Главная Могущество России прирастет евразийским союзом и Арктикой
Могущество России прирастет евразийским союзом и Арктикой Печать E-mail

Леонид Григорьевич Ивашов    Кефели Игорь Федорович

              Ивашов Л. Г.                                      Кефели И. Ф.         

The power of Russia will grow with the Euroasian union and Arctic regions
Ivashov L.G, Kefeli I.F.

Many of us are well remember the famous words of M.V. Lomonosov that «the Russian power will grow by Siberia and Northern ocean and will reach to the main European settlements in Asia and America». Whether is it possible to apply these prophetical words of the great Russian scientist to our validity in that sense how it is formulated in heading of this article? It will be discussed in this article.

Многие из нас хорошо помнят знаменитые слова М. В. Ломоносова о том, что «российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном и достигнет до главных поселений европейских в Азии и в Америке». Можно ли эти пророческие слова великого русского ученого применить к нашей действительности в том смысле, как это сформулировано в заголовке данной статьи? Об этом пойдет речь в данной статье. В свое время Адмирал флота Советского Союза С. Г. Горшков определял морскую мощь государства как совокупности средств освоения Мирового океана и средств защиты государственных интересов при рациональном их сочетании. Морская мощь предстает как система, для которой «характерно не только наличие связей между ее компонентами (военный, транспортный, промысловый, научно-исследовательский флоты и т. д.), но и неразрывное единство со средой - океаном, во взаимоотношениях с которым система выражает свою целостность» [1]. Прежде чем обратиться к анализу морской (и не только) мощи России, следует, во-первых, определить состояние геополитических интересов стран мира в Арктике и, во-вторых, выяснить, каковы критерии признания статуса России как великой державы.

Начало XXI в. совпало с обострением геополитического противостояния ряда стран мира в Арктике. Поэтому вряд ли стоит считать справедливым утверждение И. И. Мазура, согласно которому, «если раньше в арктической геополитике доминировали вопросы национальной безопасности, военные и оборонные аспекты, то ныне - на первый план выдвинулись экономические и гуманитарные проблемы. Подобная тенденция выражается в сотрудничестве по охране окружающей среды, делам коренных народов, а также в научных исследованиях и др.». Причем этот же автор чуть далее утверждает нечто обратное: «...главный вопрос для приарктических государств, а также для всех потенциальных участников освоения природных ресурсов Арктики, - это обеспечение национальных интересов» [2]. Схватка за Арктику, за ее природные ресурсы и возможности транспортной логистики обостряется. Так, арктическая политика Евросоюза, который считает себя непосредственным участником арктической политики благодаря арктическому статусу Дании, Финляндии и Швеции, направлена на решение проблем, связанных с предотвращением глобальной экологической катастрофы - губительного для Европы изменения климата, связанного с происходящими в Арктике процессами. Следует признать, что страны Евросоюза располагают уникальным
потенциалом в области морской торговли. Их гавани являются начальными и конечными точками многих важнейших торговых маршрутов.

Различные компании этих стран осуществляют около 39% общего объема морских контейнерных перевозок в мире. Улучшение условий для судоходства в Арктике может быть с успехом использовано для повышения эффективности торгового флота ЕС. В конце 2008 г. Еврокомиссия сформулировала, а годом позже Совет министров иностранных дел Евросоюза одобрил три важнейшие цели ЕС в Арктике:

• сохранение природной среды и автохтонного населения;

• обеспечение добычи ресурсов, не наносящей ущерб окружающей среде;

• участие в многостороннем управлении делами региона.

По мнению ряда китайских аналитиков, разработка стратегически важных сырьевых ресурсов и развитие новых морских путей в Арктике имеют для Китая геополитическое и - особенно в перспективе - военно-стратегическое значение. Ход рассуждений здесь довольно простой: во-первых, «Арктика - основной регион, где формируется погода Северного полушария, в том числе на территории Китая», а во-вторых, между стихийными бедствиями в КНР и «устойчивым повышением глобальной температуры может быть связь, и таяние арктических льдов играет критическую роль в этом процессе». По этому «Большая стратегия Китая» предполагает превращение его к 2020 г. в крупнейшую экономическую державу мира, увеличение в 4 раза ВВП по сравнению с 2000 г. и - как следствие - превращение его из «региональной державы с глобальным влиянием в глобальную державу» [3]. Значимость транспортно-логистических интересов Китая в Арктике возрастает по мере наращивания экспортного потенциала китайской экономики (в 2010 г. Китай стал первой экспортной державой мира). Использование российского Севморпути позволит сократить расстояние между Китаем и Западной Европой вдвое по сравнению с нынешними южными маршрутами.

Значительный интерес к Арктике начинает проявлять Индия, политическое руководство которой сформулировало ряд приоритетных задач:

• расширение экономического, научного и политико-стратегического сотрудничества с «северянами» на двусторонней основе;

• широкомасштабное изучение политической обстановки в Арктике и выработка специальной индийской «арктической стратегии»;

• продвижение идеи снижения конфронтации в регионе;

• объявление Арктики регионом, свободным от ядерного оружия [4].

Более того, как полагают некоторые индийские ученые, интерес к Арктическому региону продиктован необходимостью изучения глобального изменения климата, поскольку предполагаемое повышение уровня Мирового океана в результате таяния ледников чревато затоплением большой части территории Индии и нарушением жизнедеятельности более 100 млн. ее жителей [5]. Вместе с тем, наибольшие опасения Индии связаны с резкой активизацией в Арктике Китая. В долгосрочном плане Индия рассматривает Китай как своего основного стратегического противника в Азии, возможно, и в мире. В индийском обществе довольно распространенным является мнение, согласно которому в отдаленном будущем можно ожидать полноценного возвращения индийцев на свою историческую родину (большинство индийских ученых полагает, что арии, пришедшие в Индию три с половиной тысяч лет назад, начали свой путь из Арктики).

Ограничимся еще одним сопоставлением геополитических интересов стран мира в рассматриваемом регионе. В 2008 г. Геологическая служба США впервые опубликовала оценки неразведанных запасов энергетических ресурсов Арктики. Согласно этим оценкам, к северу от Полярного круга может залегать порядка 134 млрд. баррелей (около 19 млрд. т) нефти и газового конденсата, а также 47,2 трлн. кубометров природного газа. В случае, если данные запасы будут подтверждены, доказанные мировые запасы нефти вырастут на 9,7%, природного газа - на 25,3% [6]. Из расчетов следует, что в Арктическом регионе сконцентрировано 22% мировых неразведанных запасов углеводородного сырья, в том числе 30% неразведанных запасов природного газа, 20% - газового конденсата и 13% - сырой нефти [7].

Особо следует обратить внимание на то, что наибольшая доля ожидаемых запасов углеводородного сырья сосредоточена в российском секторе Арктики (табл. 1).

таблица 1. неразведанные запасы углеводородного сырья в Арктике по страновым секторам (%)

страна

нефть

природный газ

Россия

41

70

США (Аляска)

28

14

Гренландия

18

8

Канада

9

4

Норвегия

4

4

Можно привести еще множество подобных данных, из которых следует, что прочные позиции в Арктическом регионе могут занимать лишь те великие державы, которые обладают большим экономическим и военным потенциалом и способны в полной мере реализовать свои геополитические устремления. Кстати, следует вспомнить, что понятие «великая держава», не являясь строго юридическим определением, впервые вошло в политический лексикон после Венского конгресса 1814-1815 гг. Великими державами признавались государства, которые, благодаря своему военному и экономическому потенциалу, оказывают определяющее политическое влияние на систему международно-правовых отношений. В Европе после Венского конгресса таковыми явились Великобритания (единственная тогда сверхдержава), Франция, Россия, Австрия (позднее Австро-Венгрия), Пруссия (позднее объединенная Германия). Вплоть до начала Первой мировой войны эти государства выступали как единственные полноправные субъекты международной политики, обладающие достаточной военно-политической мощью для проведения независимой внешней политики. На рубеже XIX-XX вв. в клуб великих держав вошли США и Япония, а покинули его распавшиеся Австро-Венгрия и Османская империя.

После Второй мировой войны великими державами были признаны пять постоянных членов Совета Безопасности ООН - США, СССР, Великобритания, Франция и Китай. Эти же державы приобрели дополнительное влияние благодаря обладанию ядерным оружием. Великобритания утратила статус сверхдержавы после распада Британской империи, наступившего в 1997 г. после окончательной передачи Китаю суверенитета над Гонконгом. США и СССР в эпоху холодной войны стали сверхдержавами, которые возглавляли мощные военно-политические блоки (НАТО и ОВД) и поддерживали военно-стратегический паритет. Уставом ООН на великие державы была возложена главная ответственность за поддержание мира и всеобщей безопасности. К концу XX века в число великих держав вернулись Япония и воссоединившаяся Германия. Какое место занимает современная Россия среди великих государств? Для этого обратим внимание на сравнительные данные (в %), приведенные в табл. 2 по состоянию на 2009-2011 годы [9]. Как видно, к настоящему времени Россия занимает лидирующие позиции среди десяти великих держав лишь по двум показателям - территория и ядерное оружие, которые позволяют нам занимать почетное третье место по интегральному показателю в тройке сверхдержав (9,09%). Первый из этих показателей следует оценивать как результат геополитической истории страны, второй - как наследие оборонно-промышленного комплекса Советского Союза. Более того, Россия остается в тройке космических держав, наряду с США и Китаем. После окончания холодной войны и развала мировой системы социализма резко снизился статус России как великой державы. Связанные с благоприятной мировой конъюнктурой экономические успехи и политическая стабильность России с начала XXI века позволили ей усилить свое положение в мире и в ближнем зарубежье, а также претендовать на статус восстанавливающейся сверхдержавы.

таблица 2 сравнение долей великих держав в современном глобальном мире

Страна

ВВП (ППС)

экспорт

валютные резервы

финанси­рование ООН

военные расходы

вооруженные
силы
(действующие)

ядерное оружие (активное)

население

территория

интегральный показатель

США

19,5

8,7

10,2

22,0

43,2

7,1

36,6

4,5

6,3

17,57

Китай (включая Гонконг и Макао)

14,1

12,7

45,6

2,7

6,5

11,3

4,5

19,5

6,3

13,69

Россия

3,2

2,7

6,8

1,2

4,0

5,2

45,6

2,1

11,0

9,09

Япония

5,8

5,1

13,6

16,6

3,4

1,2

-

1,8

0,3

5,31

Индия

5,4

2,0

3,5

0,5

2,4

6,6

1,5

17,3

2,2

4,60

Германия

4,0

9,0

1,9

8,6

3,0

1,4

-

1,0

0,3

3,24

Франция

2,9

3,4

1,3

6,3

4,2

1,3

5,4

0,9

0,4

2,90

Великобритания

2,9

2,8

0,9

6,6

3,8

0,9

3,0

0,9

0,2

2,44

Бразилия

2,9

1,4

2,8

0,9

1,7

1,4

-

2,8

5,7

2,18

Италия

2,4

3,0

1,5

5,1

2,3

1,2

-

0,9

0,3

1,86

 

В настоящее время ведутся дискуссии о статусе потенциальных сверхдержав, т. е. о государствах, которые находятся в процессе превращения в сверхдержаву и могут стать таковыми в XXI веке. Сегодня считается, что Соединенные Штаты Америки являются единственным государством в мире, соответствующим определению сверхдержавы, хотя некоторые эксперты говорят, что США могут потерять этот статус в ближайшее время либо уже потеряли [10]. В настоящее время потенциальными сверхдержавами называют Бразилию, Европейский союз и Индию (как перспективные потенциальные сверхдержавы), Китай (как уже практически реализовавшуюся сверхдержаву) и Россию (как восстанавливающуюся потенциальную сверхдержаву). Однако, как показывает практика, подобные предсказания могут не дать ожидаемого результата. Так, к примеру, правомерность признания России в качестве полноправной сверхдержавы вызывает множество споров в связи с утратой прежних позиций на международной арене, значительным сокращением стратегических ядерных сил, низким уровнем и качеством жизни, коррупцией и растущим год от года вывозом капитала, отсталостью в науке, устаревшей инфраструктурой, системным внутриэкономическим кризисом и сложной демографической обстановкой.

В связи с этим, следует, во-первых, рассматривать вопрос о возможности восстановления статуса сверхдержавы России в составе зарождающегося Евразийского союза по аналогии с Европейским союзом - одним из центров силы в обретающем свои контуры многополярном мире, и, более того, разрабатывать геополитический проект обретения статуса великодержавности Евразийским союзом.

Во-вторых, статус сверхдержавы следует рассматривать в ракурсе геополитического дискурса, а именно: на основе какой геополитической доктрины решаются задачи достижения державной мощи, имеющей, по крайней мере, четыре измерения (экономическое, военное, политическое и социокультурное). Вопрос о необходимости разработки геополитической доктрины России давно назрел, что вызвано коренными изменениями в устройстве современного мира. Начало этому было положено публикацией авторами данной статьи проекта «Геополитической доктрины Российской Федерации» в журнале «Геополитика и безопасность» [11]. Необходима разработка стратегии сохранения цивилизационной и территориальной целостности России как великой державы в многополярном мире. При этом мы должны исходить из признания реалий современности, выражающих объективно действующие геополитические закономерности:

- Многополярность складывается в ходе противостояния за региональное господство между США, Европой, Россией, Китаем, Индией и Японией. Главный процесс в этом направлении - становление трех ключевых регионов: Европейского Союза, Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА) и восточно-азиатской группировки вокруг Большого Китая. Остальной мир во все возрастающей степени будет зависеть от этих трех ключевых регионов. Статус России после «геополитической катастрофы», в которую попал Советский Союз, опустился до уровня регионального лидера с большими перспективами трансформироваться в мировую державу, как с точки зрения военных возможностей, так и динамичного экономического роста. Общий объем национального богатства современной России оценивается в 60 трлн долл., более 30 трлн долл. из них составляет природно-ресурсный потенциал (для сравнения: национальное богатство всех стран мира составляет 550 трлн долл., половина из которых приходится на страны «семерки». Национальное богатство США составляет 24 трлн долл., а совокупный объем национального богатства стран СНГ - 80 трлн долл.). В недрах России заключается более трети мировых природных ископаемых. В условиях перехода к многополярному устройству мира на геоцивилизационной основе у России появляется исторический шанс возродиться в статусе великой державы и стать ядром Евразийского союза.

- Все более отчетливой предстает геоцивилизационная карта современного мира, включающая - русско-евразийскую, западную, латиноамериканскую, арабо-мусульманскую, индуистскую, китайскую и тропически-африканскую геоцивилизации (в научной литературе можно встретить и другие их названия). На Евразийском континенте акторами мировой политики выступают пять из указанных выше геоцивилизаций, между которыми перманентно присутствует геополитическое соперничество за владение геопространством, природными ресурсами, транспортными коммуникациями.

- Переход к многополярному мироустройству связан с тем, что все большее число стран, бросающих вызов США, объединяются вокруг региональных геополитических полюсов или же в сетевые (межконтинентальные) геополитические союзы (ШОС, Евразийский союз, CELAC (сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна), АТЭС, БРИКС и др.). Растет вероятность «глобальной войны» за перераспределение сфер влияния между региональными геополитическими полюсами силы.

- Экономическая и военная мощь начинает быстро перетекать из Евро-Атлантического в Азиатско-Тихоокеанский регион, который во многих отношениях становится новым экономическим полюсом мира вследствие того, что с начала второго десятилетия Китай стал первой экспортной державой мира.

- Сферой столкновения геополитических и геоэкономических интересов великих мировых держав в процессе глобального перемещения экономической и военной мощи в Азиатско-Тихоокеанский регион становится Арктика, заключающая в своих недрах колоссальные запасы природных ресурсов и потенциал развития транспортных коммуникаций. По мнению ряда ученых, XXI век может стать началом арктической эпохи.

Высказанная выше идея о возможности восстановления статуса сверхдержавы России в составе зарождающегося Евразийского союза и о разработке соответствующего геополитического проекта должна опираться на стратегию нейтрализации угроз безопасности Евразийского союза. Необходимость формирования соответствующих вооруженных сил, по своей структуре полностью отвечающих стратегии и роли формируемого на Евразийском континенте нового политико-экономического образования, должна быть реализована, следуя геополитическому принципу «объединения слабых вокруг сильного». Применительно к рассматриваемому вопросу это может найти воплощение в объединении сырьевых стран Евразии вокруг России. При этом необходимо учитывать, что Арктика оказывается основой морской мощи не только России, но и всего Евразийского союза.

С другой стороны, в последние годы резко возрос интерес США к Арктике, в том числе и в военном плане, инициированный, в частности, российской экспедицией в Арктику летом 2007 г., которая должна была доказать, что подводные хребты Менделеева и Ломоносова являются продолжением Сибирской континентальной платформы. 27 сентября 2007 г. командующий Береговой охраной США адмирал Тед Аллен, выступая в Вашингтоне на конференции, посвященной проблемам национальной безопасности, заявил, что если Соединенные Штаты собираются участвовать в борьбе за ресурсы региона, они должны пересмотреть свою политику в отношении Арктики и ратифицировать Конвенцию ООН по морскому праву. В ноябре 2009 г. была обнародована «Арктическая дорожная карта» - стратегическое руководство для деятельности ВМС в Арктике до 2014 г. Смысл этого документа сводился к определению наиболее эффективных видов вооружений ВМС для действий в Арктике и к «оценке нынешних и необходимых в будущем возможностей по ведению боевых действий под водой, ведению боевых действий на удаленных ТВД, нанесению ракетно-бомбовых ударов, проведению стратегических перебросок людей и военной техники морским путем, сотрудничеству в сфере безопасности в регионе» [12].

Согласно «Плану объединенных военных командований 2008 г.», Арктика была поделена между тремя американскими военными командованиями: Северным, Европейским и Тихоокеанским (см. карту 1). В зону ответственности Европейского командования (USEUCOM) входила территория трех приарктических государств (России, Норвегии и Дании, включая Гренландию) и прилегающее морское пространство до Северного полюса (за исключением российского дальневосточного морского участка Арктики). В зону ответственности Северного командования (USNORTHCOM) - Аляска, Канада и прилегающее морское пространство до Северного полюса. В зону ответственности Тихоокеанского командования (USPACOM) - российский дальневосточный морской участок Арктики (между 100° в. д. и 169° з. д.). При таком разделе на Северном полюсе соприкасались зоны ответственности всех трех командований. На сегодняшний день Северный полюс, морская акватория вокруг Аляски и Берингов пролив вошли в зону ответственности USNORTHCOM (см. карту 2). USEUCOM расширило свою зону ответственности в Арктике за счет российского дальневосточного морского участка Арктики (моря Лаптевых и Восточно-Сибирского моря), ранее контролировавшегося Тихоокеанским командованием.

Если сотрудничество военных ведомств США и Канады в Арктике привело к формированию единой американо-канадской военной политики в этом регионе, то гораздо сложнее и противоречивее складываются отношения с Россией. С одной стороны, во многих американских стратегических документах по проблемам Арктики подчеркивается необходимость сотрудничества с Россией для обеспечения национальных интересов США в регионе. С другой стороны, часть американских политиков и экспертов считает Россию главным соперником США в Арктике. Эти опасения в некоторой степени разделяет и Министерство обороны США, предпринявшее рокировку военных командований в Арктике. Так, министр обороны США Р. Гейтс на встрече со своим канадским коллегой 20 ноября 2009 г. отметил, что, «несмотря на перезагрузку отношений с Россией, Соединенные Штаты продолжат работать с Канадой, чтобы гарантировать, что возросшая активность России в Арктике не приведет к неверной оценке ситуации или ненужной напряженности в отношениях» [13]. Более того, в ряде зарубежных стран началась активная подготовка войск к ведению боевых действий в Арктике. В то же время, в рамках проводимых в армиях ведущих зарубежных государств трансформаций в военной сфере признается, что войны в XXI веке не являются исключительно прерогативой военных, а победа в них не может быть достигнута только военными средствами [14]. Задачей современной глобальной войны является не уничтожение хозяйственной и военной инфраструктур противника, а завладение его ресурсами для последующего их использования победителем, хотя в реальной политике сохраняет свою силу «принцип Аль Капоне», согласно которому «с помощью доброго слова и револьвера можно добиться гораздо большего, чем с помощью одного только доброго слова». Остается надеяться, что разрабатываемый к июню 2012 г. детальный план усиления мощи отечественного Военно-Морского Флота на ближайшие 30 лет охватит все направления, обеспечивающие возрождение России как великой державы, в том числе и в Арктике.

Арктика - Арктикой, но могущество России не может прирастать только освоением одного региона, их и так у нас немало. Геополитическая перспектива дальнейшего развития России прочно связана со становлением Евразийского союза. Мы исходим из того положения, что построение такого союза как континентальной цивилизационной модели позволит обеспечить определенную устойчивость миропорядка ХХI столетия. При этом мы должны хорошо помнить позицию Зб. Бжезинского, который, осуществляя геополитическое планирование мира под интересы американской элиты, всегда особое внимание уделял Евразии, следуя тезису Х. Макиндера: мировое господство возможно только в случае превосходства в Евразии, что невыполнимо без господства над Россией. Евразийский союз должен стать ответом на такой геополитический вызов. При формировании ответа необходимо учитывать конфигурацию геополитических факторов на Евразийском континенте, как ее представляет Бжезинский: в геополитике США к этому континенту, и, особенно, к России, внимание остается неизменным. Ранее это было необходимо для утверждения мирового господства, сейчас - для выживания и сохранения статуса доминирующей мировой державы.

В статье, помещенной в журнале «Foreign Afairs» (номер за январь - февраль 2012 г.), Бжезинский рассуждает о возрождении идеи «Большого Запада» при создании необходимого баланса на Востоке за счет России в противовес растущему Китаю, а потому Евразия становится центральным и критически важным элементом всей политики США на ближайшее будущее [15]. Ему в унисон премьер-министр Великобритании Д. Кэмерон в марте 2012 г. высказал в журнале «Time» идею единой Европы - государства (а не федерации стран) от Атлантики до Урала как территории мощных инноваций и единой политической воли. Можно полагать, заявление В. Путина о необходимости создания Евразийского союза еще больше насторожило Вашингтон.

Стоит напомнить, что «Именно Европа - вся Европа, от Атлантики до Урала, - определяет судьбы мира!» - таков был в свое время геополитический лозунг французского президента Шарля де Голля, который он озвучил в одном из выступлений в 1959 г. Однако, как об этом вспоминал Ю. В. Дубинин, в дальнейшем французский президент сам же отказался от употребления данного словосочетания в силу его политической некорректности. Правда, в январе 1963 г. Шарль де Голль в беседе с советским послом во Франции С. А. Виноградовым, в частности, заявил: «Придет время, когда мы будем строить Европу вместе с Советским Союзом». Мысль емкая, с большим геополитическим охватом, свидетельствующая о масштабном подходе де Голля и к отношениям с нашей страной, и к европейским делам [16]. Но сейчас наступила другая эпоха, поэтому невольно возникает вопрос: «А что же должно быть за Уралом - некая свободная территория для размена во взаимодействии "Большого Запада" и Востока, США, Китая и Японии, которые смогут делить гигантскую территорию и недра Сибири и Дальнего Востока между собой?» Выходит, что сегодня на Западе любые мировые стратегические проблемы так или иначе замыкаются на роли России и выдвинутой ею идее создания Евразийского союза. Такой подход воспринимается в качестве прямой угрозы евроатлантическим интересам.

Здесь вполне уместно вспомнить историю зарождения евразийства в кругу русских ученых-эмигрантов в начале 20-х годов XX века. Отметим один только штрих - на каком основании в научный оборот было введено само понятие евразийства П. Н. Савицким - одним из основателей евразийского движения. В 1921 г. в журнале «Русская мысль» он опубликовал статью «Европа и Евразия» (в виде рецензии на брошюру Н. С. Трубецкого «Европа и человечество»). В ней Савицкий впервые наметил основные темы идеологии евразийства и ввел в научный оборот термин «Евразия» как ключевую историософскую и геополитическую категорию. Остановимся несколько подробнее на этом «нововведении» автора, который заявил об обосновании евразийства и с естественнонаучной, и, говоря современным языком, культурологической позиций. Так, он вполне четко утверждал, что «в чисто географическом смысле Россия в границах 1914 года или, вернее, в своих частях, лежащих на восток от меридиана Пулкова (берем искусственные пределы, так как естественная граница отсутствует), представляет собой своеобразный мир, отличный и от "Европы" (как совокупности стран, лежащих к западу от Пулковского меридиана, в сторону Атлантического океана), и от "Азии" (как совокупности низменностей Китая, Индостана и Месопотамии, горных стран, лежащих между ними, и островов, к ним прилегающих), - наиболее континентальный мир из всех географических миров того же пространственного масштаба, которые можно было бы выкроить на материках земного шара... Россия как по своим пространственным масштабам, так и по своей географической природе... является "континентом в себе". Этому континенту, предельному "Европе" и "Азии", но в то же время непохожему ни на ту, ни на другую, подобает, как нам кажется, имя "Евразия"...

Вместо обычных двух на материке "Старого Света" мы различаем три континента: Европу, Евразию и Азию... Пределы "Евразии" не могут быть установлены по какому-то несомненному признаку, так же как не может быть установлена такая граница в отношении к обычному подразделению Европы и Азии. В последнем случае пределом Европы условно считаются восточные границы Архангельской, Вологодской, Пермской, Уфимской, Оренбургской губерний и Уральской области. Так же условно пределом «Евразии» можно считать границы Державы Российской или ее частей, лежащих к востоку от Пулковского меридиана... Таким образом, Россию мы отождествляем с Евразией». Так рассуждал Савицкий-географ.

В свою очередь, евразийская культура, по мнению автора, характеризуется ее общей интенцией противопоставления романо-германской культуре и даже «расширения рамок мирового протеста против романо-германской агрессии» (в этих словах можно уловить умонастроения автора, навеваемые только что завершившейся Первой мировой войной). Что же позволяет Савицкому утверждать собственно культурологический контекст евразийской идеологии? Это признание, во-первых, некоей целостности культуры великого множества народов Евразии и, во-вторых, центральной и определяющей роли «этнографической России» в «неромано-германском мире». Эта роль России, по мнению Савицкого-этнолога, Савицкого-культуролога, выражается в той силе, которая «способна свергнуть с себя безусловное подчинение "романо-германской" культуре и устранить слепое подражание "европейскому" образцу, "кошмар... всеобщей европеизации"».

Вполне резонно автор замечает, что Россию в этом стремлении поддерживают примыкающие к ней туранские, монгольские, арийские, иверские, финские народы. И даже ряд народов и стран, примыкающих к границам России и стремящихся сохранить свою полную политическую от нее независимость, связаны, как тонко замечает Савицкий, с Россией «некоторой общностью духовного склада и отчасти расовых и этнографических свойств». И еще одну немаловажную социокультурную характеристику Евразии отмечает Савицкий: «Важнейшим фактом, характеризующим национальные условия Евразии, является факт иного конструирования отношений между российской нацией и другими нациями Евразии, чем то, которое имеет место в областях, вовлеченных в сферу европейской колониальной политики... Евразия есть область некоторой равноправности и некоторого «братания» наций, не имеющих никаких аналогий в междунациональных соотношениях колониальных империй» [17]. Таков был ответ Савицкого на книгу Н. С. Трубецкого «Европа и человечество», в которой утверждалась концепция европоцентризма. Так зародились первые ростки евразийского учения, предваряющего появление в скором времени манифеста евразийского движения («Поворот к Востоку», 1921 г.), программного документа евразийцев («Евразийство», 1926 г.), евразийской геополитики («Географические и геополитические основы евразийства», 1933 г.) и др. Но это уже тема другой статьи.

Итак, обобщим выводы по геополитической ситуации в современном мире:

- первое десятилетие нового века стало десятилетием неоправданных надежд великих держав и американской опеки, которая не вышла на первые роли; 

- Китай бросил вызов США, теряющим контроль над мировыми процессами, а элита Соединенных Штатов говорит о задачах выживания американского общества;

- Россия нужна Западу для противостояния Востоку;

- при общем ослаблении государств на авансцену выходит глобальный финансовый олигархат для создания единого планетарного пространства денег с подконтрольным мировым правительством;

- национальные государства устойчиво теряют контроль над своим пространством, финансовая олигархия, опираясь на закрытые клубы, обретает власть на Западе и распространяет ее на Восток;

- возрождаются цивилизации Востока, а народы Запада начинают борьбу против финансового капитала;

- транснациональное сообщество с помощью денег и сетевого управления диктует волю государствам и мировым цивилизациям, фининтерн более двухсот лет влияет на формирование исторических процессов и держит сегодня под своим контролем более 70 процентов денежных ресурсов мира, более 80 процентов ведущих СМИ, а также теневые вооруженные и специальные силы, глобальную наркомафию, НАТО, ОБСЕ, ПАСЕ и т. п.;

- финансовый олигархат воплощает в жизнь стратегию рассеянного миропорядка, опираясь на деньги, ФРС, группы Ротшильдов, Рокфеллеров, Ватикана, осуществляет финансовую колонизацию человечества, прикрывая ее риторикой о демократии и т. п., подчиняя все сферы бытия интегральному движению капитала и критерию прибыли;

- на глобальной карте мира сегодня проявляются три ведущих геополитических центра: Северная Америка, Европа и Китай;

- холодная война усилиями США и мирового финансового капитала трансформировалась в войну нового типа - геополитическую. Ее цель - разрушить национально-государственную систему мира и установить новый миропорядок [18].

На пространстве СНГ мы имеем две «недостроенные» цивилизационные сущности: одну в виде рухнувшей в 1917 г. Российской империи, другую в образе СССР. Состоявшиеся геоцивилизации так легко не разрушаются. Необходим серьезный анализ предыдущих конструкций, прежде чем приступать к формированию новой цивилизационной модели, в том числе и Евразийского союза. По нашему мнению, не удачи цивилизационных проектов и в первом, и во втором случае связаны с отходом от ряда принципиально важных ценностных парадигм русско-евразийской традиции, веками складывавшихся на пространстве Евразии.

Другой причиной, возможно, являются попытки ввести, причем иногда принудительно, в традиционный евразийский ареал народы других культурно-исторических типов или «пограничные» типы (лимитрофы), создавая тем самым внутренние духовно-культурные противоречия. Кстати, успех в развитии стран и цивилизаций Востока базируется на том, что они сохранили свои базовые ценности и культуру, умело включившись в новый технологический уклад. Все народы, не сохранившие (или не имевшие) глубинных своих корней, растворились в истории или в других цивилизациях.

Нынешняя ситуация на евразийском пространстве очень непростая: многие страны СНГ стремятся быть похожими на Запад, не удосуживаясь разобраться в сущности и перспективах западной цивилизации. Ведь в основе благополучия Запада лежит явная и скрытая, но нещадная эксплуатация других народов, ранее - колонизация, державшаяся на штыках, а сейчас - неоколонизация, опирающаяся на доллар и финансовую поддержку. Когда это не срабатывает - в действие вступает НАТО. Евразийское пространство сегодня раздирается более мощными игроками - цивилизациями и транснациональными структурами. Причем любые стратегические проекты, как правило, сопровождаются не только политическими требованиями, но, прежде всего (зачастую малозаметно), размыванием национальных и продвижением чуждых ценностных ориентиров. При всей видимой глобальной борьбе за ресурсы и территории главная сфера противостояния - духовно-цивилизационная. Подавив или размыв духовный стержень народа, сам народ легко можно купить, колонизировать, уничтожить или же организовать «цветную революцию», что и являет нам мировой опыт. Шансов сохраниться, а тем более остаться независимым практически нет ни у одного из постсоветских государств, включая Россию. Отдельные государства перестают быть мировыми и региональными игроками, они становятся объектами геополитических войн, а властвующие элиты - прислугой победителей, сколько миллиардов бы ни имели в своих карманах.

Евразия сегодня - главный приз глобальному победителю или нескольким глобальным игрокам, если они сумеют договориться между собой. Главный объект Евразии - Россия - пока еще похожа на субъект мировой игры. Однако с геополитических позиций она - центр не только Евразийского континента, но и всего мира. Шесть из восьми геоцивилизаций граничат с ней. Такой привилегии нет ни у одной геоцивилизации. Есть длительный исторический опыт мирного объединения в рамках общего цивилизационного проекта и единого государства двух сотен народов, наций и народностей. Пока существует на пространстве СНГ единая шкала ценностей и традиций, сохраняются в памяти общая борьба против внешних врагов и великие победы, жива культурная близость, не забыт русский язык. Не вытравлен из сознания опыт социалистического эксперимента, обретен опыт капитализма в худшем его виде. Плюс ко всему - евразийское пространство богато природными ресурсами, землями, пригодными для проживания и развития.

Мы получаем результирующую ряда серьезных угроз: США, Европа и Канада готовы отнять у России (не признать ее претензии) арктические (затем и каспийские) ресурсы, Китай - сибирские и центральноазиатские. Устраивает ли подобное развитие событий Россию и СНГ?

Полагаем, что нет. Есть ли выход из этого геополитического тупика? Да, конечно. Нужно только обратиться к геополитическому разуму да и к разуму вообще. Для самой России это будет проект восстановления цивилизационной сущности и преображения, основанный не на голом прагматизме, а на разумных началах и геополитическом потенциале Отечества. В противном случае мы, Россия, станем третьеразрядной азиатской страной (по Бжезинскому) или вообще уйдем из исторического процесса. О наших партнерах по СНГ и говорить не стоит: их историческая участь также печальна.

Евразийский союз, предложенный в свое время Н. А. Назарбаевым и пролонгированный В. В. Путиным, должен стать проектом не прагматиков от бизнеса и власти, но продуктом разума и интеллекта всего евразийского пространства. На наш взгляд, контуры его могли бы выглядеть следующим образом. Россия запускает три параллельных процесса. Первый - проект собственного возрождения и развития, основанный на восстановлении традиционных духовно-нравственных ценностей, применении перспективных моделей национально-государственного (державного) строительства, прорывных технологий будущего, овладении новыми знаниями. На пространстве СНГ в рамках единого проекта запускаются процессы в экономике (ЕврАзЭС), формирующие вертикально интегрированные транснациональные структуры в ведущих отраслях производства, единое производственное и таможенное пространство. Одновременно восстанавливаются общие пространства культуры, науки, образования, инноваций, спорта. На основе ОДКБ развивается единое пространство обороны и безопасности.

Базовым основанием этого проекта является восстановление традиционной для наших народов «цивилизации ценностей» в противовес западной «цивилизации интересов, выгоды, прибылей». Параллельно с процессами внутри постсоветского пространства инициируется развитие ШОС с оформлением в ней участия Индии, Ирана, Пакистана, Афганистана, Монголии. По сути дела идет формирование союза континентальных цивилизаций и стран с отличными от Запада моделями: экономики (вертикально интегрированные крупные производства, внутренний рынок, собственная финансово-расчетная система, преференции инновационным производствам и исследованиям и т. д.), духовно-нравственных ценностей (смысл жизни, нравственные приоритеты в информационном пространстве, гуманистические отношения между народами), системы безопасности (построенной на принципе баланса сил, защите национальных и общесоюзных интересов). В рамках развитой ШОС российская сторона со странами СНГ предлагает Китаю, Индии, другим заинтересованным членам совместное освоение арктических ресурсов и Северного морского пути. Построение такой континентальной цивилизационной модели создаст определенную устойчивость миропорядка ХХI столетия, позволит избежать новой мировой войны, сохранит Россию и страны СНГ как самобытную евразийскую цивилизацию. Высказанные выше соображения должны, на наш взгляд, найти отражение в проекте «Геополитической доктрины России», который разрабатывается коллективом Академии геополитических проблем.

Примечания
1. Горшков С. Г. Морская мощь государства. М.: Воениздат, 1976. С. 3-4.
2. Мазур И. И. Арктика - точка бифуркации в развитии глобального мира // Век глобализации. 2010. Вып. № 2 (6). С. 94, 102-103.
3. Ли Чжэньфу. Анализ китайской стратегии морских путей в Арктике) // Чжунго жуанькэсюэ. 2009. № 1. C. 1-7; Большая стратегия Китая / Отв. pед. Ху Аньган. Ханчжоу, 2003.
4. Sakhujar V. Te Arctic Council: Is Tere a Case for India. Indian Council of World Afairs, 2011. P. 4.
5. Saran Sh. Why the Arctic Ocean is Important to India // Business Standard (Delhi), 14.06.2011.
6. Circum-Arctic Resource Appraisal: Estimates of Undiscovered Oil and Gas North of the Arctic Circle, 2008 // U.S. Geological Survey Fact Sheet 2008-3049.
7. Budzik P. Arctic Oil and Natural Gas Potential. U.S. Energy Information Administration. Ofce of Integrated Analysis and Forecasting. Oil and Gas Division. October, 2009); BP Statistical Review of World Energy. July 2011. P. 6, 20.
8. Lindholt L., Glomsrød S. The Role of the Arctic in Future Global Petroleum Supply // Statistics Norway, Research Department. Discussion Papers № 645. February 2011.
9. См.: https://en.wikipedia.org/wiki/List_of_ top_international_rankings_by_country; https://ru.wikipedia.org/wiki/.
10. Taking down America. By Alfred W McCoy (https://www.atimes.com/atimes/Middle_ East/LL07Ak01.html); Седрик Мун (Cedric Moon). Конец сверхдержавы. ИноСМИ.ру. 31.01. 2010.
11. См.: Геополитика и безопасность. 2012. № 1 (17).
12. U S. Navy Arctic Roadmap. October 2009. Р. 14.
13. См. напр.: Конышев В. Н., Сергунин А. А. Арктические стратегии стран Северной Америки и России // Россия и Америка в XXI веке (интернет-издание). 2011, № 2; Remarks by Secretary of Defense Robert M. Gates at German Marshall Security Conference. Halifax (Nova Scotia). Canada, 20.11.2009. (https://www.defense.gov/ speeches/speech.aspx?speechid=1398).
14. Карякин В. В. Военная политика и стратегия США в геополитической динамике современного мира: монография. М.: «Граница, 2011; Информационные, специальные, воздушно-десантные и аэромобильные операции армий ведущих зарубежных государств: информационно-аналитический сборник / А. Н. Сидорин, И. А. Рябченко, В. П. Герасимов и др. М.: Воениздат, 2011; Володин Д. А. Военная политика США в Арктике (https://www. rusus.ru/?act=read&id=303).
15. https://www.peremeny.ru/books/ osminog/5572.
16. Дубинин Ю. В. О «Европе от Атлантики до Урала» // Россия в глобальной политике. 2007. № 5.
17. Савицкий П. Н. Континент Евразия. М.: Аграф, 1997. С. 152-158.
18. См. подробнее: Ивашов Л. Г. Евразийский союз: проблемы, перспективы // Военно-промышленный курьер № 18 (435). 9 мая 2012 года.

Источник: журнал «Геополитика и безопасность» № 2(18), с.55 - 65

Содержание журнала "Север промышленный" № 3 за 2012 год

Еще статьи на тему "России":

Альтернативные источники энергии для России

Технологии XXI века в агропромышленном комплексе России

Почта России - в ногу со временем!

25 лет плодотворной научной работы на благо России

Стандартизация в России

Конкурс бухгалтеров России


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

52.90.59.110

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2018 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru