Аренда офисов в Мурманске

 

Главная Забота о людях - морской закон
Забота о людях - морской закон Печать E-mail

Читать предыдущую статью

Недаром говорят, что рыбацкое дело сопряжено с каждодневной опасностью.

И конечно, тут на первый план выдвигается забота о людях.

Беречь их надо! Чем больше заботы о людях, которые работают на промысловых судах, тем больше отдачи можно ожидать в их тяжелом труде. Чтобы уважаемые читатели почувствовали, что такое рыбацкий труд, расскажу один случай.

СРТ-4167 "Фестивальный", на котором я был капитаном, находился в Норвежском море. Орудия лова были поставлены для облова сельди.

Предупреждение об урагане мы получили с опозданием, по времени я уже не мог принять решение о выборке сетей...

Что касается важности оповещения о погоде, это я запомнил на всю жизнь. И позже будучи заместителем и начальником экспедиции, зная, что это такое, "пробил" вопрос, чтобы на наших плавбазах была синоптическая группа непосредственно в море. Затем мы добились, чтобы синоптическая группа давала прогнозы через каждые два часа. Это имело очень большое значение в плане обеспечения безопасности судов и людей.

...Итак, орудия лова выметаны, ураган начался. Проштормовались мы в этом урагане с вечера всю ночь, а с рассветом я принял решение проверить орудия лова - не отсоединяться от них, а проверить. На мой взгляд, было временное затишье.

Дрифтерные сети прикрепляются к судну канатом диаметром 150-175 мм, на этом канате судно держится, находится в дрейфе. И чтобы в таком урагане не оторвало орудия лова, приходится на вожак подрабатывать машиной, облегчая рывки при порывах ветра. Почему было принято решение проверить? От рывков перетирает канат, и я решил подобрать его, снова укрепить и продолжать дрейфовать.

На мостике мы обсудили, кто пойдет на проверку. Наметили самых опытных людей. Обыграли, как себя вести, что делать каждому человеку и на что каждый должен обращать внимание, потому что вопрос был серьезный. Люди надели рокон-буксы, подвязались. Как подвязаться, мы это тоже учли.

И только моряки вышли на полубак, девятым валом смыло за борт пятерых! Никто из них не умел плавать, но все удерживались на воде, потому что были соответственно одеты: между их ватными одеждами и рокон-буксами образовались воздушные подушки. Они плавали прямо у борта... Судно поднималось и опускалось на волнах, и люди на волнах то поднимались, то опускались.

Я был на мостике. Точно не помню, что меня толкнуло, но мои товарищи со стороны видели: я тут же оказался с топором на полубаке, сумел добежать, обрубить вожак орудий лова, вернуться на мостик, сманеврировать и взять этих людей на борт.

Мы руками из моря их вытащили! Всех пятерых. Единственное, что я до сих пор хорошо помню, их глаза...

Потом эти люди плавали со мной лет пять-шесть, пока я не ушел работать на берег. Значит, у них была уверенность, что помощь будет оказана.

Недавно на вечере во Дворце культуры один человек подошел ко мне и сказал: "Александр Викторович, дай Бог, чтобы ты продолжал жить!". Жена моя не поняла, к чему такое пожелание. Я и сам не сразу смог припомнить, кто он. Только его глаза подсказали: один из спасенных.

Если люди чувствуют, что командиры придут на помощь в любых условиях, то экипаж сплачивается, моряки работают смело, самоотверженно. Это придает уверенность и их семьям на берегу.

Почему иногда моряки с судов уходят? Потому что нет психологических и моральных условий, которые должен создавать командный состав. Это одна из главных причин.

И наоборот, когда экипаж - одна семья, моряки годами плавают вместе. Недаром есть выражение "морское братство". А ведь люди-то разные, порой несовместимые по характерам.

Вспоминаю капитана Е. И. Мариничева. Он никогда не был ни в передовиках, ни в отстающих, а экипаж у него держался постоянный. Когда я задал матросам вопрос, как им работается на этом судне, они ответили: "У нас капитан и весь командный состав хорошие люди, они очень внимательно относятся к нам. Мы от них не уйдем". А такое мнение не сразу формируется. Чтобы иметь такую уверенность в командирах и товарищах, надо вместе, как говорится, пуд соли съесть.

Еще пример, когда от личности капитана очень многое зависит. Клавдия Валериановича Ардеева назначили на первый наш БМРТ-439 "Муромск", потому что все знали, как он относится к команде. Была полная уверенность, что он добьется успеха, первым в нашем флоте вместе с экипажем освоит крупнотоннажное судно.

В целом в "Мурмансельди" - "Мурманрыбпроме" внимательное отношение к людям было законом. Секретарями парткома избирались товарищи из числа тех, которые плавали во флоте. И потом с нас в этом стали брать пример коммунисты других флотов.

А когда начали ставить чужих генеральных директоров, это сразу отразилось на всем коллективе. Потом пришли "сухопутные" помполиты.

Кем был помполит-неспециалист? Он был человеком, который писал донесения, доклады, пасквили. А когда я внес предложение ставить помполитов из числа моряков, которым нельзя плавать в той или иной должности, дело наладилось. И сегодня с благодарностью об этих людях вспоминают. Это были помполиты! Они выполняли такую роль, какую выполняли священники в армии и на флоте в царское время.

И сегодня у нас есть такие частные компании, в которых создан хороший моральный климат, где продолжаются традиции морского братства. Но во многих частных компаниях моряки страдают от чванства и равнодушия руководства. Их не берут в постоянный плавсостав, им недоплачивают. Они даже вынуждены сами платить, чтобы уйти в море!

И никто не думает о том, что каждый промысловик через несколько лет приобретает какое-либо заболевание, что в будущем он получит нищенскую пенсию...

Очень важно поддерживать моряков, чтобы они совершенствовались в профессиональном плане, чтобы были благополучными их семьи. В "Мурманрыбпроме" выросли, стали уважаемыми людьми тысячи и тысячи. Кто-то получал повышение по службе, кто-то достойно продолжал работать на своей должности. Это капитаны, штурманы, боцманы, механики, мастера добычи, мастера обработки, матросы и моряки других специальностей. От каждого зависело выполнение многих задач: и вылов, и заработок экипажа, и благополучие семей.

Есть еще одно общепринятое выражение - "морская закалка". Как бы ни складывалась судьба, люди, прошедшие морскую закалку, как правило, успешны. Особенно это касается тех морских специалистов, чья деятельность связана с управлением. В своем большинстве это самостоятельные, уверенные в себе 'люди, умеющие видеть перспективу и брать на себя ответственность.

Приведу пример, что надо думать не только о сегодняшнем дне. Решение, которое принимается в какой-то момент, влияет на результаты в будущем.

В 50-60-х годах командный состав работал на СРТ, которые имели мощность 300 - 400 л. с. И хотя мы уже вышли из узких границ Баренцева моря на просторы океана, нормативные документы не позволяли специалистам, освоившим дальнее плавание, получить соответствующие морские дипломы.

Руководящим составом управления "Мурмансельдь" и "Севрыбы" был поставлен вопрос перед министерством и правительством - в качестве исключения выдать этим специалистам дипломы дальнего плавания по плавательному цензу. Эти документы я сам готовил и подписывал как начальник службы мореплавания флота.

Разговор был очень жесткий. Тут-то мы вспомнили и парусный флот, когда открывалась Америка, и прочее. В итоге правительство пошло нам навстречу. В исключительном порядке наши специалисты, плавая на малых судах, получили дипломы дальнего плавания.

Это дало нам возможность уже в 70-е годы, когда было катастрофическое положение с объемом добычи в Норвежском море, перейти от управления "Мурмансельдь" к объединению "Мурманрыбпром". Тогда же и было решено пополнить нашу организацию крупнотоннажным флотом. Весь командный состав, который заслужил это, сразу перешел на крупные суда. И уже не было никакой задержки по нормативной линии. Это дало возможность освоить сложные районы промысла у Лабрадора, Антарктиды, Африки, Южной Америки. И в итоге кризис конца 60-х годов был преодолен. Тем самым мы не позволили организации развалиться, сохранили кадровый состав. А если бы своевременно не решили вопрос, эти люди не могли бы занимать командные должности на таких крупных судах. Вот что значит дальновидность!

К решению проблем, затрагивающих интересы каждого человека, нужно подходить очень и очень внимательно. В этом я убедился на собственном опыте. У нас в службе мореплавания при подготовке вопроса о получении дипломов дальнего плавания была создана рабочая комиссия из числа людей, знающих весь командный состав и имеющих мнение по каждому человеку. Комиссия составляла списки специалистов. Эти списки утверждались мною. Я доверял комиссии, но недаром говорят: доверяй, да проверяй! В список не был включен один капитан. Мне пришлось всю вину взять на себя. Кто подписал, тот и отвечает. Между мной и капитаном конфликт удалось разрешить.

Но на всю жизнь остался жесткий урок: дал указание - проверь исполнение. Я больше никогда в жизни таких ошибок не допускал.

Этот горький опыт особенно пригодился мне, когда я был председателем совета трудового коллектива производственного объединения "Мурманрыбпром". Известно, что в советские годы многие бытовые вопросы людей решались руководством на предприятиях
и в профсоюзных организациях. Это распределение жилья, путевок на отдых, даже распределение права на покупку машин. В период "перестройки" трудовые коллективы получили возможность влиять на эти процессы.

Совет трудового коллектива принимал участие в обсуждении всех важных дел на флоте, в том числе с нами согласовывались важнейшие производственные решения, кадровые назначения, вопросы труда и зарплаты. Мы поставили дело так, чтобы оплата труда каждого человека, выдвижение каждого руководителя давались по его заслугам. К мнению совета трудового коллектива всегда прислушивались руководители всех рангов.

Что касается жизненных вопросов, то об обиде на меня я ни от кого никогда не слышал. Хотя бывали и трудные ситуации. Легче было распределить жилье, чем автомашины. До создания совета трудового коллектива право на покупку машин давал профсоюз, но недовольные были, потому что это делалось кулуарно. А в совете все стало гласно, вопрос обсуждали коллективно. Помню, на собрании присутствовали и командный, и рядовой состав. После больших дебатов, с учетом вклада каждого человека было принято объективное решение по распределению 18 автомашин. После собрания недовольных не было.

Забота о людях в нашей нелегкой, ответственной рыбацкой деятельности распространялась на организацию отдыха моряков и их семей. Мы собственными силами, как бы ни было тяжело, построили пансионат "Рыбак Заполярья" и пионерлагерь. Те объекты, которые мы ввели в строй, пользовались огромной популярностью не только среди наших моряков и членов их семей, но и среди других жителей Мурманска. За путевками не было отбоя. Многие побывали там и увидели, что можно сделать для оздоровления северян.

В нашей флотской организации с самого начала забота о людях, коллективизм были морским законом. К сожалению, теперь это все принадлежит истории. Но я убежден, что наш исторический опыт не будет забыт.

Читать следующую статью 

Проверено жизнью


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.198.133.40

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD