, рыночного хозяйствования.

«До официально спущенной сверху перестройки...». А кто ее, эту перестройку, спустил и вообще кто-нибудь понимал, что такое ПЕРЕСТРОЙКА? Началом этой крупномасштабной акции по переходу от социалистической экономики к капиталистической принято считать апрель 1985 года, когда Генсеком ЦК КПСС стал М.С.Горбачев8 . Конечно, перейти от принудительно-распределительного механизма, под воздействием которого жил и развивался СССР, к регулируемой рыночной экономике не просто. Это тебе не улицу перейти, даже если на красный свет. А главное, надо знать откуда и куда идти. Откуда? Из административно-командной системы. Куда? Вряд ли кто-нибудь в те годы мог ответить на этот вопрос. «Наш путь во мраке», - сказал бы поэт Х1Х века. Но за окном заканчивался век двадцатый и маячил двадцать первый...

По сложившейся в брежневские времена традиции мы предпочитали говорить и писать об успехах и достижениях, а не о недостатках и недоработках. В газетах публиковались рапорты и указы о награждениях, хотя, конечно, никто не запрещал журналистам передавать блестящие репортажи с полей очередных «битв за урожай» или создавать удивительные очерки о человеке труда. В советские времена сформировалась отечественная школа журналистики, о которой нынче можно только мечтать. Люди старшего поколения помнят пронзительную чистоту и высокий патриотизм статей Василия Пескова в «Комсомолке» и бездонную глубину житейских очерков Татьяны Тэсс в «Известиях». Можно назвать десятки имен талантливых заполярных журналистов шестидесятых, семидесятых, восьмидесятых годов.

Возьмем наш «Рыбный Мурман». С приходом в начале 1982 года Станислава Наумовича Дащинского уже через несколько лет в редакции сформировался высокопрофессиональный творческий коллектив. Конечно, мы не были свободны в выборе тем и жанров публикаций, но либерализм, царивший в редакции, в сочетании с требованиями внутреннего цензора, к которым всегда прислушивался каждый зрелый журналист, позволяли делать неплохую газету. Отведенного политической системой простора творческому человеку вполне хватало для самовыражения. Наверное потому, что мы, журналисты, сами были надежными и вполне притертыми винтиками в механизме этой системы. Наверное...

Хотя пришел я в редакцию со «строгачем с занесением» по партийной линии, а Валера Милютин вообще был исключен из рядов КПСС - мы не были диссидентами, не поднимались в своих умозаключениях до отрицания существующего порядка в стране. Ежедневно в разговорах с читателями газеты мы слышали да и, как говорится, на своих шкурах чувствовали, что для коммунистической партии с ее глобальной политической и экономической концепцией мирового развития и «коммунизации» цивилизации народ собственной страны, наши интересы, благополучие и счастье ровным счетом ничего не значат. Мы действительно были винтиками под началом у других винтиков с более крупным диаметром или иным шагом резьбы, которые в свою очередь вкупе с тысячами тысяч винтиков, болтов, гаек, шестеренок и прочих мелких деталей составляли единый командно-бюрократический механизм СССР. Но механизм этот не справлялся с поставленной задачей - падали темпы экономического роста, разрыв на уровне технологий, качества товаров, жизненных стандартов со странами, имеющими развитую рыночную экономику, достиг критической величины. И в начале восьмидесятых годов нищенский уровень жизни десятков миллионов людей, невозможность удовлетворить их первоочередные потребности и отсутствие стимулов к труду вызвали процессы физической и социальной деградации. Страна вплотную подошла к краху всей социально-экономической системы. Не помогли и смены лидера: в ноябре 1982 года траурными митингами, стрельбой из пушек и прямой телетрансляцией с похорон Л.И.Брежнева9  у кремлевской стены \помню, как ахнула вся страна, когда похоронная команда чуть было не перевернула гроб, опуская Генсека в могилу\ советский народ отметил окончание брежневского застойно-достойного периода. Не прошло и полтора года, как сердобольный народ вновь жалел умершего руководителя партии и государства, так и не дождавшись от Ю.В.Андропова10  действенных перемен и реформ. Еще меньший срок был отпущен К.У.Черненко11 , при котором КПСС продолжала жить по старым законам и традициям, ритуально заседая, обсуждая доклады, цитируя указания и выводы Генерального секретаря и принимая рутинные постановления с требованиями усилить, изжить, повысить... И вот в апреле 1985 года с приходом к высшей власти М.С. Горбачева в стране началась перестройка.

Конечно, мы сильны задним умом и сейчас все знают, как надо было делать и поступать двадцать лет назад. Но в тот период принять единственно верное решение, будучи в окружении коммунистических соратников, при монополии на власть КПСС и всесильном военно-промышленном комплексе, было, наверное, невозможно. Хорошо понимая экономическое положение, в которое попала страна, при той структуре экономики, при столь устаревшем и физически и морально производственном потенциале, при отсутствии достаточных времени и средств для маневра, - Горбачев, еще до конца не осознавая то, к чему могут привести его идеи, потихоньку стал делать робкие пробные шаги. И вскоре такие слова, как «самостоятельность», «самоокупаемость», «хозрасчет», «демократические выборы руководителей предприятий» стали ведущими рубриками газетных публикаций. Не был исключением и еженедельник «Рыбный Мурман».

СЕВРЫБА, рыбопромышленное объединение флотов и береговых предприятий Северного бассейна. Действовало с 20-х годов ХХ века. В разные годы называлось Муррайрыба, Муробластьрыба, Облгосрыбпром, Севгосрыбтрест с конторами в Мурманске и Архангельске. Затем - Мурманский государственный рыбопромысловый трест и Главное управление рыбной промышленности Северного бассейна «Севрыба». С октября 1976 года - Всесоюзное рыбопромышленное объединение \ВРПО\, с декабря 1988 года - Бассейновое производственное объединение \БПО\, с января 1990 года - Северная хозяйственная ассоциация рыбопромышленных предприятий \АРП\, с мая 1996 года - закрытое акционерное общество \ЗАО\. Став коммерческой структурой, «Севрыба» утратила бассейновые координирующие функции.

РЫБАККОЛХОЗСОЮЗ, организационная структура для координации взаимодействия рыболовецких колхозов с областными и центральными органами рыбной отрасли, в том числе при решении вопросов о квотах, заключении договоров и ряде других проблем. Рыболовецкие колхозы на Кольском полуострове с 30-х годов ХХ века среди всех колхозов были наиболее многочисленными. Действовали в основном в прибрежных районах Баренцева и Белого морей. К началу 90-х годов имели наряду с животноводческими и полеводческими цехами современные рыболовные траулеры, добивались высоких уловов: колхоз «Ударник» (центральная усадьба в с. Минькино Кольского района), «Энергия» (с. Ура-Губа Кольского района), «Северная звезда» (с. Белокаменка Североморской пригородной зоны), колхоз имени Х1Х съезда КПСС (с. Териберка Североморской пригородной зоны) и другие.

ГИТЕРМАН Юлий Ефимович, председатель Мурманского рыбакколхозсоюза начала 1980-х годов, до этого руководил межколхозной промысловой базой Архангельского рыбакколхозсоюза. Родился в 1929 году в Чернигове, еврей. С 1958 года в Мурманске. В 1985 году был арестован по ложному обвинению в «тяжких экономических преступлениях» и через два года реабилитирован «за отсутствием состава преступления». Руководил рыбодобывающей фирмой «Мелаб», был одним из создателей и членом правления Союза рыбопромышленников Севера. В конце 1990-х годов произошло нескольких покушений на его жизнь, после чего Гитерман отошел от активной предпринимательской деятельности.

МУРМАНСКИЙ МОРСКОЙ РЫБНЫЙ ПОРТ, крупнейшее государственное предприятие Северного бассейна. Первые сваи забиты в 1926 году. Несколько лет действовал в составе Тралбазы. С июня 1934 года самостоятельное предприятие. В канун Великой Отечественной войны в порту базировались 70 траулеров, 3 рефрижератора, другие промысловые и вспомогательные суда. Годовой грузооборот достигал 600 тыс. тонн. В 1970-х годах территория порта равнялась 160 га, общая протяженность 45-ти причалов - четыре км, железнодорожных путей - 30 км. В составе порта находились два грузовых района, нефтебаза, база переработки и хранения угля, железнодорожное хозяйство, плавмастерская, механическая мастерская, навигационная камера, льдозавод, ремонтно-строительный участок. Холодильные емкости на 40 тыс. тонн. Около 60 портальных кранов, 50 автопогрузчиков, почти 300 электропогрузчиков различной модификации. Собственный портофлот, который проводил суда по Кольскому заливу, доставлял пассажиров и снабжение на рейд, вел девиационные работы... Работал круглогодично. В годы рыночных реформ грузооборот порта снизился с 3330 тонн (1990) до 260 тыс. тонн (1997). Сокращена численность работающих с 5 тысяч до 2120 человек.

«СЕВРЫБПРОМРАЗВЕДКА», рыбохозяйственная организация, занимающаяся поиском косяков и добычей рыбы. Создана в 1937 году. Первый руководитель А.Ф.Таран. В 1990 году поисковый флот насчитывал около 40 судов. В ходе массового акционирования предприятий «Севрыбпромразведка», единственное из флотов Мурманска, сохранило статус государственного. Лишившись централизованного финансирования, занялась рыбопромысловой деятельностью. Но и это не спасло ее от ликвидации.

МУРМАНСКИЙ ТРАЛОВЫЙ ФЛОТ. Датой основания считается 29 июня 1920 года, когда вышел в первый рейс рыболовный траулер (РТ-30), который повел в море капитан М.А.Викман. Однако история флота началась несколько месяцев раньше: весной 1920 года было создано государственное управление рыбной промышленности, куда вошли 12 траулеров, перебазированных из Архангельска. В годы войны суда тралфлота продолжали промысел рыбы, флот был военизирован. В мирное время стал самым мощным на Северном бассейне по числу плавединиц, рыбацкому штату и объему рыбодобычи. В ходе экономической реформы акционирован, сокращен, раздроблен, но остался крупнейшим на Мурмане.

«МУРМАНРЫБПРОМ», рыбопромышленное объединение, преобразованное в 1977 году из Мурмансельди с флотом до 100 БМРТ современных модификаций, СТР, ПСТ и СРТМ-к. С 1993 года акционерное общество с дочерними фирмами под общим управлением совета директоров (председатель совета Л.С.Брейхман). К 1999 году флот МУРМАНСКИЙ МОРСКОЙ РЫБНЫЙ ПОРТ, крупнейшее государственное предприятие Северного бассейна. Первые сваи забиты в 1926 году. Несколько лет действовал в составе Тралбазы. С июня 1934 года самостоятельное предприятие. В канун Великой Отечественной войны в порту базировались 70 траулеров, 3 рефрижератора, другие промысловые и вспомогательные суда. Годовой грузооборот достигал 600 тыс. тонн. В 1970-х годах территория порта равнялась 160 га, общая протяженность 45-ти причалов - четыре км, железнодорожных путей - 30 км. В составе порта находились два грузовых района, нефтебаза, база переработки и хранения угля, железнодорожное хозяйство, плавмастерская, механическая мастерская, навигационная камера, льдозавод, ремонтно-строительный участок. Холодильные емкости на 40 тыс. тонн. Около 60 портальных кранов, 50 автопогрузчиков, почти 300 электропогрузчиков различной модификации. Собственный портофлот, который проводил суда по Кольскому заливу, доставлял пассажиров и снабжение на рейд, вел девиационные работы... Работал круглогодично. В годы рыночных реформ грузооборот порта снизился с 3330 тонн (1990) до 260 тыс. тонн (1997). Сокращена численность работающих с 5 тысяч до 2120 человек.

«СЕВРЫБПРОМРАЗВЕДКА», рыбохозяйственная организация, занимающаяся поиском косяков и добычей рыбы. Создана в 1937 году. Первый руководитель А.Ф.Таран. В 1990 году поисковый флот насчитывал около 40 судов. В ходе массового акционирования предприятий «Севрыбпромразведка», единственное из флотов Мурманска, сохранило статус государственного. Лишившись централизованного финансирования, занялась рыбопромысловой деятельностью. Но и это не спасло ее от ликвидации.

МУРМАНСКИЙ ТРАЛОВЫЙ ФЛОТ. Датой основания считается 29 июня 1920 сократился до 50 плавединиц и 2,5 тысяч работников.

ГОРБАЧЕВ Михаил Сергеевич, Генеральный секретарь ЦК КПСС (с марта 1985), председатель Верховного Совета СССР (май 1989), Президент СССР (1990 - 1991). Родился в 1931 году в Ставропольском крае, русский. Работал механизатором в колхозе. Окончил юридический факультет МГУ (1955) и заочно Ставропольский сельскохозяйственный институт (1967). С 1955 года на комсомольской и партийной работе в Ставрополе, последняя должность в родных местах - первый секретарь крайкома КПСС. С 1978 года в Москве, секретарь ЦК КПСС. Побывал в Мурманской области с 30 сентября по 2 октября 1987 года, вручил Мурманску орден Ленина, грамоту города-героя и медаль «Золотая Звезда», посетил Мончегорск и Североморск. Прекратил исполнение обязанностей Президента СССР в связи с развалом Советского Союза. С 1991 года президент международного фонда политологических и социально-экономических исследований (фонд Горбачева). Баллотировался на пост президента России в 1996 году. Выбыл после первого тура, набрав незначительное количество голосов.

БРЕЖНЕВ Леонид Ильич (1906-1982), генеральный секретарь ЦК КПСС (1964-1982). Побывал в Мурманске вместе с Председателем Совета Министров СССР А.Н. Косыгиным с 31 мая по 3 июня 1967 года. Знакомился главным образом с Северным военно-морским флотом.

АНДРОПОВ Юрий Владимирович (1914-1984), в 1982-1984 годы Генеральный секретарь ЦК КПСС, Герой социалистического труда (1974). Родился в Ставропольском крае, русский. В Великую Отечественную войну один из организаторов комсомольского подполья и партизанского движения на Карельском фронте. После войны на партийной, дипломатической работе. С 1967 по 1982 возглавлял КГБ СССР. Неоднократно бывал в Мурманске.

ЧЕРНЕНКО Константин Устинович (1911-1985), в 1984-1985 годах Генеральный секретарь ЦК КПСС. Родился в Красноярском крае, русский. Работал в селе, в райкоме комсомола, служил в погранчастях. Был на партийной работе в Красноярском, Пензенском обкомах, в Молдавии. С 1956 года секретарь ЦК КПСС. В 1942 году в качестве руководителя делегации Красноярского края с эшелоном подарков для фронтовиков приезжал в Мурманск и на Северный флот.

РЫБНЫЙ МУРМАН В КАВЫЧКАХ И БЕЗ (1983 - АПРЕЛЬ 2000)


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.224.214.93

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD