Главная Предисловие
Предисловие Печать E-mail

Лишь верь в себя, так жизнь возьмешь ты с бою!
Гете

Гляди вперед, вперед стремись.
И все ж когда-нибудь
Остановись и оглянись
На свой пройденный путь.
Р. Гамзатов

Поморами принято называть потомков русских поселенцев побережья Белого и Баренцева морей. Их мореходный опыт и успешное рыболовство оставили глубокий след в многовековой истории открытия и освоения Севера. Треску, палтус, зубатку поморы добывали ярусами с небольших суденышек-шняков, для чего требовался не только опыт, но и большое мужество. И море охотно делилось своими сокровищами, но нередко - в обмен на человеческие жертвы.

«Передо мной селение Сорока, густонаселенное - разбросанное на значительном пространстве, с церковью, с красивыми - выкрытыми тесом и покрашенными краской домами...» Эти слова принадлежат русскому писателю и этнографу Сергею Максимову, побывавшему в середине позапрошлого века на Русском Севере.

Выселившись на берег Белого моря исключительно для морских промыслов, поморы-новгородцы на первых
порах были поставлены во враждебное положение с соседними норвежцами, записанными в летописях под именем «каннских немцев». Но взаимных враждебных столкновений и иных отношений между соседями не было: новгородские дружины плавали на норвежские берега Северного океана и доходили даже до крепости Варзуга, но с вооруженной рукой, и в свою очередь получали возмездие. О мирных торговых отношениях не могло быть и речи: всякий отстаивал свой участок земли, всякий старался обусловить свое политическое существование, еще довольно шаткое, значительно неопределенное.

Поморы, отданные под защиту, покровительство и ведение Соловецкого монастыря, строили остроги, содержали на острогах этих присылаемых из Москвы стрельцов с пушками, пищалями и пороховым зельем, мирно занимались рыбными и звериными промыслами, сбывая их изредка в один Архангельск, известный тогда под названием Порта святого Николая. Сюда еще во времена Ивана Грозного, в 1551 году, по ошибке и случайности зашел на кораблях Ричард Ченслер, названный двинским летописцем Рыцертом. Ченслер искал прохода в Индию, но нашел ласковый прием при дворе Ивана Грозного и получил позволение на торговлю.

В 1557 году в Лондоне учредилось общество с целью основания этой торговли, а в 1569 году королева Елизавета заключила формальный торговый трактат.

Французские и голландские торговые корабли не замедлили явиться с товарами, англичане вскоре успели овладеть и двинской торговлей, на что по указу царя в 1584 году вблизи устья Двины был заложен новый город - Архангельск, за отдаленностью от моря села Холмогоры.
Торговля Архангельска оживилась, население города возрастало, число приходящих кораблей увеличивалось, а вместе с тем неизбежно усиливалась и промышленная деятельность всего поморского края.

Царь Борис Годунов ослабил монополию англичан, дозволив приход всем иноземцам. Вскоре монополистами сделались голландцы, с одной стороны, и русские «гости» - московские, костромские, галицкие, вологодские, ярославские и казанские, с другой.

Поморы пользовались ничтожными выгодами. Таким образом шло дело до времен Петра Великого. «Из Москвы, - говорит Пушкарев, автор описания Архангельской губернии, - везли в Архангельск товары зимой до Вологды, оттуда по Сухоне и Двине доставляли их на судах. В июле приходили в Архангельск иностранные корабли, и торговля продолжалась до сентября. Это время называли «ярмаркой». В октябре иностранные корабли отходили от архангельского порта. Главными отвозными товарами были паюсная икра (доставлялась из Астрахани), меха и звериные шкуры».

Иностранные привозные товары были разнообразны, состоя из золота, серебра, драгоценных каменьев, посуды, мебели, галантерейных вещей, сукон, бархатов, парчи, шелковых тканей, колониальных произведений, аптекарских материалов, экипажей, сахару, лимонов, всяких французских вин. Провоз от Москвы до Вологды стоил 4 копейки с пуда, а с Вологды водой - 15 копеек с пуда. За все привозные товары платилось с цены по 6 копеек пошлины. Если иноземец вез их сам в Москву, взыскивалось еще 10 процентов и в московской таможне особо 6 процентов. С вывозных товаров, если они менялись на привозные, ничего не взыскивали, но если отпускались без вымена - брали также 6 процентов.

Петр Первый после своей первой поездки в Архангельск дарованием многих льгот, уменьшением пошлин, разрешением возить товары на беломорскую торговлю на казенных кораблях успел усилить беломорскую торговлю до того, что число ежегодно приходящих кораблей выросло до 150. Основание Петербурга и желание усилить значение этого города заставили Петра распорядиться везти большинство товаров везти в новую столицу.

В 1703 году Петр Великий своим указом распорядился учредить компанию для усиления рыбных, звериных и китовых промыслов по Мурманскому берегу и по всем беломорским прибрежьям и для этой цели выписал из Голландии мастеров.

Следует заметить, что значительных успехов компания не добилась, ибо вся торговля Архангельского порта находилась исключительно в руках монополистов немцев и англичан.

... Все закупленное или выменянное в Норвегии торговцы-поморы обыкновенно продавали по пути в становищах Мурманского берега, преимущественно же вино и соль. Этими обстоятельствами особенно пользовались хозяева покрутов. Они, обирая по пути первую рыбу, везли и продавали ее в Норвегии, здесь закупали соль и вино. Соль пускали в оборот на собственное дело засола поздней рыбы, вином забирали в кабалу своих покрутчиков на следующие годы. Фарфоровую посуду везли в деревню для похвальбы и чванства...

Читать следующую статью

Он выбрал море Владимир Бабуро


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

44.192.112.123

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2021 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .