Главная Не в деньгах счастье?
Не в деньгах счастье? Печать E-mail

В общей сложности к весне 1993 года порту были должны около миллиарда рублей


Так стоило ли горевать руководителям крупных государственных производств по поводу того, что они остались в былом качестве, не став акционерами родного предприятия? Судя по Валерию Васильевичу Кускову, который вот уже десять лет руководил рыбным портом, не стоило. Поскольку он прекрасно видел, что тем же флотам от акционирования ни тепло, ни холодно. Во всяком случае пока. Каждое утро на стол начальника порта ложились бумаги со списком рыбаков-должников. Списки эти были длинные-предлинные, да и суммы в них многомиллионные. В общей сложности к весне 1993 года порту были должны около миллиарда рублей. Впрочем, и за самими портовиками висел долг в 300 миллионов. Взаимные неплатежи стали характерной приметой времени. Как повсеместное снижение производства. В первом квартале в порт было доставлено рыбопродукции на треть меньше, чем в январе-марте 1992 года. И это в разгар мойвенной путины!

А что будет летом?

Вопросом вопросов было жилье. Не новое, а старое, ветхое, числящееся на балансе порта. На содержание его хотя бы в относительном порядке требовалось 200 миллионов рублей (в ценах 1992 года). Город на свой баланс это жилье не брал и ничем не помогал. Выбив из должников часть долга, начальнику порта приходилось долго и мучительно раздумывать, куда эти миллиончик-другой направить: жилье? зарплата? строительство котельной? А тут новая беда: «Водоканал» повышает тарифы в 2,8 раза, «Колэнерго» - в 3,8 раза. Краны без электричества не оставишь, платить надо. Естественно, и порт повысил свои тарифы, но лишь на 40 процентов, по-божески. А флоты и платить, и возвращать долги не хотят. Приостановил как-то Кусов выгрузку с судов «Севрыбхолодфлота», который задолжал 200 миллионов рублей. Не вдруг, а после долгих уговоров, но приостановил. И сразу у моряков нашлись деньги, подписали и соглашение по новым тарифам - без проблем. Значит, надо быть строже, безжалостней?

Валерий Васильевич не был сторонником жестких мер. И в кадровой политике стремился удержать на производстве опытных специалистов. Он понимал, что сегодня портовый рабочий - не грузчик с мешком за спиной. Это квалифицированный работник с удостоверениями крановщика, водителя авто-и электропогрузчика. Для подготовки такого специалиста и года маловато. Так что сокращение штатов может в дальнейшем обернуться новыми проблемами. Поэтому чтобы выжить, в рыбном порту искали другие пути. Один из них - переработка дополнительных грузов. И когда к причалам поставили транспорт с сахаром, то докеры справились с выгрузкой не хуже своих коллег из торгового порта. Инна Петровна Березюк в одной из своих публикаций писала:

- Когда я спросила В.В.Кускова, чего не хватает ему «для полного счастья», предполагала, что он скажет: «Денег». А начальник порта ответил так:

- Взаимопонимания с руководителями Северного бассейна. Будет оно - будет хорошая работа. А значит, будут и деньги.*

Однако далеко не все в Мурманском морском рыбном порту разделяли мнение начальника в этом вопросе. К традиционным хищениям и пьянкам в коллективе добавилось новшество - вымогательство. Будучи в 1993 году коммерческим директором еженедельника «Рыбный Мурман», автор этих строк по долгу службы как-то раз должен был загрузить рыбой авторефрижератор. И вот к девяти часам утра я подогнал 22-х тонный фургон под загрузку мороженой рыбой к стоящему у причала траулеру фирмы «Мелаб». Однако помощник бригадира докеров Алексей Пахунов, который руководил разгрузкой судна, откровенно намекнул и мне, и представителю «Мелаба» на отсутствие личной заинтересованности в этом малоинтересном для докеров занятии. Поначалу обсудили вариант выписки «липовых» нарядов на несуществующие операции, потом в качестве вознаграждения за загрузку авторефрижератора Пахунову были предложены 4 бутылки водки.

Но этого оказалось мало, и помощник бригадира, не осквернив своих карманов подобной взяткой, покинул борт судна. А мы с представителем фирмы-судовладельца пошли в управление второго грузового района порта. Там на первом этаже сидели-дремали очень сумрачные и неразговорчивые стивидоры и диспетчеры, то есть те специалисты, кто и обязан организовать эффективную работу докеров.

«Бум загружать машину после обеда», - это был единственный ответ, который нам удалось услышать из их уст. Вернувшись на траулер, мы передали эти слова докерам, которые отнеслись к ним очень скептически, вновь сославшись на отсутствие материальной заинтересованности... Короче говоря, мне пришлось еще трижды ходить в управление грузового района порта. И во время одной из таких ходок я задал прямой вопрос заместителю начальника района В.П.Силенкову: «А с вами, Виктор Петрович, докеры делятся получаемой мздою?». После этого вопроса к 16-ти часам под личным контролем Силенкова рыбопродукция была загружена в автофургон. Всех делов-то на полчаса работы.

Сколько же просили грузчики за эту «услугу»? В нашем случае вымогатели требовали по минимуму: одна тысяча рублей с каждой перегруженной тонны. При работе на складе берут уже по три тысячи за тонну. А в первом грузовом районе, как сказали сами докеры, такса значительно выше. Если же надо загрузить машину «зарубежную», с немурманскими номерами, - здесь, не стесняясь, заламывается тройной тариф. Конечно, все вышестоящие над грузчиками начальники знали об этой «кормушке». Время от времени вместе с милицией проводили рейды, хватали за руку вымогателей. И что же? А ничего. Бессильны начальники. Передадут дело в суд, а оттуда ответ с приветом, то бишь с рекомендацией: обсудить вымогателя на товарищеском суде. Вроде не знают, что нет уже ни товарищеских судов, ни почетных грамот. Лишат премии «провинившегося» рабочего, так он на очередной взятке хапнет куда больше любой портовской премии. А если уж совсем зажимать станут - уйдет мздоимец на другую работу. Все спокойненько и по закону. Вот так решили для себя вопрос с повышением окладов сами докеры. И начальство тревожить своими требованиями не надо, и забастовки ни к чему. Каждый сам по себе. И для себя. И не в деньгах счастье, если их много. Или я что-то путаю?

Как бы там ни было, но начальник рыбного порта В.В.Кусков смотрел в будущее с большой долей оптимизма. Мурманский порт на берегу незамерзающего Кольского залива был и должен был остаться стратегически важным для страны предприятием. Так что сегодняшние трудности временны, а значит не за горами другая, более лучшая жизнь, и к ней надо быть готовым. Потому-то продолжалось строительство новых мощностей на Угольной базе, во втором грузовом районе возводилась котельная, которая могла отапливать не только причалы, но и городской микрорайон. И был еще один, стратегический объект на территории порта, так называемый третий грузовой район - нефтебаза. О ней разговор особый.

· Не в деньгах счастье, «РМ» от 16 апреля 1993 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000) 


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.161.31.247

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2019 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .