Аренда офисов в Мурманске

 

Главная Нефтебаза
Нефтебаза Печать E-mail

Автор этих строк намеренно вычленил из рассказа о рыбном порте проблемы, связанные с так называемым третьим грузовым районом - нефтебазой.

Вычленил, чтобы собрать их в единой главке и проследить за эволюцией этого предприятия, ставшего в начале девяностых годов яблоком раздора среди флотоводцев Северного бассейна, а к концу девяностых - никому не нужной обузой.

В первой книге нашего повествования уже рассказано том, что в свое время руководители нефтебазы обращались в «Севрыбу» с просьбой отделить ее от рыбного порта и включить в состав «Севрыбы», чтобы самостоятельно решать вопросы реконструкции и модернизации производства. Но кроме сочувствия конкретной помощи не получили. И тогда решили создать СП «Мурман Ойл» (учредители - рыбный порт, основные рыбопромысловые флоты Мурманска и немецкий партнер, у которого был 31 процент уставного капитала), взяв нефтебазу в аренду у областного комитета по госимуществу. Как раз к этому времени, к середине 1992-го года, сама «Севрыба» трансформировалась в акционерное общество и стала заниматься хозяйственной деятельностью. Управленцы сразу же поняли, что у них из под носа уводят лакомый пирог. И стали бороться за свой кусок этого пирога, то есть за право производить так называемые обменно-закупочные операции, при которых топливо переправлялось за рубеж. «Севрыба» признала договор аренды нефтебазы СП «Мурман-Ойл» неправомочным и просила комитет госимущества РФ самой взять нефтебазу в аренду. Но поезд, как говорится, уже ушел - большой товарный состав с топливом...

Цель создания совместного предприятия была одна - эксплуатируя нефтебазу, заработать средства для реконструкции и модернизации самой нефтебазы, которая к тому времени работала практически без ремонта 20 лет. С самого начала предприятие с помощью своего западного учредителя начало активно вкладывать средства в производство. Однако сумма, необходимая для развития и модернизации нефтебазы, оказалась неподъемной - 60 миллионов долларов. Стало ясно, что самостоятельно таких денег не заработать никогда. Тем более, что с конца 1993 года резко изменилась ценовая политика государства на нефть и нефтепродукты, вверх пошли железнодорожные тарифы и, как следствие, порт Мурманск с его нефтебазой потерял привлекательность для экспортеров нефтепродуктов, на которых и делалась основная ставка.

В мае 1994 года учредители решили поменять форму собственности и создали на базе совместного предприятия АООТ «Мурман Ойл», в состав которого был введен новый акционер - комитет по госимуществу Мурманской области (14 процентов уставного капитала). С конца 1994 года рыбопромысловый флот практически из Мурманска ушел: цены на судовое топливо стали на 30-40 процентов выше, чем в иностранных портах, где суда и бункеровались. Были введены новые таможенные платежи по НДС - 20 процентов от стоимости привезенной (выловленной российскими моряками) рыбопродукции, да к тому же по предоплате. Грузооборот по вышеуказанным причинам резко упал. В 1990 году через нефтебазу было перевалено 1900 тысяч тонн нефтепродуктов, из них для рыбаков - 900 тысяч тонн; в 1995 году - 565 тысяч тонн, из них для рыбаков - 200 тысяч тонн. «Мурман Ойл» смог поменять направление деятельности - он стал основным поставщиком топочного мазута для городов, поселков, военных баз, расположенных на побережье Кольского залива и Баренцева моря (был приобретен танкер емкостью 5 тысяч тонн). Резко увеличились объемы розничной и оптовой продажи бензина...

Несмотря на принимаемые меры, предприятие «Мурман Ойл» стало нерентабельным. Резко увеличилась арендная плата в связи с переоценкой основных средств нефтебазы, встал вопрос о прекращении действия договора об аренде нефтебазы между госкомимуществом, рыбным портом и «Мурман Ойлом». Однако, согласно арендному договору, после прекращения его действия партнерами «Мурман Ойла» выплачиваются последнему затраты, которые он понес, произведя на нефтебазе так называемые неотделимые улучшения из собственных средств. Такие «неотделимые улучшения» потянули на 60 миллиардов рублей по курсу 1996 года. Всем было ясно, что ни рыбный порт, ни госкомимущество такие деньги никогда не вернут. А если принять решение о ликвидации АООТ «Мурман Ойл», то сразу же вставал вопрос о выплате доли немецкому партнеру порядка 26 миллиардов рублей, что также было нереально. Ища выход из тупиковой ситуации, генеральный директор АООТ «Мурман Ойл» Юрий Михайленко63 весной 1996 года предложил следующее:

1. Прекращается аренда нефтебазы.

2. Нефтебаза отделяется от рыбного порта и на ее базе создается унитарное государственное предприятие (остаточная стоимость основных средств примерно 100 млрд. рублей).

3. Создается новое АООТ, учредителями которого является госкомимущества с основными фондами нефтебазы в 100 млрд. рублей и АООТ «Мурман Ойл» со своими 83 млрд. рублей...

(А теперь, уважаемый читатель, прошу сосредоточить свое внимание и попытаться вникнуть в схемы-сети доморощенных экономистов-производственников, которые ну никак не хотят возвращать кому бы то ни было денег по долгам).

...А так как в капитале «Мурман Ойла» госсобственность составляет 37 процентов (23 % рыбного порта и 14% Госкомимущества), то общая доля госсобственности в новом АООТ составит уже 71,4 процента. Таким образом, государство начинает полностью контролировать хозяйственную деятельность АООТ, исчезает арендная плата, доля немецкого партнера падает до 14 процентов, а само АООТ, став владельцем нефтебазы, сможет с большей вероятностью найти новых инвесторов для ее реконструкции и модернизации.·

Далеко не сладкая жизнь заставляла руководителя «Мурман Ойла» крутиться и искать выход из тупика. С одной стороны - немецкий учредитель, который беспокоился за судьбу вложенных в нефтебазу гигантских средств, с другой - возросшие арендные платежи, с третьей - собственный коллектив, требующий выплаты зарплаты, с четвертой... Главное же - не было перспективы, за которую можно было бы ухватиться.

- Честно говоря, из-за политики нашего государства просто руки опускаются, - признается Ю.М.Михайленко. - Нефтебаза рыбного порта создавалась для рыбаков, их судов. В те времена о деньгах никто не думал: в Москве «Рыбснаб» платил заводам за топливо, и оно поступало сюда по разнарядке. Хранилось на нефтебазе, а флоты брали по потребности. Мы лишь следили за всем процессом. Если какой-то из заводов недогрузил, не отправил, можно было поорать по телефону на руководство. Можно было сбегать в обком партии, оттуда позвонят, скажем, в Пермь: «Вы что это там?». И эшелон примчится в Мурманск. А когда бассейн начал рассыпаться и все стали самостоятельными...

Посчитали, что мы, как посредники, при закупке топлива не нужны, пусть нефтебаза просто хранит нашит запасы. И создали в каждом флоте топливный отдел. Но не учли главного - топливо очень дорого стоит. И когда пришло время закупать, оказалось, что таких денег нет. А суда на промысел выпускать надо. Флотоводцы стали звонить в «Мурман Ойл», просить и требовать. Мы отвечаем, что, мол, ваши запасы давно кончились. Но флот-то простаивает. Хорошо, выдаем. Из чужих запасов. Предупреждаем: надо вернуть деньги как можно скорей. А у флота счет арестован налоговой инспекцией. А мне что делать? Я ведь рассчитывал на порядочность флотоводцев...*

Осенью 1995 года на очередном заседании совета директоров «Севрыбы» обсуждали финансовое положение «Мурман-Ойла». По словам генерального директора предприятия Юрия Михайленко, текущий год закончится с убытками, хотя два года назад прибыль составляла 6 миллиардов рублей. Нет работы. Мощности нефтебазы используются лишь на 15-20 процентов, сотрудники вынуждены ежемесячно по 10 дней находиться в неоплачиваемом отпуске. Причин такого положения несколько. Во-первых, из-за резкого подорожания ГСМ и введения новых таможенных тарифов суда обходят стороной Мурманский порт. Во-вторых, прекратилась перевалка топлива на экспорт, так как цены стали намного выше европейских. В-третьих, из-за отсутствия средств у властей снизились объемы закупок топочного мазута для отопления городов северного побережья области. В-четвертых, флоты не хотят (или не могут?) возвращать долги.

Остановимся на последней причине подробнее. С 1993 года не возвращает взятое в долг топливо «Севрыбхолодфлот». Вернув только часть, управленцы предлагают остаток оплатить по ценам двухгодичной давности! Но ведь этому флоту топливо не продавалось, а именно давалось в долг, то есть с уверенностью на возврат. Таким образом с учетом цен на мазут долг «Севрыбхолодфлота» перевалил за шесть миллиардов рублей. Подобное отношение к возврату долгов у многих клиентов «Мурман Ойла». Это АО «Севрыба», колхоз «Беломорский рыбак», другие предприятия. Немалые деньги составляют неплатежи флотов за предоставленные нефтебазой услуги: 827 миллионов рублей числится за Мурманским тралфлотом, 435 миллионов - за «Севрыбхолодфлотом» и т. д.*

Что в такой ситуации мог совет директоров, в который как раз и входили многие должники? Наказать сам себя? Приказать... Михайленко предложил два варианта: или он подает в арбитражный суд, или при распределении квоты на вылов трески уменьшить флоту-должнику ее размер и передать «отрезанную» квоту «Мурман Ойлу». Для рыбаков это было равносильно добровольной отдачи денег. Им, закупающим топливо за рубежом, все эти заморочки с мурманской нефтебазой стали уже надоедливой обузой. А что делать нефтебазе? Чья земля, чей объект? Рыбного порта? Так пусть и остается, как была, третьим грузовым районом, хотя порту этот район нужен, как третья нога. Но это уже, как говорится, другой вопрос. Можете передать нефтебазу, на реконструкцию которой надо потратить 400 миллиардов рублей, в муниципальную или федеральную собственность - пожалуйста. Уповать в изменившихся условиях на крупные инвестиции, особенно иностранные, бессмысленно.

С приходом к власти губернатора Евдокимова и его команды рыбному порту целевым назначением была выделена квота на треску и пикшу.

Средства от ее реализации пошли на реконструкцию нефтеперегрузочного комплекса. Однако несмотря на частичное обновление трубопроводов, закупку и установку новых емкостей техническое состояние нефтебазы было близко к критическому. С таким багажом проблем и шагнул третий грузовой район рыбного порта в третье тысячелетие.

63 - МИХАЙЛЕНКО Юрий Михайлович, генеральный директор АООТ «Мурман Ойл» и представительства «Соврыбфлота» в Мурманске. С 1960 года в Мурманске. Окончил МВИМУ, работал в управлении «Севрыбхолодфлот», в «Севрыбе», 5 лет - представителем «Соврыбфлота» в Мозамбике.

· «Государство должно контролировать деятельность «Мурман Ойла», «РМ» от 26 апреля 1996 года.

· Королевство пустых карманов, «РМ» от 21 июля 1995 года.

· «Нефтяной банк» в кризисе, «РМ» от 17 ноября 1995 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000) Том второй 


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.162.107.122

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD