Главная Не хлебом единым
Не хлебом единым Печать E-mail

Журналист в силу своей профессии должен быть общественно активным человеком. Настоящий журналист. А таких в нашей области немало. В годы советской власти они оказывали большую помощь областной партийной организации и органам государственной власти в их работе по развитию экономики и культуры края, созданию людям благоприятных условий для проживания. Реакция на их критические выступления была тогда быстрой и эффективной, говорится в воспоминаниях первого секретаря обкома КПСС В. Н. Птицына, опубликованных в 2000 году в книге "Годы застойные... Годы достойные".

"Они, как правило, давали правдивую информацию, отражая все стороны общественной жизни, были воспитателями и организаторами масс, - пишет Владимир Николаевич. - Добрым словом хочу отметить наиболее активных и одаренных журналистов, таких как Иван Иванович Портнягин, Николай Васильевич Беляев, Валентина Васильевна Демидова, Евгений Борисович Бройдо, Василий Сергеевич Белоусов. Их было много, в том числе и в районах. К сожалению, перечислить всех нет возможности".

Прошли годы, иной стала жизнь в стране. Огромные изменения произошли и в работе средств массовой информации. Новые журналистские имена сейчас на слуху северян. Но, как и мы прежде, большинство из них по мере сил и возможности стараются помочь своим землякам в решении волнующих их проблем.

Как-то, еще в годы советской власти, один из моих коллег по "Полярной правде" решил подсчитать эффективность нашей работы в рублях.

Считал-считал, и сбился со счета. Получалось, что только наш редакционный коллектив за послевоенные пятилетки сберег государству миллиарды рублей. И это не было преувеличением. Горжусь, что в этой копилке есть и мой личный вклад.

В шестидесятые годы Кольский полуостров охватила засуха. Обмелели реки, резко сократилось производство электроэнергии, из-за чего останавливалось электропитание многих предприятий. Надо было срочно строить новые электростанции. И эта работа началась по нескольким направлениям. Строили Кировскую ГРЭС, Кольскую атомную и сразу несколько гидроэлектростанций. В 1970 году на пуск построенной с помощью Норвегии ГЭС Хеваскоски на пограничной реке Паз, приехал министр энергетики СССР Петр Степанович Непорожний. Мне поручили сопровождать его. Выбрав удобный момент, я попросил министра оказать содействие коллективу "Севгидростроя", строившему первую ГЭС на реке Вороньей и испытывавшему в то время острую нехватку цемента, металлоконструкций и энергетического оборудования. Добавил при этом, что наша редакция шефствует над стройкой, и нам бы очень хотелось помочь ее коллективу.

Петр Степанович поначалу опешил. Стал говорить, что снабжением строек занимается не он, а соответствующие службы его министерства.

Туда, мол, и надо обращаться руководителям "Севгидростроя". Однако необычную просьбу корреспондента запомнил. Спустя примерно неделю, я получил от него правительственную телеграмму, в которой сообщалось: все, что просил, уже отгружено в Мурманск. Строители не только наверстали упущенное, но и почти на месяц раньше запланированного обеспечили пуск первого гидроагрегата станции. Только на этом область сэкономила миллионы рублей.

Подобные неофициальные встречи с высокими столичными гостями я старался использовать на благо области и позднее.

Земляки оценили это, избрав меня депутатом сперва Мурманского городского, а позднее - и областного Советов народных депутатов. Депутатство открыло новые возможности для активного участия в общественной жизни Мурманска и области.

В 1990 году нашей области отказали в дотации закупок сельхозпродуктов. Возникла реальная угроза оставить население без овощей и фруктов. На доводы местных руководителей в правительстве не реагировали: страна была уже на грани распада. А в это время ТАСС организовал очередное совещание собственных корреспондентов, на котором с докладом выступил председатель Совета Министров РСФСР.

Едва он закончил доклад, как я задал ему вопрос о субсидиях. Глава российского правительства спросил, почему об этом прошу я, журналист, а не председатель облисполкома или кто-либо из его заместителей.

- Так ведь к вам им никак не пробиться, - отвечаю. - А в Заполярье без свежих овощей жить нельзя. Обратиться же к вам просили мои избиратели... И надо-то всего 90 миллионов рублей...

Подумав, глава правительства сказал:

- Найдем эти миллионы. Но при условии, что завтра утром обращение мурманских властей с этой просьбой будет лежать у меня на столе.

Помощник мой это проконтролирует.

Надо отдать должное тогдашнему заместителю председателя Мурманского облисполкома Францу Максимовичу Беляеву, с которым я тут же связался по телефону. Он успел привезти в столицу необходимые документы. Область в зиму вступила с хорошим запасом овощной продукции. Но это был последний год дешевой картошки в нашем регионе.

Конечно, возможности встреч с руководителями высшего руководства страны и у тассовских журналистов ограничены. Но никто не отнимал и не отнимает у нас права поднимать острые темы на страницах местных и центральных СМИ. Мне же не раз приходилось пользоваться такой возможностью не только по собственной инициативе, но и по просьбе региональных властей.

Январь 1987 года. Кольский полуостров оказался во власти сильнейших морозов. Запасы топлива подошли к концу, а мороз все крепчает. Почти полумиллионный в ту пору Мурманск оказался на грани замерзания. Обращение областных руководителей в правительство СССР за помощью осталось без внимания.

- Не верят в столице, что область на грани катастрофы, - позвонил мне первый секретарь обкома КПСС Владимир Николаевич Птицын. -

Может, вы найдете способ убедить их?

Хорошо, что служебная "Нива" корпункта находилась тогда в теплом обкомовском гараже. Сажусь за руль и отправляюсь по автобусному маршруту. Машин на нем не было видно: многие не смогли из-за мороза выйти на линию. А на остановках в их ожидании люди грелись у костров, совсем как в революционном Петрограде 1917 года. С описанием этой картины и начал тогда свой репортаж из замерзающего Мурманска. Его в тот же день озвучили центральное радио и телевидение, а наутро он появился и в столичных газетах. В правительстве убедились, что ситуация в нашем городе действительно аховая, и разрешили воспользоваться мазутом из госрезерва, а вслед за этим направили в Мурманск два дополнительных эшелона с топливом.

Сентябрь 1995 года. В стране разруха. Энергетики, пользуясь предоставленным им правом, за долги по электроэнергии отключили от энергосистемы базу Северного флота Гаджиево, где у причала стояли четыре выведенные из боевого состава, но с не выгруженным ядерным топливом и боеприпасами атомные подводные лодки. В таких случаях питание кораблей для поддерживания их на плаву должно автоматически переключаться на автономные дизель-электрические береговые станции, но те оказались неисправными. Лодки стали тонуть. Создалась реальная угроза повторения Чернобыльской трагедии.

О грозящем ЧП мне сообщил один из моих информаторов. Быстро проверив факты, я тут же передал по телефону "Молнию" в ИТАР-ТАСС. Через 15 минут информация прозвучала с экрана центрального телевидения. Военные прореагировали на нее мгновенно: по телефону меня обвинили чуть ли не в разглашении военной тайны, грозились больше на флот не пускать. А на следующий день тогдашний премьер-министр Виктор Степанович Черномырдин отменил свое прежнее распоряжение и запретил энергетикам отключать подобные объекты даже при самой большой задолженности. Постановление правительства действует до сих пор в отношении всех ядерно-опасных объектов России и способствует повышению их безопасности.

А тогда североморцы вынуждены были под угрозой оружия силой заставить энергетиков возобновить подачу электроэнергии на объекты базы. ЧП удалось избежать. И уже не угрозы, а благодарности от них стали поступать в адрес тассовского полпреда в Заполярье.

И это не единичные случаи, когда по критическому выступлению мурманского собкора ТАСС решения принимались на правительственном уровне.

Случалось, за такие выступления в центральных СМИ некоторые местные чиновники не только выражали недовольство, но и пытались свести счеты. За действия одного из таких недовольных - из числа милицейского руководства области, передо мной прилюдно извинился министр МВД новой России (Ерин), находившийся с рабочей поездкой в Мурманске. Оно, конечно, приятно. Но сколько было потрачено нервов, пока справедливость восторжествовала!

Не раз мне самому, совмещая собкоровскую работу с деятельностью внештатного инструктора Мурманского горкома КПСС, приходилось помогать другим землякам, оказавшимся в сложной жизненной ситуации. В их числе - бывший управляющий трестом "Мурманскморстрой" Валентин Куликов. Мужик, влюбившись в одну из своих работниц, ушел из семьи. По тем временам это считалось тягчайшим партийным проступком, грозившим не только исключением из партии, но и увольнением с работы. Тщательно изучив обстоятельства дела, я пришел к убеждению, что разлад в семье Куликова необратим. Доказательства этого изложил в докладной записке на имя первого секретаря горкома партии Николая Аверьяновича Котова, предлагая снять с обсуждения персональное дело коммуниста Куликова, поскольку вины в его действиях мало, а сохранение в должности опытного хозяйственника в интересах города. В итоге вместо исключения его из партии члены бюро горкома проголосовали за выговор. А вскоре Куликова перевели на работу в Москву - на должность начальника главка, и он еще много полезного сделал для нашей области.

Внештатная инструкторская деятельность в горкоме КПСС была одним из многих моих партийных поручений. Будучи уже членом партии с десятилетним стажем, довелось возглавлять комсомольскую организацию Дома печати. Коллеги по работе избирали меня председателем месткома "Полярной правды" и членом ее партийного бюро. Почти сорок лет являюсь членом правления областного отделения Российского Фонда мира, без малого два десятилетия состоял членом совета Союза промышленников и предпринимателей (работодателей) Мурманской области и членом бюро областной организации Союза журналистов Российской Федерации. Дважды избирался депутатом Мурманского городского и один раз - депутатом областного Совета народных депутатов. И на всех этих общественных должностях старался быть деятельным и полезным.

Дважды в 1989 году пришлось созывать сессию Мурманского горсовета, чтобы решить вопрос, кому быть новым председателем исполкома.

Как и было тогда заведено, сначала состоялось заседание депутатской партийной группы. Ее руководитель - первый секретарь горкома партии Владимир Харченко сообщил депутатам-коммунистам, что в резерве на должность председателя горисполкома стоят трое. Но поскольку один из них - первый секретарь Первомайского райкома партии В. Федоткин - не является депутатом горсовета, его кандидатура отпадает. Другой претендент - второй секретарь городского комитета КПСС Н. Бережной, - по словам руководителя депутатской группы, незаменим на занимаемом посту. Остается один - заместитель начальника бассейнового производственного объединения "Севрыба" В. Корельский. Его и предложил он избрать председателем исполкома.

Пока ошарашенные таким выступлением депутаты соображали, что к чему, заранее подготовленные сторонники В. Корельского начали выступать в его поддержку. Собрание пошло по испытанному сценарию, не раз помогавшему местным руководителям провести нужное им решение.

- А как же с выборами? - задал я вопрос Харченко. - Выходит, за нас уже все решено...

И тут зал словно прорвало. Депутаты вполне справедливо говорили о том, что не надо оказывать на них давление, что они сами решат, кому доверить руководство городом. Тем более, что выбирать есть из кого: среди депутатов немало способных руководителей, по деловым качествам не уступающих Корельскому. Кстати, действительно опытному хозяйственнику и авторитетному среди рыбаков Заполярья человеку. Но он практически не знаком работникам других отраслей. И даже будучи членом исполкома горсовета активности в решении городских задач не проявлял. А вот другой член исполкома - Н. Бережной уже успел проявить себя в этом направлении. Выяснилось к тому же, что накануне на заседании исполкома все председатели постоянных комиссий горсовета единодушно высказались за его кандидатуру.

Дискуссия, начавшаяся на собрании партийной группы, приобрела еще более острый характер на сессии. Несколько часов шли горячие споры. Пока вдруг не выяснилось, что решения ее не будут правомочными из-за отсутствия кворума. Сессию горсовета пришлось перенести.

О случившемся быстро узнал весь город. Люди, каждый по-своему, живо реагировали на новость. Но большинство сходилось в одном: ничего у депутатов, привыкших к диктату партийного комитета, не выйдет. Изберут того, кого хочет горком партии.

Но депутаты рассудили по-другому. Тайным голосованием со значительным преимуществом победил Николай Бережной.

- Самое главное, - сказал после сессии депутат, бригадир строителей Александр Пешко, - не столько то, что победил предложенный нами, а не начальством, кандидат. А то, что на сессии не было равнодушных.

А вот мнение председателя Мурманского облисполкома Юрия Балакшина, принявшего участие в работе сессии горсовета и выступившего на ней в поддержку кандидатуры В. Корельского:

- Это урок для всех нас. В подборе кадров мы еще плохо учитываем мнение трудящихся. Больше смотрим на анкетные данные претендентов. А ведь людям виднее, кто чего стоит.

Удовлетворен был результатами голосования и я, ставший возмутителем спокойствия на этой сессии. Правда, потом получил за это нагоняй от нового первого секретаря обкома КПСС, сменившего на этом посту глубоко уважаемого мною В. Н. Птицына.

50 лет на службе Заполярью


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

3.239.76.25

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2024 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .