Аренда офисов в Мурманске

 

Главная Арктические вызовы российской геополитики
Арктические вызовы российской геополитики Печать E-mail

Цитата: "На арктические территории и их природные богатства претендуют более полутора десятка государств"

Нурышев Г. Н.,  доктор политических наук, доцент, действительный член Академии геополитических проблемНурышев Г. Н.,  доктор политических наук, доцент, действительный член Академии геополитических проблем, действительный член Петровской Академии наук и искусств

The Arctic calls of the Russian geopolitics  Nuryshev G. N.

From the point of view of the global geopolitical processes, struggle for resources becomes one of the major factors defining arrangement and interaction of various geopolitical forces in the XXI-st century.

Objective growth of geopolitical contradictions in Arctic, related to its resource potential and transport value, is in this connection inevitable, from one side, and with absence of the acknowledged and normatively designed demarcation of marine spaces and shelf - with other.
Experts of leading world powers predict possibility of occurrence of military conflicts because of accruing contradictions because of section of enormous riches of Arctic regions.

С точки зрения глобальных геополитических процессов, одним из важнейших факторов, определяющих расстановку и взаимодействие различных геополитических сил в XXI веке, становится борьба за ресурсы. В этой связи неизбежно объективное нарастание геополитических противоречий в Арктике, связанное с ее ресурсным потенциалом и транспортным значением, с одной стороны, и с отсутствием признанной и нормативно оформленной демаркации морских пространств и шельфа - с другой. Эксперты ведущих мировых держав прогнозируют возможность возникновения военных конфликтов из-за нарастающих противоречий на почве раздела колоссальных богатств Арктики.

На арктические территории и их природные богатства претендуют более полутора десятка государств, входящих в различные военно-политические альянсы. Большая часть государств арктического пояса имеют друг к другу территориальные претензии. Комплекс взаимосвязанных проблем, противоречий и территориальных претензий свидетельствует о бесперспективности попыток их разрешения в рамках нынешнего правового поля. Эта ситуация усугубляется ускоряющимся процессом истощения основных стратегических ресурсов планеты. Кроме того, Арктика, как свидетельствуют специалисты из Национального управления океанических и атмосферных исследований США (NOAA), вступает в новую климатическую фазу, которая характеризуется повышением температуры воздуха, изменением химических процессов в океане, прогрессирующим сокращением площади морских льдов. Эта фаза откроет новый канал для атлантико-тихоокеанского судоходства и облегчит доступ к природным богатствам Арктики. Арктический климат вступает в новую фазу [1].

Следует отметить, что смягчение климата на планете прогнозируется неоднозначно. Ряд экспертов считает, что до реального потепления, выраженного в заметном изменении климатических констант, пройдут многие десятилетия и сменится не одно поколение людей. Но даже такой тренд арктического климата уже не изменит сложившегося геополитического положения Арктики. Тем более что арктические суда западных стран с каждым годом становятся все более технологичными и способными решать сложные задачи северной навигации.

Арктический шельф. Борьба за ресурсы Арктики

Несмотря на указанные ограничения, стратегическое значение Арктики возрастает. Обостряются связанные с экономическими интересами международные политические, военные и юридические споры за обладание ее территориями. Сильному в этом регионе в военной области государству будет легче доказать свое «право на Арктику» и заниматься там добычей полезных ископаемых. Поэтому на Севере появляются признаки возобновления военной активности атомных подводных лодок, патрульных самолетов и средств разведки; строятся военные базы; проводятся учения. Инициативу в этой области проявляют Соединенные Штаты, реализующие в регионе свою национальную стратегию [11].
Россия в силу своего историко-географического положения является крупнейшим игроком в Арктике. Ее территориальное богатство дополняется обилием водных, энергетических, минерально-сырьевых и иных природных ресурсов. Геологи обнаружили в Арктике практически все элементы из таблицы Менделеева, а месторождения нефти и газа только северных районов Западной Сибири содержат значительную часть мировых запасов углеводородов. Поэтому попытки западных геополитических оппонентов сместить Россию с лидирующих позиций в арктическом регионе с каждым годом будут только усиливаться.

Все более настойчивое желание потеснить Россию в Арктике демонстрируют Канада и Норвегия. В 2010 г. президент РФ Дмитрий Медведев и премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг в Мурманске подписали Договор о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане между Россией и Норвегией. Официальная пресса сообщила об успешном завершении сорокалетнего спора вокруг «серой» зоны Баренцева моря. Однако, по мнению отечественных специалистов, по договору Медведева-Столтенберга мы теряем ценнейший, стратегический участок уникального Баренцева моря. К тому же, 60% российского улова в Баренцевом море сегодня добывается в районах, которые новый договор отдает под юрисдикцию Норвегии.

Стремление норвежской стороны разделить ничейную «серую» зону появилось, как только стало известно, что на этом смежном участке моря открыто было газоконденсатное месторождение «Свод Федынского». Ресурс его, по оценкам российских ученых, в 3 раза выше, чем у Штокмановского. Договор дает возможность Норвегии осваивать это богатейшее в мире месторождение [4]. К сожалению, следует отметить, что заключение этого договора - еще один шаг в расширении сферы активных действий НАТО. В советские времена не без оснований опасались усиления разведывательной деятельности НАТО под видом хозяйственного освоения шельфа неподалеку от Мурманска - главной базы Северного флота. Нельзя исключать прокладку на уступленных Норвегии морских пространствах кабелей с гидрофонами для слежения за подводными лодками. Это наша очередная территориальная уступка вслед за передачей США части шельфа Берингова моря, а Китаю - спорных островов на Амуре. Подписание договора с Норвегией немедленно спровоцировало резкую активизацию держав, которые имеют территориальные претензии к нашей стране. Достаточно вспомнить, как обострились наши отношения с Японией в вопросе пресловутых «северных территорий» [9].

Курс Москвы на юридическое закрепление за Россией территорий арктического шельфа рассматривается как угроза национальным интересам США. Россия занимает место главного соперника США в борьбе за преобладание в Арктике. В этой связи одной из задач американской стратегии становится получение Вашингтоном, как минимум, высокой степени влияния на военную, экономическую и экологическую деятельность России на Севере. Американские нефтяные компании, допущенные к проектам на территории российской Арктики, становятся проводниками этой линии. Для геополитики США представляют интерес северные российские территории с бореальными зонами, которые характеризуются аномально-высоким конвективным тепловым потоком из земных недр, на несколько порядков превышающим солнечную радиацию. В дальнейшем геополитическое значение этих территорий будет возрастать.

Транснациональные и крупные национальные компании развитых стран стремятся проникнуть в российское Заполярье, чтобы там закрепиться и развернуть хозяйственную деятельность, а в последующем установить в этом регионе планеты свой контроль над добычей природных ресурсов.

На арену борьбы за Арктику сегодня все настойчивее выходит Китай, особое внимание которого привлекает Северный морской путь (СМП), так как китайская экономика все в большей степени завязывается на морской транспорт. Появление более короткого судоходного пути из Восточной Азии в Европу и Северную Америку потенциально может открыть перед Китаем огромные экономические и военные возможности. Пекин полагает, что тот, кто получит контроль над арктическим маршрутом, будет контролировать новый путь мировой экономики. Внимание КНР к СМП вызвано и опасениями слишком высокой российской цены за транзит, которая может нивелировать большую часть потенциальной транспортной выгоды. В 2004 г. Китай открыл исследовательскую станцию «Хуанхэ чжань» на архипелаге Шпицберген в Баренцевом море. В 2011 г. КНР предпринял реальную попытку прорыва: китайский миллиардер Хуан Нубо предложил властям Исландии продать ему «под строительство курорта» земли площадью в 300 тыс. кв. км на северо-востоке острова. Западным странам стало ясно, что подлинной целью этих китайских «инвестиций» являлось получение стационарной базы на стратегически важном пересечении арктических коммуникаций, имеющей очевидное военное значение. Поэтому под нажимом США и Великобритании исландское правительство отказало китайскому «инвестору» в его «скромной» просьбе. Сегодня у Китая осталось только одно решение - прорываться в Арктику через Берингов пролив, что означает прямую угрозу арктическим рубежам России.

Освобождающийся от арктических льдов Северный морской путь готовы освоить компании из Китая, Индии и Сингапура. В среде экспертов-международников Арктика называется тем местом, «где никогда не заканчивалась "холодная война". Северный полярный круг в XXI веке, по мнению аналитиков, может стать тем, чем был «во второй половине XX столетия Ближний Восток». Нельзя исключить, что если начнется «силовой передел» этого региона, возможен сценарий межгосударственного вооруженного конфликта в будущем [8]. Холодная война за арктические ресурсы не просто набирает обороты - она приводит к милитаризации этого региона. Все больше неарктических стран рассчитывают получить доступ к природным богатствам региона и транспортным путям [16]. Поэтому арктические вызовы российской геополитики приобретают сегодня особую актуальность. Внешние вызовы, рассмотренные выше, дополняются внутренними вызовами, которые вытекают, прежде всего, из особенностей геополитического пространства страны. Геопространство Русского Севера воспринимается во многом как самостоятельный и весьма важный властный ресурс. Управленческие решения, законы достигают эту глобальную периферию лишь через определенное, иногда очень значительное время и, зачастую, уже с определенными искажениями и интерпретациями. Такие остро осязаемые периоды безвластия, «провисания» властных отношений означают на деле, что само пространство от центра до окраины, от столицы до границы является, по сути, своеобразным политическим актором, оказывающим влияние на геополитическое положение страны. При этом механизм воздействия властного центра на политическое пространство социума нелинейного времени можно образно сравнить с распространением кругов от брошенного в воду камня. Если импульс слабый, то в пространстве он затухает [6, 34; 12, 50].

Геополитическое пространство Русского Севера накладывает пространственные факторы ограничения на внутреннюю геополитику:

• развитие этого пространства инерционно и зависит от унаследованных факторов. Российская история показывает, что это пространство, вследствие гигантских его размеров, слаборазвитой инфраструктуры и отсталой экономической периферии, всегда было барьером для модернизации;

• развитие северного пространства неравномерно из-за различий в конкурентоспособности северных регионов, что приводит к сильной их дифференциации по уровню социально-экономического развития;

• обитаемое и экономическое пространство Русского Севера сжимается и будет сжиматься и дальше. Депопуляция и стягивание населения к крупным центрам носят устойчивый характер;

• сохраняется устойчивый институциональный барьер сверхцентрализации власти и финансовых ресурсов на федеральном уровне, отсутствуют эффективные механизмы согласования интересов Центра и северных регионов. Региональные власти также централизуют полномочия и налоговые доходы, чтобы контролировать муниципалитеты. Все это порождает на местах иждивенчество и подковерную борьбу за бюджетные трансферты.

Таким образом, «коридор возможностей» геополитического развития для арктической зоны России весьма узок. К сожалению, у федеральных властей современной России иные приоритеты, включающие саммит АТЭС во Владивостоке, Олимпиаду в Сочи, чемпионат мира по футболу и т. д. [7]. Особый геополитический статус имеют малые народы Севера, дезинтегрированные этнолингвистические общности, для которых характерна хрупкая демографическая плотность, дисперсность расселения, слабая внутриэтническая коммуникативность. Они не только освоили арктические районы Земли, исключительно трудные по природно-климатическим условиям для жизни человека, но и создали совершенно уникальную культуру. Эти народы доказали, что человек может жить и работать в экстремальных природно-климатических условиях и быть включенным в мировую цивилизацию. По мнению ряда специалистов, аборигены Севера являются
носителями уникальных генетических качеств. Без этого генетического потенциала у России нет будущего. Можно говорить, считает ряд этнологов, и об особой циркумполярной цивилизации народов, проживающих в экстремальных условиях в арктической зоне. Здесь ценность жизни носит экзистенциальный характер, что является духовным выражением способа адаптации социума к суровым условиям.

Коллективистские ценности рода, являющегося основой социума, ценности синкретического сознания, труда, нестяжательства, свободы, терпимости, приспособляемости предполагают большие ограничения потребностей человека во имя его гармонии с природой.

Характерными особенностями культуры малых народов Севера являются существование геокультурных ценностей, созданных в зоне многолетней мерзлоты: идеи антропокосмоцентризма, учитывающего динамику отношений «человек-общество-биосфера» как сочетание экологического и культурного биоразнообразия и баланса жизни на земле; консолидирующее начало как центр притяжения исторической памяти и опыта взаимодействия и взаимовлияний по оси Север-Юг - Восток-Запад; толерантность, экологичность и гуманистичность взаимодействий людей с природой - принцип гармоничного сосуществования остается востребованной ценностью в современном освоении Арктики; принцип нерасторжимости биологического и культурного разнообразия жизнеобеспечения, проявляющегося в структуре расселения людей и щадящем использовании природных ресурсов [17]. Отмечается также корреляция компактного проживания и территорий с бореальными зонами с аномально-высоким конвективным тепловым потоком из земных недр, на несколько порядков превышающих солнечную радиацию.

В настоящее время теорию циркумполярной цивилизации Запад стал использовать в качестве идейного основания для «новой демократической политики» по отношению к малым народам Севера. Эта политика при «разумной опеке» и режиме максимального благоприятствования со стороны неправительственных организаций, по мнению западных этнополитологов, позволит малым народам Севера самим решать свои проблемы при минимальном влиянии внешнего мира, т. е. Российское государство перестанет быть главным фактором при проведении политики по отношению к малым народам Севера. На этой сцене его потеснят новые «демократические» акторы. При этом коренные малочисленные народы Российской Федерации рассматриваются, как нечто целое, связанное общностью с другими коренными народами Арктики. Все это объясняется единством циркумполярной цивилизации. Стратагема борьбы Запада на этом направлении сводится к оттеснению России от находящихся пока под ее суверенитетом «коренных и малочисленных народов», фактическому отделению их от России. Формально правовую санкцию на это должны дать сами эти народы в лице их купленных «местных вождей», соблазненных относительно высоким уровнем жизни арктических коренных народов скандинавских стран, Канады и США [15]. Аргументы в сторону такого тренда сегодня дают нефтяные компании, для которых существование коренных жителей Севера стало препятствием на пути к неосвоенным ресурсам Арктики. Гонка за нефтью, которая разворачивается сегодня на Севере, фактически убивает коренное население.

Площадки нефтяных скважин появляются с каждым годом в новых традиционных местах пастбищ. Свалки мусора, оставленные нефтяниками, ранят, убивают оленей. Тайга, где животные переживают зиму, изрезана просеками, прорубленными для сейсморазведки.

загрязненность отдельных регионов Арктики сегодня выше, чем в зоне Чернобыля

При строительстве дорог пересыпаются малые речки, реки пересекаются нефтепроводами. Это создает шумовую, а иногда и физическую преграду для миграции рыбы на нерест. Создание искусственных площадок для скважин и строительство нефтяной инфраструктуры в тундре полностью меняет гидрологический режим и природное равновесие этой хрупкой природной территории. Разливы нефти отравляют реки, озера и болота. В результате рыба исчезает. Ее количества уже недостаточно даже для того, чтобы рыбак мог прокормить собственную семью. Звери и птицы покидают эти места, потому что из-за построенных дорог здесь стало слишком шумно. Кроме того, нефтяники зачастую сами являются браконьерами. К сожалению, администрации районов и поселков тесно коррупционными сетями связаны с нефтяными компаниями, работающими на их земле. Компенсация местному населению за изъятые из пользования земли и нанесенный вред нефтяными разработками, совершенно не соответствует наносимому ущербу [2]. Следует отметить, что в арктических условиях объем разлившейся нефти может превысить операционные лимиты существующих технологий ликвидации нефтяных разливов, что повышает риск катастрофических аварий. Усиливает опасность разливов нефти при транспортировке высокая изношенность трубопроводной инфраструктуры (до 65%), высокая аварийность промышленных объектов (число потенциально аварийных объектов в России превышает 25%). Только на нефтепроводах Западной Сибири ежегодно фиксируются выбросы более 10 тыс. т нефти при каждой из 300 аварий.

Ежегодно в Тюменской области разливается свыше 10 млн т нефти. В настоящее время речной ежегодный вынос нефтепродуктов в Белое море превышает 5 тыс. т, в Баренцево - 10 тыс. т, объем выноса сточных вод составляет в Мурманской области 307 млн м³ в год, в Норильском промышленном регионе - 44 млн м³. Особенно загрязнены крупные реки Арктики Обь, Енисей, Индигирка. Значительная часть загрязнителей оседает в устьях рек, накапливаясь в донных отложениях. Это представляет серьезную опасность для рыб. Так, донные отложения в зимовальных ямах осетра в Обской губе на 10% состоят из тяжелых фракций нефти [11].

В результате деятельности человека загрязненность отдельных регионов Арктики сегодня выше, чем в зоне Чернобыля. Содержание загрязняющих веществ (нефтяных углеводородов, фенолов, тяжелых металлов, искусственных радионуклидов и ряда других) в морских водах, почве, растительности, тканях животных и птиц из года в год растет, что вызывает серьезные опасения. Российской Арктике наибольшую угрозу несут горно-металлургические комбинаты в Норильске, Никеле, Мончегорске, Архангельский и Соломбальский целлюлозно-бумажные комбинаты, нефтегазовые комплексы севера европейской части и Западной Сибири. Крайне остро стоит проблема утилизации промышленных отходов, накапливающихся вокруг предприятий.

Так, по данным Росгидромета, в местностях, прилегающих к металлургическим комбинатам на Кольском полуострове и в Норильске, выпадения никеля и меди в сочетании с процессами закисления сильно повредили почву и растительность, привели к образованию «техногенных пустынь». Концентрация названных металлов в почве вокруг комбината «Североникель» превышает фоновый уровень в 50-80 раз! А российское объединение «Апатит» ежегодно складирует около 30 млн т отходов. В Арктической зоне РФ экспертами выделено 27 районов, получивших название «импактных», где процессы загрязнения уже привели к сильной трансформации естественного геохимического фона, загрязнению атмосферы, деградации растительного покрова и почвы, повышенной заболеваемости местного населения. За относительно короткий срок освоения Арктики пробурено десятки тысяч скважин, и на половине из них случаются аварийные утечки. В реках Рюдуай, Колосйоки на Кольском полуострове и Щучьей в районе Норильска практически полностью уничтожены пресноводные экосистемы. Большой ущерб природе наносят брошенные объекты Северного флота, других объектов Министерства обороны России. На Земле Франца-Иосифа в закрытом аэропорту скопились тысячи тонн авиатоплива и масел, выделяющих опасные химические вещества [3]. По расчетам специалистов, в Кольском заливе затоплено около 300 объектов, они загрязняют воду и создают опасность для судоходства.

Вдоль всего Северного морского пути в заброшенном состоянии находятся сотни радиоактивных источников питания, так называемых РИТЭГов, используемых в советские времена для питания навигационного оборудования, в первую очередь маяков. В качестве топлива в них используется строн-ций-90, изотоп, сохраняющий опасность около тысячи лет. Только на атомных подводных лодках Северного флота РФ, находящихся в отстое, и на береговых хранилищах Кольского полуострова сосредоточено около 250 активных зон реакторов [10].

Хрупкую экологическую среду нарушает деятельность и гидросооружений. Так, сорокалетний срок эксплуатации Вилюйского водохранилища показал, что в радиусе 600-800 км от него существенно изменилась влажность воздуха, идет потепление температурного режима воздуха. Возникновение водохранилища способствовало развитию ветровых явлений, полностью изменило гидрорежим Вилюя.

Гидравлические сбросы воды привели к гидрологическим изменениям русла реки, обрушениям берегов, образованиям неестественных ям в летнее время в русле реки. Влияние Вилюйского водохранилища, созданного в верхнем течении реки, сказывается на русле Вилюя вплоть до устья и проявляется даже в русловых процессах Лены ниже устья реки Вилюй по течению. Искусственный водоем стал источником поступлений в реку Вилюй фенолов, так как в нем затоплено 3,5 млн м³ древесины, которая активно разлагается. Кроме того, на начальных этапах формирования водохранилища большое количество затопленной древесины и травянистой растительности привело к возникновению бескислородных сероводородных зон [5]. Экологические вызовы на Севере усугубляются тем, что дно Северного Ледовитого океана является очень мощным источником метана, колоссального по силе парникового газа, последствия от более интенсивного выброса которого в атмосферу в результате глобального потепления могут катастрофически усилить изменение климата. Метан - парниковый газ, в 30 раз более сильный, чем углекислый газ, поэтому его выделение в атмосферу по мере потепления может значительно усилить дальнейший рост температур по всему миру.

Как показали авторы исследования, шельфовые воды Северного Ледовитого океана являются мощным источником метана в атмосфере Земли, эквивалентным всем остальным океанам Земли вместе взятым. Слой мерзлоты, содержащей метан, в арктическом шельфе Восточной Сибири, примерно в три раза превосходит по площади запасы наземных сибирских газовых резервуаров, являющихся основным источником метана в северном полушарии планеты. Согласно оценке ученых, шельфовые воды являются источником почти 8 млн т метана в год в атмосфере Земли. Ученым удалось выявить более 100 мест, где пересыщение шельфовых вод метаном достигает около 1400 раз по сравнению с нормой в зимний период и 250 раз в летний. В целом же более 80% вод Арктики пересыщены метаном в той или иной степени, а концентрация метана в воздухе над шельфом на 10% выше, чем в среднем в Арктике, где она в свою очередь на 8-10% выше, чем в среднем по планете [14].

Все эти факторы представляют серьезные вызовы для российской геополитики. Они серьезно снижают геополитический статус нашей страны в мире и дают повод мировым геополитическим доминантам для вмешательства во внутренние дела Российской Федерации под благовидным предлогом оказания экологической помощи и ограничения ее суверенитета вплоть до потери геополитической субъектности.

Тем более что экологические проблемы Арктики нельзя рассматривать как сугубо национальные или региональные, - они являются индикатором глобальных тенденций. Поэтому вызывают всяческое одобрение идеи геополитической модели позиционирования России в Арктике, сформулированные Н. Залывским, И. Кефели, Ю. Лукиным и другими участниками Соловецкого форума-2011 «Геополитика Арктики» [13]. Эта модель должна включать и вопросы парирования арктических вызовов российской геополитики. Переход к устойчивому развитию должен осуществляться исходя из необходимости развития северных территорий как одного из необходимых условий и средств улучшения геополитического положения России. При этом следует учитывать центральную роль Русского Севера в обеспечении стратегической обороноспособности страны.

Примечания
1. Арктический климат вступает в новую фазу. URL: https://www.oceanology.ru arctic-settles-into-new-phase/(07.04.2012).
2. Беляков Е. Нефть и ненцы. URL: https:// www.greenpeace.org /russia/ru/news/blogs/ green-planet/blog/39712/(07.04.2012).
3. Говердовский Ю. Цена арктического вопроса. URL: https://pnp.ru/ newspaper/20101022/4805.html(06.04.2012).
4. Голос рыбаков утонул в тайнах глобального передела недр. URL: https://ww w.sovross .ru /modules . php?name=News&file=article&sid= 58439 (31.01.2011).
5. Голубчиков С. Н. Риски вторжения в гидросферу Арктики. URL: https://www. ng.ru/science/2011-05-11/14_arctic.html (06.04.2012).
6. Замятин Д. Н. Политико-географические образы российского пространства // Политическая наука. Пространство как фактор политических транформаций. - М., 2003.
7. Зубаревич Н. В. Пространство как барьер для модернизации. О «коридоре возможностей» и приоритетах регионального развития. URL: https://www.ng.ru/ ideas/2011-10-21/5_barrier.html(06.04.2012).
8. Ивановский А. Арктический узел. И Китай включился в борьбу за богатейшие ресурсы региона. URL: https://www.stoletie.ru/ geopolitika/_arkticheskij_uzel_2011-12-29. htm(06.03.2012).
9. Калашников Л. Россия готова подарить Норвегии сотни тысяч квадратных километров Баренцева моря. URL: https://prpk. info/publ/rossija_gotova_podarit_norvegii_ sotni_tysjach_ kvadratnykh_kilometrov_ barenceva_morja/6-1-0-1237(27 03 11).
10. Михайлов А.Российская Арктика стонет от мусора. URL: https://www.pravda.ru/ so c i ety /f a sh ion/ co utu re/2 0- 02 -2012/1108690-arktika-1/ (06.04.2012).
11. Морозов Ю. В. Военно-политические аспекты национальных интересов США в Арктике и вызовы региональной стабильности //Россия и Америка в XXI веке: электронный научный журнал. URL: https://www.rusus.ru/?act=read& id=210(06.04.2012).
12. Романенко Л. М. Политическое регулирование современной России: теоретическая асинхрония // Государство и общество в России: генезис взаимоотношений, современное состояние, тенденции развития. - М., 2003.
13. Отчет о проведении Соловецкого форума-2011. URL: https://narfu.ru/aan/news. php?ELEMENT_ID=18109; https://www. moitezis.ru /timeline/view/984/information 06.04.2012).
14. Северный Ледовитый океан «выдыхает» огромное количество метана. URL: https:// eco.rian.ru/discovery/20100305/212319106. html (05.03.2010).
15. Семушин Д. «Циркумполярные коренные народы» - инструмент изгнания России из Русской Арктики. URL: https://www. regnum.ru/news/1507755.html(06.04.2012).
16. Холодная война за Арктику набирает обороты. URL: https://warfiles.ru/show-4943-arkticheskaya-holodnaya-voyna-nachalas. html (06.04.2012).
17. Циркумполярная цивилизация: геокультурный подход. URL: https://www. arcticmuseum.com/ru/?q=l10 (24.08.2010).

Источник: Аналитический и научно-практический журнал «Геополитика и безопасность» № 2 (18) 2012 г. Стр. 83-89

Содержание журнала "Север промышленный" № 4 за 2012 год

Еще статьи на тему "Арктика":

Проблемные аспекты и перспективы устойчивого развития американской Арктики

Стратегия освоения морских месторождений нефти и газа Арктики

Штокман - приоритетный проект освоения Арктики

Нефтегазоносные бассейны Арктики

Состояние нефтегазопоисковых работ на шельфе западной Арктики России

Освоение Арктики


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.162.107.122

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD