Главная Моя фамилия - это гарантия часть 5
Моя фамилия - это гарантия часть 5 Печать E-mail

И вот, когда мы коснулись этих воспоминаний, я долго думала: надо ворошить в очерке прошлое или нет?! Но в конце концов согласилась с Иваном Ивановичем, и надо отдать должное его мужеству: именно он настоял на том, чтобы не обходить молчанием эту не совсем приятную для него тему. 

- Но, - сказал он, - что было - то было! И уж коль мы взялись писать биографический очерк, то пусть кто-то из «доброжелателей» не думает, что я намерен что-то из своей биографии скрывать. Тем более, что все «точки над «и» уже давно расставлены...

И я тоже подумала: а почему же, действительно, не рассказать и об этом эпизоде жизни предпринимателя Жаднова, если этот эпизод красноречиво свидетельствует о том, насколько со временем меняются и законы, и экономические подходы к одной и той же проблеме. Да и наши взгляды под воздействием «окружающей среды», безусловно, претерпевают изменения! И если бы ничего до сей поры в политической и экономической жизни страны ничего не изменилось, то, вероятно, мы бы и сегодня о том эпизоде судьбы Жаднова говорили как об ошибке молодости. Но это будет правильным только с точки зрения того, советского, времени. Сегодня то, что он тогда делал, называется иначе, и, кстати, считается правильным с точки зрения того самого Маркса, которому поклонялись революционеры, сотворившие Октябрьский переворот в 1917 году.

Иван Иванович Жаднов это давно осознал. Но переоценивать прошлое из сегодняшнего времени - дело неблагодарное: ничего, кроме обиды, в душе не появляется. Но он, оглядываясь на прошлое, понимает, что обижаться уже и поздно, и незачем, потому что произошедшего уже не изменить. А что же конкретно тогда случилось?

... В 1978 году Ивана Жаднова привлекли к ответственности и осудили к лишению свободы на три года. Сначала, правда, размах у карательных органов был масштабный! В обвинениях фигурировали такие страшные для нормального советского обывателя слова как валюта, спекуляция, контрабанда, фарцовка.

Не секрет, что если рабочий-токарь делает карьеру, увеличивая количество выточенных за смену деталей, то работник «органов» тоже стремится сделать себе «рост», но его карьера при этом зависит от количества раскрываемых преступлений, осужденных преступников. И если в первом случае ошибки производства - испорченные детали - можно просто выбросить в лом и отправить на переработку, то «ошибки» во втором случае слишком дорого обходятся «материалу», то есть человеку. Сколько «испорченных» не деталей, а судеб досталось в наследство новой России от советского времени - трудно сосчитать. Одной из таких судеб могла бы стать и судьба Ивана Жаднова, но...

- Мне повезло в том плане, что судья, которая вела мое дело, грамотно разобралась в обвинениях. Она была даже в некотором недоумении, так как материалы следствия прямо в суде при подробном исследовании рассыпались, обвинения не получили убедительных доказательств.

Получалось, что «преступник» как бы в наличии - вот он, перед глазами, а доказательств преступления как бы и нет. Вина моя была не больше, чем вина большинства моряков загранплавания того времени, - рассказывает Иван Иванович о «щекотливом моменте» своей биографии. - Поэтому мне и дали такой срок - три года, для острастки, как называется.

Отправили меня «на химию» - был такой термин. Пока шло следствие, минуло шесть месяцев, в «не столь отдаленных местах» мне пришлось отбывать оставшуюся часть срока. Вполне достаточно, чтобы сделать вывод: утрата свободы - страшное наказание!

Ни для кого не проходят такие потрясения бесследно, но вопрос: как человек переживает случившееся, как он ведет себя в тех местах, куда добровольно никого не заманишь, каким он выходит оттуда, чем начинает заниматься «после того, как». То есть, как отражается это на дальнейшей жизни.

Воля к победе помогала Ивану Жаднову всегда. Она не дала ему сникнуть и тогда, когда он был осужден. Не теряя времени, Иван Жаднов, привыкший к напряженному трудовому ритму, решил использовать вынужденную «паузу» для повышения образовательного ценза. И просто диву даешься, что он «без отрыва от отбывания срока» сумел поступить на заочное отделение института, да ни какого-либо, а института советской торговли! Вот так, рьяно взявшись за учебу, он закончил факультет «Экономика общественного питания». 

Кстати, сейчас в Уголовном Кодексе уже и статей-то нет, ссылаясь на которые в свое время привлекали Жаднова. Ну, а уж реальная жизнь поменялась настолько радикально, что доллары продаются на каждом углу, в том числе и в Мурманске, их можно купить просто «с рук». Термин «спекуляция» употребляется в своем положительном значении и применяется, в основном, для обозначения банковских операций и сделок с ценными бумагами, а слово «фарцовка» ушло в прошлое и стало архаизмом, и нынешняя молодежь, пожалуй, даже не поймет, что оно означает.

Конечно, с тех пор, о которых вспоминает Жаднов, не боясь ворошить прошлое, много воды утекло. Согласно законодательству, уже никто не должен напоминать Ивану Жаднову о той судимости: наказание получено, как положено исполнено, все сроки согласно Уголовно-процессуальному кодексу давным-давно вышли, и все «... быльем поросло»...

Ан нет! У нас ведь всегда так: одно дело - закон, другое - чужой роток, на который не накинешь - не только по пословице, но и по жизни! - платок. Особенно, если роток не простой, а чиновничий. Да, да, не так уж давно был такой случай! Не так уж и давно случилось предпринимателю Жаднову разбираться с таможенными заморочками, так выискался там один, который, глядя ему в глаза, ехидно намекнул: мол, некоторым не впервой обходить таможенные правила...

Предприниматель Жаднов смолчал, не стал заострять внимания на этом, но выпад запомнил. Подлый, надо сказать, приемчик: знал ведь этот таможенник, что он «при исполнении», при погонах, вот и позволил себе, используя служебное положение, поизгаляться над тем, кто в числе других налогоплательщиков обеспечивает ему безбедное существование сегодня и не нищую пенсию да плюс к ней льготные надбавки - завтра.

Я, выслушав эту историю, от души возмутилась: мол, можно было бы этого «памятливого» и к судебной ответственности привлечь, если задаться такой целью. Но Иван Иванович только рукой махнул: 

- Да у меня просто времени нет на такие мелочные «разборки»! Если бы я каждый раз «закипал» от мелких уколов, то не только бы свою жизнь укоротил, но и давно бы уже загубил и свою биографию, еще при советской власти - думаете, тогда мне глаза не кололи? Было, еще как. Но – сила ведь и в выдержке проявляется, а я - сильный, не побоюсь показаться хвастливым. Ведь у меня - закалка спортсмена, а на соревнованиях не только воля к победе нужна, но еще и выдержка! Так что, пусть «психологическое давление» останется на совести того «памятливого».

Что и говорить: когда становишься обремененным ответственностью за большое дело, тогда и все происходящее оцениваешь не импульсивно, руководствуешься не эмоциями, а разумом и логикой. И в наши дни, перестроечные, если бы не выдержка и терпение, не раз уже могло развалиться предпринимательское дело Жаднова. Да и вообще: оно могло бы и вовсе не развернуться, если бы не...

- Ну, так рассказывайте, Иван Иванович, делитесь «тайной», раскрывайте секреты, как вы «поднимались» после наказания, - настаиваю я. - Это ведь не только мне интересно! Поди, трудно было, начинать «с чистой страницы»?!

ИВАН ЖАДНОВ «МОЯ ФАМИЛИЯ - ЭТО ГАРАНТИЯ...»  


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.224.166.141

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2018 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru