Аренда офисов в Мурманске

 

Главная Повернуть суда в Мурманск (эксперимент с сейнером «Мурман-2»)
Повернуть суда в Мурманск (эксперимент с сейнером «Мурман-2») Печать E-mail

Как повернуть суда в Мурманск? Этот «вопрос вопросов» задавали себе многие.

О нем судачили вышедшие на пенсию мурманчане, сидя летом на скамеечке в парке у стен «Севрыбы», и высокие столоначальники на совещаниях различного ранга. Причем увязаны здесь были интересы тоже очень многих - рыбаков, портовиков, судоремонтников, рыбообработчиков... На страницах нашей книги мы уже не раз касались этого вопроса. Работа Северного бассейна в 1999 году позволила взглянуть на него с иного ракурса. Возможность повернуть рыбные потоки в Мурманск стала приоритетной задачей властных структур области. Заходы «по зеленой» судов губернского флота позволили подтвердить обоснованность жалоб судовладельцев на непомерные портовые сборы.

В течение года удалось организовать упрощенную схему оформления и захода в порт судов, ведущих лов пикши и мойвы, успешно решить проблемы с 12-мильной зоной промысла. В итоге в Мурманский рыбный порт было доставлено в два раза больше рыбопродукции по сравнению с 1998 годом. Чтобы этого добиться, пришлось выполнить тяжелую рутинную работу. Для решения спорных вопросов специалисты комитета по рыбохозяйственному комплексу обладминистрации «плотно» работали с мурманскими таможенниками.

Надо сказать, что разговоры о том, что в мурманских магазинах на рыбных прилавках пусто, что якобы норвежцы, датчане и прочий западный люд съел всю рыбу, мягко говоря, не соответствовали действительности. В магазинах было полно продукции как отечественных, наших северных и дальневосточных компаний, так и зарубежных. Тех же самых норвежских и датских. И рыбопродукция была представлена в широком ассортименте. Правда в том, что она была дорогой, и у большой группы населения финансовые доходы не позволяли покупать эту рыбу. Если вспомнить советские времена и треску по 60 копеек за килограмм, то надо говорить и о том, что флоты продавали эту «дешевую» треску государству по цене около двух рублей за килограмм. Разницу дотировало государство. Теперь государство никаких дотаций не производило. Вместо него, государства, орудовали посредники, после которых магазинная цена на рыбу становилась как минимум вдвое дороже оптовой цены рыбаков.

Вспомним и о том, что основная часть (более 70 %) пелагических видов рыб (сельдь, скумбрия, мойва, путассу, сайка), выловленная мурманскими флотами, доставлялась и выгружалась в порту Мурманска. В 1999 году этот объем составил не менее 200 тысяч тонн, которых хватило бы, чтобы накормить рыбой несколько таких областей, как Мурманская. О треске речь другая - основная ее часть поставлялась на экспорт как наиболее валютоемкий товар. Деньги за треску предприятия сразу получали «звонкой монетой» и наличными. Нет-нет, не долларами и кронами в больших чемоданах, а средства поступали с банковского счета покупателя на банковский счет продавца.

В России же наличные деньги на банковский счет получить было невозможно, так как за предоставленный товар давали векселя, долговые обязательства, рассрочки по платежам, а то и просто не платили ничего. Такие уж правила «игры» диктовала экономика для участников-игроков, то есть рыбаков и их смежников. Часто практиковались бартерные операции, например, меняли рыбу на варенье или картошку. И это был не худший вариант, так как векселя и прочие бумажные договоры чаще всего тянули за собой судебные разбирательства и прочие отнимающие время и деньги хлопоты. А картошка... Впрочем, с мешком картошки в банк не пойдешь, ею налоги или зарплату платить не будешь - не поймут. Поэтому наличные деньги на счете в банке предприятия старались иметь.

Горькая правда состояла в том, что большинство рыбоперерабатывающих предприятий Мурманской области находились на полупростое из-за нехватки сырья. Они в несколько раз сократили численность работающих, практически не получали никакого технического развития. Их руководителям приходилось всеми правдами и неправдами поддерживать рабочий ритм, чтобы выжить, продержаться еще год-другой.

Почему же рыбообработчикам не хватало сырья? Прежде всего потому, что цена на полуфабрикат, продаваемый флотами и рыболовными компаниями, достаточно высока. Если завод купит это сырье, добавит к его цене свои затраты на переработку, а оптовая и розничная торговли накрутят свои издержки, то в результате мы в магазинах получим рыбную продукцию по той самой цене, которая и держится нынче. Продать такой товар - дело весьма сложное. Значит, проблематичен и возврат денег по всей цепочке к производителю. В результате производство или встает, или банкротится... Где выход? Может, стоит попытаться найти способ, чтобы рыбаки поставляли сырье по более низкой цене? Но как? Задав все эти вопросы, пришла пора рассказать об эксперименте по освобождению сейнера-траулера «Мурман-2» от таможенных пошлин и налогов при ввозе рыбопродукции в Мурманск.

Сейнер-траулер «Мурман-2» в 1999 году за пять заходов в порт поставил около четырех тысяч тонн рыбы. Что же это за чудо-траулер? Для сравнения можно сказать, что крупные суда Северного бассейна типа «Горизонт» или «Пулковский меридиан» при хорошей промысловой обстановке способны набрать груз в две тысячи тонн за 20 и более дней. А «Мурман-2» легко может сделать это за два дня. Причем экипаж у траулера в 3-4 раза меньше, чем у вышеуказанных судов. Меньше и расход топлива, так как промысел мойвы и сельди осуществляется не тралом, а кошельковым неводом.

В итоге удельные затраты на единицу выпускаемой продукции на «Мурмане-2» значительно ниже, значит, и рыбу он может продать по более низкой цене, не оставаясь при этом в накладе. Работать же этот чудо-траулер, построенный, естественно, за рубежом, должен в связке с береговыми рыбофабриками, так как именно в этом случае достигается наивысший экономический эффект. Но по существующему законодательству если купленное на западе судно пересекает государственную границу России, то судовладелец, в данном случае мурманская фирма «Мурман СиФуд», должен заплатить налог и пошлину, равные в целом 25 % от стоимости корабля. Таким образом, чудо-траулер становится для вас дороже ровно на четверть, что составит 30 млн. норвежских кронS. И только за то, что судно зайдет в родной порт! Трудно найти логику в таком законе применительно к рыболовным судам, но сейчас речь не об этом. А о чем? Послушаем генерального директора «Мурман СиФуда» Владимира Хижнякова:

- Понимая, что в нашем царстве-государстве отменить какой-либо налог или пошлину - дело практически невозможное, был предложен другой вариант. Мы через губернатора области Ю.А.Евдокимова обратились в Правительство с просьбой распространить действие закона о «финансовом лизинге» на бербоут-чартерные суда. В этом случае налог выплачивается не сразу, а по мере выкупа судна, то есть его выплата распределяется на весь срок бербоут-чартера (в нашем случае на 10 лет). Таким образом государство получило бы свой налог, а Мурманская область, да и не только она, - дешевую рыбу. Параллельно с этим руководитель АО «Мурманский рыбокомбинат» М.И.Зуб работал над вопросом о создании в порту Мурманск свободной экономической зоны (склада). После его обращения к нам мы поддержали эту идею, так как ее реализация позволяла сейнеру-траулеру «Мурман-2» заходить в порт Мурманск беспошлинно. После многократных обсуждений в администрации области за подписью председателя областного правительства А.А.Малинина в Москву ушло письмо, послужившее толчком для официальной проработки вопроса.

- Скажу откровенно, что хождение по московским коридорам власти М.И.Зуб осуществлял в основном сам, - пишет в «Рыбном Мурмане» Хижняков. - К этому «святому делу» он нас не допускал. В результате никакого документа по свободной таможенной зоне принято не было, зато появилось постановление, в котором правительство освобождало наш сейнер-траулер от уплаты 30 млн. крон за заход в порт Мурманск.

Но при одном, очень существенном обстоятельстве: вся доставленная рыба должна передаваться на АО «Мурманский рыбокомбинат»...*

Прервем на время рассказ судовладельца, так как он, рассказ, требует некоторых пояснений. Автор этих строк уже писал о том, что М.И.Зуб весьма умело взялся за возрождение одного из самых старых в порту холодильных заводов, дав ему громкое название «Мурманский рыбокомбинат», за что на «директора-выскочку» обиделись руководители других рыбообрабатывающих предприятий. В данном случае, очевидно, Зубу удалось использовать это громкое название, которое у высоких московских столоначальников ассоциировалось с мощным перерабатывающим комплексом, а не с единственным заводом, оснащенным допотопным оборудованием. Потому-то и возникли в дальнейшем различные недоразумения: одни толковали словосочетание «Мурманский рыбокомбинат» как в целом рыбообрабатывающий комплекс Мурманской области, другие, вынужденные придерживаться букве правительственного постановления, сужали это понятие до названия конкретного предприятия.

Так или иначе, но в начале 1999 года ОАО «Мурманский рыбокомбинат» представлял собой, грубо говоря, груду ржавого оборудования, на котором работало не более ста человек. Плюс к тому в порту отсутствовали какие-либо системы по выгрузке судов такого типа, как «Мурман-2». Так что пришлось «Мурман СиФуду» на скорую руку проектировать и монтировать приемный рыбный бункер. Именно рыболовной фирме, так как у ОАО «Мурманский рыбокомбинат» отсутствовали денежные средства, а банковские счета были заблокированы. Надо было и сертифицировать заводские мощности на производство пищевой рыбной продукции. Эту работу без активной помощи и давления со стороны областной администрации провести было бы невозможно. И контролирующие органы, учитывая гарантии администрации, понимая необходимость поставок дешевой рыбы в область, дали «добро». Активно обсуждался и вопрос экономического взаимодействия между рыбозаводом и рыболовной компанией.

- Рассматриваемый ранее вариант совместной деятельности «приказал долго жить», - пишет гендиректор «Мурман СиФуда» В.А.Хижняков, - так как аппетиты М.И.Зуба превзошли все разумные рамки. Его даже не устраивало распределение прибыли 50 на 50, он хотел большего.

Поэтому решили работать по договору купли-продажи. Но тут возникла другая проблема - у ОАО «Мурманский рыбокомбинат» нет денег. И опять нас выручила областная администрация, выделив заводу сблокированную квоту трески с тем, чтобы вырученными за ее реализацию деньгами рыбообработчики смогли бы расплатиться с нами за поставленную рыбу. Не требуя денег сразу, мы по сути дела кредитовали своих партеров. Мы рисковали, надеясь на порядочность М.И.Зуба. Но даже после первых заходов сейнера-траулера в порт и сдачи мойвы, у «Мурманского рыбокомбината» не было денег, чтобы заплатить нам за рыбу. Каждый раз мы получали расчет... своей же рыбой, но уже мороженой, но уже дороже, но плохого качества. Другой продукции завод, к сожалению, выпускать не мог, так как у него не было для этого необходимых производственных мощностей, а все они находились на других рыбоперерабатывающих заводах Мурманска и области.

Существовали также проблемы технического характера, так как глубины не позволяли сейнеру-траулеру находиться у причала круглосуточно, а лишь во время прилива, на «полной» воде. Дважды в сутки рыбаки вынуждены были отходить от причала...*

Главная проблема для судовладельца, как ни странно, состояла в том, что ему некуда было девать рыбу. Посудите сами. В первый заход сейнер доставил в порт около 800 тон мойвы, а максимальные возможности завода позволяли в сутки переработать не более 100 тонн. Но за восемь дней ожидания рыба просто-напросто испортится в трюмах корабля. Значит, ее надо отправлять потребителю не в замороженном виде, а свежей. Не будем забывать, что 800 тонн для «Мурман-2» не предел - сейнер каждые трое суток мог бы в путину доставлять по 200 тонн! Но куда девать рыбу? Здраво рассуждая, ее надо сдавать другим рыбоперерабатывающим предприятиям, которые в это время простаивают из-за нехватки сырья. Но М.И Зуб этому яро сопротивлялся, считая, что это его рыба, которую в лучшем случае он может перепродать. А если «Мурман СиФуд» сам передаст мойву другим предприятиям, то он сразу же доложит об этом в таможню, которая представит рыболовной компании счет на 30 млн. норвежских крон...

Почему мы так долго и подробно разбираемся во взаимоотношениях между этой рыболовной компанией и ОАО «Мурманский рыбокомбинат»? Да прежде всего потому, что именно тогда, в 1999 году, выпала возможность при умелых и согласованных действиях добиться не только максимального снабжения северян рыбой, но и, проанализировав и обобщив полученные результаты, добиваться продления этого эксперимента в дальнейшем. Он был выгоден всем: жителям области, так как пуская свежую мойву в торговлю сразу, с борта судна, она уже через несколько часов была бы на прилавках жителей не только Мурманска, но и Мончегорска, Оленегорска, Кировска, Кандалакши... И по низкой цене.

Во-вторых, этой рыбой можно было бы насытить производственные мощности других заводов. В-третьих, задействовались простаивающие причалы Мурманского рыбного порта. В-четвертых, полностью выбиралась бы российская квота на мойву, промысел которой ведется только два месяца в году. В-четвертых... Преимуществ масса. Здесь тебе и экономическая выгода для рыбаков и рыбообработчиков, и значительных доход в казну, так как при работе на полную мощность и росте объемов реализации предприятия будут выплачивать налоги во все уровни бюджета... Все это понимали, но не смогли переступить через амбиции одного человека - М.И.Зуба. Хотя, может быть, и нельзя его одного в том винить. Думаю, что и действия руководства «Мурман СиФуда», как единственно возможного поставщика в порт дешевой рыбы, были не безгрешны.

Усугубило положение проводимая в 1999 году выборная компания депутатов в Госдуму, а от Мурманской области в думское кресло рвалась Л. Побединская. Одна из ее агитационных статей в «Комсомольской правде» называлась «Рыбная мафия под колпаком у прокурора Побединской». Рыбная тема всегда была выгодной для депутатов всех мастей. Ведь бороться (именно бороться!) в Мурманской области надо за дешевую рыбу, в Тюменской - за дешевую нефть, в Архангельской или Карелии - дешевого леса и так далее. А с кем бороться? Ну конечно же, с рыбной (нефтяной, лесной и т.д.) мафией! Вот и боролись, профукав разрешенный правительством эксперимент по безналоговому заходу в порт сейнера-траулера «Мурман-2». Дважды столь счастливый билет не выпадает.

S По данным Центробанка РФ на 16 декабря 1999 года одна норвежская крона «стоила» 3 рубля 33 копейки, а один доллар США - 26 рублей 80 копеек.

· С больной головы на здоровую, «РМ» от 17 декабря 1999 года.

· С больной головы на здоровую, «РМ» от 17 декабря 1999 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000) Том второй


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.225.47.94

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD