Аренда офисов в Мурманске

 

Главная Собственность и управление
Собственность и управление Печать E-mail

Известная история последнего времени - это конфликт главных собственников «Норильского никеля». До января 2007 года компания отличалась стабильностью собственности и менеджмента.

Владимир Потанин был для публики доминирующим акционером, так как его Онексимбанк в 1995 году установил контроль над ГМК в ходе знаменитых ельцинских залоговых аукционов по принципу заём под залог акций. В 2003 году обнаружилось, что Михаил Прохоров полноправный партнёр Потанина, между которыми акции компании распределяются поровну (Осетинская, Рожкова, 2003).

Как и другие крупнейшие российские ресурсные компании, «Норильский никель» в начале 2000-ых годов формализовал структуру своей собственности для беспристрастности в привлечении западных инвесторов. Во время основной финансовой реструктуризации 2001 года, 15% акций компании были депонированы в банке США как свободно обращающиеся расписки (American Depositary Receipts) неамериканской компании для обеспечения безопасности финансовой и торговой деятельности на американских и других мировых биржах. В 2004 году ГМК получила разрешение от российских финансовых властей на размещение до 40% акций за границей, хотя обычно разрешалось другим российским компаниям не более 30% акций.

Стабильность собственности компании пошатнулась 9 января 2007 года, когда Прохоров был задержан французской полицией на горнолыжном курорте Куршавель по подозрению в содействии сводничеству с группой девушек модельной внешности, которых он привёз с собой на празднование Нового года с друзьями и коллегами. Он содержался в заключении 3 дня и был выпущен на поруки для возвращения в Москву. Потом Прохоров неожиданно объявил, что до конца месяца он продаёт акции и покидает компанию.

Есть мнение, что Потанин использовал куршевельский скандал, чтобы устранить бизнес партнёра и установить полный контроль над «Норильским никелем», используя негативную реакцию Путина и инвесторов. По этой версии, разногласий по долгосрочной перспективе у партнёров не было. Другие считают, что между Прохоровым и Потаниным были стратегические разногласия, в частности Прохоров хотел больше предпринимательства, расширения бизнеса внутри России, выступал против горной экспансии за рубеж (Бутрин, Ямбаева, 2007; Федоринова, 2008).

После некоторых разговоров, что Потанин покупает акции партнёра, Прохоров в апреле 2008 года неожиданно продаёт 25% своих акций Олегу Дерипаска, собственнику алюминиевой компании «Русал» (Черкасова, 2008). Если Потанин действительно надеялся извлечь преимущества из куршавельского инцидента по контролю над «Норильским никелем», то его надежды наткнулись на затяжной конфликт между ним и Дерипаской, финальный результат которого до сих пор не ясен.

Уход Прохорова из компании сопровождался перетасовкой топ-менеджеров, включая досрочную отставку в июле 2008 года генерального директора Дениса Морозова и его американского заместителя Тава Моргана. В следующем месяце генеральным директором ГМК был назначен Владимир Стржалковский, бывший офицер КГБ, близкий к Владимиру Путину. У Стржалковского не было опыта работы в горной промышленности, он преуспел в туристическом бизнесе и на государственной службе после отставки в 1991 году из КГБ (www.kommersant.ru/doc/1327277). Некоторые считают его человеком правительства в компании, другие считают его союзником и лоббистом интересов Потанина, но очевидно, что он явно не друг Дерипаски (Федоринова, 2008).

Дерипаска заявил, что компания плохо управляется, что регулярные сделки с акциями ГМК тревожат всех акционеров кроме Потанина. Но есть противоположное мнение, что Дерипаску интересует только простое извлечение прибыли из «Норникеля» через его настойчивые требования дивидендов с целью снижения груза долгов его основных активов в компании «Русал». Дерипаска относится к Стржалковскому как к туристу, имея ввиду его опыт в турбизнесе (Колесников, 2010). В свою очередь Стржалковский ответил взаимностью на комплимент, обратив внимание на опоздания Дерипаски на совет директоров без извинений, что возможно такое поведение принято в некоторых краснодарских деревнях, имея ввиду его сельское происхождение и гордясь своими дворянскими предками. Он критикует Дерепаску за использование оффшорных компаний, минимизацию налогов, неоправданную близость к региональным элитам (Рожкова, Терентьева, 2011; Федоринова, 2008).

В этих условиях оппозиция Стржалковского Дерипаске воспринимается как поддержка Потанину, но по мнению наблюдателей, эта поддержка не гарантирована навсегда. Двухсмысленность позиции видна и у других очевидных представителей правительства в управляющих структурах «Норильского никеля», особенно в совете директоров. Два находящихся под контролем правительства РФ банка, Внешэкономбанк и ВТБ представляют интересы государства в совете директоров. Представитель Внешэкономбанка присутствует в совете директоров посредством акций банковского холдинга Дерипаски как обеспечитель долгов компании «Русал», а представитель ВТБ со стороны личных долгов Потанина этому банку. Это достаточно трудно различать согласованность государственного подхода преследуемого этими двумя членами совета директоров. Конфликт акционеров принял затяжной характер частично и из-за того, что правительство РФ отказалось принимать правоту той или иной стороны. Путин в время своего визита в Норильск в октябре 2010 года сказал, что для меня всё равно, кто владеет контрольным пакетом акций, а кто не владеет, главное дело это, сумеют ли они решить проблемы, стоящие перед компанией или нет. Я не собираюсь судить, кто прав, а кто не прав. Мы должны работать вместе, мы должны решить проблемы... Было мнение, что Путин говорил откровенно, особенно, когда он отверг требования Дерипаски о высоких дивидендах. Государственный интерес акцентировался на занятости, соблюдении экологических стандартов и что компанию может ожидать менее доброе отношение к себе, если акционеры не оправдают соответствующих ожиданий (Непомнящий, 2010).

Потанин и менеджемент предложили выкупить компанию «Русал», но Дерипаска упорствует, желая больше денег. Финансовая ситуация Потанина такова, что у него много лимитов финансового предложения. Некоторые комментаторы предполагают, что менеджмент «Норильского никеля» как инструмент правительства может выкупить акции Дерипаски, оставив Потанина миноритарным акционером, с возможным изменением цели в дальнейшем и на него (Терентьева, 2010).

Иностранная часть собственности и менеджмента «Норильского никеля» остаётся пока несущественной, хотя известно, что западная доля в инвестиционном портфеле компании относительно высока и возрастает. В совете директоров компании также есть иностранные независимые директора. На момент написания статьи, ими были Бредфорд Миллс, генеральный директор Мэнделай Ресоурсис, бывший до этого генеральным директором Лонмин, БиЭйчПи и других мировых горных компаний; Лусиан Бебчук, специалист в корпоративном управлении из Гарвардской школы права; Клод Дофин, соучредитель нефтетрайдер компании «Трафигура», которая в декабре 2010 года спорно купила 8% акций «Норильского никеля» и Энос Нед Банда, глава инвестиционной компании «Фрител Кэпитэл» из Южной Африки.

Несмотря на то, что они нероссийские и независимые директора, они признали трудность сохранения своего положения быть над схваткой, не вступая в конфликт.

Среди топ-менеджеров «Норильского никеля» не осталось иностранных граждан, после того как Тав Морган покинул пост заместителя генерального директора из-за разногласий между Прохоровым и Потаниным. Некоторые иностранные менеджеры тоже ушли в другие компании. По мнению наблюдателей сейчас в компании нет такого бережного отношения к когорте международных менеджеров, как в БиЭйчПи Биллитон. Это может говорить о том, что у западных инвесторов нет серьёзных намерений на долгосрочные инвестиции в российский горный сектор, особенно из-за разногласий мажоритарных акционеров.

Любая компания не застрахована от конфликтов собственников. Подобное было и у мировых гигантов БиЭйчПи Биллитон и Рио Тинто. Но в этом конфликте есть особый российский подтекст. Это жесткое столкновение эгоизма олигархических амбиций и денежных интересов собственников. И постоянное присутствие правительства, даже когда государство объявляет, что не собирается вмешиваться в конфликт хозяйствующих субъектов. Для игроков мирового горного рынка эти два признака являются сигналами для осторожности серьёзных инвестиций в России.

Горно-металлургическая компания «Норильский никель»: глобальный мировой концерн?

Еще статьи на тему "компании":

Как найти убийцу компании

В Мурманске оштрафованы управляющие компании

Общий знаменатель любого спада в компании

Как налоговики собирают компромат на учредителя компании

Построение имиджа компании


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.158.217.43

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD