Главная Сменился строй? Сменилась власть!
Сменился строй? Сменилась власть! Печать E-mail

В ноябре 1993 года финансовые проблемы в АО «Севрыбхолодфлот» достигли апогея.

Взаимные неплатежи, финансовая и законодательная неразбериха довели людей до крайней степени возмущения. Все чаще моряки стали поговаривать о забастовке, о возможности перегородить своими судами Кольский залив. А почему бы и нет? Если одни выходят на автомагистрали и останавливают движение, другие - на железнодорожные пути, а мурманчанам остается одно - перекрыть выход в море. Вот тогда, если остановится этот основной транспортный поток, может, власти прислушаются к голосу моряков? Тех, кто месяцами не получает зарплаты, чьи семьи не могут вывести детей на лето на юг и оказались на грани нищеты. Но в ноябре грянула еще большая беда: налоговая инспекция заблокировала счета «Севрыбхолодфлота». В результате флот должен был погибнуть, поскольку без денег невозможно приобрести топливо, снабжение, продукты для экипажей, не говоря уже о зарплате. Что делать? Бороться - решили моряки.

Леванов обратился лично к министру иностранных дел России А.В.Козыреву во время предвыборной встречи последнего с руководителями рыбацких коллективов. Экипажи всех судов флота отправили радиограммы в адрес Президента, премьер-министра, Госналоговой службы, Минфина, ЦК отраслевого профсоюза с требованием принять делегацию плавсостава и назначить независимую экспертизу для проверки правильности штрафных санкций областной налоговой инспекции, а до окончания работы независимой экспертной комиссии разблокировать счета флота. «Ходоками» в правительственные коридоры Москвы отправились заместитель гендиректора Н.И.Хуснетдинов и главный механик плавбазы «Полярная звезда» Л.М.Алейнер. Им даже удалось передать письмо первому вице-премьеру В.Ф.Шумейко, который через некоторое время прилетел в Мурманск. Но не проблемы моряков волновали высокого гостя. На вопрос о дотациях и льготах в налогообложении для рыбного Мурмана Шумейко ответил так:

- Во всех развитых странах дотируется производство зерна. Например, в Швейцарии при средней мировой цене за тонну 120 долларов крестьянину платят 316 долларов. Государство за длительный период накопило массу богатств, которые используются для общества. В нашем государстве сегодня таких богатств нет, доходная часть бюджета не собирается. При нынешней структурной перестройке промышленности есть отрасли, которые находятся в более критическом положении и в которые надо вкладывать деньги. Поэтому рыбная отрасль не получает дотаций. Право на них рыбаки действительно имеют по отношению к обществу, поскольку действительно кормят страну. Существует программа возрождения российского флота, она предполагает и перестройку рыбного хозяйства: появятся современные траулеры, туда будут вкладываться деньги. Это и станет косвенной помощью рыбакам... Думается, мы с вами скоро доживем до такого момента, когда доходная база бюджета будет собираться и рыбаки станут получать полную дотацию. Пока у государства такой возможности нет.*

Значит, чтобы дожить до светлого будущего, надо сначала полностью разорить налогами флоты, а поднакопив деньжат за счет рыбаков, выделить им дотации. Так, что ли, получается? Впрочем, в нашей стране иначе и быть не может. Но что прикажете говорить людям начальнику флота, который не может выплатить морякам зарплату? Потерпеть? Это можно. Но сколько терпеть? Может, действительно зря все это затеяли: какая-то перестройка, демократия, приватизация... Трудно было всем - и убежденным коммунистам, и неистовым демократам. Если и те и другие привыкли работать на совесть. Вот что рассказал на страницах «Рыбного Мурмана» известный и авторитетный в «Севрыбхолодфлоте» капитан В.Н.Скачков:

- Раньше мы, плохо ли зарабатывая, хорошо ли, жили радостно, уверенные в завтрашнем дне. Уважали Закон, знали его, поскольку долгие годы жили при одном Законе. Сейчас меняются и законы, и правила. Это страшно. Те, кто не желает работать, говорят мне:

- Откуда это требование? Из Устава? Но Устав службы на судах флота СССР, а СССР нет, значит, нет и Устава. Поэтому я буду делать что хочу. Мы же в демократическом государстве, а ты - коммунист, заставляешь нас пахать, а я хочу быть свободным. Хочу - выйду на работу, хочу - выпью, хочу - шапку продам.

Я ему объясняю, что он должен делать то-то и так-то. А он:

- Покажи мне этот закон. Ах, нет его, значит, ты врешь. Привыкли вы, коммунисты, всем врать, привели страну и нас, моряков, в том числе, в эти дебри! Мы добились свободы и будем жить как хотим.

И действительно: хочет - выйдет на работу, хочет - нет. Но валюту требует. И питание такое, как раньше. А сейчас цены жуткие, сумма в 250 рублей в день - хлеб с солью да водичкой запить. Ему говоришь:

- Нет средств.

- Как это нет? Раньше были, а сейчас нет?

- Но раньше был СССР, был Устав, который ты не признаешь.

Выходит: свобода - отсюда, питание - оттуда?

Это сегодня. А что будет завтра? Кто придет ко мне на судно? Те пацаны, которые сегодня моют машины? Толкутся по подъездам, занимаясь черт-те чем? Почему раньше нам твердили: ни в коем случае не покупайте ребенку копилку, потому что стоит ему положить туда копеечку - все, это уже не личность, это раб. И он не будет искать новую книгу, ему неинтересны детские игры или искусство. Он будет всюду искать деньги, а не найдет - станет воровать. И эта пацанва, которой сейчас 7-12 лет, скоро будет нас с вами защищать? О каком патриотизме можно сегодня говорить! Все измеряется, все оценивается рублем: кладешь мне рубль в карман - ты человек, не даешь - ты враг. Это же потенциальные предатели!

Вот сейчас только и слышишь: приватизация, частная собственность. У меня высшее образование, но я теряюсь, когда надо объяснить человеку, что он, став акционером, вовсе не обязательно станет богатым. Ведь он, да и все мы, как работали, так и работаем, четыре руки ни у одного акционера не выросли. Наоборот, стало намного хуже. Люди месяцами бедствуют, не могут получить свою зарплату. Корабли ходят не по 30 и более лет, а по 20 лет - все, можно списывать. Потому как некому следить за механизмами, некому ремонтировать, да и не на что. То, что в связи с акционированием влились какие-то деньги на флот, конечно хорошо. Но ведь можно было сделать проще и эффективней: предложили бы людям внести во флотскую кассу денежки, а потом начисляли бы им проценты. И я бы не в банк понес, где фиксированные ставки, а в кассу флота, и от каждой бы зарплаты отстегивал. Я был бы заинтересован: чем богаче флот, тем больший процент я получу. И не надо никаких бумаг, только проценты. Причем эти деньги я бы не смог забрать (акции что? - взял да продал!), стало быть, я был бы заинтересован работать в этом флоте, а флот не терял бы огромные средства, потраченные на подготовку специалистов, которые сейчас разбегаются.

Сменился строй? Сменилась власть, пришли нечестные люди, они растаскивают наши богатства. А кто честно работал - ну что ему смена власти? - он также честно и работает. Вот сейчас очень трудно «Севрыбхолодфлоту». Но я отлично знаю Альберта Филипповича Леванова.

Как производственнику ему нет равных на флоте. У него прекрасный помощник Евгений Борисович Лишневский. Они могут многое сделать. И делают. Флот покупает суда, занимается промыслом рыбы, приобретает магазины, рестораны, чтобы поступали на флот дополнительные средства. Конечно, сейчас очень трудно, но ведь это временно. Люди-то остались теми же людьми, я имею в виду тех, кто много лет отдал этому флоту, кто привык работать на совесть. Трудно было всегда. Но сейчас... Мы бьемся на промысле за каждый сэкономленный час, а здесь, в порту, теряем по десять и более суток в ожидании топлива. Великая проблема - снабжение спецодеждой. Нет у людей заинтересованности в том, чтобы сэкономить топливо или емкости трюмов, взять лишние тонны груза на палубу. Только и слышишь: «А мне за это не платят». Живут сегодняшним днем: сходил, урвал и - трава не расти. Горько видеть все это. Вот почему такая в душе ностальгия по прошлому. Конечно, я никому не навязываю своих убеждений и не собираюсь кого бы то ни было свергать. Я остаюсь тем, кем был всегда: честным, бескорыстным, с болью в душе за все, ныне происходящее.*

...Перечитал сейчас монолог капитана Скачкова и подумал: а ведь прежде чем советский народ разделился по имущественному признаку (бедный-богатый), нас с тобой, уважаемый читатель, разделили на чистых и нечистых, на честных и воров. Честными и чистыми стали бюджетники, от врачей-педагогов до чиновников-налоговиков, а нечистыми и ворами - предприниматели, все эти бизнесмены, которые не хотят жить на одну зарплату. Эти два класса пришли в общество на смену рабочим и служащим. Для интеллигенции, как всегда, места не нашлось. Но не в этом беда. Каждый честный человек, как капитан Скачков, находил свое место в обществе сообразуясь со своей совестью.

Беда в том, что каждый человек стал одинок, так как «товарищи по классу» друзьями-товарищами ему не были. Со временем свои табели о рангах с аттестациями-переаттестациями придумали чиновники, а предприниматели разделились на богатых людей и простых работяг.

Конечно же, эти два класса не были полными антагонистами, своими верхушками, министрами-олигархами они смыкались, чтобы сообща находить пути дальнейшего правления в государстве. Или управления государством, что на Руси одно и тоже. Дай Бог, если со временем вместо чистых и нечистых, бедных и богатых в нашей стране люди станут объединяться по другому признаку. Например, совестливые и бессовестные...

• Выживайте сами, «РМ» от 3 декабря 1993 года.

• Ностальгия по прошлому, «РМ» от 24 сентября 1993 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000) 


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.210.158.163

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2019 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .