return_announcements(); ?>
Главная «Акция протеста»
«Акция протеста» Печать E-mail

30 июля 1996 года траулер «30-летие Победы» ошвартовался у причала норвежского Киркенеса.

После полугодового рейса нервы моряков были на пределе.

Дом рядом, в нескольких часах езды. Но экипаж решил не покидать борта судна, пока не получит все заработанные деньги. Приехавшая ему на смену команда вынуждена томиться бездельем в ожидании развязки ситуации. Ни поесть толком, ни поспать. И все это - в иностранном порту, на глазах у местных жителей.

В чем причины забастовки? Суть конфликта такова: общество «Виктори», согласно договору менеджмента между «Мурманрыбпромом» и иностранной компанией, являлось агентирующей фирмой для двух судов этого флота. Траулеры были переоборудованы под выпуск филе.

Вложив деньги в эту реконструкцию, зарубежная компания, естественно, хотела получить только высококачественную продукцию. И оплачивала ее по хорошим ценам. И все шло прекрасно до того дня, когда выяснилось, что на одном из судов - БМРТ «30-летие Победы» - доставлено в Шотландию филе весьма низкого качества. Понятно, что зарубежная компания, «заполучив» проблемы с реализацией такой продукции, не стала платить-перечислять за товар ожидаемую и фирмой, и экипажем сумму. Моряки объявили забастовку, требуя оплату в полном объеме. Было это в порту захода Киркенес. Почти два месяца моряки держали траулер у причала, не давали прибывшему им на смену экипажу выйти на промысел. Смысл забастовки: «Никакого брака нет и не было, отдайте то, что мы заработали, полностью». Один из моряков, Павел Бойцов, обратился в мурманский облсовпроф и с помощью адвоката этой структуры подал заявление в суд. С января по март уже следующего, 1997 года, суд несколько раз заседал. В итоге... Предоставим слово Инне Березюк, которая с самого начала конфликта «вела» эту тему.

- Я уже обращала внимание читателей «Рыбного Мурмана» на то, как активно стали действовать сейчас профсоюзные лидеры, защищая моряков от «угнетателей» - руководителей рыбодобывающих фирм и компаний, - пишет Инна Петровна. - И этим можно было бы только восхищаться, если бы не два «но». Во-первых, деятельность профсоюза ставит под угрозу само существование судовладельцев-работодателей. Во-вторых, в пылу борьбы порой «забываются» правила игры, то есть не всегда все делается честно и справедливо. Вот и в истории с БМРТ «30-летие Победы» это проявилось. Когда экипаж бастовал в Киркенесе, утверждая, что документы забраковки продукции - фальсификация, капитану и технологу судна предлагалось за счет фирмы слетать в шотландский Абердин и убедиться лично. Но если снижение качества подтвердится, то оплата перелета будет за их счет. И капитан, и технолог отказались. Я разговаривала с ними после их приезда в Мурманск. Ни тот, ни другой не спорили о снижении качества, только недоумевали: как такое могло случиться? Потом уже другие моряки рассказывали, что на траулере были нарушения технологического режима использования оборудования.

Во всех рыбодобывающих структурах, будь то тралфлот, «Мурманрыбпром» или фирма, владеющая одним судном, за брак продукции наказывают. Везде экипаж получает либо половину, либо еще меньшую часть сдельного заработка. Невозможно предположить, что председатель профкома «Мурманрыбпрома» Павел Глебов или руководитель облсовпрофа Игорь Чернышенко не знали об этом. Но именно они активно поддерживали бастующих в Киркенесе: «Ваше дело правое, не сдавайтесь, поможем». И до сего дня помогают... Если бы экипаж вернулся в Мурманск сразу после рейса, потери были бы намного меньше. Простой траулера - дорогое удовольствие, плюс вынужденная бездеятельность сменного экипажа. Больше всех потерял на этом «Мурманрыбпром» как собственник судна. Разумеется - и бастовавший экипаж.

Профсоюзные лидеры обвиняют дочернее общество «Виктори» в том, что перед выходом в рейс моряку предлагали очень низкую зарплату: не 8-10 долларов (взамен суточных), а всего 3,9 доллара, - напоминает Березюк. - Но они «забывают», что это гарантированный минимум, который выплачивается в любом случае. Основной же заработок зависит от «сдельщины», то есть количества и качества сданной продукции. И не случайно не закрываются двери в фирмах-«угнетателях»: желающих работать там и получать «ну очень маленькую» зарплату куда больше, чем в любых других организациях. Продукция же с БМРТ «30-летие Победы» была продана за полцены...·
Все вышесказанное - уже махание кулаками после драки. Не мытьем так катаньем, путем судебных решений об аресте расчетного счета фирмы «слуги народа» в лице профсоюзных лидеров все же добились банкротства ДО «Виктории», которая так и не выплатила морякам незаработанных ими денег. Что, восторжествовала справедливость? Вряд ли.

- В России нет закона, согласно которому можно было бы квалифицировать действия команды БМРТ «30-летие Победы», - говорит гендиректор ДО «Виктори» Геннадий Львов. - Есть закон о забастовках, но действия экипажа не были забастовкой - моряки не отказывались от работы, у них были... выходные дни. Может, они пикетчики? Опять не то. Ни одна судебная инстанция не смогла ответить на вопрос: как называются люди, которые по сути захватили судно и держали его более двух месяцев? И какой закон существует для их наказания. На Западе действия таких людей расценили бы как пиратство, за что, по их законам, «вплоть до высшей меры наказания...». Наши же судьи придумали очень милое название - акция протеста.*

· Угнетенные и «угнетатели», «РМ» от 11 апреля 1997 года.

· Пиратство - болезнь заразная, «РМ» от 18 октября 1996 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000) Том второй 


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

3.93.74.227

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2019 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .