Главная Традиции нерушимы!?
Традиции нерушимы!? Печать E-mail

Российским траулерам воспрещалось производить промысел южнее линии мысов - Канина Носа и Святого Носа

Около 150 больших и скромных по размерам территорий стран имеют береговые линии и свои интересы по добыче морских ресурсов, основным из которых издревле была рыба. По мере истощения рыбных запасов, конкуренция между рыболовецкими флотами различных государств обострилась. По данным ООН, ныне более 100 стран вовлечено в конфликты за право добычи рыбы. Российские промысловые районы в плане «рыбных войн» всегда представляли лакомый кусочек для ближних и дальних соседей. Правительство России с 70-х годов IXX и начала XX веков принимало одно за другим решения о поддержке северных рыбных промыслов. В интересах их развития была организована «Экспедиция для научно-промысловых исследований у берегов Мурмана». Отпускались огромные субсидии, были произведены широкие научно-промысловые исследования, изданы промысловые карты, проведен по всему Мурманскому побережью промысловый телеграф, построены спасательные станции. Но, не нами сказано - «благими решениями ...»

Об одном из таких решений, в связи с его «юбилеем» и поразительным сходством с сегодняшним положением, мы решили напомнить своим читателям.

100 лет назад, в 1911 году, Рыболовная комиссия Государственной Думы при обсуждении законопроекта о 12-мильной полосе территориальных вод на Севере, постановила запретить в этой полосе промысел НЕ ТОЛЬКО ИНОСТРАННЫМ, НО И РУССКИМ судам находящегося в процессе становления тралового флота.

Согласно этому постановлению российским траулерам воспрещалось производить промысел южнее линии мысов - Канина Носа и Святого Носа.

В министерском законопроекте подобное сужение границ для отечественного рыбного промысла не предусматривалось, а на состоявшемся в Петербурге годом ранее, в январе 1910 года, III Всероссийском Съезде рыбопромышленников после всестороннего обсуждения этого вопроса было высказано пожелание о широком содействии развитию русского тралового промысла на Севере. И думский проект вызвал широкое противодействие в среде промышленников.

Капитан Карл Юрьевич Спаде, как и многие другие, реально мыслящие представители рыбодобытчиков, проанализировав документы и реальную обстановку на российских северных промыслах, в том же, 1911 году, привел свои выводы в докладе на собрании Общества изучения Русского Севера, в котором с недоумением вопрошал: «Чем руководствовались члены Рыболовной комиссии Государственной Думы, когда решили принять такое странное постановление». Автор доклада не знал ответа на вопрос, но, корректно выражая свои сомнения, он предположил, что «думцы» были введены в заблуждение, «ибо это постановление действует исключительно только в интересах английских и норвежских рыбопромышленников, и если оно пройдет через Государственную Думу и получит законодательную силу, то это нанесет громадный материальный ущерб отечественной рыбопромышленности и еще больше увеличит ввоз в Россию норвежской рыбы».

Для подтверждения своих выводов К.Ю.Спаде привел некоторые собственные выкладки и наблюдения. Он напомнил, что соседние Англия и Норвегия имеют довольно развитые траловые флота, и иностранные рыболовецкие суда беспрепятственно промышляют в неохраняемых российских водах, хозяйничают на самых рыбных местах, пользуясь отсутствием в этих районах русских рыбаков и охранных судов.

Например, с весны 1909 года и до 1 января 1911 года англичане (по имеющимся у докладчика сведениям) увезли с Семиостровской банки в Англию камбалы примерно на 850.000 руб. - весьма крупный торговый оборот по временам 100-летней давности. Капитан в своем докладе предложил ввести постоянную охрану водных ресурсов, так как, по его мнению, «с установлением 12-мильной полосы территориальных вод - только при организации действительной охраны промыслов иностранцы из этого района могут быть вытеснены и, надо полагать, что им тогда придется прекратить свои зимние рейсы на Мурман».

В своих резонных выводах Спаде отмечал, что «зимою цены на свежую морскую камбалу в Англии стоят очень высокие и наши траулеры могли бы с этой банки доставлять рыбу в Англию ежегодно на несколько сот тысяч рублей».

Таким образом Юрий Карлович пытался убедить законотворцев, что «нет никаких оснований запрещать своим траулерам промысел в этой полосе, лишать их выгодного заработка на заграничных рынках и заставить их вместо этого заработка в течение пяти месяцев бездействовать».

Проблемы развития тралового флота на Севере и круглогодичной «рыбалки» крупными судами волновали промышленников и 100 лет назад. Запрещение российским траулерам производить промысел южнее линии мысов Канина Носа и Святого Носа было вызвано, по мнению капитана, опять-таки, заблуждением принимавших решение думцев, которые считали, что мелкие промысловики, базирующиеся на тонях, занимаются ловом рыбы всесезонно, и траловый зимний лов лишит их законной добычи. По мнению Спаде, такое решение «еще менее выдерживает критику».

В докладе Юрий Карлович прочно обосновывает своё мнение: «Берега около этих мысов почти необитаемы, запасы рыбы, как везде на Мурмане, так и здесь, передвигаются, и треска подходит сюда осенью, когда поморы с Мурмана уезжают домой, удобных гаваней и становищ нет, и поэтому единственно возможный и рациональный способ промысла - траловый. Промышляющие здесь траулеры часто пользуются прикрытием берегов, особенно в сентябре и октябре месяцах, когда при свежих восточных ветрах в открытом море затруднительно промышлять. Тогда они отправляются в наши воды южнее Канина Носа и там, под прикрытием пустынных берегов Канинской Земли, никому не мешая, продолжают свои промыслы. Незачем лишать русских траулеров этого прикрытия и заставлять их во время бури оставаться в открытом океане».

В то же время опытного капитана волновали и вопросы организации не только физической, но и правовой безопасности рыбаков. Он предупреждал, что «осуществить здесь действительную охрану промыслов в течение бурных осенних месяцев с длинными полярными ночами, будет весьма затруднительно и здесь уже, наверное, английские траулеры не очень будут стесняться нашими новыми законами.

В этом районе очень сильные приливные и отливные течения и промышляющие здесь траулеры очень часто сами точно не знают, где они находятся. Если при таких обстоятельствах будет арестован траулер, то и охранное судно не сможет точно на месте указать широту и долготу, и поэтому возникнут споры и недоразумения.

Очутись в таком положении английский траулер, за него, конечно, заступится сэр Эдуард Грей и, если нужно, пришлет нам на нос пару своих дредноутов. А кто же заступится в аналогичном случае за русский траулер, которому и теперь в своем отечестве живется несладко и который должен перенести ряд стеснений, с которыми незнакомы англичане в своем отечестве. Вся тяжесть указанных запрещений упадет на русские траулеры, и мы можем быть уверены, что после издания этого закона русский траловый промысел совсем прекратится».

Перечислив многие аспекты внимания правительства к развитию Мурмана за последние полтора десятка лет, Ю. К. Спаде едко заметил: «...если судить по сумме израсходованных из государственного казначейства денег, то можно смело подтвердить, что в России нет другой такой окраины, где правительство заботилось бы столько о нуждах местного населения».

По сведениям, приведенным докладчиком, правительственные заботы почему-то не повышали благосостояние мурманских рыбаков и, соответственно, всего населения, ориентированного на получение прибылей от собственной рыбалки в собственных водах, в которых продолжали промышлять соседи, по-хозяйски распоряжающиеся российским рыбными ресурсами, и продающими нам нашу рыбу. В доказательство он привел таблицу:

  Количество рыбы (в пудах) Количество рыбы (в пудах)
  Добытой на Мурмане: Привезенной из Норвегии:
В 1895 г. 800.000 800.000
„ 1898 г. 460.000 980.000
Средним годовым за 1898-1907 гг.   360.000   1.380.000  
„ 1908 г.   300.000   1.440.000  
„ 1909 г.   323.167   1.772.300  
„ 1910 г. (точно)   340.679   1.536.459  

 

 

 

 

 

В заключение доклада Ю. К. Спаде констатировал «...в высшей степени странный и печальный факт, что при всех известных огромных рыбных богатствах нашего Севера, собственные наши промыслы находятся в таком плачевном состоянии, что мы принуждены платить норвежцам ежегодно ... за нужную нам для питания ... народных масс морскую рыбу. Если к этому прибавить еще факт, что англичане из наших северных вод увозят ежегодно приблизительно на такую же сумму морскую рыбу в Англию, то это уже станет какой то горькой иронией судьбы над эксплуатацией нами своих рыбных богатств».

Давая окончательную оценку думскому законопроекту, Юрий Карлович предупреждал, что в случае принятия решения об ограничении тралового промысла для российских судов, богатейшая рыбная страна станет посмешищем в глазах не только ближайших иностранцев, но и всего западного мира.

По материалам: Спаде К.Ю. Траловый промысел в северных водах и рыболовная комиссия Государственной Думы //Изв. Арханг. О-ва изучения Русского севера. - 1911. - № 10. - С. 1-7 (Отд. II, Прилож.)

(Из доклада 19 апреля 1911 г. На заседании Архангельского Общества изучения Русского Севера)

Подготовила Виктория Егорова

Содержание журнала "Север промышленный" № 1 за 2011 год

Еще статьи на тему "промысел":

Нелегальный, нерегулируемый и незаявленный промысел: каковы его последствия?

«Персей» внедряет ярусный промысел

Проблематика и международно-правовые аспекты промысла в районе Шпицбергена (Свальбард)

Рыбные промыслы Мурмана и его колонизация

Климатические изменения и перспективы рыбного промысла в Баренцевом море в районе ШГКМ


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

3.233.215.196

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .