Главная «Конвертируемая… треска»
«Конвертируемая… треска» Печать E-mail

Образовался новый - частный флот, контролировать который почти невозможно


Первые подводные камни на пути выпущенного из новостроя корабля малого рыбного бизнеса встретились не в море, а на берегу. Весной 1993 года в «Российской газете», известной своими крайне реакционными публикациями, появилась статья «Конвертируемая... треска». По сути дела это была литературно обработанная справка, спущенная руководством мурманских чекистов и милиционеров «в центр». Справка, в которой на примере предприятий Северного бассейна якобы раскрывались причины катастрофической ситуации в российском рыбном промысле. В частности, в публикации говорилось:

- В акватории Баренцева и Норвежского морей появилось огромное количество МП и СП, которые занялись рыболовством. Образовался новый - частный флот, контролировать который почти невозможно. Свой улов они целиком отправляют на Запад. Чтобы получить квоту на вылов, мелкие предприятия идут на любые махинации... Производственно-хозяйственная фирма «Смена» заявила, что купила три судна у прибалтийских государств и приписала их к Мурманскому порту. На деле выяснилось, что суда не куплены, а арендованы. Коммерческая фирма «Мелаб» ухитрилась получить квоту, завышенную вдвое, половина заявленных судов оказалась собственностью Украины. Коммерческая структура «Северная корона» обеспечила себе в прошлом году квоту под суда, которых и в помине не было. Чтобы привести хоть в какой-то порядок деятельность мелких структур, создали ассоциацию совместных предприятий, но в нее вошла лишь треть различных СП и МП. Остальные орудуют бесконтрольно... Ни государство, ни мы с вами не имеем от частного флота ровным счетом ничего.

В результате совместных усилий государственного и частного флотов любым способом зарабатывать валюту цены на рыбопродукцию, в частности на треску, снизились в странах ЕЭС в 2-2,5 раза, отчего страдают и зарубежные промысловики. В прошлом году, например, сверх квоты было выловлено более 40 тысяч тонн трески. Эта цифра была названа в письме Александру Руцкому143 , подписанном начальниками УВД и УМБ по Мурманской области. Правда, «Мурманрыбвод» и «Росрыбвод», которые как раз призваны контролировать промысел, не согласны с такой цифрой. К письму, адресованному Руцкому, приложена схема, из которой видно, как «накручиваются» цены в процессе продвижения продукции к прилавку. Цифры меняются каждый день, но принцип остается прежний. Мурманский траловый флот продал фирме «Севрыбсбыт» 185 тонн свежемороженой мойвы по 10 рублей за килограмм. Фирма должна была отгрузить товар в Нижний Новгород, но перед этим оформила его через МП «Фиш», которое перепродало мойву СП «Колимп», получив при этом прибыль более 200 тысяч рублей. Объединение «Нижегородрыба», надо полагать, тоже без «навара» не осталось. Еще один пример. Петрозаводский рыбоконсервный комбинат продал 282 тысячи банок сельди в масле фирме «Севрыбсбыт», которая могла отгрузить их сразу в Тверь, минуя коммерческие структуры. Но снова «прокрутила» консервы через МП «Фиш» и частное предприятие «Сокол». В результате товар вздорожал в десять раз. И так - бесконечно...*

«Рыбный Мурман» перепечатал данную статью, но сопроводил ее расширенными комментариями предпринимателей, чьи фирмы упоминались в публикации. Так, президент и вице-президент корпорации «Северная корона» Александр Кухтин и Юрий Задворный сообщили читателям, что их корпорация зарегистрирована лишь в конце 1992 года, так что фирма принимала участие в распределении квот лишь на текущий год. Имея три собственных корабля, «Северная корона» направила их на облов креветки в российской зоне, где данный объект промысла не квотируется. На вопрос, почему же одним росчерком пера марается честь фирмы, руководители ответили так:

Кухтин: - Мы знаем, что у определенного круга лиц, в той же «Севрыбе», отношение к малому бизнесу негативное. И при распределении квот на нынешний год это отношение было ярко выражено: три-четыре месяца наш Союз рыбопромышленников Севера был в подвешенном состоянии. В результате квотами коммерческие структуры явно обделены. Прежних государственных флотов сегодня нет - все они стали приватизироваться. И надо, чтобы, независимо от форм собственности, все получали квоту под свои промысловые суда, содержать которые при росте цен на топливо и снабжение очень сложно.

Задворный: - Вот конкретный пример. «Мурманрыбпрому» выделили в этом году большую квоту, но осваивать ему столь солидный «кусок» от трескового «пирога» не под силу. И хотя официально этот флот никаких объявлений не делал, но, по нашим сведениям, он желает взять любое количество промысловых судов в аренду. А всем коммерческим структурам запрещают работать на треске арендными судами.

Но вспомним, что сейчас уже госфлота нет, - есть АО «Мурманрыбпром». Вторая проблема: очень много судов в «Мурманрыбпроме», в траловом флоте стоят на отстое. Однако ж они учитываются при распределении квоты, хотя уже никогда не выйдут на промысел под вымпелом своего флота. Еще одни вопрос хотелось бы затронуть. Почему вдруг столько копей упирается и ломается об эту треску? До последнего времени на самом высоком уровне говорилось: вот наступит голод. И я, например, не вижу криминала в том, чтобы поставить за рубеж рыбопродукцию, а завести в Россию продукты питания, которые можно купить подешевле.

Кухтин: - Что характерно: из всех имеющихся сегодня сырьевых запасов треска - это единственная рыба, которая не подходит под конвертацию. Вся остальная рыба как в России, так и на Западе имеет мировые цены. Поэтому сейчас коммерческие структуры начинают переориентацию на ввоз скумбрии, сельди, путассу, мойвы в Россию. Это выгодно. И мы уже взяли в аренду крупные корабли Калининграда, которые будут принимать сырье от норвежских, английских и шотландских рыбаков и поставлять его к нам в страну. Это, я думаю, наиболее выгодный вклад капитала.

Задворный: - Возьмем проблему прибрежного рыболовства. Затраты на него колоссальные. Плюс сезонность. А какова отдача? Если ориентироваться лишь на поставки на внутренний рынок без дальнейшей переработки и экспорта, то никто прибрежным ловом заниматься не будет. Многие государства для привлечения валюты поощряют поставки рыбопродукции на экспорт. А у нас - препоны. С маслом «Атланта» до смешного доходит: наш рыбий жир поставляем, его норги· перерабатывают, затем мы его вновь завозим сюда для производства конечной продукции, то есть «Атланты», платя при этом таможенную пошлину за ввоз якобы экспортной продукции. А продукция-то произведена из нашего сырья.

На прилавках мурманских магазинов сейчас треска есть, хотя и по высокой цене. И от того, что ее будет больше, цена на треску в любом случае не упадет. Но тогда флоты встанут, оказавшись в прогаре. Треска - это единственное, что позволяет сейчас жить и выжить рыбакам.*

Как видим, разговор с руководителями корпорации «Северная корона» вышел далеко за рамки обсуждаемой статьи. Потому что оправдываться рыбакам было не в чем. Не стал тратить лишние слова и директор Мурманского филиала ТОО «Мелаб» Юлий Гитерман (да-да, тот самый Гитерман, который был председателем Мурманского рыбакколхозсоюза). Он лишь представил в редакцию три документа и предложил каждому, кто ознакомится с ними, попробовать получить квоту и внести не меньший вклад в развитие Мурманска. Первый документ - это письмо за подписью заместителя мэра Санкт-Петербурга Д.В.Сергеева в адрес премьер-министра страны В.С.Черномырдина, в котором главе правительства сообщается, что колхозно-фермерское хозяйство (КФХ) «Мелаб» в течение ряда лет осуществляет собственными судами лов рыбы и креветки в Баренцевом море в целях последующего прямого товарообмена морепродукции на сухие корма для звероводства и животноводства, а также продукты питания для населения. Только за последние полтора года КФХ «Мелаб» поставило в Санкт-Петербург и Мурманск около 2500 тонн продовольствия, а фермам - более 1500 тонн сухих кормов и 10 тысяч тонн кормовой мороженой рыбы. В настоящее время на балансе хозяйства состоят 10 современных промысловых судов, оснащенных новейшей поисковой и навигационной аппаратурой, и транспортный рефрижератор... А далее зам. мэра просил у премьер-министра содействия в получении квоты на промысел в Баренцевом море, так как Комитет РФ по рыболовству отказал «Мелабу», очевидно, из-за питерской «прописки» этого хозяйства.

Вторым документом было также письмо в адрес Черномырдина, но уже за подписью В.Ф.Корельского, в котором председатель Комитета по рыболовству сообщал, что заявка КФХ «Мелаб» рассмотрена на заседании Северного научно-промыслового совета и с учетом состояния запасов и научно обоснованного общего допустимого улова совет рекомендовал выделить этому хозяйству квоту на добычу 2650 тонн трески...

Третьим документом была справка о вкладе фирмы «Мелаб» в развитие Мурманска. В 1992 году этим хозяйством было закуплено медицинского оборудования на 25 тысяч долларов, оказана помощь народному образованию на 700 тысяч рублей, медицине - на 300 тысяч, завезено продуктов около 500 тонн, продано рыбы - 317 тонн, создано 600 новых рабочих мест с хорошей оплатой труда, передано по льготным ценам мореходному училищу и медсанчасти «Севрыба» 13,6 тонны рыбы...*

Кто там у нас еще на очереди из обиженных «Российской газетой»? Ах да, АО «Севрыбсбыт», о махинациях которого было доложено вице-президенту России. Здесь «в бой» пошла Виктория Сыроквашина, начальник отдела реализации. В который раз она вновь и вновь повторяет многочисленным проверяющим, что с 1992 года флотам предоставлено право самим определять объемы производства, порядок и условия сбыта продукции. Таким образом, сбыт рыбопродукции ныне осуществляется без каких-либо планов, фондов, прикреплений и т.д. Потому-то уже полтора года «Севрыбсбыт» выполняет функции посреднической организации по оказанию услуг по реализации рыботоваров. В этих условиях большая часть продукции реализуется по договорам, которые заключены непосредственно между флотами и покупателями.

Следовательно, «Севрыбсбыт» ни коим образом не формирует цены. Эти цены ежемесячно корректирует флот, а сбытовики лишь извещают о них своих постоянных покупателей.

- Остановимся на факте отгрузки мойвы в Нижний Новгород через посреднические структуры, - пишет в газете В.Сыроквашина. - Сейчас основным условием при купле-продаже является наличие денег у покупателя. А так как рыбная промышленность никаким образом не дотируется и не кредитуется на льготных условиях, то покупает рыбу тот, кто платит. В данном случае если бы МП «Фиш», имея достаточное количество денег, захотело бы приобрести у «Севрыбсбыта» по существующим на тот момент ценам рыбопродукцию и купило бы ее - в этом нет никакого криминала. Цену в 10 рублей за килограмм мойвы установил тралфлот. Цена определяется спросом. Если есть проблемы со сбытом, изготовитель зачастую снижает цены. И здесь как раз идет речь о реализации товара, который спросом никогда не пользовался. Более того, в этом году в порту также простаивали транспорты с мороженой мойвой, и мы готовы были ее продать любой коммерческой структуре на основе стопроцентной предоплаты. А вот кому эта фирма продает потом купленную рыбопродукцию, по какой цене, на каких условиях, я считаю, что эти вопросы надо задавать не «Севрыбсбыту». Сама фраза, что мы якобы «должны были отгрузить товар в Нижний Новгород», - это утверждение звучит нелепо.

Теперь о втором приведенном в статье примере, связанном с перепродажей консервов. Я, честно сказать, просто обескуражена подобной выдумкой, поскольку практики закупки «Севрыбсбытом» большой партии консервов у Петрозаводского завода нет... И что значит «прокрутить консервы через коммерческие структуры»? «Севрыбсбыт» ограничен в размере наценки на товар. Мы несем убытки, если будем долго хранить рыбопродукцию. Так что купить подешевле, придержать, а потом продать в десять раз дороже - это нереально...

И далее начальница отдела реализации «Севрыбсбыта» высказала свое мнение о включении малых коммерческих предприятий в реализацию рыбопродукции. Почему-то все контролирующие организации и ведомства подходят к этой проблеме с заранее негативной оценкой.

Почему? В конечно итоге и «Севрыбсбыт», и МП работают на покупателя. И заинтересованы в быстром обороте товара, иначе денег не получишь. И сбытовики, и флоты, и рыбозаводы фактически работают в кредит. Ни одни магазин не сделает предоплаты, а лишь возьмет рыбу на реализацию. А что значит работать в кредит, учитывая высокие процентные банковские ставки? Это ведет за собой новые наценки на рыбопродукцию, наценки, чтобы покрыть расходы. При работе в таких условиях именно малые коммерческие структуры приходят на помощь, делая предоплату.*

- Со многими выводами и положениями статьи «Конвертируемая... треска» трудно не согласиться. Действительно, положение дел сегодня в рыбной отрасли очень сложное. Это прежде всего безудержный рост цен на топливо и промвооружение. Все так, - подводит черту под обсуждением публикации в «Российской газете» генеральный директор Союза рыбопромышленников Севера Н.Г.Тропин. - Но мне не понятно, почему автор считает, что во всем виноваты малые, совместные или частные предприятия. Вот с этим я никак не могу согласиться. Да, идет процесс развала старой плановой системы хозяйствования, но ведь набирает силу и новый процесс, которого автор статьи не хочет замечать. Это процесс развития рыночных отношений, а с ним и становления малых частных предприятий. И когда утверждается, что малый рыбный бизнес не дал ни нам, ни государству никакой пользы, - это не так.

Действительно, при формировании структур малого бизнеса могут быть ошибки. Мы прекрасно знаем и о бесконтрольном лове рыбы, и о бесконтрольном вывозе рыбопродукции, и о падении цен - это не новость. И надо уметь успешно бороться с нарушениями - потому-то рыбаки и объединились в Союз. Чтобы координировать свою деятельность, приводить ее к каким-то цивилизованным рамкам. До сегодняшнего дня не существует закона о рыболовстве. Есть нормативные акты, регламентирующие деятельность рыбодобывающих предприятий, но закона, который определял бы в целом и порядок приобретения судов в собственность, и передачи их в аренду, и организации промысла, и переработки продукции, - такого закона нет. Он только разрабатывается.

В статье говорится о целесообразности ввода ограничений для коммерсантов в виде определенного процента от установленной изготовителем продукции. Почему именно для коммерсантов? Сегодня с организационно-правовой точки зрения все предприятия, действующие в рыбной отрасли, одинаковы. Что траловый флот, что «Мурманрыбпром», что то же акционерное предприятие «Альтернатива» - они пользуются одинаковыми правами. Вернее, должны пользоваться. Пока же мы, коммерческие структуры, находимся не в равных условиях с бывшими государственными предприятиями. Один пример: предприятия малого бизнеса, не входящие в систему Комитета Российской Федерации по рыболовству, обязаны передавать государству 50 процентов валюты. А согласно Указу Президента, предприятия, подведомственные Комитету по рыболовству, имеют право до 90 процентов валютной выручки оставлять у себя. Плюс к тому им распределяются дотации на топливо, они пользуются правом получения льготных кредитов и многими другими привилегиями. Разве это справедливо?·

Все правильно говорит спокойный и уравновешенный бывший секретарь парткома тралфлота Н.Г.Тропин. Вспомнил он и о длительной борьбе за квоту с администрацией области, упомянул проблемы налогообложения, из-за которых многие из 94-х предприятий, входивших в состав Союза летом 1993 года, были поставлены на грань банкротства. Шел всего лишь пятый месяц существования самого Союза рыбопромышленников Севера. И ему нужна была помощь, поддержка, как и всем промысловикам, без разделения на категории несуществующего табеля о рангах.

143 - РУЦКОЙ Александр Владимирович, в 1991-1993 годах вице-президент России. Родился в 1947 году в Курской области, русский. Окончил Барнаульское высшее военное училище летчиков, Военно-воздушную академию и Академию Генштаба (1990). Воевал в Афганистане, командовал отдельным штурмовым авиаполком, совершил 456 боевых вылетов, дважды был сбит. Баллотировался на пост вице-президента одновременно с кандидатом в президенты Б.Н.Ельциным. В октябре 1993 года после обстрела здания парламента правительственными войсками арестован. Освобожден по амнистии. Осенью 1996 года избран главой администрации Курской области.

· Конвертируемая...треска, «Российская газета» № 98 от 1993 года.

· Норги, то есть норвежцы. Так в неофициальных разговорах российские рыбаки называли коллег из Норвегии.

· Жить, чтобы выжить. «РМ» от 11 июня 1993 года.

· «Ухитритесь» работать лучше, «РМ» от 11 июня 1993 года.

· Кто платит - тот и покупает, «РМ» от 11 июня 1993 года.

· Промысловикам нужна поддержка, «РМ» от 11 июня 1993 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000) 


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

18.234.88.196

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2019 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .