Главная Прутков и его предшественники
Прутков и его предшественники Печать E-mail

Весной 1998 года в Мурманске проходили довыборы депутата в областную Думу. Одним из претендентов был Ю.Б.Прутков. Для руководителя тралфлота альтернативы не было - надо было побеждать. Тем более депутатом уже стал Г.В.Тишков, а дорогу между этими двумя руководителями давно перебежала черная кошка. Если не брать во внимание личные симпатии-антипатии, то предположить можно следующее: Тишков, меняя пост начальника тралфлота на севрыбовское кресло, был обижен на своего бывшего зама - Пруткова. Обижен за то, что последний не только не стал его единомышленником в деле объединения предприятий бассейна вокруг «Севрыбы», но и перед самым дележом госсобственности вдруг с подачи самого Тишкова оказался у столь большого и лакомого пирога, как тралфлот.

А Прутков, пройдя через горнило приватизации флота, считал, что именно он сделал самое главное для рыбного Мурмана дело - сохранил самый большой на Севере рыбодобывающий флот.

И как обычно бывает в жизни, на прежние обиды наслаивались новые, вызывая в свою очередь новый этап нестыковок и недоразумений в делах двух крупных руководителей. Это мы, простые люди, можем сходить в церковь и, помолившись, простить своим врагам все их прегрешения, вольные и невольные. А короли постоянно окружены свитой, которая, заботясь о своем благополучии, не допустит ослабления амбиций царственной особы.

Так вот, для продвижения гендиректора тралфлота в Думу был предпринят мощный пропагандистский штурм, в котором, естественно, участвовал и наш «Рыбный Мурман». Именно предвыборной компании мы обязаны появлению на страницах еженедельника одного из немногих очерков о Юрии Борисовиче Пруткове. Подготовила его Инна Петровна Березюк, найдя для публикации не только нужные слова, но и две фотографии: одну архивную худощавого с намечающимися залысинами симпатичного молодого человека лет тридцати, а вторую сегодняшнюю - сидящего на диване у большого глобуса и уверенно смотрящего в объектив улыбающегося и, видно по всему, преуспевающего руководителя.

- В середине рейса Н.К.Елфимов, капитан ППР «Перемышль», заболел. И старпом Юрий Прутков, всего четыре года назад закончивший высшую мореходку, возглавил экипаж. Мало того, что у 29-летнего судоводителя не было диплома капитана дальнего плавания, он и психологически не готовился к такой замене, - пишет наш корреспондент. - Известно, что зам - не сам, окончательное решение все равно принимает капитан. Но уж коли так случилось, надо работать. И капитан Прутков блестяще выдержал испытание: рейс закончился с весьма высокими результатами. Тогдашний начальник Мурманского тралового флота Ю.В.Манихин81 распорядился выдать досрочно черный с золотом диплом Юрию Пруткову и приказом по флоту ввел «закон»: отныне каждый старший помощник обязан в любой момент заменить капитана...

Уже с дипломом в кармане Прутков по заданию Минрыбхоза ушел на дальний юг, чтобы у острова Южная Георгия найти скопления нототении... Потом были рейсы в Луанду, где шла война... Тем временем в тралфлот стали поступать БАТы (большие автономные траулеры) - совершенно новое слово в рыбацком судостроении. На них назначали самых опытных, самых именитых капитанов. А среди них - 32-летний Юрий Прутков. Надо заметить, что многие этапы в его судьбе связаны с понятием «впервые»: необычное вступление в капитанскую должность, самый молодой капитан на качественно новом судне.

Впервые в истории тралового флота Прутков отправился в Тихий океан, чтобы потом армада судов сбежалась в новый промысловый район ЮВТО (юго-восточная часть Тихого океана).

роблемы организации промысла. Под его руководством - 130 судов! Со всего Советского Союза... Может, и были у начальника промрайона минуты отчаяния, безысходности. Только об этом никто не знал. Как всегда, Юрий Борисович был улыбчив с коллегами, чуток к чужой беде, тверд в своих требованиях.

После работы в Тихом океане Пруткова перебросили в Баренцево море опять же флагманом. Было уже полегче, сказывался опыт. И вдруг приказ из главка «Севрыба»: немедленно пересесть на судно, идущее в Мурманск, и явиться в райком партии. А там Юрию Борисовичу сообщили, что отныне он начальник Мурманского мореходного училища! Приказы не обсуждают. И Прутков впервые в жизни перешагнул порог мореходки. От такого «подарка» судьбы волосы дыбом и глаза в разные стороны. Несколько сотен пацанов, у которых на уме одно озорство... Прутков не просто «отбыл» почти восемь лет в высоком кресле начальника. Его неугомонная натура, умение держать дисциплину, талант общения с самыми разными людьми, незаурядный организаторский дар - весь этот великолепный набор качеств хорошего руководителя сослужил добрую службу и мореходке, и городу, и флотам.

Начальником тралового флота в 1992 году был Г.В.Тишков, когда в замы назначили Юрия Борисовича. Пробыв в этой должности полгода, он встал во главе флота. И тут грянула та самая жуть, которую правители страны величали приватизацией. В приказном порядке в сжатый срок следовало переиначить все - от перемены владельца собственности, которой ни у кого не было, до психологии, от смены экономической политики до маркетинга и менеджмента, хотя никто и слов-то таких не знал! Юрий Борисович начал с подбора команды, как когда-то подбирал экипаж. Нужны были самые грамотные и самые преданные флоту люди. Нужны были единомышленники...

Сегодня Прутков намеревается покорить еще одну высоту: не оставляя основной работы, стать депутатом областной Думы. Это человек дела. За некоторыми депутатами стоят партии, движения, а то и большие деньги. За Прутковым - восьмитысячный коллектив флота, ветераны, учителя и врачи, курсанты. Просто мурманчане. Это - их кандидат.*

Конечно же, в данной предвыборной публикации было сделано немало комплиментов кандидату в депутаты, которые мы сегодня опустим за ненадобностью. Но в целом очерк получился деловым и подобными материалами, считаю, могло бы гордиться любое региональное издание. В этом несомненная заслуга Инны Березюк, которая знавала многих сегодняшних флотоводцев еще безусыми штурманцами. Главное - она была не равнодушным наблюдателем, а всегда, сделав свой выбор, до последнего отстаивала интересы тех, кому поверила и доверила свое сердце...

Как я уже сказал, предвыборная компания велась с размахом. Даже профком тралфлота обратился к избирателям с такими словами:

- Никогда отношения профкома с руководством тралового флота, и Ю.Б.Прутковым в том числе, не были гладкими. Это и понятно: задачи профсоюза и работодателя не всегда совпадают. Но принцип социального партнерства ими соблюдается, и мы находим разумный компромисс. Это к тому, что наша поддержка Ю.Б.Пруткова независима и взвешена. Профком реально исходит из того, что Октябрьский округ, будучи традиционно «рыбным» и живущим в основном за счет флотов, должен иметь в Думе такого представителя рыбацкого цеха, который мог бы постоять за свою отрасль...*

Не остался в стороне от предвыборной борьбы и столь рядовой избиратель, как мэр Мурманска. К чести Олега Петровича Найденова, он нашел очень добрые и доходчивые для читателя слова:

- Это были 80-е годы. Я работал директором комбината «Стройконструкция», и Юрий Борисович, возглавлявший тогда среднюю мореходку, обратился ко мне с просьбой помочь курсантам. В моем представлении до этого момента руководители учебных заведений виделись этакими теоретиками, людьми, погруженными в науку. А увидел энергичного, смелого, напористого и очень доброго человека. Потом, когда в мореходном училище начал заниматься мой сын, то я услышал от него много прекрасных отзывов о Пруткове...

Это человек, который никогда не пойдет против своей совести, что бы ему ни предлагали, какой бы конфеткой ни манили. Я уж не говорю о ценности огромного практического опыта Юрия Борисовича. Не говорю о двух орденах, которых он удостоен. Прутков - член коллегии городской администрации. Мне нравится, как он на заседаниях коллегии четко выражает линию рыбопромышленников. Именно опыт генерального директора, умеющего находить решения в безвыходных ситуациях (а ведь ни в одном учебнике или справочнике не прочтешь), очень важен, - нам его позиция помогает принимать серьезные для города решения.*

Приведу еще один отзыв о Пруткове одного из давних внештатных авторов «Рыбного Мурмана», ветерана войны И. А. Курамшина:

- В один из воскресных дней 1994 года я в раздумье шел на вахту. На душе - какое-то гнетущее состояние. В чем причина? Может, после вчерашней пары кружек пива без всяких «прицепов»: денег третий месяц не получаем. Да, безденежье гнетет... Вдруг резко затормозил автомобиль, хлопнув дверцей, вышел Юрий Борисович Прутков. Пожали руки друг другу. Ясно - едет из диспетчерской, ходил по судам, проверял, как идут дела в выходной день. Пруткова я знал еще когда он ходил в море вторым штурманом, а потом оказались вместе на одном судне. Он без всяких вступлений с горечью заговорил:

- Разве думали, Игорь Александрович, что будет так?

Я понял, что он говорит о моей статье в газете «Что с тобой, тралфлот?», где речь шла о том, что моряки не могут получить заработанное. Он не обиделся на меня за статью, чувствовалось, что глубоко переживает свое бессилие противостоять столичным властям. Нет, не изменился Прутков, встав во главе крупнейшего в России флота: та же искренняя улыбка, та же прямолинейность в речах. Горячий, но отходчивый, участливый к судьбе моряка. Организаторский дар не часто кому дается...

В траловом флоте я проработал под руководством тринадцати начальников флота. И очень рад и горд, что довелось потрудиться и под началом Юрия Борисовича...*

Мне кажется, эта встреча, в пересказе ветерана, ярче других высвечивает личность флотоводца. Да и сам автор, который может столь легко и без утайки сказать о своем утреннем похмелье, не будет лукавить в угоду начальнику. Задумывая серию материалов к 80-летию Мурманского тралового флота, я попросил Курамшина записать свои воспоминания о руководителях тралфлота. Признаться, литературная правка тех материалов была большая, но Игорь Александрович добросовестно выполнил редакционное задание. Вот лишь небольшие отрывки о двух флотоводцах далеких 1950-х годов:

- Холодной осенью 1949 года я уже «вырос» до должности мастера добычи (помтралмейстера, как говорили тогда). Ходил на РТ-62 «Ворошилов». Помню, провожал нас в рейс заместитель начальника флота Всеволод Алексеевич Киреев82 . Он недавно покинул мостик траулера: с беспокойной, чисто морской должности капитана-флагмана ушел на еще более беспокойную работу в управлении тралового флота. «Идите не Гусиную банку, - так он начал разговор с экипажем, - рыбалка должна быть хорошей, а вы должны отлично сработать. Желаю удачи, успехов, быстрейшего возвращения и с полным грузом...».

В 1953 году В.А.Кирееву было рекомендовано стать начальником флота. Слова «рекомендация» и «приказ» в те годы были синонимами.

Надо, значит надо. Так было и в годы войны, когда тогда уже легендарный капитан Киреев на СКР-25 протаранил немецкую подводную лодку... Траловый флот знавал многих начальников, но мало кто из них стал действительно символом, живой легендой. Киреев понимал, что терпение - главная черта интеллигентного человека. А вторая - труд. Вместе они все перетрут. Добро порождает добро. Зло разрушает человека и творит хаос... Если всей душой веришь в успех своего дела, то откроешь в себе силы, о которых раньше и не знал. Если ты твердо убежден, что прав, зачем сдаваться? Только потому, что ты пока один и что тебе слишком трудно? Но в правом деле человек не останется один. И Киреев об этом знал, а потому спорил, доказывал: флоту нужны более современные траулеры... Благодаря его настойчивости в 1955 году в Мурманск пришел первый БМРТ.

При внешнем спокойствии и неторопливости Всеволод Алексеевич был крайне непоседлив и любознателен, у него был неугомонный характер. Прежде чем устраивать тому или иному капитану головомойку, до мелочей изучал проступок, а значит, был справедлив в своих действиях. Киреев обладал редким даром мыслить крупно, масштабно, вникать в суть вещей и явлений по государственному глубоко и основательно. А вообще-то это был человек удивительной души - добрый, щедрый, который всегда старался оставаться незаметным.*

- В.М.Маевский был страстным, принципиальным, честным и бескорыстным человеком, неутомимым борцом за судьбы и жизни рыбаков. Приняв дела начальника флота от Киреева, который ушел в главк «Севрыба», Маевский организует и воплощает в жизнь работу БМРТ по освоению Большой Ньюфаундлендской банки. Сам промысловик, он лично знаком со многими капитанами, как говорят рыбаки, знал каждую колдобину в Баренцевом море. Витольд Михайлович прошел не только суровую школу промысловика, но и школу войны. В январе 1942 года вражеская субмарина торпедировала РТ-69 «Енисей». Только ненастная погода позволила экипажу траулера под командованием В.М.Маевского на шлюпках уйти от преследования и догрести до Варзино...

Он не терпел людей беспринципных, колеблющихся, двурушных и если замечал в человеке хоть каплю этих качеств, то решительно рвал с ним всякие отношения. А потом с горечью признавался: «Всегда больно терять человека...». Маевский понимал, что самое большое зло - это кампанейское руководство флотом...

Надо сказать, что он многим помогал бескорыстно, от чистого сердца. Как-то к нему на прием пришел моряк - в промасленной телогрейке, мятый, обросший, и рассказал как на духу о своих бедах, о кампании гуляк, которые втянули его в свою «орбиту». Внимательно выслушав, Витольд Михайлович попросил одного из капитанов взять моряка в море. А через некоторое время, после рейса, тот моряк, долго прождав в приемной, вновь попал к начальнику флота. И Маевский не узнал в чисто выбритом и одетом с иголочки молодом человеке недавнего бедолагу.

Наверное, в то время, в конце 1950-х годов, не нужен был в руководителях ведущего флота человек хоть немного «инакомыслящий». И его тихо «ушли» в Москву руководить всей промысловой разведкой страны. Из жизни мы знаем, что порой повышение бывает хуже иного наказания...*

К рассказам ветерана хочу добавить малый штрих из воспоминаний моего отца, Георги Сергея Степановича, капитана Мурманского тралфлота 1950-1960-х годов. За несколько лет до выхода на пенсию случилось так, что траулер отца столкнулся в Кольском заливе с теплоходом Мурманского пароходства. Обошлось без жертв, но был суд, и отца отстранили от работы. На нервной почве у него развился диабет, в море уже дорога была заказана. Последние годы он проработал на берегу в сменных экипажах, старпомом. А в конце 1974 года написал рапорт на имя начальника флота, в котором просил восстановить его в должности капитана и обязался на следующий же день после этого выйти на пенсию. Так все и случилось. На пенсию отец вышел капитаном, что не давало никаких материальных льгот, но было очень важно для него, отдавшего большую часть жизни морю и траловому флоту. Казалось бы, мелочь. Но, во-первых, этот факт говорит о том, что руководитель флота (в данном случае В.В.Ревнивцев) ради конкретного человека мог пойти на незначительный служебный «подвох», а во-вторых, моряки гордились и своей профессией, и должностью.

Так каким же стал Мурманский траловый флот к весне 2000 года, отмечая свое 80-летие? В списочном составе - 59 судов: 39 из них в головном предприятии, шесть - в «МТФ-1», семь - в «МТФ-2», четыре - в «МТФ-3» и три в губернском флоте. Список этот пополнялся судами, взятыми на условиях долгосрочной аренды с правом выкупа. Практически все корабли были восстановлены, лишь единицам предстоял ремонт «под класс». Промысловой квотой, несмотря на ее дефицит, флот был обеспечен. Впрочем, правильнее будет сказать не «флот», а консорциум «Мурманский траловый флот», на предприятиях которого работали 6400 человек, из них плавсостава - 5800.

Возглавлял консорциум Ю.Б.Прутков, который победил-таки на выборах и стал депутатом Мурманской областной Думы. О том, что стало с флотом после, рассказывали и рассказывают другие журналисты и литераторы других газет и изданий. А для меня, как автора данного повествования о РЫБНОМ МУРМАНЕ в кавычках и без, временные рамки ограничены прошедшим, двадцатым веком.

81 - МАНИХИН Юрий Васильевич, капитан дальнего плавания. Родился в 1937 году в Оренбурге, русский. Окончил Гурьевскую мореходную школу (1954) и Мурманское высшее инженерное морское училище (1969). Работал помощником капитана на учебном судне, заместителем секретаря комитета ВЛКСМ тралового флота, помощником капитана на промысловых судах, с 1963 года - капитан-директор на судах типа БМРТ, ПСТ. В 1070-1975 годах на партийной работе. С ноября 1975 года начальник Мурманского тралфлота. С 1980 года зав. кафедрой морского дела и промрыболовства МВИМУ, с 1983 года зам. гендиректора по флоту Арктикморнефтегазразведки, с 1985 года зав. кафедрой Мурманского технического университета.

· Четвертая высота, «РМ» от 24 апреля 1998 года.

· Дорогие избиратели! «РМ» от 17 апреля 1998 года.

· Юрий Прутков жизнь учил не по учебникам, «РМ» от 10 апреля 1998 года.

· Побольше бы таких в Думе, «РМ» от 17 апреля 1998 года.

82 - КИРЕЕВ Всеволод Алексеевич (1903 - 1990), капитан Мурманского тралового флота. В 1936 - 1941 годах штурман на промысловых судах. В 1941 - 1945 годах командир сторожевого корабля «Бриг» (СКР-25) Северного флота. Таранил сторожевиком и повредил немецкую подводную лодку. После демобилизации вернулся в тралфлот: в 1946 - 1948 годах капитан-флагман, с 1948 года заместитель, с 1953 - начальник флота, затем главка «Севрыба». Умер и похоронен в Севастополе.

· Всеволод Киреев, «РМ» от 4 февраля 2000 года.

· Витольд Маевский, «РМ» от 3 марта 2000 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000) Том второй 


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

3.238.107.166

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .