Аренда офисов в Мурманске

 

Главная топливные страдания
топливные страдания Печать E-mail

Как видим, журналист «Рыбного Мурмана» пошел значительно дальше своих коллег из других газет, не стал обсасывать тот или иной случай, а попытался понять причину, тенденцию общего процесса, чтобы можно было спрогнозировать дальнейшее развитие событий. А для того, чтобы обезопасить и себя, и СП «Мурман-Ойл» от новых поверхностных публикаций в других изданиях, редакция решила в каждом номере еженедельника на странице новостей «От пятницы до пятницы» помещать информацию о текущем положении дел на флотской нефтебазе.

- За прошедшую неделю через нефтебазу СП «Мурман-Ойл» забункерованы 62 промысловых и транспортных судна, выдано 9945 тонн дизельного топлива и 1923 тонны флотского мазута, - сообщает «Рыбный Мурман» 12 марта. - В связи с тем, что задолженность флотов Северного бассейна по топливу возросла и составляет 62 тысячи тонн, сегодня емкости нефтебазы почти пусты. А это чревато серьезными последствиями, но не по вине СП «Мурман-Ойл».•

- Несмотря на большую задолженность флотов Северного бассейна по оплате услуг и взятого ранее топлива, - сообщает «Рыбный Мурман» 2 апреля, - за прошедшую неделю на нефтебазе СП «Мурман-Ойл» забункерованы 69 судов. Всего выдано 14328 тонн дизтоплива и 5180 тонн мазута флотского. Кредит на 30 тысяч тонн выдан «Севрыбхолодфлоту», возросла задолженность «Севрыбпромразведки» и Архангельского тралового флота. Сейчас основные флоты бассейна пытаются самостоятельно выходить на заводы-изготовители и получать дизтопливо в обмен на рыбопродукцию.•

В начале осени назрела необходимость вновь более пристально посмотреть на положение дел на нефтебазе, встретиться с ее генеральным директором А.И.Копытовым. К нему в кабинет я пришел рано утром, в 7.30 по Москве. Копытов уже «сидел» на телефоне, который звонил через каждые 2-3 минуты. Так в промежутках между звонками мы и беседовали. А вопросы-ответы, звучащие по громкой связи, стали необходимым фоном для нашей беседы.

- Так сколько топлива на сегодняшний день у нас осталось? - спрашивает гендиректор у диспетчера.

- Примерно 1400 тонн дизельного.

- А почему вчера тралфлоту не лили?

- Потому что портофлот не успел: вчера полдня туман был.

- А подход железнодорожного состава когда ожидается?

- По непроверенным данным, под Лоухами на дороге авария. Будем уточнять...

- Андрей Иванович, - спрашиваю я Копытова, - 1400 тонн - это много или мало?

- Это почти ничего. Нефтебаза пуста.

- А почему регулярного подхода нефтепродуктов нет? В этом ваша вина?

- Я бы так не сказал. Есть два варианта пополнения запасов. Первый: флоты делают нам предоплату, а мы связываемся с заводом-производителем и через свои каналы закупаем топливо по приемлемым ценам. Второй вариант: флоты напрямую выходят на продавца.

Разница в том, что мы лучше знаем рынок, знаем, насколько тот или иной продавец серьезен. «Севрыбхолодфлот» год назад перечислил какой-то фирме в Ярославле 350 миллионов рублей, а в результате до сих пор ни топлива, ни денег. Хотя флоты, имея рыбу, могут заключать и бартерные сделки. Как, например, Мурманский траловый... У многих флотов огромные задолженности как по оплате дизтоплива, так и наших услуг. Все свободные деньги идут на пополнение запасов, а мы ведь плюс к тому ведем реконструкцию нефтебазы.

Я на свой страх и риск, памятуя об интересах бассейна в целом, распоряжаюсь имеющимся резервом. Резерв этот в основном от коммерческих структур - они деньги считать умеют, знают, что простой смерти подобен. Вот за счет этого так называемого «малого бизнеса» и кредитуем большие флоты. Всего же мы обслуживаем свыше ста флотов и различных компаний.
Звонок из Архангельского рыбакколхозсоюза:

- Почему нам дали 400 тонн, хотя в заявке 600?

- Подождите. Сегодня должен подойти состав с топливом. Под Лоухами была авария...

- Но ведь у нас на базе числится свое топливо!

- Но раньше его не было, а мы вам отпускали в долг...

- Мне было бы легче всего выполнять чисто диспетчерские функции, руководствуясь сводками, - продолжает рассказ А.И.Копытов. - Есть у тралфлота топливо - получи в полном объеме. А у рыбного порта нет - остановим порт? Но ведь тогда встанет на прикол портофлот, и суда того же тралфлота все равно не выйдут на промысел...

Звонок из «Севрыбхолодфлота»:

- Нам надо позарез 500 тонн. Предоплата сделана, топливо в пути, забункеруйте сегодня....

Звонок из Беломорска:

- Почему обижаете карелов? Вчера мы оплатили все счета, выставленные «Мурман-Ойлом»...

Голос диспетчера по селекторной связи:

- Аварию под Лоухами уже ликвидировали. Десять вагонов сошли с рельсов. В наш адрес идет только флотский мазут...

- Вся двусмысленность моего сегодняшнего положения в том, что если раньше при централизованных поставках топлива все хлебали из одной кормушки и при этом роль руководителя базы в распределении нефтепродуктов хоть как-то была оправдана, то сейчас я имею полное право, да и должен, прекратить этот дележ, перестать латать тришкин кафтан, - убеждает не столько меня, сколько себя директор нефтебазы. - Тем флотам и коммерческим структурам, которые позаботились о себе заранее и, купив топливо, хранят его у нас на базе, я должен выдать их собственность по первому требованию. Но, повторюсь, есть и оборотная сторона одной медали. Это интересы бассейна.

Какая-то, будем говорить, социальная защищенность пока менее приспособленных к рынку больших флотов. Их надо поддерживать.

- А Вы, Андрей Иванович, не боитесь брать на себя эти, в общем-то, противозаконные функции, становясь этаким благодетелем для нерадивых хозяйственников? - спрашиваю я Копытова.

- Я в первую очередь стараюсь вникнуть в их проблемы. Возьмем «Севрыбпромразведку». Не так давно руководители этого флота пришли ко мне, показали договоры, заключенные с нефтеперерабатывающими заводами на поставку топлива. И я дал команду в долг заправить их суда.

А топливо не поступило. Почему? Или промразведка блефанула, или ее действительно надули... На последнем промчасе я напрямую спросил у флотоводцев: «Ребята, а не дурак ли я?». Ведь «Мурман-Ойлу», собственно, никакой выгоды от всего этого перераспределения топлива между должниками нет. И зачем мне все эти ваши заморочки? Руководители флотов глубокомысленно промолчали...

Звонок из «Севрыбхолодфлота», после которого Копытов вслух рассуждает: «Десять тысяч тонн дизтоплива им уже выдано в долг. Просят еще. Что делать?».

- Так какую же сумму в целом флоты задолжали на сегодняшний день нефтебазе?

- Примерно 8 миллиардов рублей.

- И с невостребованными счетами на эту сумму вы подходите к первой годовщине своего предприятия?

- Да, 1 октября будет год нашей самостоятельной работы. Несмотря ни на что мы сумели доказать, что нефтебаза как была, так и осталась рыбацкой. Административного прессинга нынче практически нет. Своими действиями мы напрочь отмели опасения, что, мол, став коммерческой структурой, нефтебаза, вернее, «Мурман-Ойл», проигнорирует интересы рыбаков. Как раз наоборот: мы пытаемся соблюсти интересы не только каждого отдельного флота, а в целом бассейна. Вместе с флотоводцами ищем пути совместного выхода из сложных ситуаций. Например, некоторые фирмы, которым мы оказываем услуги, не прочь взять в долгосрочную аренду суда флотов-должников. В аренду под кредитование для закупки необходимого для флота количества топлива. Таким образом «Севрыбхолодфлот» в сентябре сумел в два раза сократить свою задолженность.

- А как идет реконструкция нефтебазы? Ведь создание «Мурман-Ойла», как я понимаю, диктовалось именно возможностью полностью обновить базу...

- ...и выполнить огромный комплекс работ, - на лету подхватывает мои слова Копытов. - Это замена всех трубопроводов и насосов, полный капитальный ремонт сливной эстакады. То есть надо, не прекращая основной работы, построить рядом альтернативную нефтебазу. Сегодня спрос на наши услуги превышает наши возможности как минимум в три раза. Основная же направленность реконструкции - экологическая, когда будет предусмотрена тройная степень защиты от возможных разливов нефтепродуктов. А на сегодняшний день у нас нет даже автоматической системы пожаротушения. Реконструкция уже идет. Ежемесячно мы готовы осваивать до двухсот миллионов рублей. Все упирается в деньги, вернее, в их нехватку, еще вернее - в неплатежеспособность некоторых флотов.*

Не знаю как у тебя, уважаемый читатель, но у меня после разговора с Андреем Ивановичем Копытовым осталось много вопросов, которые сразу-то не сформулируешь. С одной стороны - интересы бассейна, реконструкция и модернизация нефтебазы, с другой - незаконное распоряжение чужой собственностью, весьма запутанные взаимоотношения с должниками. Ясно одно - человек ходил буквально по лезвию ножа. Попытки уладить проблемы как-то по-человечески, по справедливости казались наивными. С нашими флотоводцами ухо надо было держать востро. Иначе...

Ближе к концу года «Рыбный Мурман», озабоченный большим количеством судов, стоящих в порту в ожидании топлива, задал генеральному директору «Мурман-Ойла» прямой вопрос: «Поступление топлива на нефтебазу - это проблема флотов или ваша?». На что Копытов ответил:
- По заключенным договорам наша фирма должна была обеспечивать флоты топливом. Они должны были произвести предоплату, а мы найти «дешевого» поставщика. На первом этапе у нас были средства, закупили топливо, отдали флотам в долг, а те через полгода вернули деньги. За это время цена топлива выросла в десять раз, и наши оборотные средства оказались съеденными. Поэтому теперь я нахожу поставщика, свожу его с флотами, те закупают... Да, пока нефтебаза пуста, потому что мы, перераспределяя топливо, в свое время отдали в долг...•

Флотоводцев эти объяснения уже не интересовали. Заместитель генерального директора АО «Мурманрыбпром» А.А.Шевалдин рассказывал нашему корреспонденту:

- У нас долга нет. Остаток нашего топлива на нефтебазе 4480 тонн. Однако нам постоянно говорят, что топлива нет в наличии. Но это не мешает «Мурман-Ойлу» брать с нас деньги за хранение топлива. И это в то время, когда наши запасы отданы другим флотам... Стоят в ожидании топлива несколько наших судов, полностью экипированные всем необходимым. Каждые сутки только один из этих траулеров уносит из «Мурманрыбпрома» около 2,5 миллиона рублей (с учетом упущенной выгоды). То есть наше топливо кому-то отдано, наши суда стоят, принося многомиллионные убытки, да еще и за услуги плати... Никаких рычагов воздействия на флотскую нефтебазу у нас нет.•

Впрочем, вскоре «рычаги» такие нашлись. Какие? О том мы расскажем в свое время.

• В должниках «Севрыбхолодфлот», «РМ» от 12 марта 1993 года.

• «Мурман-Ойл» дает кредит, «РМ» от 2 апреля 1993 года.

• Топливные страдания, «РМ» от 17 сентября 1993 года.

• Убытки - миллионные, виновных - нет, «РМ» от 29 октября 1993 года.

• «Мурманрыбпром»: у нас нет долга. «РМ» от 5 ноября 1993 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000)


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.224.43.96

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD