Аренда офисов в Мурманске

 

Главная Мурманское высшее инженерное морское училище
Мурманское высшее инженерное морское училище Печать E-mail

Читать предыдущую главу

В июле 1969 года ПР «Апатит» вернулся в порт из очередного рейса. Мы сделали два шестимесячных рейса в южные широты Атлантики, с перерывом между ними на стоянку в порту в пятнадцать суток. Практически я пробыл в море почти год. Мы хорошо заработали. И это также имело значение для моего решения пойти учиться в МВИМУ. Капитан Шаньков И.Т. пытался отговорить меня от этого. Мы очень хорошо с ним сработались. Он ссылался на то, что предстоящий рейс очень ответственный. При благоприятном его исходе нас ждут государственные награды. Эти ожидания оправдались. Капитан, уже будучи Героем СоцТруда, был награждён орденом «Октябрьской революции». Я с полным основанием мог претендовать на орден «Трудового красного знамени». Я этой возможностью не воспользовался и никогда не сожалел об этом, так как диплом инженера был наградой более весомой.

Тем не менее, я не без сожаления уходил с «Апатита», где работалось легко, команда была дружной, а машинная команда была кроме этого и грамотной.

Оказалось что я - старший механик оказался единственным со средним техническим образованием. И это также имело значение в принятом мной серьёзной решении. Предстояло учиться 3,5 года на обычную курсантскую стипендию. Не многие из моих однокашников решились на это. Поэтому я ещё в рейсе твёрдо решил использовать этот последний шанс. И два успешных последних рейса способствовали этому. К учёбе-то у меня было постоянное стремление. Но я не очень дружил с математикой и это тормозило с решением поступать в технический ВУЗ. Заочного обучения, при работе в море мне было не потянуть. Я понимал, что если мне удастся поступить в МВИМУ, с мечтой о высшем образовании придётся расстаться. Но при отсутствии времени на подготовку к экзаменам, они превращались в серьёзную проблему. Но мир не без добрых людей. И так вперёд.

1. Вступительные экзамены.

Они были похожи на вступительные экзамены в Мореходную школу, описанные мною ранее. Разница была лишь в том, что тогда перед экзаменатором предстал белобрысый деревенский мальчик, а теперь умудрённый опытом старший механик.

После шестимесячного рейса мы пришли в порт в июле. Какая уж тут подготовка к экзаменам. Всё было рассчитано на авантюру. Физику и литературу преодолел. К математике готовились основательно, чисто по части организационно-шпаргалочной. Экзамен по математике письменно проводился в актовом зале. Мне предстояло выбрать стратегически удобную позицию, ближе ко второй, неработающей двери, и передать вопросы через зазор между полом и дверью. Решение контрольных задач обеспечивала бригада во главе с мужем моей сестры, выпускником Макаровки. Доцент Ломакина, заметившая подозрительную возню, не увидела разницы между абитуриентом обыкновенным и стармехом и пересадила меня за передний стол, прямо себе под нос.

Ни о каких шпаргалках не могло быть и речи. Я задержался лишь по тому, что ко мне подошел легендарный Сукрухо, математик со средней мореходки. Он помнил меня ещё по ней и пытался как-то помочь.

Но передо мной лежал чистый лист, мне оставалось только подняться и покинуть зал.

«Умный в гору не пойдёт». Правда, умным в математике, мне себя проявить не удалось. Пришлось гору обходить. Мне в жизни везло на людей добрых, а Ломакина была одним из немногих. Это был человек, обиженный судьбой. К замечательным людям в моей судьбе относиться и Дымская Алла Павловна, ассистент, а затем преподаватель математики в Мореходке. Она поставила мне необходимую тройку, при единственном условии постараться во время учёбы. Я старался, как мог. Позже уже являясь сотрудником МВИМУ, я часто по общественной работе контактировал с этим замечательным человеком.

Пытался напомнить о её услуге и благодарить. Она же только улыбалась и утверждала, что не помнит такого незначительного факта. А ведь он определил мою дальнейшую судьбу.

2. Начало учёбы.

Учиться предстояло 3,5 года вместо 5,5, т.к. исключалась практика, военная подготовка и кое-что по непрофильным дисциплинам. Группа из 28 человек была весьма не однородной. К «аксакалам», курсантам моего возраста относились Поляков Д.К., Прокопенко Ф.С., Гайдай В.И., Прохожев В.И. Это были стармехи или вторые механики с хорошим практическим стажем. Для поступления на ускоренное отделение требовался трёхлетний практический стаж.

Из таких ребят и состоял основной состав группы. У них после средней мореходки ещё свежи были знания и учиться им было по сравнению с «аксакалами» легко. Была и промежуточная по возрасту часть курсантов.

Я был назначен старшиной группы. Признаюсь, я не сразу оценил важность этой должности. Особенно в группе ускоренников. Здесь основной составляющей была успеваемость. На это и должна быть направлена деятельность старшины. С дисциплиной у нас в отличие от основного потока, было нормально. По крайней мере, никто отчислен не был. Позже я понял и решал задачи старшины.

Начальником МВИМУ был наш старый знакомый, капитан 1 ранга Портнов Евгений Иванович. Сразу следует сказать, что ускоренники были у него на особом счету. Это, прежде всего, относится к производственникам старпомам, капитанам и старшим механикам.

Но основная-то масса ускоренников, были ребята, отработавшие в море необходимые три года и со сравнительно свежими знаниями в голове. Этим ребятам учёба давалась легко. Большинство были холостяками и жили в общежитии училища. Вечерами попивали пивко и не только.

«Аксакалам» же начало учёбы, первый курс давались нелегко. Кое-кто продолжал работать. Ситуация осложнялась тем, что преподаватели по общеобразовательным дисциплинам, особенно математике напрочь игнорировали наши заслуги и требовали с нас как с обычных курсантов. Особенно в этом смысле отличались ассистенты. В этой связи вспоминается капитан Миша Черевко, мой бывший сослуживец, человек высокомерный не по заслугам.

За первую двойку по математике он устроил разнос, ассистенту Смирновой, как будто она была боцманом на его судне. Позже за рюмкой водки он признавался мне, что после третьей двойки, он готов был ползти на четвереньках к Смирновой, опираясь на золотые капитанские нашивки. Со слабым знанием математики, трудно давались и такие традиционно сложные технические дисциплины, как Сопромат, Теоретическая и Техническая механика. Несмотря на указанные трудности, мы постепенно втягивались в учёбу и благополучно закончили первый курс.

Поступая с такими приключениями в МВИМУ, я стремился не только к формальному получению диплома, но и надеялся в серьёз пополнить свои теоретические знания. Практику я имел хорошую, проделав путь от моториста до старшего механика. Следует сказать, что в описываемый период, в МВИМУ были все условия для инженерного образования на высоком уровне.

3. О преподавателях

Профильную кафедру ДВС (Двигатели внутреннего сгорания) возглавлял Лев Андрианович Иванов, преподаватели Петров и Олейников и другие очень квалифицированные специалисты.

Квалифицированный преподаватель по котельным установкам и паровым машинам, Бубер Борис Ильич, интеллигентный и доброжелательный Борис Евгеньевич Черепанов, специалист по судовым вспомогательным механизмам. Его учебником по указанной дисциплине, я пользуюсь до сих пор.

Замечательный преподаватель и симпатичный человек Исай Лазаревич Бродский преподавал очень доступно совсем не лёгкие инженерные дисциплины «Теоретическая механика» и «Детали машин». Личность не ординарная. В отличие от Бубера в Израиль не уезжал. В Мурманске весьма уважаем. Правда жениться так и не успел. Межерицкий Анатолий Владимирович механик с большим практическим опытом. Ходил на газотурбоходах старшим механиком. С этим замечательным человеком и специалистом, нам «аксакалам» было не просто. Он считал нас коллегами, и уж ему надо было подать товар лицом.

Если тройка по математике ни капли не унижала наше достоинство, то Межерицкому я должен был выдать материал на пятёрку. Известной фигурой был преподаватель сопромата Баславский. Хорошо знал и давал предмет, был сух и с курсантами не якшался. Я на экзамене получил пятёрку по сопромату.

Совесть грызёт до сих пор. Помогла шпаргалка. Можно вспомнить и других достойных преподавателей. Дело в том, что в то время не было нынешнего изобилия кандидатов и докторов наук. В.Е. Ольховский на Судоводительском факультете, был единственным профессором. Остальные преподаватели были кандидатами наук (и то не все) и доцентами, но что ни в коей мере не умаляет их высокой профессиональной и преподавательской квалификации.

В общем, мне удалось основательно повысить и расширить теоретические знания, они хорошо ложились богатую практическую почву.

Единственно в чём я остался неудовлетворённым, так это знаниями по электротехнике, которые я очень рассчитывал пополнить. Сама кафедра была на высоте, но нам не повезло с преподавателем. Это был Журбин Геннадий Иванович. Сам окончивший с отличием институт, преподавателем был слабым.

Со второго семестра второго курса дела пошли легче. В основном пошли специальные дисциплины и практический опыт работал на нас.

Учиться стало не только легче, но и интереснее. Но удивительно, мне до сих пор снятся иногда экзамены по математике. И сценарий один, ребята, справившись с заданием, по одному выходят из аудитории, а я сижу с чистым листом. Просыпаюсь в холодном поту и с облегчением вздыхаю, что это был сон.

Читать следующую главу

О друзьях, о море, о себе


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.80.198.222

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD