return_announcements(); ?>
Главная Слободянюк Николай Никитич
Слободянюк Николай Никитич Печать E-mail

Участник Великой Отечественной войны.

Николай Никитич Слободянюк родился весной 1914 года в небольшом, тихом городе Гайсин на Украине. Впрочем, в те времена назвать Гайсин тихим, как и всю Украину, было трудно.

То империалистическая война, то революция, то гражданская междоусобица с махновщиной, петлюровщиной и прочей атаманщиной трясли сёла Украины как грушу, и казалось, спокойней места, чем в больших городах, не найти.

Собрал Коля свою тощую торбочку и подался вслед за взрослыми мужиками в солнечную Одессу-маму.

Там ему повезло - приняли в черноморскую школу юнг. Весной тридцатого года юнга Слободянюк ступил на первую в своей жизни палубу - парохода «Михаил Томский». Затем были «Искра», «Правда», опять «Томский»... Но рабочих рук пока было больше, чем пароходов, и Николай остался без работы. Пришлось ему переквалифицироваться в судоремонтники. Но море уже крепко взяло молодого моряка за душу. Прослышал Слободянюк, что на Севере нужны крепкие матросские руки, и недолго думая, махнул в Архангельск.

Здесь судьба повернулась к нему лицом. Почти сразу его зачислили в штат парохода «Сорока», солидного по тому времени судна. Мало того, «Сорокой» командовал известный всем северянам опытный капитан Василий Александрович Миронов, а старшим помощником у него был будущий Герой Социалистического Труда и первый капитан атомохода «Ленин» Иван Акимович Пономарёв.

У этих людей прошёл матрос Слободянюк настоящую морскую школу. Учась у них, понимал Николай, что и ему нельзя стоять на месте. Он хотел стать таким же, как его наставники, и для начала поступает без отрыва от производства на курсы судоводителей при морском техникуме (ныне училище имени Воронина).

В 1940 году Николай Никитич получает свой первый диплом - штурмана малого плавания.

«Теперь дальше, в училище», - решает моряк. Но в училище ему пришлось поступать уже после войны...

Много пришлось пережить за эти годы Николаю Никитичу. Тонул на пробитом фашистской бомбой насквозь «Диксоне» прямо у мурманского причала (бомба прошила весь корпус судна и рванула уже на дне под днищем «Диксона»!), спасал суда разбитого конвоя PQ-17. Был торпедирован у пролива Вилькицкого, и на сей раз «Диксон» спасти уже не удалось, а экипаж доставлен на Дальний Восток, где Слободянюк был назначен вторым, а затем и старшим штурманом на транспорт «Баку», совершавший рейсы между портами США и Дальнего Востока. Во Владивостоке и узнал Николай Никитич о конце войны. Но только в конце сорок пятого вернулся моряк в Архангельск, ставший для него родным городом, где ждали его жена и двое детей.

Теперь можно было подумать о дальнейшей учёбе. В 1949 году Слободянюк окончил Архангельское мореходное училище,
а в 1951-м сбылась заветная мечта моряка: он полновластным хозяином ступил на капитанский мостик парохода «Степан Халтурин».

Отличный моряк, умный и заботливый руководитель, требовательный командир и душевный человек - таким запомнился Николай Никитич людям, работавшим рядом с ним. 12 лет руководил капитан Слободянюк пароходом «При-водино», который сам же и принимал на судостроительных верфях Польши. Сколько его воспитанников стали классными судоводителями, уже и не упомнить. Одних капитанов наберётся, пожалуй, человек десять.

Родина высоко оценила труд капитана, вручив ему ордена Ленина, Трудового Красного Знамени, медали «За боевые заслуги», «За трудовую доблесть»...

Солнечным июньским днём 1976 года печально неслись над Северной Двиной прощальные гудки теплоходов. Флот Севера прощался с одним из лучших своих капитанов - Николаем Никитичем Слободянюком. Из хора гудков выделялся один. Это прощался со своим командиром и «батей» теплоход «Юшар», на мостике которого ещё несколько дней тому назад уверенно и крепко стоял капитан, ветеран Северного морского пароходства Николай Никитич Слободянюк.

* * *
О Николае Никитиче мне хочется сказать особо. Я хорошо знал этого человека, плавал с ним. И в мирное время он мужественно вёл себя в сложных ситуациях, героически действовал там, где это было необходимо.

В 1954 году мы шли на большом, но старом (1919 года постройки, ещё клепаный корпус) пароходе «Суриков» из Китая на Чёрное море с грузом в восемь тысяч тонн свинцовой руды. В силу политической ситуации нам было приказано держаться подальше от чанкайшистского Тайваня и следовать Тихим океаном вокруг Японии и Филиппин.

И вот там-то, в Тихом океане, вдали от берегов и обычных морских дорог, на нас обрушился жестокий тропический тайфун. Я не стану занимать внимание читателей подробным описанием этого урагана, скажу только, что за сорок лет, проведённых в море, я повидал немало штормов и ураганов, но такого в моей жизни не было ни до, ни после...

Десятитысячетонное судно швыряло как щепку (да простят мне это избитое сравнение) и трещало оно тоже как щепка. На палубе ломалось всё, что только могло ломаться. Многотонные водяные молоты сплющили большие раструбы трюмных вентиляторов и снесли их за борт. В трюмы хлынула вода...

Выйти в тот момент на палубу было всё равно что, образно выражаясь, броситься под танк - водяные валы, сметая всё на своём пути, прокатывались от бака до надстройки. Стать лагом к волне - неминуемая гибель, судно перевернётся...

Но кому-то нужно было решаться на единоборство с океаном. Пронёсся и разбился о лобовую надстройку очередной вал, и следом за откатывающейся пенной водой на палубу выскочил, увлекая за собой добровольцев, старший помощник капитана Николай Никитич Слободянюк...

С мостика страшно было глядеть на смельчаков. Пока нос судна задирался вверх на очередную водяную гору, моряки, цепляясь за любую опору, торопливо закрывали отверстия досками, брезентами, обтягивали вентиляторные горловины тросами, забивали клинья. А когда судно, перевалив гребень, стремительно катилось вниз, чтобы через мгновение врезаться в водяную стену, люди бросались в любое укрытие, чтобы пропустить над собой грохочущий вал. Кипящая вода накрывала их, но, когда волна откатывалась, мокрые фигурки людей снова возникали из пены и бросались к месту работы...

И так много раз. Один из моряков всё же не уберёгся, чуть-чуть задержался наш плотник Алексей Утышев, добивая клин, и волна играючи подхватила его, в пене и брызгах понесла над палубой... Только счастливая случайность спасла моряка...

А они спасли судно, экипаж. И первым среди смельчаков был Николай Никитич Слободянюк.

Ветераны XX века


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

3.83.32.171

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .