Выборы Президента России

На выборах Президента РФ вы проголосуете
 

Наши партнеры

АНО ДПО «Полярный институт повышения квалификации»

 

Главная Мы – богатейшие люди (В.П.Буртовой, Г.В.Львов)
Мы – богатейшие люди (В.П.Буртовой, Г.В.Львов) Печать E-mail

- Мы - богатейшие люди, - повторяет Г.Р.Шаташвили, приводя всего две цифры. - Мы сумели флот, который по оценкам западных экспертов стоит 2,5 миллиарда долларов, выкупить всего за ...291 миллион рублей. И стали владельцами этого богатства.*

Как же распорядиться этим богатством? Экономисты-оптимисты с экранов телевизоров и газетных страниц уверяли нас, что до сих пор народ не понял до конца идею коммерциализации, заложенную в документах об акционировании предприятий. А ведь идея-то очень важная: прежде чем свалить с ног огромную махину неуклюжего госпредприятия, надо сначала коммерциализировать его основу - производственные подразделения. Зачем это нужно? А затем, чтобы дать возможность небольшому, гибкому в экономике коллективу выйти на «чистую воду» без штормов и сильного ветра, мешающему движению. Иными словами, создать условия каждому отдельному экипажу для свободного предпринимательства в самом лучшем смысле этого слова. Бушующее море рыбацкого негодования действиями местных «генералов» отрасли «выплеснуло на поверхность» инициативных руководителей низшего звена - капитанов промысловых судов.

- Они, эти замечательные руководители-судоводители, начинали с малого, - вспоминает Шаташвили. - И мы еще в те годы догадались и смогли дать им возможность реализовать себя. Капитаны «Мурманрыбпрома» Львов, Южаков, Харламов, Харлан, Буртовой - и это еще далеко не весь перечень инициативных и настойчивых моряков - создали предприятия, которые и ныне прекрасно работают.

...Радиограммы с промысла за подписью капитана-флагмана мурманрыбпромовских судов В.П.Буртового стали приходить в редакцию «Рыбного Мурмана» в «бунтарское» конца 1980-х годов время. Находясь в море, он держал связь со всеми судами в Мировом океане, и через него стекалась вся информация как о положении дел на промысле, так и по будоражащему моряков вопросу создания собственного профсоюза плавсостава. Не вина моряков, а тем более Буртового в том, что такой профсоюз был задушен в зародыше. Но именно Владимир Петрович как тогда, так и в последующие годы постоянно был, что называется, на самом переднем крае борьбы со старыми бюрократическими устоями. Еще в 1987-м он пошел к руководителям «Мурманрыбпрома» с предложением отдать ему судно в аренду с последующим выкупом. Но его притормозили, сказав: «Посидите пока, ребята. Ни вы, ни мы к этому еще не готовы». Так оно и было: идти следовало с серьезными расчетами, экономическим анализом будущей деятельности. Только ведь тогда вопросов было куда больше, чем ответов. И чтобы подготовить такие расчеты, требовались и знания, и время.

Через четыре года В.П.Буртовой с готовыми расчетами в руках просил отдать в аренду два БМРТ, которые были оборудованы для выпуска фарша. Этот продукт тогда особым спросом не пользовался. И судоводитель предлагал установить на одном из траулеров не только филейные линии, но и оборудование для консервного цеха, чтобы делать консервы из печени трески. Но ничего из этого не получилось - у флота не было денег на переоборудование судна, а у Буртового и его единомышленников - желанной самостоятельности. Так что БМРТ-0007 «Николай Закоркин» после ремонта отправили в море, чтобы на нем выпускать спинку путассу. А фаршевые линии простаивали.

Но «угомонить» Буртового не так-то просто: вместе со стармехом А.А.Поповым и другими моряками они восстановили фаршевые линии, запустили их и стали работать. В порт вернулись с твердым решением создать акционерное общество, куда вошли бы два БМРТ и белковый завод, который не может жить без фарша. И вновь осечка: «Мурманрыбпром» уже подал документы на акционирование флота, как теперь оторвать от него два судна? Конечно, можно создать товарищество, но для этого надо, чтобы уставной фонд - половина остаточной стоимости двух судов - составлял 4,5 миллиона рублей. Тогда Буртовой обратился к морякам, предложил стать акционерами. И когда подчитали взносы, указанные в радиограммах с моря, оказалось 15 миллионов рублей. В конце 1992 года траулеры в аренду удалось взять.

Созданное товарищество назвали «Прометей».

Далее. Оба траулера выпускали сурими - фарш высоких кондиций. Союз с «Протеином» (бывший белковый завод) позволял насыщать мурманский рынок всеми известными «крабовыми палочками». Иностранцы не раз предлагали создать совместное предприятие. Сурими интересовал англичан, испанцев, французов. Буртовой отказывал, резонно считая, что россияне ничуть не хуже других народов. Продукты и рабочие места нужны и в Заполярье. «Протеин» был учредителем «Прометея», «Прометей» - акционер «Протеина». Сотрудничество на взаимовыгодных условиях, а не так, как было принято: ты мне стопроцентную предоплату, а доходы пополам. Завод получал фарш под выработку готового продукта, вырученные деньги делились поровну. По-честному, без обмана...*

Все вышеизложенные мысли и факты на страницах «Рыбного Мурмана» изложила обозреватель газеты по вопросам экономики Инна Березюк. Далее в своих выводах журналист становится более субъективен, поэтому процитирую:

- Коммерческая деятельность в «Прометее» не планировалась и не проводится. Странно, правда? Не современно как-то...Тем не менее создан филиал товарищества в Краснодарском крае, там решено построить завод по переработке сельхозпродукции. А еще очень нужен холодильник на тысячу тонн, чтобы можно было хранить и фарш, и готовую продукцию. А где деньги взять, кто поддержит малую структуру? Кто поможет? Вопрос вопросов - как сохранить суда. Ведь собрание акционеров «Мурманрыбпрома» вправе забрать их у арендатора. То, что в составе объединения эти БМРТ были нерентабельны, все давно забыли. А вот сегодняшняя их работа вызывает зависть у многих. Впрочем, как и жизнь «Прометея». Ведь никому не видны хлопоты и труды коллектива, никого не волнуют бессонные ночи его руководителя. Решил Буртовой найти помощь в Союзе рыбопромышленников Севера. Ему, как большинству малых структур рыбного бизнеса, квота не нужна. «Прометей» работает на «сорной» рыбе, делая из нее дорогостоящий продукт. Зато выживать легче вместе.

- Велик соблазн связать товарищество, названное именем греческого титана, подарившего людям огонь, с работой коллектива. Вот, мол, дарят людям, - пишет И.Березюк. - Нет, не дарят. Работают для людей. И их муки полегче прометеевых. Хотя остаются муками. А жаль.

Жаль, что нет законов, оберегающих бизнесменов-производителей продукции, причем чисто российских предпринимателей. Жаль, что «льготный» кредит в 173 процента равен грабежу средь бела дня. Жаль, что налоги...*

Иной путь выбрал Геннадий Васильевич Львов. Напомним читателю, что этот известный в «Мурманрыбпроме» капитан возглавил оргкомитет по подготовке к созданию профсоюза плавсостава, когда баллотировался кандидатом в народные депутаты. Пять лет тому назад, в конце 1980-х годов, он взял в аренду большой морозильный траулер. Вскоре товарищество «Конкеран» стало совместной с норвежскими партнерами фирмой «Конвест».

- Мы очень сильно рисковали, - рассказывает Г.В.Львов. - И тем не менее не разделили заработанное по карманам, а вложили в дело. Нужно было дождаться результата, доказать, что разработанная нами программа действий эффективна, чтобы заключить с иностранным партнером контракт. Одно дело, когда гарантом выступает госструктура, судовладелец большого флота. В мире бизнеса принято, чтобы гарантом надежности выступал либо банк, либо солидный собственник. У нас ничего этого не было. Гарантом служило лишь высокое качество нашей продукции. Сейчас мы довольны: мощная иностранная компания дала свое имя под нашу продукцию. Насколько я знаю, в Мурманске больше ни одна фирма не достигла такого.

С самого начала решили иметь деньги не за счет вала, количества рыбы, а только за счет высочайшего качества производимой продукции. В результате у нас постоянный партнер, крупный бизнесмен. И даже когда ему предлагают продукцию по ценам ниже наших, он отказывается. Знает, что 98-99 процентов нашей продукции - качественное сырье, а там он использовал бы в дело лишь половину. Филе трески, которое мы изготавливали по международным стандартам, сейчас на выставке в Нью-Йорке. И это не просто престижно, это доказывает, что российские бизнесмены могут достойно конкурировать на мировом рынке, а не просто бездарно, за бесценок сбывать мороженый «кругляк» норвежцам.

- Сколько же сейчас у вас фирм? - спрашивает Львова Инна Березюк.

- Два совместных предприятия и два филиала зарубежных компаний: один в Мурманске, другой в Ставропольском крае. Плюс три российских предприятия. Основная фирма - «Арктика фишинг Лимитед», это у нее два филиала, и прежняя «Конвест фишинг продакшион». Головное предприятие первой фирмы находится в Великобритании, но всю деятельность на нашей территории зарубежные партнеры доверяют нам полностью... У нас много партнеров и много друзей. Мы представляем интересы западных бизнесменов на российском рынке.

Например, рекомендуем различные технологии рыбообработки из Дании, траловое вооружение и ваера из Норвегии, коптильное оборудование из Англии.

Я считаю, что «Мурманрыбпром» сделал великий шаг, отдавая нам права судовладельцев. Руководство рисковало, оно первым пошло на эксперимент, аналогов не было. Ведь тогда все говорили, что работать на зарубеж могут только люди со специальным образованием, капитанам категорически запрещалось заниматься внешнеторговыми операциями из-за нашей «безграмотности». Запрет был и на аренду крупнотоннажных судов. Все руководители флотов шли к своим должностям от ступеньки к ступеньке. А мы махнули через всю лестницу.

Естественно, что нас, тех, кто начинал новую жизнь, бросали на средину реки и смотрели - выплывем ли? Они, руководители госструктур, подтолкнули нас к тому, что мы научились считать. Это - главное, остальное было делом техники. Конечно, все шли путем проб и ошибок.

Многие и сегодня не имеют стабильности на этом рынке. Но это - единственный путь.

- У нас сейчас четыре судна, - продолжает рассказ Г.В.Львов. - Два - собственные, а два находятся в совместной эксплуатации. Мы купили малотоннажные суда, они будут поставлять продукцию на местный рынок. Собираемся оборудовать на побережье коптильный завод... При распределении квоты на этот год нам не дали ни «хвоста», поскольку у нас арендованные суда. Пришлось покупать квоту по рыночным ценам. Скоро новое распределение, слышал, что часть сырьевых ресурсов отдадут администрации области. Значит, снова частные предприятия останутся ни с чем. И это - самое нелепое. Ведь посмотрите, насколько эффективней работают суда частных предприятий, в результате и местный бюджет неплохо пополняется.

- Не опасаетесь, что на собрании акционеров «Мурманрыбпром» отберет у вас суда?

- Конечно, мы владеем очень малой долей акций и, естественно, не сможем влиять на ход событий. Но ведь все должны понимать, что хотя объединение и стало акционерным обществом, эксплуатация флота осталась прежней. Кстати, мы третий год выплачиваем дивиденды, в том числе и родившему нас «Мурманрыбпрому». Деньги эти идут не в карман администрации, а на покрытие расходов и на развитие. Мы поддерживаем позицию руководства «Мурманрыбпрома». Тем более что сейчас не время метаться, искать новых хозяев. Иначе могут прийти люди с очень большими деньгами, и флот попадет в их руки, людей, далеких от рыбного бизнеса. И деньги уйдут неизвестно куда, то, что из региона - это однозначно. Это будет катастрофа не только флота, но и самой идеи приватизации...*

Любопытно, что практически в это же время гендиректор «Мурманрыбпрома» Л.С.Брейхман мучительно думает, куда девать оставшиеся крупнотоннажные суда. Какой-то десяток лет отходило БМРТ в море - и на тебе: металлолом! 150 тысяч долларов плати и бери любой. А готовы и дешевле продать эти траулеры. Они впустую стоят на рейде, лишь сосут понемногу деньги за их охрану. Что же изменилось за эти годы, разве перевелись инициативные капитаны, подобные Львову? Разве нет желания у них пойти по уже проторенной дорожке, купив или взяв суда в аренду?

- А зачем? - вопросом на вопрос отвечает Брейхман. - Полтора миллиарда вбухать в ремонт, а что в нынешних условиях делать БМРТ? На сельди работать? Так это же путинный лов на пару месяцев. Вот почему мы делам акцент на глубокую разделку...*

Как видим, обстоятельства за эти пять лет разительно изменились. Обстоятельства, а не мировоззрение капитанов. Теперь флотоводец, глядя на своего вчерашнего судоводителя, решил взять качеством, а не количеством производимой продукции. Впрочем, скоро и тому и другому придется очень несладко, когда вместо ожидаемой помощи от государства они вынуждены будут отдать последнее, чтобы выжить.

Помните лермонтовское, из школьной программы: «И кто-то камень положил в его протянутую руку...»

- У Вас есть мечта? - задает свой последний «женский» вопрос Инна Березюк Геннадию Васильевичу Львову.

- Есть. Организовать такое предприятие, поставить его на такой уровень конкурентоспособности, чтобы с ним так же считались, как с любой крупной фирмой Великобритании, США или Канады. Конечно, можно заиметь много-много денег, как некоторые московские фирмы (не будем говорить, как они их заимели), и будут считаться с этим денежным мешком. Но это временно. А вот чтобы считались с эффективностью производства, с умением из одного доллара сделать миллион - совсем другое дело. У нас подобрался отличный коллектив, опытные капитаны, инженеры. Бухгалтеры. И стремимся сотрудничать со всеми, у кого есть дельные предложения.*

К сожалению, первым на «контакт» пойдет государство в лице налоговиков с единственным «дельным предложением» - отдай заработанное! Словно захочет вернуть свою разницу, вычитая из 2,5 миллиардов долларов 291 миллион рублей. Из фактической стоимости флота его продажную цену. Да, мы все крепки задним умом. Но чудес не бывает. Потому-то и не стало на флоте новых львовых, южаковых, харламовых, харланов и буртовых...

• Денег много - денег нет, «РМ» от 2 сентября 1994 года.

• Деликатесы из «сорной» рыбы, «РМ» от 29 октября 1993 года.

• Деликатесы из «сорной» рыбы, «РМ» от 29 октября 1993 года.

• Геннадий Львов: «Мы махнули через всю лестницу». «РМ» от 29 октября 1993 года.

• Шторм круглые сутки, «РМ» от 25 февраля 1994 года.

• Геннадий Львов: «Мы махнули через всю лестницу». «РМ» от 29 октября 1993 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000)


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.242.250.208

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2018 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD