Главная Море на вкус соленое - 2
Море на вкус соленое - 2 Печать E-mail

...Семи балльный нордвестовый ветер перевалил через запорошенные снегом сопки Исландии и с нарастающей силой помчался по Норвежскому морю. На район сельдяного промысла, где работали тогда карельские рыбаки, обрушился жестокий шторм. Экипажи судов вынуждены были прервать промысел и удерживать свои суда носом на волну.

В салоне СРТ-4372 "Василий Солунин" собрались все свободные от вахты моряки. Председатель профсоюзного комитета, заметно волнуясь, зачитал повестку дня и представил слово капитану Льву Альфредовичу Шверсту.

Капитан окинул внимательным взглядом собравшихся и в противоположность матросу Быкову был предельно спокоен.

- Так вот, парни. Сельдяной промысел подошел к своему концу. Если наше судно пойдет в порт для переоборудования на траловый промысел, то мы потеряем минимум три недели промыслового времени. На берегу еще только начинается весна, так что проситься в очередной отпуск нет никакого в этом резона...

Капитан на полминуты умолк и испытывающе посмотрел на сидящих в салоне:

- Но ведь мы сможем своими силами сделать все необходимое для ведения тралового промысла, а, перейдя через Атлантический океан, можем продолжить промысел хека и налима на Джорджес-банке. Какие преимущества? Во-первых, судно не будет выведено на длительный срок из эксплуатации. Все это даст большую экономическую выгоду нашему флоту и заметный заработок для каждого из здесь сидящих. Ну, а теперь прошу высказаться всех желающих. Ведь мы уже отработали в рейсе более пяти месяцев, а если пойдем к берегам Америки, то общая продолжительность нашего пребывания в море составит около десяти месяцев... По плечу ли нам все это?

Капитан давно уже молчал, но выступающих пока не было. Каждому из рыбаков уже отчетливо вырисовывалась картина недалекого возвращения в порт, встреча с родными. Немаловажным фактором в настроении моряков являлась и вступающая в свои права весна - время отпусков. Подходило время, когда у многих дети заканчивали учебу и, как говорится, во многих рыбацких семьях было чемоданное настроение.

И вслед за капитаном первым поднялся матрос Валерий Быков. Ведь кому, как не ему первому высказать свое мнение. Несмотря на небольшой стаж работы на промысловых судах, председатель профсоюзного судового комитета даже среди бывалых моряков пользуется уважением и авторитетом. За добросовестное отношение к труду и принципиальность в отстаивании интересов рыбаков его избрали председателем судового профсоюзного комитета.

- Пора отпусков подходит, но мы еще не заработали на наш семейный отдых. Экипаж у нас работящий, капитан опытный, так что нам резон идти на дальний Запад без захода в наш порт. А потом посмотрите, какая просматривается прекрасная картина нашего возвращения: приходим мы в свой порт в конце июля, вполне естественно, что никто из кадровиков не будет чинить нам препятствий, чтобы списаться на берег.

Один за другим брали слово рыбаки. Их выступления сводились к одному - согласны! Правда, матрос Саша Вошев в категорической форме потребовал себе замены, сославшись на плохое здоровье. Его никто не осуждал. В тот же вечер радист Валентин Мацкевич отстукал в адрес руководства базы короткий текст радиограммы: "Экипаж "Василий Солунин" согласен продолжить рейс на дальний Запад, следовать без захода в порт".

Как часто бывало весной, шторм сменился погожей погодой. Мы вновь продолжили дрифтерный промысел сетями, но мысли всех были устремлены на ту сторону Атлантического океана. Выяснилось, что никто из членов экипажа не работал на Джорджес-банке. Предстояло в кратчайший срок не только освоить траловый лов, но и организовать промысловую работу так, чтобы справиться с рейсовым заданием.

С утра до позднего вечера "колдовал" у траловой лебедки старший механик Борис Григорьевич Уханов, третий механик Анатолий Дмитриенко был занят подготовкой судового электрооборудования. Шли подготовительные работы к предстоящему переходу через океан и к работе в новом промысловом районе. Шли подготовительные работы и на мостике. Капитан вместе с нами основательно засел за изучение северной части Атлантического океана, где нам придется следовать к берегам Америки, чтобы на неизвестной нам банке освоить новый вид промысла, не говоря уже о районе предстоящей нашей работы.

Новый для нас вид промысла, не говоря уже о районе.

- Говорят, на Джорджес-банке голубые акулы водятся? - спрашивает матрос Котов.

- К сожалению, купаться за бортом не придется, - сокрушается радист.

- Зато вдоволь крабов наловим, - поясняет бывалый боцман Николай Дубинин. - Мне рассказывали бывалые моряки, что одна клешня с метр будет.

Вскоре с берега поступила от базовского начальства радиограмма: прекратить дрифтерный промысел, выловленную рыбу и дрифтерное вооружение сдать на плавбазу и вместе с СРТ-4123 следовать через океан.

У борта плавучей базы пополнили запасы пресной воды, топлива, продуктов. Боцман вместе со старпомом придирчиво, уже в который раз, осматривают палубное хозяйство, проверяют надежность крепления трюмных закрытий.

Собран и сосредоточен капитан. Льву Альфредовичу приходилось уже не раз пересекать Атлантический океан, но плавание происходило на больших транспортах, которые во много раз больше нашего рыболовного траулера.

На смену мартовскому разбойному норд-весту пронесся слабый ветерок. Солнце уже подолгу висело над горизонтом, когда мы со своим соплавателем СРТ-4123 начали следовать строго на Запад. И это ничего, что синоптики обещали нам на пути перехода шторм. Мы твердо уверены, что по закону морского братства экипаж нашего напарника не оставит нас в беде, так же как и любой из наших моряков в нужную минуту протянет руку помощи своим товарищам.

Над Норвежским морем разносятся наши прощальные гудки. Нам густым басом отвечает плавбаза, вторят дискантами находящиеся неподалеку карельские промысловые суда. На генеральной карте рукой капитана проложен наш курс следования. В серой дымке медленно проплывают и остаются позади берега Исландии. Мы выходим в открытый океан.

На всем двухнедельном переходе океан не баловал нас погодой. На смену пятидневному шторму пришел густой туман. Где-то рядом находятся айсберги. Идем со всеми мерами предосторожности. Сутками работает локатор, матросы несут вахту не только на руле, но и по два часа на носу судна зорко всматриваются в туманную мглу. Все с облегчением вздохнули, когда на двенадцатый день плавания показался алый шар солнца. Пройдя в нескольких десятках миль от берегов Канады, мы вскоре начали приближаться к загадочной для нас банке.

На судне шла обычная размеренная жизнь, когда двухмоторный американский военный самолет с ревом пролетел над мачтами нашего судна. Отчетливо видны не только опознавательные знаки американских военно-воздушных сил, но и самодовольные лица летчиков.

Забегая вперед скажу, что в течение нескольких месяцев работы мы множество раз подвергались облету американскими самолетами. Часто в район промысла заходили и военные корабли США, иногда даже создавали угрозу для безопасного плавания, американские вояки не считались с правом открытого моря.

К востоку от Нью-Йорка расположена Джорджес-банка. Каждую весну сюда сходились тогда десятки судов из разных стран. Прошли те времена, когда только отдельные наши суда вели здесь промысел. В конце шестидесятых годов множество траулеров успешно облавливали на банке хек, налим, сельдь.

13 апреля - день начала нашей работы. К сожалению, первые траления не принесли желаемого результата. Вместе с тонной налима в трале оказалось много ила. На мостик поднялся старший мастер лова Константин Васильевич Зеленов, опытный беломорский рыбак. Довелось ему рыбачить и на Дальнем Востоке, ходить в океан за китами. Много лет провел он в северных морях, но в этом районе промысла в должности старшего мастера лова - впервые. Вскоре рядом с ним встал инженер-наставник "Мурмансельди" А. Голубев. Выяснилось, что при постройке трала в мастерской несколько отступили от схемы и трал "заболел". Круглые сутки вели траление. Правда, наши уловы несколько меньше, чем у других промысловых судов, работающих в этом районе, но и мы стали вылавливать в полтора раза больше суточного задания.

Администрация и судовой профсоюзный комитет на протяжении всего рейса вели борьбу за качество сдаваемой рыбопродукции. На одном из судовых собраний заслушали рыб-мастера Анатолия Золина. Крепко тогда досталось матросам, которые с прохладцей относились к своей работе. Со временем добились такого положения, когда каждый килограмм выловленной рыбы своевременно убирался в бочки. Чтобы дары моря хорошо сохранились, не забывали и периодически заливать бочки забортной водой.

Старался порадовать экипаж вкусной и разнообразной пищей кок Василий Федоров. Должность морского повара так же ответственна и почетна, как и всякая другая специальность на судне. И если матросам во время шторма из-за крупной волны нельзя было вести промысел, и они отдыхали, то повару наоборот забот прибавлялось. Нужно было кастрюли прикрепить к плите, чтобы они не оказались на палубе. А что касается аппетита, то он и в шторм не хуже, чем в хорошую погоду. Даже ночью, когда на судне лишь бодрствовала одна вахта, повар продолжал работу - нужно было сделать к утру выпечку хлеба.

Главный двигатель - сердце корабля. А старший механик - главный его доктор. Борис Григорьевич Уханов сравнительно молод, но это отлично знающий свое дело специалист. Всех старших механиков на судах, независимо от их возраста, зовут "дедами", а у нашего стармеха - черная окладистая борода. Решил он с ней расстаться лишь при условии, если забарахлят на судне двигатели. Но этого не случилось и в родной Беломорск Борис Уханов вернулся с океана бородатым.

Третий механик Анатолий Дмитриенко по своему служебному долгу отвечал за судовую электрочасть. Вспоминается характерный случай. Перегорела лампа одного из ходовых огней. Мы оказались в щекотливом положении. Вполне естественно, что мы не могли работать в ночное время без ходовых огней. Нужно было или же прекратить промысел и выйти из группы судов, или же, несмотря на сильную качку, по скобяному трапу забраться на мачту и заменить лампу. И тогда механик Дмитриенко полез на мачту. Несколько напряженных минут, а потом вздох облегчения: Анатолий как ни в чем не бывало благополучно спустился на палубу.

Разные жизненные дороги свели всех нас на одном судне. Например, матрос Леонид Сплендер после выхода из порта почти неделю не заходил в столовую. Он перестал выходить на вахту, осунулся. Но нашел в себе мужество и переборол морскую болезнь. Остальную десятимесячную часть рейса безупречно трудился в составе палубной команды, по рыбацкому мастерству ничем не отличаясь от других моряков.

И вот наступил долгожданный день. В трюма были опущены последние бочки с уловом. Судно приняло походный вид. Были подведены итоги нашей работы. За время работы у американских берегов было выловлено 9360 центнеров рыбы. За полгода - годовой план!

Значительно перекрыты показатели по сортности рыбопродукции. У всех возбужденные радостные лица. Идем в порт.

На двадцать первые сутки следования показался Беломорск. Вот уже невооруженным глазом можно рассмотреть на причале рыбного порта толпу встречающих, среди них узнаем своих жен и детей. Здравствуй, рыбацкая столица Карелии! Низкий поклон тебе от карельских рыбаков!

...В конце мая семьдесят четвертого года вернулся из района промысла в свой родной порт один из передовых судов базы гослова СРТР-0026 "Кондопога", руководимый опытным капитаном, кавалером ордена Трудового Красного Знамени Анти Юхановичем Юнолайненом.

Более десяти месяцев не видели своих родных берегов моряки этого славного судна и своим добросовестным трудом добились большого успеха на рыбацкой ниве. Рейсовое задание было значительно перекрыто.

Этим самым экипаж доказал экономическую выгоду от спаренных рейсов. Достаточно будет сказать, что спаренные рейсы шести промысловых судов дали экономический эффект в 87 тысяч рублей. Работая на промысле, экипаж "Кондопоги" уже к 27 февраля выполнил план четырех лет и продолжал успешно трудиться.

Когда я спрашивал у моряков этого судна о главной черте капитана и о его рабочем дне, то ответы были разные.

- Неутомимость, - ответил один из штурманов.

- Железная воля, - добавил мастер лова. - Его твердость в достижении задуманного мы почувствовали сразу, как только пришли на промысел, и все работающие с ним рыбаки согласились с этим определением.

- Глубокие знания и огромный опыт, - заметил третий помощник капитана.

- Анти Юханович очень талантливый человек, - сказал один из самых уважаемых в экипаже моряков, и все согласились с ним.

На кошельковом промысле у африканского побережья рыбалка, как правило, начиналась вечером и заканчивалась с восходом солнца.

Конечно, в большинстве своем замет и выборка невода, а в случае рыбацкой удачи - сдача на плавбазу улова, происходили в ночное время.

И все это время капитан Юналайнен находился на мостике. Невероятно? Но тогда почти весь экипаж трудился точно так же.

Во время поиска рыбных стай Анти Юханович не принимал скоропалительных решений. Бывало, доложит ему акустик Сахабутдинов об обнаруженной в толще океанской воды рыбной стаи. И если нет вокруг других промысловых судов, капитан сбавит обороты главного двигателя и на малом ходу даст возможность акустику уточнить данные о размере косяка, направлении и скорости его движения.

Во многие судовые дела капитан Юнолайнен вникал сам: ремонтирует мастер лова с матросами невод, он внимательно посмотрит, посоветует, как лучше сделать, чтобы невод не потерял своей уловистости, а если заметит допущенный моряками какой-либо огрех, не повышал голос, не устраивал разносов - вникал во все детали и вместе со всеми рыбаками старался найти наилучшее решение. Конечно, были на промысле случаи, когда капитан строго спрашивал с подчиненного, но каждый раз за дело. Из своего богатого опыта работы с моряками он знал, что спокойный тон и выдержка подчас лучше действуют на них, чем учиненный разнос. На промысле капитанское время спрессовано до предела: ему непременно хотелось самому послушать проводимые промысловые советы, а подчас и побеседовать со своими приятелями-капитанами о рыбацких делах.

Флагман кошелькового промысла того времени Юрий Алексеевич Осташков так охарактеризовал стиль работы капитана Юнолайнена:

- Он умел выделить из промысловой работы главное, именно на данный период времени и смело отложить то, что главным станет завтра.

Анти Юханович обладал способностью собирать вокруг себя одаренных судоводителей, мастеров лова и акустиков, увлекать их в напряженную работу, причем умел не давать разрастаться в конфликты всякого рода трения, неизбежные в многомесячной работе в отрыве от своих родных и близких.

Самым важным и главным капитан Юнолайнен считал досрочное выполнение рейсового задания по вылову рыбы, чтобы вернуться в порт с чувством гордости за свои рыбацкие дела.

Он никогда не вступал в производственные конфликты с другими капитанами: у него было большое внутреннее достоинство. И все известные промысловики, даже ставшие уже знаменитыми, относились к капитану Юнолайнену с искренним уважением.

Это на фотографии Анти Юханович суровым кажется, даже строгим, а для своих соплавателей остался в памяти тех лет в тропической робе, спокойный, мягкий, никогда не повышающий голоса.

По моему разумению, добрым он был в море потому, что на рыбном промысле нельзя быть иным - рыбаки тянутся к капитану: кто стоит во главе их коллектива, примеряют свои дела по капитанским, а для молодых судоводителей промысловой работе примером был: тяжесть на его плечах была большая, да и ответственность выше некуда. И еще: зажигать специалистов умел рыбацким делом, не случайно многие из работающих под его началом, так и прикипели к рыбацкой профессии на всю жизнь.

Анти Юханович не любил рассказывать о себе. И только когда уже находился на пенсии и у него появилось свободное время, он вспоминал о пережитом. Я включил тогда магнитофон и теперь благодарю представленную возможность воспроизвести на бумаге содержание той исповеди:

- Я родился в Ленинградской области в семье крестьянина. С двенадцати лет познал труд сельского парнишки. Летом, во время каникул, участвовал с родителями на многих сельскохозяйственных работах. Началась война и вскоре в наше село пришли немцы. Один из немецких солдат грубо обошелся с моим отцом, тот не задумываясь, схватил лопату и бросился на обидчика. До сих пор не знаю причины, почему солдат не выстрелил в отца, а огрел его прикладом. За сопротивление оккупационным властям вся наша семья угодила в концентрационный лагерь в Эстонии. Отец с матерью не вынесли всех издевательств и умерли в лагере, а меня отправили в Финляндию, где определили работать у богатого хуторянина. Работать пришлось от зари до зари, но надругательств на себе я не испытал.

После замирения с Финляндией угодил я в один из глухих районов Пермской области. И там произошла со мной весьма
забавная, на первый взгляд, история. Начальнику районной милиции не понравилось мое имя Анти и своей властью он "перекрестил" меня в Андрея. Так я и жил, нося чужое имя, а после войны, когда органы безопасности начали разбирательства, тогда незадачливый милицейский чин получил взбучку за свое самоуправство, а я снова стал Анти.

После войны поехал к сестре в Эстонию, которая определилась там на постоянное местожительство. Поступил в Таллинский рыбопромышленный техникум на судоводительское отделение, после окончания которого в пятьдесят первом году поступил на работу младшим штурманом в Мурманский филиал Беломорской базы гослова рыбы, где и трудился до выхода на пенсию в восемьдесят четвертом году.

- На первых порах работать молодому штурману Юнолайнену приходилось по шестнадцать-восемнадцать часов в сутки, - вспоминает то время один из его соплавателей. - Таков уж характер Анти Юхановича: он должен знать все до мельчайших подробностей, и поэтому сразу же после своего назначения на траулер стал вникать во все подробности промысловой работы, ибо он считал, что матросы, идя на рыбный промысел, должны быть уверены, что их штурман, а тем более капитан примет в море самое правильное решение, окажется знающим рыбаком. И тогда трудовая победа, а вместе с ней и полновесный заработок для экипажа будет обеспечен.

Были в жизни у Анти Юхановича и горестные минуты, о которых ему не хотелось бы вспоминать. Все надо было пережить, переосмыслить и сделать для себя соответствующие выводы.

С годами капитан дальнего плавания Анти Юханович Юнолайнен пришел к выводу, что занимать определенную, даже высокую должность не так уж и трудно. Зато куда труднее соответствовать занимаемой должности. Вот тот принцип жизни, какой он исповедовал, не уставая совершенствоваться и сам. И по праву получил от своих подчиненных своеобразное звание - мастер, как принято называть настоящего капитана по международным правилам. Наряду с капитаном самоотверженно трудились и рядовые матросы В. Ф. Богданов, В. С. Сабинин, В. Н. Небученных.

В рейсе пришлось столкнуться и с весьма значительными трудностями. Во время выборки невода при переходе через приемный блок рыба переламывалась, невод скользил, моторы перегревались. Старший механик Владимир Кузьмич Парамонов, кавалер ордена Трудового Красного Знамени, внес предложение вырезать в нижней части выборочных блоков "окна". Это рационализаторское предложение было внедрено на судне и дало ощутимый экономический эффект. Оно помогло рациональней использовать промысловое время, так как при значительном обеспечении невода приходилось делать промывочные заметы.

Итоги рейса показали, что при спаренных рейсах промысловые суда должны снабжаться только новыми неводами с расчетом использования их в обоих рейсах, так как доставка невода на промысел обходится предприятию очень дорого. И команда, привыкнув работать одним неводом, много теряет времени при переходе на другой - ведь надо узнать до тонкостей его "поведение", уловистость, особенность.

Капитан же А. Ю. Юнолайнен внес предложение ремонтировать кошельковые невода во время междурейсовых стоянок.

При столь продолжительных рейсах в Атлантике подводная часть корпуса судна обрастает водорослями. Это значительно снижает скорость судна. Надо впредь очищать подводную часть корпуса всех работающих в том районе промысловых судов.

Немало правильных критических замечаний высказывали в те годы промысловики и в адрес Главка "Севрыба". В частности, много неполадок в опросах приемки рыбы от промысловиков плавбазами. За один подход к траулеру плавбаза, как правило, брала на пищевые цели лишь двадцать-тридцать тонн рыбы, а остальной улов шел только на муку. Это малоэффективно и не выгодно для промысловиков. Суда часто простаивали в дрейфе с распущенным неводом за бортом, в котором находился улов рыбы.

Устранение этих недостатков на промысле дало бы дополнительно многие тонны рыбопродукции, в которой всегда нуждалось наше население.

...Хотя и не дымили летом семьдесят первого года трубы коптильного из-за необычной там обстановки - тогда полным ходом шел ремонт. Штукатурка, побелка. Каждый год работницы цеха своими силами производили косметический, а если надо, то и настоящий ремонт помещений.

Освоила ремонтное дело и Вера Сергеевна Лаврикова, работающая уже здесь двадцать два года. За это время привыкла она чувствовать себя хозяйкой. И она вместе со своими подругами - коптильщицами охотно выполняла малярные работы, как правило, быстро и аккуратно.

Работали тогда в этом коллективе женщины, как молодые, так и ветераны. И у каждой свой характер, увлечения, привычки, разные по прилежанию к работе и мастерству. И каждую из них Вера Сергеевна понять должна, помочь ей раскрыться в работе.

Как и на любом производстве в коптильном свои секреты. Зависит, например, производительность труда от того, кто с кем в паре работает. И Лаврикова лучше всех знает все сочетания, дающие конечный эффект. А что касается быстроты рук, то она приходит со временем. Тогда на ее руки внимательно смотрела Люда Павлова. Прошло полгода ее учебы и тогда Люда уже трудилась самостоятельно, в паре с наставницей, но еще долго быстрота рук Веры Сергеевны для молодой коптильщицы оставалась загадкой.

Умела Вера Сергеевна внимательно и неравнодушно всматриваться в каждую из своих подруг, настроить их на быструю работу.
Не всегда в жизни складывается так, как человеку хочется. Не так уж редко выдержать экзамен на рабочую зрелость,
одержать трудовую победу и стать гордостью коллектива. Это под силу только людям очень трудолюбивым. Так примерно в жизни случилось и с Верой Сергеевной. Пришла когда-то в базу поработать с подружкой, а осталась на долгие годы. Профессия научила ее любить свою работу, женщин, с которыми она успешно трудилась.

Общеизвестно, что о человеке судят, прежде всего, по его деловым качествам. Если же человек не только сам примерно трудится, но и другим помогает, авторитетом за это пользуется, значит, ему можно доверить и общественное дело. В конце шестидесятых годов выбрали Веру Сергеевну в базовый комитет, избрали председателем жилищно-бытовой комиссии, где она занимала весьма активную позицию, не так уж редко приходилось ей навещать кабинет директора и хлопотать о предоставлении жилплощади остро нуждающимся работникам.

За свой многолетний и примерный труд Вера Сергеевна награждена орденом Трудового Красного Знамени, ей присвоено и звание заслуженного работника рыбной промышленности Карелии. Все это убедительно говорит о том, что в свое время она выбрала для себя правильный путь в жизни.

Одна из первостепенных задач, стоящая перед ветеранами базы гослова - воспитывать молодежь на примерах трудовых подвигов рабочих династий, ветеранов труда и передовиков производства, проявляя при этом отеческую заботу и внимательное отношение к вопросам воспитания достойного пополнения рабочего класса.

В то время в базе гослова занимались наставнической деятельностью тридцать пять ветеранов. Они охотно передавали молодым свой богатый производственный и жизненный опыт, воспитывали у них любовь к рыбацкой профессии, рабочую гордость.

В бригадах, цехах и на участках шла напряженная борьба за выполнение планов, за повышение эффективности производства, В базе было много мастеров своего дела, умело проявляющих творческий подход к работе, умеющих по-деловому мыслить и вкладывать в труд свою душу.

Молодежная бригада К. Крошниной, в которой трудились воспитанники наставницы молодежи Марии Сергеевны Винокуровой, по итогам работы была признана лучшей бригадой Министерства рыбного хозяйства, опередивших своих бывшей наставников.

Хороший трудовой настрой поддерживался в пресервно-кулинарном участке передовиками производства, наставниками Н. И. Малевич, В. И. Перевозчиковой и другими труженицами.

Личный пример в труде показывали наставники молодежи в сетевязальном цехе. В числе их: М. М. Медникова, Г. П. Стругова, Н. В. Михайлова, М. Н. Филатова. Под их руководством успешно трудятся в бригаде подопечные Филатовой - Г. П. Цвирко, Т. Н. Бойцова, Н. И. Самойлова, В. У. Баруева, Н. Г. Корвякова. Пройдя у нее обучение, Л. Н. Назарова возглавила бригаду, в то же время занималась в заочной школе, тем самым являясь примером для молодежи. Много сил по подготовке высококвалифицированных специалистов-ремонтников отдали наставники М. А. Комиссаров и Л. И. Байков из судоремонтного цеха. Своим заботливым отношением к молодежи они развивают у них сознательное отношение к труду, гордость за избранную профессию. Они делают многое, чтобы молодой человек после школы, технического училища или службы в армии, придя на производство, не только в совершенстве освоил избранную специальность, но и стал полноправным членом рабочего коллектива.

К сожалению, тогда еще не все рабочие имели среднее образование. Наставники уделяли и должное внимание и этому вопросу, постоянно контролировали ребят, их учебу в школе рабочей молодежи. Некоторые выпускники наших школ успешно учились в различных вузах по направлениям предприятия. Так, Ольга Шамина успешно продолжала учебу в Ленинградском инженерно-экономическом институте, Александр Попов заканчивал тогда Калининградский технологический институт, там же учились другие студенты.

База гослова продолжала успешно развиваться, ей позарез были нужны грамотные специалисты.

Право на легенду  Владимир Бабуро


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.237.183.249

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .