Аренда офисов в Мурманске

 

Главная Глава девятая
Глава девятая Печать E-mail

Вернувшись как-то из полета, Павел обнаружил на своем столе письмо.

Почерк на конверте был ему незнаком. Торопливо вскрыл конверт, вынул тетрадный листок, испещренный крупными строчками.

Письмо было от Анны. Она писала, что не забыла, как он ее катал на аэроплане, как была у него в гостях. «Встреча с тобой, кажется, определила мой путь. Вместе с подружками, тоже комсомолками, решила на будущий год поступать в Харьковский аэроклуб. Ты говорил, что главное - желание, а оно у нас есть и очень большое...»

Анна сообщала, что собирается приехать в Кировск повидаться с ним, спрашивала с упреком, почему он в тот раз не пришел проводить ее. А подписалась так: «Твоя знакомая Анна Пилипенко».

Павел перечитал письмо и сразу же сел за ответ. Он написал, что одобряет решение Анны поступить в аэроклуб. Обещал помочь ей конспектами, учебниками.

«Ты извини меня, Анна, что я не мог проводить тебя тогда. Срочно улетел по заданию. Но сейчас, если приедешь, я обязательно тебя встречу. Только сообщи о выезде телеграммой. Ну, а если вдруг не смогу - может случиться, что опять буду в полете, - тебя все равно встретят мои друзья...»

Павел остановил разбег пера, минуту поколебался и решительно вывел: «Обязательно приезжай. Я хочу тебе сказать что-то очень важное, касающееся только тебя и меня».

В эту холодную осеннюю ночь он долго не мог уснуть. Все вспоминались озорные глаза Анны, полет над Хибинами...

Когда Павел проснулся, в гостинице никого уже не было. Морозов ушел готовить самолет, Сазонов, наверное, отправился ему помогать.

Сегодня предстоял полет в Сейдъяврское становище, в Ловозерские горы, где вел поисковые работы петрографический отряд.

Новые маршруты теперь совсем не пугали Овчинникова. С каждым полетом он все лучше узнавал этот суровый край.

Павел долго стоял над застывшим озером, по которому плыли осенние листья, смотрел, как мелкая рыбешка металась у самых ног.

- Командир, можно лететь! - позвал Морозов. Он всегда провожал в рейс своего командира.

Сейдъяврозеро в Ловозерских горах, зажатое среди скал, лежит словно в каменном мешке. Сесть и взлететь можно лишь с одной стороны - откуда вытекает шумная речушка. Павел сделал в горной впадине контрольный круг и пошел на посадку. «Шаврушка» послушно приводнилась. Слабый ветерок через несколько минут вынес ее на песчаный берег.

Геологи сразу же окружили нежданного гостя. Поздоровавшись с ними, Павел произнес деловито:

- Привез вам еду. Выгружайте. Зовут меня Павлом, фамилия - Овчинников. Теперь буду навещать вас часто. Поэтому - прошу любить и жаловать.

Сняв крышку горгрота, он стал подавать геологам ящики, пакеты, свертки.

Неподалеку, на берегу озера, на небольшой полянке, окруженной березками, стояло несколько палаток. Чуть в стороне, на пригорке виднелись саамские вежи. Над ними курились дымки. Павел еще с воздуха успел разглядеть это разномастное селение. Разгрузив самолет, геологи пригласили Павла к себе в гости.

Весело вспыхнул костер.

С гор тянул свежий, бодрящий ветерок. Он набегал на зеркальную гладь озера, рябил ее. Озеро просматривалось далеко-далеко, до самой отвесной стены обрыва, куда упирался Сейд.

Подошли хозяева веж - саамские рыбаки, только что возвратившиеся с промысла. Присоединились к компании, оживленно беседовавшей в ожидании ухи. Видно, жили здесь дружно. Павел с интересом слушал рассказы геологов. Осмелев, к столу приблизились и женщины-саамки, с любопытством рассматривавшие гостя. Возле них вертелся мальчонка лет пяти. Мать то и дело одергивала его, сердито отчитывала за что-то. Шустрый пацаненок понравился Павлу, он подозвал его, угостил конфетой, выведал, что зовут его Шуркой. Довольный мальчонка смачно захрустел карамелькой.

Поспела уха. Сколько ни приглашали женщин сесть за стол - они дружно отказывались. Так и остались стоять в сторонке тесной группкой.

После ужина хозяева повели Павла к порожистой реке, показывая свои владения. Косогоры были усеяны брусникой. Сплошные алые ковры поразили Павла - такого ему еще не приходилось видеть.

...Потом Овчинников еще не раз прилетал сюда, к этим гостеприимным людям, здесь у него появилось немало друзей. А однажды - это было, когда уже выпал первый снег, - Павел, прилетев в становище, узнал, что полюбившийся ему мальчик-саам тяжело болен. Геологи посетовали пилоту, что родители Шурки категорически отказываются отправить его в Ловозеро в больницу.

- Загубят хлопца. Не знаем, что и делать, - вздыхали они.

Оставив самолет, Павел решительно зашагал к вежам. Возле крайней, где жила семья мальчика, увидел оленью упряжку. Откинув полог, вошел в темное жилище, посреди которого горел небольшой костер. Вокруг огня на хвойных ветках лежали оленьи шкуры. Едкий дым расползался по веже, не спеша тянулся вверх, к небольшому отверстию, через которое проглядывало небо.

Павел пригнулся - внизу дыму было меньше и не так ело глаза. На топчане, одетый в малицу, готовый к отъезду, лежал Шурик. Мать склонилась над ним, тихо плача.

Поздоровавшись с нею, Павел спросил, куда собираются везти мальчика. Хозяйка посмотрела на него, ничего не ответила и снова склонилась над больным.

Снаружи послышались шаги, и в вежу вошел хозяин.

- Мальчика немедленно в больницу надо, - обратился к нему Овчинников.

- Жена сейд просить будет. Поач поедем, сейд просить будем, - бормотал саам.

- Какой к черту сейд! - зло выпалил Павел, глядя на задыхающегося мальчика. - Его срочно к врачу надо, в больницу!

- Не дам больница! Сейд просить будем, - запричитала вдруг хозяйка.

- Да что же вы делаете? Умрет ведь ребенок! По вашей вине умрет!

- Сейд просить будем! - сурово отрезал хозяин. В вежу вошел какой-то пожилой мужчина, поддержал хозяина:

- Мальчик болеть! Каврай просить нада. Каврай здоровья даст. Каврай поможет.

- Каврай, Каврай! - в негодовании бросил Павел и выскочил из вежи.

У входа собралась толпа. Люди возбужденно спорили, что надо делать, чтобы спасти ребенка. Павел бросил на ходу:

- Сейчас лечу в Ловозеро за врачом! Пусть здесь со своими сеидами и Кавраями не чудят!

Прилетев в райцентр, Павел привязал «шаврушку» к большой коряге и заспешил в поселок. Разыскав там врача, объяснил, в чем дело, и через полчаса был уже снова в становище.

У мальчика оказалась скарлатина, и его, несмотря на протесты родителей, врач увез в больницу.

Прошло много дней, прежде чем Шурик встал на ноги и родители забрали его домой. Веселый, здоровый, только очень исхудавший, он встречал Павла, прилетевшего в становище в очередной раз.

- Ну как дела, герой? - поинтересовался Овчинников, угощая мальчишку конфетами. Тот молчал, потупившись смущенно.

- Каврай помог! Я много просил Каврай, - ответила за него мать.

- Вот, опять Каврай, - сокрушенно развел руками Павел. - Да знаешь ли ты, что если б не больница, не врачи, никакой Каврай не помог бы?! А, что там! - с сожалением сказал он. - Когда-нибудь сами поймете. На все надо время.

Наступила зима с морозами, студеными ветрами. Все чаще Сейдъявр прятался за низкой облачностью. Овчинникову нужно было срочно вывозить оборудование, образцы, снаряжение экспедиции, людей. Срочно, ведь не сегодня завтра мороз окончательно скует озеро.

Вот и последний рейс. Непогода задержала Павла в Сейдъяврском становище, пришлось заночевать.

Вечером он был в гостях у родителей Шурки. Здесь при свете костра его угощали свежей строганиной, мозгом из оленьих костей.

- Павла, а ведь наша ездила тогда молить сейда, чтобы не умер сын, - признался хозяин.

- Чудной вы народ. Уж столько лет живете при Советской власти, а в какие-то сейды, Каврай веруете.

- Есть сейды - живут там, в горах. И Каврай там, в конце Сейдъявра в скалах живет. Хочешь, покажу? - спросил саам.

Овчинников встречал сейды - «летучие камни» саамов - в тундре много раз. Они возвышались на макушках сопок, а иногда их можно было увидеть и среди озер, на островах, а, также на болотах. Чьи-то руки в незапамятные времена расставили, по тундре эти загадочные символы, которых саамы наделили чудодейственными свойствами.

- Зачем же мне их показывать? Я сам видел их. Камни - как камни, - ответил Павел.

- Не как все - душа в них живет. Они всё могут. Будешь гневать - олень в горы уведут, ягель снегом глубоким закроют. Каврай обидишь - болезни пошлет.

Долго беседовал Павел с хозяевами, пытаясь разубедить их, объяснить, что сына им спасли врачи, а вовсе не молитвы, не таинственный Каврай. Рассказал им, что скоро в тундру придут люди, построят большие дома, больницу, что дети их будут ходить в школу. Спать легли поздно. А утром, проснувшись, Павел, выглянул наружу и ахнул - все было покрыто снегом. Озеро замерзло. Тревожные мысли словно рукой сняли сонливость: «Как же теперь взлетать?!»

Он бросился к озеру. Ударил каблуком - пробил лед. Корка была не толстой, но твердой, с острыми краями. Теперь надо было пробить канал и быстрее в путь. Возможно, застыла и Тик-губа.

Быстро приготовив самолет к вылету, Овчинников распрощался с геологами и жителями становища. Отрулив в самый конец озера, он еще раз посмотрел на нависшие слева и справа скалы, примерился к берегу и плавно отдал сектор газа вперед, до упора. Обломки льда и обжигающие брызги больно ударили в лицо.

«Только бы вытащить на редан», - мелькали мысли. Что-то сильно ударило в днище. «Шаврушка» вздрогнула и потянулась вверх.

Придерживая самолет в горизонтальном полете, Павел старался набрать скорость. Потом потянул ручку управления на себя, и машина послушно стала набирать высоту. Сделав над озером прощальный круг, Овчинников лег на курс.

Как он и предполагал, снег лежал и в Тик-губе.. Озеро покрылось белым панцирем, и только далеко за Горелыми островами, где на свободе гуляла Имандра, льда не было - его там не будет до глубокой зимы.

Павел стал прикидывать, где приткнуть «шаврушку». Внизу на пирсе метались люди. Сделав над ними круг, потом другой, Павел понял: ему готовили посадочную площадку. От кромки льда и дальше до кустарника узкой полоской торопливо разбрасывали песок.

Через несколько минут было выложено и посадочное «Т». Сейчас все зависело от его мастерства. Не выпуская колес, надо было на малой скорости подвести самолет к береговой кромке, выключить мотор и притереть на редан.

Павел зашел со стороны Корниловой губы и стал снижаться. Не долетая до пирса, выключил мотор и стал планировать на настил. Теряя скорость, самолет ткнулся о землю и, пробежав несколько метров, подхваченный встречающими с боков за подкосы, застыл на месте.

Павел устало вылез из кабины, обнял Морозова.

- Спасибо, Саша! Ловко ты придумал. При взлете, кажется, повредил лодку, посмотри.

- Ты не волнуйся, все сделаем. Главное - самолет не оставил в горах.

...Павлу так и не довелось встретить Анну. Без предупреждения появилась она в Тик-Губе с тяжелой корзиной в руках. Он же в то время был в Кировске. Вернулся, а она его встречает.

В честь приезда гостьи был накрыт стол.

- Не будут тебя вновь разыскивать с милицией? - шутил счастливый Павел.

- Не бойся!

В этот вечер долго не гас свет в комнатах пилотов. Разговорам не было конца.

- Ты молодец, Анна, что решила стать летчиком, - хвалил Павел. - И подружки твои молодцы. Летные кадры сейчас очень нужны.

- Выучимся - и к вам на Север! Возьмете? - смеялась девушка.

- Как не взять - считай, здесь все холостяки. Анне отвели комнату командира. А на следующие
день Павел без обиняков объявил:

- Нравишься ты мне, Анка. Приглашаю на следующую осень, после летней навигации, в отпуск к моим родителям ехать. Как ты смотришь на это? Согласна?

- Чудной ты, Павел! Да какая же девушка откажется от такого предложения?

- Так что - решено?

- Считай - да! - И деловито: - Помнишь, ты обещал поделиться со мной учебниками?

- О чем разговор!

Павел достал из-под койки фанерный ящик, доверху набитый книгами.

- Вот тебе «Аэродинамика». Вот учебник нематериальной части По-2. А это... - вертел он в руках затрепанную книжонку без обложки, - это справочник по штурманской подготовке. Держи! Сохранились и конспекты по «шаврушке» - возьми, может, тоже пригодятся.

Целую стопку книг и тетрадок набрал Павел для Анны. Все связали, уложили в корзину.

- Слушай внимательно лекции, - советовал он.- Все записывай. А если что не ясно - не стесняйся, спрашивай. На матчасти - каждый винтик, каждую гаечку старайся пощупать руками, так лучше запоминается.

Расставаясь, обещали писать друг другу как можно чаще.

Всё начиналось с «Шаврушки»


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.166.236.238

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD