return_announcements(); ?>
Главная 60-80-е годы XX века - период дальнейшего развития-1
60-80-е годы XX века - период дальнейшего развития-1 Печать E-mail

Вслед за БМРТ «Пушкин» стали приходить из новостроя другие корабли этой знаменитой группы.

Ниже приводится полный список судов этого типа, приписанных к Мурманскому траловому флоту.

1. 236 «Ижевск» 13. 248 «Ульяновск»
2. 237 «Ярославль» 14. 249 «Казань»
3. 238 «Златоуст» 15.250 «Пушкин»
4. 239 «Заволжск» 16. 251 «Гоголь»
5. 240 «Хабаровск» 17. 252 «Некрасов»
6. 241 «Душанбе» 18. 253 «Добролюбов»
7. 242 «Свердловск» 19. 254 «Островский»
8. 243 «Ашхабад» 20. 255 «Достоевский»
9. 244 «Мурманск» 21. 256 «Серафимович»
10. 245 «Жигулёвск» 22. 257 «Салтыков-Щедрин»
11. 246 «Северное сияние» 23. 258 «Чехов»
12. 247 «Витебск» 24. 259 «Новиков-Прибой» БМРТ «Казань» впоследствии был передан «Запрыбе».

БМРТ «Ульяновск» в 1957 году, под командованием капитана Закурдаева В. И., был передан «Дальрыбе». Перегон состоялся южным путём.

Но у дальневосточников судно не прижилось и через несколько лет было возвращено в Мурманск. Штурманом «Ульяновска» на Дальний Восток ходил Костенко А. П., в будущем - известный капитан Мурманского тралового флота. Траулеры типа «Пушкин» начали эксплуатироваться в июле 1955 года. Рыбофабрика судна рассчитана на выпуск 30 тонн готовой мороженой продукции, что позволяет выловить до 60 тонн рыбы донных пород. Бортовые РТ максимально могут вырабатывать до 25 тонн полуфабриката на крупной рыбе, при мелкой и на окуне - всего 10-12 тонн.

После устранения недостатков траловой схемы и на рыбофабрике освоение этих судов пошло быстрыми темпами. БМРТ заняли ведущее место в дальнейшем развитии тралового промысла на Мурмане. Одновременно стало ясно, что для эффективного использования этих мощных судов нужна другая сырьевая база и другие орудия лова.

Уже в сентябре 1955 года на БМРТ-251 «Гоголь» комиссией, под председательством заведующего лабораторией промрыбо-ловства ПИНРО П. А. Старовойтова, испытывался разноглубинный трал конструкции капитана Маклакова. После испытаний и доработок трал был принят на вооружение БМРТ. Специально для этих судов был смонтирован и прошёл успешные испытания донный трал. Инженером Матросовым были сконструированы новые 3-щелевые траловые доски.

1956 год ознаменовался первыми успехами новых судов. Так, БМРТ «Некрасов» (капитан Елфимов Н. К.) выловил 95600 центнеров рыбы и доказал, что при соответствующей организации промысла суда этого типа могут ловить до 100000 центнеров и более рыбы в год. БМРТ-242 «Свердловск» (капитан Коре-хов П. П.), выполняя спецзадание Министерства рыбного хозяйства, по пути обследовал банку Флемиш Кап и добыл 475 тонн рыбы. К нему подошли БМРТ-236, 243, 254, а в сентябре ещё 8 единиц. Всего было сделано в этот район 18 рейсов и выловлено 17100 тонн окуня.

В октябре БМРТ-246 «Северное сияние» (капитан Закур-даев В. И.) вышел в рейс на лов сельди в Норвежском море. Вернулся в порт 30.12.1956 года с уловом 493 тонны мороженой сельди. Вторым был БМРТ-247 «Витебск» (капитан Требуш-ной В. Р.), его улов составил 149 тонн сельди.

В начале 1970-х годов на приёме в ГУ «Севрыба» по случаю прихода в порт головного посольно-свежьевого РТ с кормовым тралением типа «Баренцево море» бывший инженер экспериментальной базы тралового флота Саврасов В. К. вспоминал, как осваивался разноглубинный промысел сельди осенью 1956 года в Норвежском море. И даже спел песню, посвященную событиям пятнадцатилетней давности. Несколько слов этой песни запомнилось: «...Суетится Закурдаев, спит спокойно Требушной...».

В 2006 году, собираясь написать о Мурманском тралфлоте и, прежде всего, о его людях и их делах, пытался найти полный текст этой песни, но поиски не увенчались успехом. Правда, остался в памяти тот весёлый вечер и поющий малоизвестную песню Саврасов В. К.

Сейчас, с высоты прожитых лет, начало промысла сельди разноглубинным тралом может показаться малозначительным эпизодом, по сравнению с последующим развитием этого вида промысла во всех районах Мирового океана. Но не нужно забывать, что это был первый опыт в мировой практике. Это начало было тем более значимым потому, что работа велась на принципиально новых, не виданных доселе судах, которые только год назад начали поступать в состав флота. Но уж такое тогда было стремительное время. Всё новое немедленно внедрялось в практику и становилось обыденным.

Появившийся разноглубинный трал имел ещё много «детских болезней», которые требовалось быстро устранить в процессе опытной эксплуатации. Главное - не было приборов контроля хода трала. Всё приходилось делать на глазок. Например, для определения глубины погружения трала использовали автомат глубины (ТАГ), применявшийся при проведении тральных работ военно-морскими тральщиками.

Разрабатывались таблицы глубины хода трала в зависимости от скорости судна и длины вытравленных ваеров и так далее. Совершенно не была отработана тактика взаимоотношения с работающими рядом судами, промышлявшими дрифтерными сетями. И, несмотря на трудности, промысел сельди разноглубинным тралом стал развиваться, хотя отвыкать от многолетней привычки работать донным тралом было нелегко.

Первым кораблём, который начал ловить разноглубинным тралом, был БРТ-96 «Россия». В 1956 году его вылов составил 170 тонн. Удельный вес улова рыбы по Мурманской области в общем улове по СССР составил 26,9%, то есть каждая четвёртая тонна выловленной в СССР рыбы являлась мурманской.

В 1957 году траловый флот уже имел 22 БМРТ, которые добыли 28% всей рыбы флота. Все БМРТ работали в Северо-Западной Атлантике на промысле лабрадорской трески и окуня. Семь БМРТ осенью работали на промысле сельди, которой выловили 37000 центнеров. БМРТ «Северное сияние» и БМРТ «Витебск» доставили в порт по 800 тонн сельди каждый. Но, несмотря на успехи отряда БМРТ, траловый флот в целом не выполнил план года. Особенно ухудшилась сырьевая база донных пород рыб в Баренцевом море. Начиная с этого года и в течение 10 лет бортовые РТ в традиционных районах промысла работали неудовлетворительно.

Видя сложное положение у северных рыбаков и стремясь стабилизировать ситуацию, правительство в 1956-1957 годах выделило 750 миллионов рублей на закупку новых промысловых судов и на модернизацию береговой базы. Началось строительство БМРТ на Николаевском судостроительном заводе. Головным был БМРТ «Маяковский».

Со своей стороны и флотское руководство принимало меры для улучшения работы флота. Прежде всего, часть РТ переводилась в другие районы. Так, в IV квартале 1957 года, впервые в мировой практике, 12 РТ были переведены на дрифтерный лов сельди в Норвежском море.

Часть РТ, работавших на угле, спешно проходила модернизацию - переводилась на жидкое топливо, чем достигалось увеличение автономности и облегчался труд машинных команд. Однако применяемые меры не помогли переломить неблагоприятную ситуацию, и флот закончил 1957 год с недоловом 166700 тонн.

Положение усугублялось низкой дисциплиной плавсостава и большой аварийностью на флоте. В том году произошло 90 аварий и два РТ погибли. РТ «Узбекистан», по вине капитана Неверова, был посажен на камни у острова Кильдин, а затем разломился на две части. 20 декабря 1957 года у острова Шпицберген, в результате глупейшей ошибки при ремонте донного лага, погиб новый РТ-206 «Карп», ведомый капитаном И. Суровцевым.


Иван Суровцев - один из известных и опытных капитанов тралового флота. Экипажи судов под его командованием придумали присказку: «Нам не страшен океан - с нами Суровцев Иван». Но, как и многие фронтовики (а он прошёл войну, участвовал в Сталинградской битве), был весьма неравнодушен к спиртному, особенно при отходе судна в рейс. О пьянках на отходе Суровцева рассказывал Журавлёв В. П., бывший у него одно время старшим помощником.


И, тем не менее, несмотря на все трудности и неудачи, 1956-1957 годы являются знаменательными в истории Мурманского тралового флота. В этот период, частично перевооружившись и освоив новую технику, моряки Мурманского тралового флота вышли из Баренцева моря в открытый океан - в Северо-Западную Атлантику. В сводках о дислокации флота появилось название «дальние районы». Выход тралового флота на океанские просторы явился событием эпохального значения для всей рыбной промышленности Севера.

Но по мере удаления районов промысла от Мурманска остро вставала проблема сокращения непроизводительных переходов кораблей. БМРТ, набравшие полный груз у берегов Канады, каждый раз вынуждены были тратить на переходы по 10-12 суток драгоценного времени. Для решения этой задачи было, по крайней мере, два пути.

Первый - это перегрузка готовой продукции с судов и снабжение их всем необходимым для продолжения лова непосредственно на промысле. Для этого в составе флота должны быть транспортные рефрижераторы, но их не было. Кроме этого, нужно было отработать тактику швартовок крупнотоннажных судов друг к другу и безопасной стоянки их в открытом море. Нужно было иметь на борту транспорта надёжное кранцевое хозяйство, обеспечивающее безопасную стоянку промысловых судов во время грузовых операций.

Второй путь заключался в том, чтобы после набора полного груза БМРТ шёл в ближайший от промысла порт иностранного государства и там производилась его разгрузка, снабжение (прежде всего, топливом и водой). Но для такой работы Министерство рыбного хозяйства было совершенно не готово. Для этого во многих иностранных портах нужно было иметь своих представителей или смешанные компании, заключить соответствующие договоры, а экипажи иметь полностью визированными.

Ничего подобного в 1958 году ещё не было. Наши представительства и смешанные компании появились тогда, когда фактически весь промысел переместился в открытый океан.

В начале июня 1958 года в порт Мурманска прибыл транспортный рефрижератор (ТР) «Иркутск». Тактико-технические данные судна: длина - 118 метров; мощность -4 х 1800 л. с. (7200); скорость - 16,6 узла; грузоподъёмность -3150 тонн; температура в трюмах - минус 18 °С; район плавания -неограничен; количество коечных мест - 66. После приёмки судна от перегонной компании ТР «Иркутск» вышел на промысел в СЗА. Первыми разгрузились в море БМРТ «Заволжск» и БМРТ «Ижевск» (капитаны А. Д. Руснаков и Б. Г. Зайцев), капитаном ТР «Иркутск» был Чернявский Фёдор Игнатьевич.


Зайцев Борис Григорьевич - известный капитан Мурманского тралового флота. Фронтовик. Во время войны командовал противотанковой батареей. Награждён многими орденами и медалями, в том числе орденом Александра Невского. В 1960-70-е годы работал первым заместителем начальника Мурманского тралового флота.

Капитан Чернявский Фёдор Игнатьевич - бывший военный лётчик. Фронтовик. Летал в Югославию к партизанам. После войны стал моряком. Был бессменным капитаном ТР «Иркутск». В 1970 году, будучи капитаном, участвовал в испытаниях на своём корабле крупногабаритных кранцев Волжского завода РТИ.

Руснаков Аркадий Давыдович - капитан Мурманского тралового флота. Работал первым заместителем руководителя Мурманского тралового флота. Позже переехал в Севастополь на руководящую должность во вновь сформированном там флоте и долгое время трудился там, периодически приезжая в Мурманск для обмена опытом.


В 1958 году ТР «Иркутск» совершил три рейса и доставил в порт 9500 тонн рыбопродукции. Так началась эпопея перегрузки и снабжения крупнотоннажных промысловых судов в открытом море. Эти сложные морские операции позволили добывающему флоту резко сократить непроизводительные потери времени и, соответственно, увеличить время нахождения на лове. Но одновременно они резко увеличили непрерывное время нахождения моряков в море, что весьма отрицательно сказывалось на физическом и моральном состоянии плавсостава.

Многомесячная напряжённая монотонная работа, особенно на рыбофабрике, была тяжёлым испытанием. Неоднократные попытки различными способами изменить ситуацию не приводили к нормальному улучшению. Представляется, что лучшим решением этого вопроса было бы создание дублирующих экипажей. То есть после непрерывного шестимесячного рейса отработавший экипаж передавал бы судно своим сменщикам, а сам возвращался в порт на полугодовой отдых. Но этот вопрос, несмотря на неоднократные попытки, так и не был решён.

А пока, в первый год проведения грузовых операций в открытом море, отрабатывались способы швартовок судов, организация грузовых работ, размещения груза, пересадки людей с борта на борт и так далее. Одной из главных забот капитанов судов, ошвартованных друг к другу, было обеспечение их безопасной стоянки. Кранцевая защита, состоявшая из пакетов кранцев Курского завода РТИ, была конструктивно слабой. Кранцы часто лопались в самый напряжённый момент при маневрировании судов или при усилении ветра, волнения и зыби. Кроме этого, капитаны БМРТ на первых порах не имели опыта подобных операций, что создавало дополнительные сложности.

Небольшой опыт швартовок крупнотоннажных судов имели капитаны плавбаз управления «Мурмансельдь», но такие операции проводились эпизодически и вблизи, чаще всего у Фарерских островов, когда ещё не была введена 3-мильная рыболовная зона. В данном же случае речь шла о постоянных перегрузках в открытом море. Например, в трёхмесячном рейсе на Джорджес-банку капитан БМРТ, при самых благополучных условиях, должен был подходить к транспорту минимум 3 раза, а чаще всего - больше.

После успешной работы ТР «Иркутск» руководству тралфлота и «Севрыбы» стало ясно, что перегрузка судов в море даёт солидную прибавку в вылове, что найден оптимальный путь увеличения эффективности эксплуатации крупнотоннажных промысловых судов. Для увеличения вывоза продукции с промысла были приспособлены сельдяные плавбазы (п/б) «Северодвинск» и «Печенга», пришедшие в состав тралового флота и управления «Мурмансельдь», хотя они не полностью были приспособлены для этих целей.

Прежде всего, была недостаточная теплоизоляция трюмов, что приводило к замерзанию воды в междудонном пространстве, а это могло привести к крупным неприятностям. Кроме этого, имелась слабая рефрижераторная установка. Поэтому были случаи, когда часть груза оттаивала. Но, из-за хронического недостатка транспортов, эти суда несколько лет работали как транспортные рефрижераторы, даже в ущерб сельдяному флоту, которому из-за недостатка плавбаз постоянно приходилось фрахтовать старые пароходы в торговом флоте.

Такая вынужденная практика продолжалась до второй половины 1960-х годов. Даже поступающие из новостроя производственные плавбазы проекта Б-64 (на Севере они назывались типа «Даурия») часто отвлекались от непосредственной производственной деятельности и привлекались к работе в качестве транспортов. И только с постоянным наращиванием рефрижераторного тоннажа и созданием специализированного приёмо-транспортного флота «Севрыбхолодфлот» диспропорция между потребностями добывающих флотов и возможностями транспортного флота стала выравниваться. Это произошло к началу 1970-х годов.

Однако проблемы, а с ними и производственные потери оставались. Такое положение было следствием неустойчивой промысловой обстановки. Промысел никогда не держится на среднем уровне. Часто бывает, когда промысловые суда работают на пределе своих возможностей. В этом случае в данном промысловом районе наблюдается дефицит тоннажа. А в это время в другом районе промысловая обстановка складывается хуже прогнозируемой, и транспортные рефрижераторы сталкиваются с угрозой оказаться незагруженными. Но им всё равно нужно идти в тот район, ибо на борту имеется снабжение, которое с нетерпением ждут промысловики. В этом случае береговые руководители настойчиво ищут выход из создавшегося положения. Но бывали и такие случаи, когда транспорты задерживались в порту по не зависящей от руководства «Севрыбы» причине.

Так, летом 1970 года в порту на рейде стояли транспорты с 30000 тонн мороженой нототении, превратившись на время в плавучие холодильники. А в это время в далёком море Скотия перегруженные промысловые суда одно за другим ложились в дрейф. Дело заключалось в том, что между Министерством рыбного хозяйства и Министерством торговли шла упорная тяжба по поводу цены на новый вид продукции.

Подводя итог вышесказанному, следует заметить, что специфика добычи белкового сырья в океане постоянно держала в напряжении не только экипажи судов, работающих в море, но и весь коллектив того или другого флота и всего объединения. Особенную тяжесть несли на своих плечах руководители. Они ни на минуту не могли забывать о личной ответственности за работу своих флотов. Уж таковы условия этой работы.

Между тем 1958 год стремительно шёл к своему завершению. Но, несмотря на перегрузки рыбопродукции в море, усиление промысла сельди (где в IV квартале работало уже 12 БМРТ, которые выловили 7300 тонн) и перевод из Баренцева моря 43 РТ на дрифтерный лов сельди (которые выловили 9250 тонн), продолжающийся спад уловов в Баренцевом море всё-таки не позволил выполнить план года. Выполнение составило всего 83,7% (385900 тонн). Недолов составил 75300 тонн. У восточных берегов Америки добыто 108500 тонн. Нужно заметить, что это был самый низкий показатель за все 1950-е годы.

Флот продолжал пополняться новыми судами. За год прибыло 17 новых РТ, а также БМРТ «Маяковский» - головной в серии. В том же году было прекращено пополнение флота за счёт РТ, работающих на угле.

По случаю невыполнения плана 1957-1958 годов последовали оргвыводы: начальник флота, бывший капитан Витольд Михайлович Маевский, был освобождён от занимаемой должности. (Капитан Маевский В. М, проявив смекалку и мужество, спас во время войны свой экипаж с гибнущего корабля)

Несмотря на тяжёлые условия промысла, сложившиеся в 1958 году, некоторые экипажи всё же сумели добиться высоких уловов, значительно перевыполнить свои задания. Впереди всех были моряки БМРТ «Пушкин». Они добыли 68500 центнеров рыбы при плане 55400 центнеров. Перевыполнили свои задания БМРТ «Свердловск», «Салтыков-Щедрин», РТ «Киров», «Артек», «В. Чкалов».

1959 год сложился для флота более удачно. План по вылову был выполнен и составил 433400 тонн. Продолжались работы по перегрузке и снабжению судов в открытом море. Разгрузили в море 53 БМРТ и снабдили углём 380 РТ с плавбаз «М. Мельни-кайте» и «Воркута» в районе острова Медвежьего.

1960 год знаменателен для тралфлота тем, что начали поступать БМРТ, построенные в Польше. Головными были БМРТ-400 «Лесков» и БМРТ-401 «Куприн». Суда этого типа строились крупной серией и составили большую группу флота. В начале объявленной семилетки (1959-1965 годы) траловый флот имел в своём составе 262 промысловых и вспомогательных корабля. Личный состав флота - 14142 человека, плавсостав -11200 человек.

Поступающие из Польши БМРТ по своим тактико-техническим данным незначительно отличались от БМРТ типа «Пушкин», поэтому их освоение не вызвало особых трудностей.

План второго года семилетки был также выполнен. Но, в связи с пополнением флота новыми БМРТ и переводом части бортового флота на БНБ, ещё больше обострился вопрос недостатка транспортов. Эта проблема крайне отрицательно сказывалась на производственных показателях флота, но приходилось с этим мириться. Некоторой помощью были эпизодические разгрузки судов на Кубе, но эти попытки не могли кардинально изменить обстановку.

В январе 1959 года в траловом флоте состоялось собрание партийно-хозяйственного актива, которое определило, что для улучшения работы флота и выполнения заданий семилетки необходимо ускорить освоение новых судов, а траулеры старых типов оснастить современной радионавигационной и поисковой аппаратурой, полнее использовать опыт лучших экипажей. Необходимо дальше расширять промысел в Юго-Восточной и Юго-Западной Атлантике.

К сожалению, рыбаки Мурмана уже не могли рассчитывать на донные породы рыб Баренцева моря, а кошельковый и разноглубинный лов мойвы ещё не были освоены. Определённая роль на этом собрании отводилась дальнейшему развитию соцсоревнования. В годы семилетки появились его новые формы. Это, прежде всего, парно-групповое соревнование. Смысл его заключается в том, что соревнующиеся суда помогают друг другу добиваться хороших результатов. Кроме этого, развивалось гагановское движение, когда опытные специалисты переходили на отстающие участки и подтягивали их до уровня передовых. Применительно к траловому флоту это, прежде всего, касалось наиболее опытных капитанов, которые переходили со своих судов на отстающие и добивались выхода этих судов из прорыва, имея в виду выполнение плановых заданий. Благодаря этому движению, в тралфлоте сократилось количество судов, не выполнивших годовые планы.

Известные капитаны флота - Маклаков, Шайтанов, Чернов, Андреев, Морозов, Беляков и другие - перешли на отстающие корабли, чтобы организовать там работу, помочь экипажам выполнить план. Маклаков А. Я. вывел из отстающих два судна: «Умбу» и «Метеор».

После провального 1958 года продолжалась стабилизация работы флота. План 1960 года был выполнен 2 декабря. Дополнительно к плану было добыто 25000 тонн рыбы. В этом году БМРТ тралфлота впервые начали промысел в проливе Девиса и на банке Гамильтон, а первые РТ типа «Пионер» и РТ, работающие на жидком топливе, начали работать на БНБ. Было сделано всего 10 рейсов, улов составил 3610 тонн. Наибольшего вылова добился экипаж БМРТ-247 «Витебск» - 8090 тонн.

В этом же году в траловом флоте произошло радостное событие: 7 марта капитану БМРТ-259 «Новиков-Прибой» Валентине Яковлевне Орликовой было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Она стала первым капитаном-женщиной героем во всей рыбной отрасли страны.

Вместе с Мурманским тралфлотом пополнялся судами и Архангельский траловый флот. В 1960 году в его составе уже было 12 ЗРС (зверобойно-рыболовные суда) польской постройки. Эти суда имели усиленный ледовый класс, комбинированное технологическое оборудование, способное перерабатывать и замораживать рыбу, а также мясо и шкуры морских зверей. Тактико-технические данные этих судов: длина - 65 метров; мощность главного двигателя - 1100 л. с.; скорость хода - 13 узлов; район плавания - неограниченный, в том числе во льдах; грузоподъёмность - 550 тонн; температура в трюмах - минус 25° С; орудия лова - тралы (донный и пелагический), фонгсботы для промысла зверя.

Первое время эти суда использовались в зимний период времени как зверобойные суда в районе Ньюфаундленда и острова Ян-Майен в Норвежском море, но после прекращения промысла тюленей в этих районах использовались как обычные промысловые суда.

В 1961 году БМРТ Мурманского тралового флота, осваивая рыбные банки у канадского побережья, продолжали продвигаться на запад и в конце апреля вышли на богатейшую рыбную банку Джорджес. Приступили к её освоению вместе с подошедшими в этот район СРТ управления «Мурмансельдь». Это создало дополнительные трудности - ведь СРТ пришли в этот район с дрифтерными сетями.

Вся северо-западная часть Атлантики - сложный район для плавания. Вдоль всего восточного побережья Северной Америки проходит мощное холодное Лабрадорское течение. Его струи достигают Джорджес-банки и теряются где-то в Мексиканском заливе. В нескольких десятках миль к востоку от банки уже проходит Гольфстрим. Поэтому в зимний и весенний период над банкой стоят плотные холодные туманы. Кроме того, в этом районе сильные приливно-отливные течения, достигающие в центре банки скорости 4-4,5 узла, и этот участок мелководен.

Сейчас трудно сказать, чем руководствовалось начальство управления «Мурмансельдь», посылая через океан СРТ с дрифтерными сетями. Поэтому промысел разнородного флота оказался трудным, много было порезанных дрифтерных порядков и потеряно сетей. И только в 1962 году работающая на банке группа СРТ прямо в море стала переоснащаться донными сельдяными тралами, взятыми у своих коллег из «Запрыбы».

Джорджес-банка, как промысловый район, уникальна во всей Северо-Западной Атлантике. На сравнительно небольшой площади обитают мощные стада таких промысловых рыб, как сельдь, морской налим, серебристый хек, баттерфиш, скап, шед, латилида, в летний период появляются акулы, меч-рыбы, мелкие тунцы (бонито) и другие, более редкие рыбы, в ранний весенний период заходит треска. Из ракообразных обычны гигантские омары. Запасы рыбы были настолько велики, что позволили промысловым судам двух главков, «Севрыбы» и «Запрыбы», работать в этом районе 15 лет, вплоть до введения США двухсотмильных зон в своих водах, которое последовало в 1977 году.

Джорджес-банка расположена близко от побережья США. Её юго-западная часть примыкает к входу в порт Нью-Йорка. Интересно отметить, что пока наш флот работал на Джорджес-банке, сами американцы не занимались промыслом массовых рыб. Небольшой отряд судов промышлял гребешок в центре банки, немного ловили омаров ставными ловушками да на быстроходных катерах гонялись за меч-рыбой, которую били ручными гарпунами.

Недавно по телевидению показывали и с восторгом рассказывали о походе группы кораблей ВМФ. Как они покоряли Атлантику недалеко от Португалии. В этот момент с горечью думалось о том, как в 1960-1970-е годы северные рыбаки, и прежде всего экипажи Мурманского тралового флота, в тяжелейших плаваниях на Северном Лабрадоре и в других районах Северо-Западной Атлантики добывали, как тогда говорили, «на народный стол» дары моря. Ведь плавание в тех районах, особенно в зимний период, само по себе непростое дело. Но ведь сквозь лёд, туман, ледяной штормовой ветер нужно не только пройти, а в таких условиях находиться месяцами и, главное, не просто плавать, преодолевая все эти трудности, но ловить рыбу, осваивая разноглубинный трал, а с ним - всё большие и большие глубины. Где тогда было телевидение? Почему не раздавались радостные репортажи на всю страну?

После такого отступления вернёмся к работе тралового флота в 1960-е годы.

В 1961 году флотом был преодолён 500000-й рубеж вылова, и он составил 514300 тонн. За год прибыло четыре БМРТ из Польши. Так что флот продолжает перевооружаться на новую технику.

1962 год ознаменовался событием, которое коснулось всех жителей Мурманской области. В июне в Мурманске побывала партийно-правительственная делегация во главе с Н. С. Хрущёвым. Делегация посетила плавбазу «Печенга», которая готовилась к выходу в море на Джорджес-банку для работы с СРТ, ловящими там сельдь, и в готовности уже стояла на рейде. Визит прошёл весело и непринуждённо. Чистота, порядок и настрой экипажа гостям понравились. И ничто не предвещало неприятностей, но, как иногда бывает при приёме высоких гостей, они случаются в самые неожиданные моменты, хотя, казалось бы, всё предусмотрено и тщательно проверено. На этот раз неприятность спровоцировал сам Н. С. Хрущёв.

Предварительно было объявлено, что после обеда на городском стадионе будет встреча жителей Мурманска с «дорогим Никитой Сергеевичем». Погода была тёплой, светило солнце, на стадионе собралось много народа. И вот под аплодисменты на трибуне появился Н. С. Хрущёв и, обращаясь к присутствующим, заявил: «Здравствуйте, дважды дорогие мурманчане!» Он, видимо, хотел пошутить, но зрители мгновенно поняли этот прозрачный намёк и, вместо аплодисментов, стадион глухо загудел. А дальше - больше. Речь выступающего была скомкана. Послышались выкрики, посыпались вопросы на бытовые темы: «Почему в магазинах нет обычных носков и лезвий для бритв?» - и так далее. В общем, нормального общения не получилось, и стороны разошлись, недовольные друг другом. Н. С. Хрущёв не забыл о конфузе в Мурманске, и вскоре последовало распоряжение об уменьшении льгот мурманчанам. В частности, полярные надбавки были снижены на 20%. Вот тебе и дождались дорогого гостя! Этот памятный визит и неприятный его исход потом долго был предметом обсуждения, а иной раз и шуток.

После посещения Северного флота и награждения членов экипажа подводной лодки, первый раз достигшей Северного полюса, делегация отбыла в Архангельск. Архангелогородцы учли опыт мурманчан, и «высокий визит» в Архангельске прошёл гладко. После визита Архангельску выделили средства для строительства жилья и улучшилось снабжение продуктами питания.

Между тем траловый флот продолжал успешно работать. Годовой вылов составил 566490 тонн, на 86900 тонн больше плана. БМРТ насчитывалось уже 32 единицы. Всего судов было 268. В этом году траловый флот стал работать, кроме Джорджес, на банках в районе канадского полуострова Новая Шотландия, таких как Эмерольд, Банкеро, Сейбл. БМРТ-251 «Гоголь», после разгрузки на Кубе, вышел в Мексиканский залив, где выловил 184 тонны рыбы. Это была первая попытка продвижения северян на юг, вдоль восточных берегов Южной Америки. На Джорджес-банке флот выловил за год 65200 тонн. В море произведено 90 перегрузок БМРТ и доставлено в порт 54000 тонн рыбопродукции.

1962 год ознаменовался ещё одним событием. Во исполнение постановления Совета Министров СССР от 2 июля 1962 года № 523, было создано главное управление рыбной промышленности Северного бассейна «Севрыба». Наконец утвердился централизованный принцип управления рыбным хозяйством в регионах, прекратилась организационная неразбериха, что положительно повлияло на управляемость всего рыбного хозяйства.

В 1963 году флот продолжал успешно работать. Он выловил 551900 тонн рыбы, что составило 22% от всего вылова в СССР. Трал флот продолжал пополняться новыми судами. БМРТ уже насчитывалось 38 единиц. Прибыли ПР (производственный рефрижератор) «Советск» и долгожданный транспортный рефрижератор «И. Айвазовский». Во флоте всего числилось 270 судов.

Такой махиной управлять было крайне сложно, что являлось причиной различных производственных упущений, большой текучести кадров, аварийности на флоте. Однако руководство флота, и прежде всего начальник Закурдаев В. И., сменивший в 1962 году Филиппова А. И., настойчиво работали над устранением недостатков в деятельности флота, искали новые приёмы для его работы. Впервые в этом году охлаждённую рыбу стали передавать в специальных контейнерах с РТ на производственные рефрижераторы бесконтактным способом.

Первыми эту операцию произвели РТ-209, 212, 314, 326 на БМРТ-406. Всего было передано 224 тонны охлажденной рыбы. В сентябре ПР «Советск» работал с семью РТ и заморозил 577 тонн продукции. В дальнейшем этот способ передачи улова с промысловых судов на ПР получил широкое распространение в Баренцевом море на промысле донных пород. В середине 1960-х годов этот способ был применён и при работе с плавбазами типа «Даурия» и «Профессор Баранов». Кстати, никто, кроме северян, бесконтактно рыбу не передавал.

В основном всё, что происходило в 1963 году, было обычным для тралфлота, но одно радостное событие всколыхнуло всех тружеников Северного бассейна. 13 апреля 1963 года опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении работников Министерства рыбного хозяйства СССР. Согласно этому Указу, 10 работников Северного бассейна получили звание Героя Социалистического Труда. В Мурманском траловом флоте это звание получили пять человек.

1. Городилов П. И. - ст. мастер лова БМРТ «Хабаровск»
2. Маклаков А. Я. - капитан РТ «Треска»
3. Попов В. А. - ст. механик РТ «Воткинск»
4. Телов П. Ф. - капитан БМРТ «Салтыков-Щедрин»
5. Шайтанов Д. И. - капитан РТ «Перекоп»
В Архангельском трал флоте это звание получили:
1. Веселков Н. 3. - капитан РТ «Петрозаводск»
2. Могутов Г. А. - ст. мастер лова РТ «Беломорск»

Орденом Ленина были награждены следующие работники Мурманского тралового флота:

1. Закурдаев В. И. - начальник флота
2. Калюгин Д. Я. - капитан БМРТ «Спутник»
3. Кошкин Н. Н. - ст. мастер лова БМРТ «Душанбе»
4. Лысенко В. К. - капитан БМРТ «Мир»
5. Макаров В. Н. - кочегар РТ «Лосось»
6. Морозов А. А. - рыбмастер РТ «Курейка»
7. Мыльников К. А. - ст. механик БМРТ «Лесков»
8. Перминов И. Г. - помполит БМРТ «Салтыков-Щедрин»
9. Рошанников П. Н. - ст. мастер лова БМРТ «Некрасов»
10. Сергеев И. И. - ст. механик РТ «Касатка»
11. Стоиков А. С. - капитан РТ «Сокол»

К сожалению, по Архангельскому траловому флоту данных не нашёл. Орденами и медалями по Северному бассейну были награждены 668 человек, из них:

орденом Ленина - 31 человек;
орденом Трудового Красного Знамени - 98 человек;
орденом «Знак Почёта» - 131 человек;
медалями-401 человек.

Это был настоящий «звездопад». Такого большого награждения рыбаков больше уж не было. Награждать в Мурманск прибыл сам А. И. Микоян - тогда он был первым заместителем Председателя Совета Министров СССР.

Продолжение читать здесь

Океанская вахта


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

3.234.214.113

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2019 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .