Наши партнеры

АНО ДПО «Полярный институт повышения квалификации»

 

Главная В годы испытаний 3
В годы испытаний 3 Печать E-mail

Война застала Павла Овчинникова в Ленинграде, где он теперь работал. Здесь жила его семья - жена и ребенок. В июле Овчинников получил задание лететь в Петрозаводск, а оттуда в Мурманск: надо срочно доставить сводки и приказы командующего фронтом.

До Петрозаводска Павел добрался без особых происшествий, если не считать встречи с четверкой «мессершмиттов». К счастью, те прошли стороной и не заметили его машины.

А 16 июля он вылетел на Мурманск. Внизу проплывали, кажется, с детства знакомые места. Сколько часов провел он в этом небе? Сколько километров исколесил?

Хибины. Имандра. А вот и Тик-губа. Его первый гидроаэродром. Первые, самые запоминающиеся годы летной жизни.

Павел сделал над Тик-Губой «круг приветствия» и лег курсом на Мурманск.

На следующий день с фельдъегерем штаба Северного флота Лоскутовым Овчинников вылетел в Ленинград.

Утро выдалось солнечное, ясное.

В небе уже несколько раз появлялись немецкие самолеты, поэтому Павел был осторожен: старался идти между сопками и озерами, прижимаясь ближе к земле.

Вдруг в нескольких метрах от мотора сверкнули два красных пунктира. Павел не успел обернуться (взглянуть, кто обстрелял его), как над самой головой пронесся серый «мессершмитт». Сделал крутую горку и, набирая высоту, стал готовиться к новой атаке.

Павел бросил машину в расщелье сопок и, заложив крутой вираж, полетел к озеру, надеясь укрыться в долине. Но хватит ли у самолета скорости, чтобы описать нужную дугу? Если сейчас «мессер» снова зайдет в хвост, он уже ничего не успеет.

Чтобы «срезать» расстояние, Павел повел самолет на вершину. Он резко взял ручку на себя. Взревел мотор, и машина, теряя скорость, провалилась между сопками.

Разгадав замысел нашего пилота, немец решил перекрыть ему путь - встретить со стороны озера.

Это была смертельная атака...

Шли дни. Ни Овчинников, ни Лоскутов так и не вернулись в Ленинград. В штабе флота и в штабе ВВС 14-й армии это известие вызвало особые волнения. Ведь у пропавших людей находились секретные документы.

По примерному маршруту полета направили специальный самолет, но он не обнаружил никаких следов.

Тогда поиски поручили 235-му отряду, тому самому, в котором когда-то работал Овчинников. С этой целью в штаб ВВС 14-й армии командировали Анну Амосову.

Тяжело было девушке выполнять такое задание. Только недавно похоронила она Дусю Лобко, свою лучшую подругу, а теперь вот надо разыскивать еще один погибший экипаж. И чей? Павла Овчинникова - первого заполярного летчика, про которого она слышала столько, что казалось - давно и хорошо знала его.

В штабе ВВС Амосовой посоветовали:

- Вам надо сначала съездить в Шонгуй, поговорить с жителями. Если там ничего не узнаете, порасспросите людей в Магнетитах. Если удастся отыскать самолет, похороните экипаж, а все документы доставьте нам. В случае необходимости телеграфируйте - поможем...

В маленьком станционном поселке Шонгуй, приютившемся над порожистой Колой, про самолет ничего не знали. Анна поехала в Магнетиты.

Разъезд - несколько домиков. Анна стучалась в каждый, допытываясь, не видел ли кто пролетавший здесь самолет. Наконец кто-то вспомнил, что видел, как в районе вон той сопки (она хорошо просматривается с разъезда) над маленьким самолетом, стреляя, кружил фашистский истребитель.

- Нам очень быстро удалось найти самолет, - докладывала потом Амосова. - Он лежал почти на самой вершине. Разбитый, но не сгоревший.

Мотор отвалился вместе с передней кабиной. Овчинников находился на сиденье. У него было несколько ранений в голову и в плечо. У Лоскутова (он сидел во второй кабине) оказался почему-то раскрытым парашют. По-видимому, оба погибли сразу - Павел от пуль, еще в воздухе, а фельдъегерь от удара о землю. Мы извлекли их из обломков и решили похоронить тут же, на месте. Солдаты стали рыть под уступом сопки могилу. Но им удалось снять только покров. Дальше шел сплошной гранит. Мы обернули тела погибших парашютом, прикрыли дерном и заложили сверху камнями. Еще несколько минут мы молча стояли над свежей могилой. Было больно на душе, хотелось плакать, но слезы не текли...

Вернувшись в Кировск, Аня написала жене Овчинникова длинное письмо, в котором сообщала, где похоронен Павел. В этот же конверт вложила официальную справку о гибели Овчинникова:

СПРАВКА Дана настоящая штабом ВВС 14-й армии в том, что самолет «ПР-5», опознавательный знак СССР - Л-2178, заводской № 124 сМ-17-Ф № 6096, пилотируемый пилотом Овчинниковым Пантелеем Карповичем, имевшим на борту своего самолета пассажира - фельдъегеря штаба Северного флота Лоскутова Александра Леонтьевича, 17 июля 1941 г. в 10.05 вылетел с аэродрома Мурманск в обратный курс на Ленинград. Примерно в 10.10 самолет «ПР-5» был атакован истребителем противника «МЕ-109» и сбит в районе 10,3 разъезда Магнетиты Кировской ж. д. против 1407 км ж. д. от Ленинграда.

Погибший экипаж т. Овчинникова был найден 13.08.41 г. пилотом 1-го авиаотряда ОСАГ Амосовой Анной Николаевной. Самолет «ПР-5» разбит, пилот Овчинников П. К. и пассажир Лоскутов А. Л. убиты, трупы погибших 14.08.41 г. похоронены на месте падения самолета.

Справка составлена с документов, изъятых пилотом т. Амосовой А. Н. с борта самолета на месте гибели.

Начальник отдела кадров ВВС 14-й армии капитан Мурашов. Пилот 1-го авиаотряда ОСАГ Амосова.

Потому что мы пилоты...


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.156.92.243

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD