Аренда офисов в Мурманске

 

Главная Перспективный Юрий Синельник
Перспективный Юрий Синельник Печать E-mail

Прежде чем рассказать о том, как «новая метла» стала наводить чистоту и порядок на своем дворе, то бишь в рыбной отрасли, ознакомимся с результатами проверки, проведенной летом 1999 года Счетной палатой РФ. Проверялась эффективность деятельности отрасли, ее влияния на продовольственную безопасность страны и формирование доходной части бюджета (бюджет - рыба - бюджет).

Было установлено, что в мировом рыбном хозяйстве Российская Федерация по объемам вылова рыбы и нерыбных объектов за период с 1990 по 1998 годы переместилась со второго места на восьмое. При общей тенденции увеличения вылова рыбы зарубежными странами, усиления ими государственной поддержки рыбохозяйственных предприятий, у нас вылов сократился в 1,7 раза, а о господдержке отрасли и не вспоминали уже. Уровень использования основных фондов флота составил от 21 до 40 процентов от начала рыночных «преобразований», численность работающих в рыбной отрасли уменьшилась на треть, объем готовой рыбной продукции в зависимости от вида уменьшился от 1,3 до 6,9 раза, потребление рыбы сократилось с 20,3 до 9 кг в год на душу населения.

Действующая в стране налоговая, таможенная и кредитная политика, либерализация внешнеторговой деятельности не только не учитывают специфику отрасли, но и создают условия для неэффективной работы предприятий рыбного хозяйства и ориентации их на экспорт рыбной продукции. С 1996 года рыбная отрасль России убыточна, кредиторская задолженность на 1 января 1999 года возросла в 4,4 раза по сравнению с 1995 годом и превысила дебиторскую задолженность в 2,5 раза. В результате экспортно-импортной направленности рыбохозяйственного комплекса и экономической экспансии иностранных компаний государство теряет ежегодно 400-500 миллионов долларов США.*

Казалось бы, незавидное наследство получил новый глава Госкомрыболовства. Однако свою пресс-конференцию для мурманских журналистов он начал так:

- Состояние многих предприятий Северного бассейна у меня вызывает удовлетворение. В целом видим положительную динамику...

Оптимизм Ю.П.Синельника имел под собой реальную базу, так как руководитель отчетливо видел пути вывода отрасли из кризиса. Во всяком случае, он показывал это всем своим видом и полной открытостью. Молодой, улыбающийся, знающий специфику рыбного дела - Синельник будто сошел с обложки глянцевого журнала, олицетворяя собой уверенность и перспективность, то есть именно те качества, которых так не хватало рыбакам все эти годы. Но вернемся к вопросам и ответам, прозвучавшим на пресс-конференции.

- Какой системы вы будете придерживаться при распределении квотируемых биоресурсов?

- Выработать систему, которая бы устроила всех, невозможно. Наша задача - определить критерии, исключить субъективизм, о котором часто говорят. Первый критерий - уплата налогов, второй - интегрирование в российскую экономику. Будем оказывать предпочтение тем предприятиям, которые больше загружают смежные отрасли российской промышленности. На первом плане - переработка, затем - судоремонт, судостроение, модернизация, заказ технологического оборудования на российских верфях. Конечно, мы не исключаем международную кооперацию, и если в каких-то странах, зарубежных компаниях есть технологические прорывы, то, естественно, ресурсы будут привлекаться. Квота должна выделяться под конкретное судно, которое ловит рыбу. Хватит паразитировать на рыбаках. У нас нет не то что расширенного воспроизводства, но и простого воспроизводства. Флот стареет, а квоты выделяются для самых разных целей, рыба идет на сторону. Фактически рыбаку ничего не остается. Этому надо положить конец.

Будем стимулировать отечественное судостроение. Сырьевые ресурсы должны работать на экономику. Если судно строится на нашей верфи, даже не полностью, то половину рабочих мест на российских верфях сохраним. Это сейчас дешевле, чем строить за рубежом.

Затраты останутся в рублевой зоне, продукция будет конкурентоспособной. И замена списываемых судов будет ориентирована на суда, модернизированные или построенные на российских верфях. Бербоут-чартер как форму договора аренды мы не отменим. Но пусть эти суда работают в открытой части океана, в зонах иностранных государств.

- Еще недавно вы были руководителем крупного балтийского рыболовного флота. Калининград более интегрирован в мировую экономику. Ощущаете ли вы преимущества этого обстоятельства по сравнению с теми условиями, в которых работают мурманские предприятия?

- Действительно, Калининград более гибок к перестройке производства, к интеграции в мировые процессы. У нас мощности переработки перегружены, а здесь они простаивают. Хотя на Балтике флот работает не в столь благоприятных условиях, как флот Северного бассейна.

Тем не менее, мы понимаем, что нужно выживать, и сами максимально используем имеющиеся ресурсы. В итоге предприятие, которое я возглавлял, пришло к тому, что называют «рыбопромышленным комплексом», а западные экономисты - «вертикальным интегрированным производством». В рамках такого производства сырье перерабатывается полностью, и вся прибыль остается у нас.

- У пограничников не хватает средств на выполнение задач по охране морских биоресурсов. Будет ли Госкомрыболовство выделять ресурсы им в помощь?

- В силу закрытости, которая была в Госкомрыболовстве, мы понесли значительные потери, в том числе у нас забрали рыбоохрану. Опыт показывает, что резкого улучшения по борьбе с браконьерством не произошло. Как раз наоборот... Я был в Японии, где мы просили кредиты, а нам официально заявили, что за полгода туда нелегально вывезено продукции морского промысла на 320 миллионов долларов.

Такого не было, когда рыбоохрана была в структуре Госкомитета по рыболовству. Но мы тогда проиграли информационное противодействие. Все шельмовали Комитет, и никто на это не отвечал. Моя позиция: если нам не удастся в ближайшее время вернуть рыбоохрану, а видимо, все-таки не удастся, то, дорогие пограничники, давайте охранять вместе.

Что касается финансирования рыбоохраны, то оно должно осуществляться за счет бюджета и из фонда отраслевой поддержки. Из этого фонда будут также финансироваться отраслевая наука, международная деятельность, спасательный флот... Я противник финансирования за счет квот, принципиальный противник. Во-первых, продаж квот иностранцам, во-вторых, вот этих «научных линеек». Мне как человеку, который может просчитать рентабельность судов, совершенно очевидно, что если суда платят за квоты и работают «себе в убыток», значит, у предпринимателя есть только один интерес - бесконтрольный вылов и вывоз неучтенной продукции на экспорт.

- Есть ли у вас поддержка в правительстве?

- Чувствую, что поддержка есть. Сейчас у правительства есть и понимание, что рыбная отрасль может развиваться, к тому же развивать смежные отрасли. Рыбная отрасль обладает уникальными свойствами. Она производит абсолютно ликвидный товар, за который платят живыми деньгами. У нас колоссальный экспортный потенциал, у нас возобновляемые при разумном использовании ресурсы. Когда правительство видит, что есть такой потенциал и он все больше сворачивается, значит, нужно менять принципиальные подходы к управлению отраслью...*

Какой была реакция мурманских «рыбных генералов» на ознакомительный визит председателя Госкомрыболовства РФ в Мурманск, их первые впечатления от встреч с Синельником? О том они поведали на страницах «Рыбного Мурмана».

В.Е.Храпов, генеральный директор АО «Мурманская судоверфь»:

- Мы показали Юрию Петровичу технологические решения, которые помогли нам сохранить само предприятие и его дочернюю организацию «СДП», показали рабочие моменты, загруженные мощности... У нас все сконцентрировано на одной площади, работаем с 20 фирмами-контрагентами. Синельнику было с чем сравнивать: он неплохо знает Калининградский судоремонтный завод. Моя задача была доказать, что мы живы как судоремонтники и способны к модернизации и достройке судов.

Переориентация на отечественные верфи материально выгодна - стоимость нашего судоремонта в три раза дешевле, чем за границей, можем гарантировать хорошее качество, малые сроки. Сегодня мы не готовы к строительству кораблей, но достраивать их можем... За последние 10 лет ни у одного руководителя я не видел такого интереса к российскому судоремонту. Как одно из подразделений отрасли, нашу судоверфь никто серьезно не воспринимал. Поэтому хочу, чтобы у нового председателя появилась возможность показать себя в работе и продержаться. Нам сегодня необходима стабильность.*

Б.Д.Кудрин, председатель правления Союза рыбопромышленников Севера, генеральный директор НПП «Вега»:

- Одна из главных причин потерь российского рыболовного флота заключается в резком сокращении объема научных исследований в Атлантике и дальних районах лова. Необходимо восстановить их. Это большая задача, решением которой в первую очередь должно заниматься государство через финансирование научных исследований и обеспечение флотом. Часть работ можно проводить через частные предприятия, на примере нашей фирмы «Вега». Внимание нового руководителя к развитию науки во время встреч в ПИНРО и на борту «Персея-4» вселяет надежду. Определенных решений нового руководителя пока нет, но надеемся, что они будут компетентными и реализованы в достаточно короткие сроки с учетом наших предложений.*

В.П.Гусенков, президент некоммерческой организации «Ассоциация рыбопромышленников»:

- Юрия Петровича знаю с тех времен, когда он руководил Пионерской базой в Калининграде. Это положительный момент в его карьере - в руководство пришел профессионал. А по характеру он боец. Если берется за дело, то доводит его до конца. Его желание резко перестроить работу Комитета вызывает уважение. Поездки на места, рабочие встречи с руководителями флотов помогут ему оценить ситуацию.

Как профессионалы, в Мурманске мы работаем не хуже, а иногда намного лучше калининградцев, но поставлены в другие экономические условия. Там сырье ввозят, а таможенных пошлин не платят. Поэтому у них рентабельность в три раза выше, чем у нас. Как депутат я лоббирую закон Мурманской области о зонах экономического роста. Это должна быть территория, на которой сосредоточатся портовые услуги, комплекс судоремонта, перерабатывающее предприятие. Себестоимость рыбопродукции станет меньше, и цены на рыбу снизятся на треть.

Самая большая проблема - обеспечение предприятий биоресурсами. Считаю, что продажа квот иностранцам приносит колоссальный ущерб предприятиям и самому государству. Продавая по максимальной цене одну тонну квоты трески за 700 долларов, мы теряем значительно больше. Общая сумма поступлений от переработки нашими судами и предприятиями, включая налоги, дает 1112 долларов. Разве деньги нам не нужны?

У меня своя точка зрения на централизацию управления, которую предлагают в отрасли. Я боюсь, что она сведется к увеличению штата чиновников, занимающихся перераспределением квот. Я сторонник оперативного управления, которое, считаю, возможно только при создании двух комитетов - Северного и Дальневосточного, непосредственно замыкающихся на бассейны.*

А.А.Евенко, председатель комитета по рыбохозяйственной деятельности областной администрации:

- От приезда нового руководителя отрасли ожидал большего. Рассчитывал, что он будет более открытым в предполагаемых действиях и в своих высказываниях о политике Госкомрыболовства. Конечно, основные направления им были обозначены, но прозвучали они довольно расплывчато. В целом Ю.П.Синельник работал очень мобильно, на пресс-конференции говорил умно, где-то уходя от острых вопросов, а где-то отвечал откровенно.

Нашей главной задачей было убедить Ю.П.Синельника, что Мурманск был и должен остаться центром Северного бассейна. Мне кажется, нам это удалось. Для того, чтобы он себе представил реальную картину, не скрывали острых моментов, видел он и наши разногласия. Но мы смогли доказать, что работаем в одной упряжке для достижения общей цели - создания координирующего органа, наделенного полномочиями от федерального центра. Нам не нужна мелочная опека. Вопросы лицензирования, модернизации флота, развития прибрежного промысла и другие - это мы должны решать на месте. Насторожила фраза нового председателя: «не будем торопиться». Есть опасения, что различные согласования и кадровые перестановки внутри Госкомрыболовства, которые планируются до конца года, затормозят решения по департаменту...

Юрий Петрович владеет экономическими знаниями, у него есть хороший запал. Несколько настораживает излишний оптимизм, но это можно отнести к его молодости. Главный плюс - отраслью стал управлять профессионал. И можно ожидать сдвигов в лучшую сторону...*

Какие же «сдвиги в лучшую сторону», как осторожно выразился дипломатичный Евенко, произошли через некоторое время «раскачки» команды очередного руководителя штаба отрасли? В декабре 1999 года «Рыбный Мурман» публикует сообщение о том, что правительство страны приняло ряд решений, направленных на борьбу с коррупцией и контрабандой в рыбной отрасли. Суть правительственных нововведений состояла в следующем. Планировалось изменить правила, касающиеся 12-мильной таможенной зоны. В соответствии с этими изменениями, владельцы судов с ценными видами рыбопродуктов перед продажей улова иностранцам будут обязаны возвращаться в российские порты для перегрузки рыбы под таможенным контролем. Это позволит исключить практику ухода от налогов. Для контроля над рыболовными судами к новому 2000 году уже была развернута система спутникового мониторинга в Мурманске и Владивостоке. На каждом судне устанавливался специальный датчик, с помощью которого отслеживался маршрут судна. В случае несанкционированного контакта с иностранцами лицензия у судовладельца отзывалась. Таким образом планировалось перекрыть пути контрабанды российских морепродуктов.

В целях борьбы с коррупцией решили внести изменения в систему квотораспределения - выдавать квоты на вылов непосредственно конкретным судам. При этом проводится тотальная ревизия всего промыслового флота с целью исключения возможности выделения квоты под списанный, затонувший или просто несуществующий траулер.*

Естественно, новым порядком экспорта и распределения биоресурсов рыбопромышленники остались недовольны. Дополнительный заход в порт, оформление приходов и отходов для экспортных сделок разорительны для судовладельцев. Немало хлопот вызвала и выдача квот непосредственно на каждое судно. Причем в московских кабинетах рассчитывались и нормы вылова на траулер, но в них не учитывались ни шторма, ни ледовая обстановка, ни возможные аварии... Рыбаки резко сопротивлялись нововведениям, радиограммы с критикой в адрес Госкомрыболовства пошли и.о. Президента В.В.Путину, в Госдуму, в Совет Федерации. Мало того - как обычно бывает в нашей стране, стали поливать грязью персонально В.П.Синельника, который, как и любой другой руководитель, проведший свой флот через рифы приватизации, не был ангелом во плоти.

- Нет повести печальнее, чем история Пионерской базы океанического рыбного флота, - писала газета «Труд». - База когда-то гремела на всю страну, ее суда бороздили Мировой океан, принося в казну Калининградской области до 50 процентов доходов... В 1990 году база насчитывала 122 судна, а улов достигал 166 тысяч тонн. Восемь лет спустя судов насчитывалось всего 35 единиц с суммарным выловом в 6,76 тысяч тонн.*

И далее журналист центральной газеты рассказывает о способах, с помощью которых новые хозяева сначала прибрали к рукам флот, а потом его с прибылью для себя продали. При этом за свои махинации ни один из руководителей флотского ОАО не понес никакого наказания. Разве что генеральный директор Ю.Синельник был переведен в Москву и назначен председателем Комитета по рыболовству РФ...

Не таким по натуре был Синельник, чтобы не ответить «обидчикам». И вот уже журналист другой газеты мажет дегтем двери губернатора Калининградской области, который, оказывается, просто-напросто завидует главному рыбаку страны и сам когда-то метил в это московское кресло. Однако кресло в особняке на Рождественском бульваре не столь и желанно, во всяком случае на выборах губернатора Калининградской области в 2000 году Синельник выставляет свою кандидатуру... Что его заставило это сделать, его, профессионала, только в октябре 1999-го возглавившего Госкомрыболовство? Может, почувствовал невозможность наведения порядка в нашем рыбном - одном из самых криминальных - хозяйстве российской экономики? В отличие от других экспортоориентированных сырьевых отраслей, рыбная обладает одним важным «преимуществом» - зачастую товару совершенно не обязательно пересекать границу. Попробуйте отследить, сколько рыбы наловило судно за многие мили от российского берега, кому и по какой цене прямо в море ее сгрузило. А вот Синельник попробовал, и не только своим приказом лишил теневиков «золотого дна», но и попытался помимо обычного браконьерства пресечь столь привлекательный бизнес, как торговля квотами на вылов рыбы. Его команда стала «ворошить» столь масштабные аферы, как передача в пул и дальнейшая потеря значительной части транспортного флота страны; строительство рыболовных судов на зарубежных верфях под гарантии государства, которое, государство, лишалось при этом и денег, и самих судов. Эти аферы стоили уже кресла предшественникам Синельника, теперь настала его очередь. Слишком открыто и смело стал руководитель высказывать свое мнение. Вот лишь небольшой отрывок из его интервью столичному изданию «Эксперт»:

- Юрий Петрович, удалось ли достигнуть каких-нибудь результатов в случае, скажем, с «Рыбкомфлотом»?

- Я бы назвал это дело «аферой века», так как по масштабам хищений ему нет равных в новейшей истории отрасли. Компания «Рыбкомфлот» была создана в 1989 году как государственное предприятие, подчиняющееся Минрыбхозу СССР. «Рыбкомфлот» имел ряд оффшорных структур для залога судов с целью привлечения зарубежного финансирования. 79 судов были построены под гарантии государства, а затем окольными путями перешли коммерческим структурам в безвозмездное пользование. Более того, в результате многократных манипуляций по смене учредителей 65 процентов акций «Рыбкомфлота» перешло в собственность ТОО «Рифер» (Москва), учрежденного руководителями «Рыбкомфлота», которые к тому времени уже перебрались в Лондон. Таким образом «Рыбкомфлот» полностью вышел из-под контроля государства. 30 судов из 79-ти попросту исчезли, их больше нет.

- 30 судов - это ведь более полумиллиарда долларов?

- Этим потери государства, к сожалению, не ограничиваются. На постройку судов «Рыбкомфлот» получил кредитов под гарантии Минрыбхоза на полтора миллиарда долларов. Так вот, когда «Рыбкомфлот» был приватизирован и суда перешли в частную собственность, задолженность по этому кредиту в 1994 году была переложена на Россию в рамках общей задолженности Парижскому клубу! Чтобы оценить уровень поддержки преступников «сверху», достаточно вспомнить, что уголовное дело, возбужденное в отношении организаторов сделки в 1994 году, в 1995-м исчезло из прокуратуры. Да и сейчас наша деятельность по расследованию этой сделки натыкается на серьезное сопротивление...*

Не буду далее цитировать интервью руководителя Госкомрыболовства, перепечатанного «Рыбным Мурманом». Интервью, в котором названы конкретные предприятия и люди, которые обманным путем, используя служебное положение, наживались на использовании государственных ресурсов, гарантий под кредиты, незаконно присвоенных рыболовных судах. В основном этим «грешили» дальневосточники. Не хочу и выставлять Ю.П.Синельника в роли «пострадавшего» за правду-матку человека. Просто не знаю, как там на самом деле было и кто из них, больших начальников, был больше прав и больше виноват. Все они как пауки в одной банке, среди которых победит сильнейший. А вот проанализировать ситуацию, складывающуюся на протяжении последних 10-15 лет в нашей рыбной отрасли и ее московском штабе, можно. И в этом мне поможет уже знакомый читателю наш земляк В.К.Зиланов, опубликовавший в «Рыбном Мурмане» статью «Рыболовный узел России».

С чего начался развал рыбной отрасли? Не с горбачевской перестройки, так как к ее началу рыночная экономика не была для рыбаков каким-то откровением - во второй половине 1980-х годов в отрасли насчитывалось более двух десятков смешанных рыболовных компаний. Задолго до злобинских79 и травкинских80 начинаний на всех рыболовных судах существовала система индивидуальных трудовых паев.

Правда, львиную долю прибыли государство забирало в свою казну, но за счет той же казны строился флот, а люди были социально защищены. Да, рыболовный флот, созданный под советскую плановую систему, «тяжеловесен» в экономическом смысле и не мог эффективно конкурировать с флотами других государств. Большинство специалистов отрасли видели выход в параллельном функционировании двух систем: старого флота, работающего по экономическим правилам «облегченного рынка», и нового, действующего только по рыночным законам. Постепенно вторые должны заменить и вытеснить первых. Но руководство страны думало по-другому. Чтобы сломать сопротивление отраслевиков, было ликвидировано Министерство рыбного хозяйства и создан взамен Комитет по рыболовству при Минсельхозе. Полным ходом шел развал отрасли, разгон кадров и разбазаривание - путем приватизации - основных фондов. Кому же мешал Минрыбхоз, а затем Госкомрыболовство (в девяностых годах штаб отрасли реформировался шесть раз)?

- Опираясь на восстановленный в 1994 году федеральный орган, рыбаки начали постепенно выправлять положение, - пишет В.К.Зиланов. -

Была упорядочена работа судов в море, образованы общественные ассоциации и объединения рыбаков, освоены особенности кредитования флотов, началось некое обновление флота, создан Рыбхозбанк, установились экономические взаимоотношения с зарубежными партнерами.

Вылов рыбы возрос с 3,5 млн. тонн в 1994-м до 4,5-4,7 млн. тонн в 1996-1997 годах. И тут грянуло очередное реформирование. О том, почему периодически повторяются эти разгоны, среди рыбаков - в отсутствие вразумительных официальных разъяснений - циркулируют различные домыслы и версии.

Версия первая, политическая. Лидер ЛДПР Жириновский не раз высказывал желание «порулить» рыбным ведомством. К тому же рыбаки всячески противятся передаче Японии Южных Курил. Вот и добивают Госкомрыболовство с тем, чтобы Жириновскому не на что было претендовать, и чтобы некому было в Москве отстаивать интересы рыбаков, промышляющих у Южных Курил.

Версия вторая, экономическая. Пора ввести либеральные рыночные отношения в сфере пользования рыбными ресурсами и передать управление ими другим ведомствам. Госкомрыболовство оказывается помехой дележу.

Версия третья, силовая. Криминальная активность в рыбной отрасли достигла небывалых масштабов, и всё, что связано с охраной морских ресурсов, необходимо поручить силовикам - морским пограничникам. Вот только беда - денег на эти цели в бюджете нет. Но уже наготове обоснование: за рубеж якобы утекает то ли 2, то ли 10 млрд. долларов ежегодно, и спасти эти деньги можно только при условии дополнительного финансирования силовиков (в частности ФПС), Госкомэкологии и общественных экологических организаций. И опять мешает Госкомрыболовство, которое опротестовывает дутые цифры и метод их расчета.

- Полагаю, - заявляет В.К.Зиланов, - что все же истинная причина частых реорганизаций федерального органа по рыболовству лежит глубже и совмещает эти три версии. В основе всего - развернувшаяся в условиях ослабления государства жесткая борьба за распоряжение возобновляемыми биоресурсами 200-мильной морской экономической зоны и континентального шельфа России и попытки введения для российских рыбопромышленников платы за их использование. А это, при возможном объеме улова в пределах 4,5 - 6,5 млн. тонн и первоначальной стоимости сырья на уровне среднемировых расчетных цен, от полутора до двух миллиардов долларов в зависимости от видового состава улова. Именно такую сумму - около 2 млрд. долларов - хотели бы обложить данью властные и мафиозные структуры...*

Именно так - «властные и мафиозные структуры» - пишет профессор Зиланов, не отделяя одних от других. Но не эти миллиарды, а «всего» 150-200 миллионов долларов могут получить федеральные органы официальной и теневой власти с иностранных компаний и собственных рыбаков от торговли морскими ресурсами страны. Ведь надо хоть что-то оставить на затраты судовладельцев по добыче, первичной обработке уловов, на кредиты по оборотным средствам, амортизацию, налоги и т.д. Прямо скажем, что и пара сотен миллионов «зеленых» - сумма немалая. Эти деньги флотоводцы сразу же отнесут на рыбную продукцию, и результатом станет повышение розничных цен на 10-15 процентов. Вновь пострадает простой налогоплательщик, то есть мы с тобой, уважаемый читатель.

· Рыбная отрасль за годы перестройки, «РМ» от 20 августа 1999 года.

· «Хочу сделать для рыбаков много хорошего, но время покажет, что я смогу сделать». «РМ» от 15 октября 1999 года.

· Главный плюс - отраслью стал управлять профессионал, «РМ» от 15 октября 1999 года.

· Там же.

· Главный плюс - отраслью стал управлять профессионал, «РМ» от 15 октября 1999 года.

· Там же.

· Бой рыбным контрабандистам? «РМ» от 17 декабря 1999 года.

· СОС! Целая флотилия не вернулась с промысла. «РМ» от 25 февраля 2000 года.

· Рыбпром спускает пиратский флаг, «РМ» от 7 апреля 2000 года.

79 - ЗЛОБИН Николай Анатольевич (1931-1997), строитель, в 1970 году выступил инициатором бригадного подряда в жилищном строительстве. Лауреат Государственной премии СССР, Герой Социалистического труда.

80 - ТРАВКИН Николай Ильич (родился в 1946 году), строитель, Герой Социалистического Труда, в 1980-ые годы его передовой опыт работы был растиражирован СМИ. На волне перестройки назначен заместителем начальника Главмособлстроя, с 1990 года занялся политической деятельностью - председатель правления Демократической партии России. В мае 1994 - январе 1996 годов - министр правительства РФ.

· Рыболовный узел России, «РМ» от 18 февраля 2000 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000) Том второй 


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.198.52.8

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD