Главная Море на вкус соленое - 7
Море на вкус соленое - 7 Печать E-mail

...Хорошо потрудился в четырехмесячном рейсе экипаж траулера "Оленино". Работая в условиях открытого океана, рыбаки значительно перекрыли рейсовое задание. Это стало возможным благодаря профессиональному опыту капитана Юрия Федоровича Мокряка и слаженной работе всего экипажа.

Когда глядишь на загорелых, жизнерадостных рыбаков, не скажешь, что они только что возвратились из дальнего плавания, которое сопряжено с большой физической и моральной нагрузкой.

Траулер "Оленино" построен по нашему заказу в ГДР 10 марта 1984 года. На нем был поднят флаг страны. Проектировщики и строители постарались, чтобы для экипажа на судне были созданы отличные условия для отдыха и жизни. Основательно потрудились в родном порту снабженцы, чтобы экипаж вышел в рейс снаряженным судовым и промысловым вооружением. Поэтому нетрудно понять, насколько ответственным был для коллектива его первый рейс.

Характерной особенностью при формировании экипажа явилось то обстоятельство, что в него вошли, кроме основного состава и моряки тралового флота. Со знанием дела отлично потрудились А. И. Бобровский, начальник судовой радиостанции Н. Н. Голов, который не только профессионально работал на ключе, но хорошо руководил профсоюзной судовой организацией.

С полным на то основанием можно сказать, что рыбацкая удача сопутствовала экипажу: в столь продолжительном рейсе проявились не только умение капитана организовать промысловую работу, но и профессиональное мастерство многих судовых специалистов. На уровне стоящих задач показали себя старший помощник капитана Н. В. Сомов, второй штурман Г. В. Арбузов, третий помощник В. Н. Сергиенко, механик-наладчик Г. И. Полохин, старший мастер лова В. И. Лешкарев, боцман В. А. Кузьмичев.

В действиях судоводителей не было той механической будничности, которая зачастую бывает у людей как результат однообразной работы.

Взять, к примеру, второго помощника капитана Арбузова, отдавшего морю более десяти лет. Геннадий Валентинович продолжительное время работал на промысловых судах матросом, в совершенстве изучил специальность. Любознательного моряка рекомендовали на учебу в мореходное училище. Когда я спросил у капитана об Арбузове, то заметил на лице своего собеседника теплую приветливую улыбку: Геннадия Валентиновича уважают за его преданность морю, за верность раз и навсегда выбранной профессии.

Боцман Николай Сергеевич Кузьмичев известен на флоте как предельно исполнительный человек и рачительный хозяин палубной службы.

Похвально, что долгое время, проведенное в море боцманом, не утомило его. Наоборот, к работе относится с юношеским задором, с прежней старательностью. Ветерану не надо напоминать о трудовой дисциплине, у него она, как говорится, в крови.

Умелым руководителем на промысле показал себя старший мастер лова Виктор Иванович Лешкарев. Он умело сочетал в работе с молодыми моряками учебный и производственный процесс, помогал молодым прочно влиться в рыбацкую семью, стать полноправными членами судового коллектива. Передового мастера отличает хозяйское отношение к каждой минуте рабочего времени, умение рационально использовать промысловую технику.

Судовой повар Александр Иванович Бобровский старался порадовать экипаж разнообразной и вкусной пищей, он по-настоящему любил свою профессию, не по годам рассудителен. А. И. Бобровский пользовался среди рыбаков всеобщим уважением, заслуживал самых добрых слов.

И так почти про каждого члена экипажа можно рассказать немало хорошего.

Деловая рабочая обстановка убедительно говорит о том, что экипаж оказался подобранным психологически совместимым, что судовой администрации и профсоюзному комитету, независимо от достоинств и недостатков отдельных рыбаков удалось сплотить всех в работоспособный коллектив.

Итоги рейса - лучшее тому подтверждение...

...Борис Григорьевич Житний - уроженец города Александровска Сахалинской области. В рыбной промышленности с семидесятого года в должности группового инженера диспетчерской службы управления "Сахалинрыбпрома". С семьдесят третьего года трудился в управлении рыбной промышленности Карелии старшим инженером, начальником отдела товарного производства и добычи, заместителем Генерального директора "Карелрыбпрома".

В девяностом году был назначен директором Беломорской базы гослова рыбы. В связи с реорганизацией был избран Генеральным директором Совета директоров акционерного общества "Карелрыбфлот".

"Умей приносить максимальную пользу людям. Извлекай из опыта работы знания, необходимые для лучшего использования на повседневной работе". Эти слова любит повторять Борис Григорьевич, в них собраны крупицы народной мудрости и житейского опыта.

Каждая встреча с ним расширяла представление о нем, как о человеке широкого кругозора, обладающем аналитическим умом, умеющим мыслить по государственному Борис Григорьевич всегда придавал большое значение производству, вникал в суть возникающих проблем, чтобы потом успешней ликвидировать появившиеся недостатки. Сам ходил на берегу в цеха, посещал промысловые суда, вникал в жизнь экипажей, интересовался их спецификой работы.

Борис Григорьевич не любил произносить "высокие" слова, такие, как "дерзость", "оригинальность мышления", наконец, "талант". Но его путь к ныне занимаемой должности заместителя главы правительства Карелии иными словами определить трудно. Именно им в свое время решались проблемы, которые порой представлялись как почти неразрешимые.

Он заботливо относился к людям, умел раскрыть их природные задатки, как случилось в свое время с капитаном дальнего плавания Николаем Ивановичем Климашевич, который по рекомендации Бориса Григорьевича был, выдвинут на столь ответственную должность, как начальник Мурманского управления эксплуатации флота акционерного общества, у которого раскрылись недюжинные организаторские способности и умение руководить флотом. Генеральный директор Житний, вероятно, неплохо изучил характер Н. И. Климашевича, узнал его напористость в достижении задуманного и рад, что не ошибся: в своем выборе, ибо Николай Иванович почувствовал значимость своего дела, целиком и полностью отдался работе, показал себя руководителем принципиальным, умеющим смотреть далеко вперед. Интуиция и хозяйская смекалка подсказали выход из крайне тяжелого положения, в котором оказался флот.

Своевременным и необходимым оказалось принятое решение об избрании на пост Председателя Совета директоров акционерного общества Бориса Григорьевича Житнего. Это явно будет способствовать созданию в акционерном обществе того психологического климата, при котором будет легче возрождать Карельский промысловый флот, когда наши рыбаки снова почувствует значимость своего дела, своей личности, а это даст возможность использовать на пользу дела, как творческие возможности каждого, так и совокупную их силу.

Говоря о достижениях в свое время Карельского рыбопромыслового флота, можно с полным на то основанием утверждать, что это было связано как с хорошей работой рыбацких коллективов, так и с оперативным руководством со стороны директора базы Б. Г. Житнего и его ближайших помощников.

Строгость руководителя никогда не должна обернуться несправедливостью. И творческому человеку поощрение приносит больше пользы, чем окрик. Борис Григорьевич любит, когда ему возражают. В таких случаях он слушает с предельной внимательностью, глядя собеседнику в лицо, стараясь понять, вдуматься в логику говорящего, без всякой предвзятости, без непогрешимой уверенности в своей правоте. Ему бывает даже приятно, когда его подчиненные обладают упорством, смелостью принимаемых решений. В понятии заместителя главы правительства Карелии Житнего укоренилось то, что нежелание думать и находить выход из затруднительных положений - это много хуже, чем даже небольшая допущенная оплошность. Это, пожалуй, единственное, чего он не прощает. Борис Григорьевич всегда полон внимания к тому, кто выполняет его поручение. И в то же время подспудное течение его мыслей никогда не прекращается.

Твердый и непреклонный в своих решениях, Житний душевно, с доверием относится к людям, которых ценит прежде всего по делам. Он умеет чувствовать атмосферу в коллективе, когда надо поставить любого работника на свое место, то провинившемуся приходится, прямо надо сказать, тяжело, но если для пользы дела нужно смягчить обстановку, поддержать человека, то Борис Григорьевич умело это сделает. Он не только опытный организатор, но и тонкий психолог. Он не скрывает от своих соратников и друзей охватившие чувства, оставляя всегда себе лишь волнения.

Б. Г. Житний награжден медалью "За заслуги перед Отечеством II степени", депутат законодательного собрания Республики Карелия.

Размещен флот в Мурманске, а руководить им приходится из Беломорска, это ведь только легко сказать, а в действительности всегда это было сопряжено с большими трудностями. Ведь все сложные вопросы приходится решать в Петрозаводске, а то и в Москве.

К числу личных успехов руководства можно отнести Кедроозерский форелевый комплекс - один из лучших в Европе.

Вокруг этого комплекса была создана группа фермерских хозяйств, а руководство акционерным обществом с помощью Комитета по рыболовству Карелии создало фонд поддержки рыбных предприятий республики. Из этого фонда берут часть денег для закупки кормов, а фермерам дается с нашего комплекса молодь. Позже помогали с реализацией, хотя поначалу планировали на заводе выращивать товарную форель, и тогда даже вырастили тысячу тонн, начали ее перерабатывать, ведь охлажденную трудно реализовать сразу.

В Беломорске есть прекрасные возможности для переработки: холодильники, коптильное и кулинарное производство.

Но основной задачей Генерального директора акционерного общества была не форель, а промысловый флот, с его весьма большими проблемами.

Значительным конкурентом на рынке была систематически поступающая и быстро реализующаяся рыбопродукция, так называемая, "гаражного" производства. Речь идет о пресервах и копченой рыбе.

Самой большой проблемой был и остается - сбыт рыбопродукции, к примеру, отправлять свою рыбопродукцию в рыбацкий Мурманск дело явно безнадежное...

Посещающие Беломорск покупатели стараются получить рыбопродукцию не за наличный расчет, а под реализацию, а акционерному обществу, как воздух, всегда нужны, так называемые, "живые" деньги.

Посильную помощь акционерному обществу оказывает правительство Карелии, особенно когда в него, в качестве заместителя главы правительства, вошел Борис Григорьевич Житний. Прямо надо сказать, что благодаря его постоянной помощи рыбная промышленность во многих районах стала альтернативой сельскому хозяйству.

Для углубления канала, ведущего с рейда в порт Беломорск, чтобы он стал проходимым для СТМ-ов, имеющих осадку шесть метров, пришлось затратить много средств для углубления фарватера.

Большой бедой для карельских рыбаков обернулось закрытие Беломорской научной экспедиции, а ведь общеизвестно, что нет науки - нет необходимых знаний.

Благодаря сделанным капиталовложениям в Беломорске была создана самая лучшая в республике рыбообрабатывающая база: коптильный завод, пресервный и кулинарные цеха, оборудованные по последнему слову техники.

В личную заслугу Галины Илларионовны Семеновой можно поставить получение в нужный момент из Республиканского фонда реконструкции и развития необходимых средств, благодаря которым были построены и оборудованы рыбообрабатывающие цеха.

Благодаря ее напористому характеру удалось получить небольшую сумму на развитие мидиевого хозяйства, к большому же сожалению дальнейшее развитие мидиевого хозяйства было приостановлено. К тому же возникла большая проблема со сбытом. А ведь зря, ибо не даром в народе говорят: если хочешь долго любить, то есть пребывать в надлежащей форме для активной жизни, необходимо употреблять мидии.

...В свое время мне была представлена возможность изучить личные дела и архивные документы, относящиеся к созданию и деятельности нашего флота. Это была неоценимая помощь и существенно помогла в работе над книгой. Благодаря ей я получил достоверные даты, факты о трудовой деятельности многих рыбацких командиров, специалистов и рядовых рыбаков.

...Я не могу назвать себя близким другом Александра Степановича Носницина, хотя имел возможность часто бывать у него в кабинете. Ко мне он относился доброжелательно, с пониманием трудностей при написании документальных повестей о карельских рыбаках.

Случилось так, что после окончания работы на промысловых судах я возглавил флотский Совет ветеранов. Появилось больше возможности для личного общения. При наших встречах Александр Степанович не раз спрашивал меня, как идет подготовительная работа по сбору материалов для написания книги и не нужна ли еще какая-либо помощь с его стороны. Суждения такого опытного руководителя, отдавшего флоту десятки лет своей жизни, каким был А. С. Носницин, конечно же, помогли мне воссоздать картины пережитого более полно.

Подавляющее большинство описанных мною в книге людей я знал лично на протяжении многих лет, а с некоторыми общался непосредственно на промысловых судах, поэтому изучил их, как мне кажется, достаточно хорошо.

А. С. Носницин был во многих отношениях человеком незаурядным. Большой жизненный опыт и профессиональные знания умело сочетались у него с внимательным отношением к людям. Будучи по характеру человеком решительным, а в нужное время и жестким, он не жаловал тех, кто спустя рукава относился к исполнению своих служебных обязанностей. Он ценил людей талантливых и дисциплинированных и всегда способствовал их служебному росту. К его личному мужеству я бы отнес и строительство дома № 71 по улице Траловой, где расположены отдел кадров и другие флотские службы. На месте нынешнего трехэтажного особняка стояла полуразвалившаяся хибара, где несколько лет ютились кадровики. Бытовые условия там полностью отсутствовали. Достаточно будет сказать, что по большой и малой нужде кадровикам приходилось ходить на территорию рыбного порта.

На месте дряхлого деревянного строения был построен кирпичный двухэтажный дом, (третий этаж был достроен несколько позже), со всеми бытовыми удобствами. Надо было решиться для того времени на достаточно смелый шаг. Дело в том, что затраченные на строительство дома деньги были взяты из сметы, предусмотренной на капитальный ремонт. Находясь уже на заслуженном отдыхе, Александр Степанович в доверительной форме мне рассказал: "Больше года я боялся, что мне будет предъявлено обвинение за расходование денег не по положенной смете. К счастью, все обошлось...".

Александр Степанович мог вспылить. Но ради справедливости надо добавить, что он не помнил зла, никому не мстил. В постоянном общении с людьми, на столь ответственном посту, со временем он понял, что лучшая школа - сама жизнь. Она учила молодого руководителя быть чутким, человечным, снисходительным к мелким недостаткам людей, в то же время твердым, непримиримо принципиальным, когда речь шла о нарушении трудовой дисциплины или других проступках подчиненных. Несмотря на большую занятость по основной работе, он учится на заочном судомеханическом отделении мореходного училища и успешно его заканчивает. Имя А. С. Носницина со временем становится хорошо известным на Северном бассейне - флот быстро рос и успешно работал. За Александром Степановичем закрепилась добрая слава принципиального и сильного руководителя.

Не гладка была дорога у начальника флота. Случалось многое. Были почти непреодолимые трудности. В постоянном общении с подчиненными талантливый руководитель постигал искусство командования: умение учить и воспитывать подчиненных, в то же время учиться у них, умение принимать нужные решения, а при необходимости чутко прислушиваться к добрым советам. А главное - обогащать свой опыт. Можно сказать, что руководя во время войны машинной командой военного корабля, а в послевоенные годы, работая старшим механиком рыбопромыслового судна, он набирался опыта и находил самого себя. В работе очень строгий. Строг, но не злопамятен. Умел отличить случайную ошибку подчиненного от халатности или нерадения. Умный от природы, неутомимой энергии человек, он постоянно учил других вникать во все детали, людей отнюдь не восторженных, много видевших и переживших в море.

Во время нашей последней встречи А. С. Носницин, привыкший всегда в разговоре спокойно, ровно выстраивать доказательства, вдруг встал и начал ходить в моем кабинете. Мысленно совершив отступление, посвященное пережитому, он заговорил:

- В бытность своей работы еще на промысловых судах я следовал правилу, усвоенному со времен Отечественной войны: при каждой возможности заниматься с коллективом технической учебой, не забывая в то же время о практическом освоении судовой техники. К сожалению, из числа механиков встречались люди, которые косились на меня. Они не понимали, зачем это нужно. Называли все это выматыванием сил.

Но я твердо тогда был уверен, что все это пригодится в море и стал использовать все имеющиеся возможности для досконального изучения техники. Кто решится оспаривать, что безупречная работа всей судовой техники на промысле - залог трудовой победы.

Читателям, вероятно, будет интересно узнать, с какими трудностями пришлось столкнуться на первых порах работы руководителю флота, и как он их преодолевал. И Александр Степанович вспомнил пережитое: при отправлении траулеров на промысел не раз возникали проблемы с комплектацией экипажа. Пришлось приглашать на работу судоводителей, механиков и остальных специалистов из других бассейнов. С этой целью посылали своих представителей в Архангельск, Ленинград и даже в Астрахань. Словом, речь тогда шла о решении старой как мир проблемы: идти ли горе к Магомету или Магомету к горе. Легко понять, что обитатели "горы" - сиречь группа специалистов, проживающих в разных городах, расположенных неподалеку от моря, по-человечески их было легко понять. Не так уж просто им было согласиться на работу за Полярным кругом, оставив даже на время Ленинград, не говоря уже о далекой Астрахани. Да, независимо от чувств, самый, что ни на есть холодный рассудок подсказывал, что оставить родной город и отправиться далеко и надолго дело не шутейное. Так что нашим представителям пришлось, что называется, поработать основательно и необходимые специалисты, заинтересованные хорошими заработками и новым делом, появились в Мурманске в запланированные сроки.

Сравнительно быстро наладили вопрос материального снабжения: сетей, тросов, несколько позже - тралового вооружения.

Программа действия по становлению флота была обширная, и очень важно предстояло включить в осуществление ее не только специалистов, но всех рыбаков и работников береговых подразделений.

Тогда он мне признался, что для него в управленческой деятельности бывало что-то бесконечно притягательное, влекущее. И главная ценность здесь не бездушные машины, рыбопромысловая техника, а живые, конкретные люди, с их потребностями и постоянным стремлением развивать свою индивидуальность. Через некоторое время Александр Степанович уже испытывал радость управления коллективом. На первых порах ему захотелось понять коллектив всего флота, управлять социальной активностью большого количества людей. Что могло сравниться с этим?

Носницин всегда ценил в людях самостоятельность. Работая в должности старшего механика траулера, считал, что стоит проявить настойчивость - и своего добьешься. Так оно и выходило у него в недавнем прошлом.

Но, начав трудиться в должности руководителя флота, он начал догадываться, что самостоятельность руководителя флота частенько опиралась на авторитет других: главного инженера, начальников отделов, капитанов промысловых судов. Когда он был судовым механиком, ему неизменно все шли навстречу. Легко было дерзать в судовом масштабе. В масштабе флота - куда трудней. Приходилось сидеть, обложившись бумагами, а в затылке чугунная тяжесть... Он был занят почти незримой работой -управлением. Должен был бдительно следить, чтобы за стенами своего кабинета, как на берегу, так и на промысле в море, все шло своим чередом, А каждый серьезный промах, не говоря уже о травме на производстве, ранил его глубоко и серьезно.

С каждым днем работы Александр Степанович все больше убеждался, что человек родился для того, чтобы принять на себя долю ответственности за все, что происходит вокруг тебя. Если ты живешь бездумно, то вроде и не живешь вовсе, а существуешь.
Еще никогда в жизни ему не приходилось так много думать: успех работа такого большого коллектива, как промысловый флот, в значительной степени зависел от руководителя. Если ты в свое время не успел развить в себе способность к активному мышлению, к анализу, не научился сберегать энергию для достижения главной цели, - непременно растворишься в массе мелочей, утонешь в них. Сейчас стали проповедовать, как говорится, на каждом углу, что авторитарный, диктаторский стиль руководства изживает себя и должен быть заменен демократическим стилем руководства. Хорошо давать однозначные рекомендации тому, кто никогда и никем не руководил, а набрался мудрости только из книг. Жизнь такого сложного коллектива, как промысловый флот, весьма сложна, и тут все зависит от конкретных условий. Если распоясавшийся моряк садится тебе на шею, то стоит ли прибегать к демократическим средствам воздействия.

Не лучше ли призвать его к порядку резко и решительно. Иногда полезно взять все руководство флотом в жесткие руки, чтобы пресечь безобразия, демагогию, расхлябанность.

Столкнувшись с существенными недостатками в подготовке судов к выходу в рейс, а главное с несвоевременной доставкой судового снабжения на борт судна, Александр Степанович тогда подумал, что порой не хватает необходимых знаний для руководства таким сложным хозяйством, каким является флот и его береговые подразделения. Трудно стало поспевать за жизнью - она ведь не стоит на месте, а постоянно развивается и совершенствуется. Если брать весь промысловый флот, то в нем свыше пятидесяти траулеров, да приплюсовать сюда плавмастерскую "Фреза". Тут может создаваться такая ситуация, какая даже в плохом сне не предвидится. Он не имел права спокойно взирать на существующие недостатки, а также на устоявшиеся формы производственной жизни. Все эти авралы, отсутствие профессионального мастерства у некоторых рыбацких командиров могли привести к тому, что утрачивались чувства личной ответственности и перспективы. А это страшнее всего. Без чувства ответственности человек, словно утлый челн в бушующем море.

Александру Степановичу тогда было боязно самому потерять эти столь необходимые для руководителя чувства.

Всякие принимаемые порой полумеры вызывали у Носницина раздражение. Он жаждал действия. Сведения, поступившие к нему в результате анализа работы флота, изумляли, как еще не совершенна организация сложного организма, именуемого промысловым флотом. У него тогда возникло даже подозрение, что в отчетах умышленно создается своеобразный фон благополучия и процветания, а в действительности иногда тихо шли дела вспять, снижались уловы промысловых судов, плохо обстояли дела на промысле с организацией поисков рыбы, малые уловы приводили к конечному итогу - повышению себестоимости выловленной рыбы, заметно возросло число судоремонтников, занятых преимущественно малопроизводительным трудом, много времени тратилось впустую на согласование технической документации, еще сложнее обстояли дела с поиском и своевременной доставкой запасных частей к судовым двигателям и вспомогательным механизмам.

Особенно много накопилось тогда претензий к судоремонтникам, и они оказались столь существенными, что пришлось пренебречь дипломатией. Александр Степанович стал посещать плавмастерскую почти каждый день с твердым намерением раз и навсегда все выяснить, обо всем договориться. Объявить беспощадную войну прогульщикам и выпивохам. У него создалось мнение, что руководители плавмастерской и не подозревают, сколько вреда приносят прогульщики. Почему весь коллектив судоремонтников должен за них расплачиваться? Начальник флота относился к судоремонтникам с почтением. Но когда он пригрозил злостным нарушителям трудовой дисциплины наказанием, то в их защиту встало руководство плавмастерской. Вот так, казалось бы, производственная необходимость требовала наведения должного порядка в цехах мастерской, а на поверку выяснилось, что за всем этим стояли человеческие страсти и отношения. Руководство плавмастерской стало доказывать, что, учитывая географическую отдаленность местонахождения плавмастерской от города (она находилась на западном берегу залива, на расстоянии двадцати километров от Мурманска), всегда остро стоял вопрос с квалифицированными кадрами. Ведь стоящий специалист всегда находил тогда работу непосредственно на судоремонтных предприятиях, которые были расположены в городской черте. Скрепя сердцем пришлось согласиться с этими доводами: любители спиртного, к сожалению, еще долго работали на "Фрезе". Со временем под воздействием коллектива и находясь под личным контролем начальника флота, они заметно присмирели, старались в рабочее время воздерживаться от выпивок. Вскоре коллектив плавмастерской распрощался с теми, кто старался ловчить, нагнетал в коллективе атмосферу взаимной неприязни.

Александр Степанович старался при каждом удобном случае напомнить руководящим работникам управления, что нельзя делить людей на добрых и злых, на новаторов и консерваторов, на нравственных и безнравственных. Он подчеркивал, что в этих вопросах многое зависит от обстоятельств. Обстоятельства могут способствовать проявлению лучших свойств человеческого характера, а могут и повлиять в отрицательную сторону. Он пришел к выводу, что один человек может преодолеть многие препятствия на своем пути, а другой уклоняется от всего этого и начинает приспосабливаться - умышленно или невольно. К примеру, хорош или плох капитан, только что оставивший его кабинет. Он мастер своего дела, как правило, всегда успешно справляется с рейсовыми заданиями по вылову рыбы. Капитан постоянно заботится о своих моряках, об увеличении их заработка, настойчиво хлопочет о выделении им квартир и путевок, не скупится на материальные и моральные поощрения. Моряки этого судна боготворят своего капитана. Казалось бы, все в порядке. Но вся беда в том, что он любит только свой экипаж, а другие суда ему безразличны. Он старается быть передовым по всем показателям и действительно с успехом этого добивается. Но какой ценой? На промысле он руководит отрядом судов и по некоторым вопросам его суда находятся в жесткой зависимости от своего руководителя. Но этот же капитан, если найдет скопление рыбы, то никогда не сообщит об этом своим же коллегам по отряду. И часто получалось, что пока большинство промысловых судов находилось в пролове, он успевал набрать груз рыбы. На капитанских радиосоветах он мастерски распекает других капитанов за неумение ловить рыбу. Этот капитан давно вообразил, что траулер - его вотчина, чуть ли не личная собственность. И Александр Степанович, не жалея себя, кропотливо сидел, подсчитывал, анализировал, при этом учитывая, что на промысле кипучая жизнь, с его своеобразным укладом, с разными людьми. Начальник флота был убежден, что "удельных князей" не должно быть в карельском флоте, это противоестественно рыбацкому коллективу. Наконец он сформулировал вывод, которого так избегал, боясь ошибиться, разрушить сложившееся годами представление о числившемся в передовиках капитане, руководившем на промысле группой судов. Он считал, что вышеуказанный капитан не может дальше руководить судовым коллективом. По сложившемуся мнению капитан не усвоил одной важной истины: руководителю необходимо неустанно повышать свою квалификацию, от чего в первую очередь зависит качество принимаемых решений, а кто не заботится об этом, тот сам себя лишает права быть руководителем.

Больше всех разбушевался партийный лидер флота, когда Носницин внес предложение освободить от должности зазнавшегося капитана. Говорил он громкогласно, почти кричал:

- Толкуем почти ежедневно о правильной расстановке на флоте кадров, а на практике расстановка эта ведется по принципу: ты мне нравишься, или ты мне не нравишься, захочу - назначу, не захочу - поди прочь.

Право на легенду  Владимир Бабуро


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.237.183.249

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .