Аренда офисов в Мурманске

 

Главная Мои университеты-6
Мои университеты-6 Печать E-mail

Читать предыдущую главу

28. Заключительный этап. Стажировка

На нашем выпуске был осуществлён эксперимент. Государственный экзамен по Военно-морской подготовке отделили от общего экзамена и перенесли. Мы должны были сдать его только после прохождения шестимесячной стажировки в звании мичманов на кораблях Северного флота. Только после этого нам присваивали воинское звание младший техник-лейтенант запаса, командир пятой боевой части на кораблях третьего ранга. Этот фильтр прошли не все. За появление в пьяном виде в расположении Генка Алексеев был разжалован в матросы. Диплом ему удалось получить только через год. 1 октября 1955 года мы высадились в Полярном, где нам надлежало править службу. Мы были расписаны по большим охотникам 63 дивизиона, 23 дивизии Охраны водного района (ОВРа), по пять курсантов на корабль. Сейчас таких кораблей уже не существует. Это были охотники за подводными лодками.

Нельзя сказать, что служба была не в тягость. Сложности были связаны, прежде всего, с бытовыми условиями. Команда в 70 человек располагалась в носовом и кормовом кубриках. Койки двухъярусные. Заняты были под спальные места и рундуки. С палубы в кубрик вёл отвесный трап через круглый люк, как в танке, водонепроницаемый люк. Сложно было в море при качке. Особенно когда моряки с полным бачком борща, должны были профланировать по палубе и подать его в кубрик. Питались в кубрике.

Из развлечений в основном также кинофильмы и увольнение на берег. Мы особенно службой были не обременены. Привлекались на патрулирование в городе. Я был много занят на канцелярских делах при штабе дивизиона. Занимался также оформлением наглядной агитации. Основным местом культурного отдыха был расположенный рядом Дом офицеров. Рядом также был и 25 метровый бассейн. Точнее он был там же в Доме офицеров.

В субботу и воскресенье для офицеров устраивали танцевальные вечера. Не редкостью были и концерты. Для матросов и старшин танцы были в дневное время. Поскольку мы офицерами не являлись, то охотно посещали дневные мероприятия. Обязательным этапом были соревнования по степу между подплавом и ОВРом. В то время это был культ. Что за моряк, если не бацает чечётку или яблочко. На нашем корабле мастером степа был моторист Мясников, чернявый крепкий петергофский парень. Правда, выпивоха, поэтому ботинки носил дешевые на микропоре. В них чечётку не отобьёшь.

Мясников подбегает ко мне: - «Мичман, выручай!» Мы быстро меняемся ботинками. Я отдаю свои - новые на кожаной подошве. Мясников наша надежда. И действительно он не подводит. Подплав посрамлён. В море мы выходили редко. Чаще стояли на бочке, контролируя вход в залив. В этой связи вспоминается забавный случай. При постановке на бочку на неё прыгает матрос с проводником. Борт корабля низкий. Матрос прихвачен страховочным концом. Другой конец должен быть у страхующего на корабле и его необходимо при дрейфе судна потравливать. Страхующий матрос конец накинул на кнехт. Матрос-швартовщик уже закрепил конец на бочке и начинает дрейфовать вместе с кораблём. Он что-то кричит. На палубе понимают, в чём дело только тогда, когда его на страховочном конце с бочки стаскивает в ледяную воду залива. На том же конце его моментально поднимают на борт. Не опытный матрос-страховщик тут же получает оплеуху. Конфликт исчерпан. Служба продолжалась.

Было скучновато для нас не занятых матросской службой. Убивали время как могли. У Коли Александрова хватало терпения играть со мною в шашки. За 6 месяцев я выиграл у него один раз. 1 апреля 1956 года закончилась наша служба. Можно представить с какой радостью мы возвращались в училище. Мне-то было полегче. Председателем Полярнинского райисполкома был мой двоюродный дядя, к которому я часто ходил в гости. В Мурманск за полгода нам удалось съездить 2 раза и то по служебной необходимости. Настроение было немножко грустное. Нам и хотелось в море, но за пять лет мы очень привыкли друг к другу.

После недельной подготовки мы сдали экзамен по Военно-морской подготовке.

Мы получили право на присвоение воинского звания младший техник-лейтенант запаса, командир пятой боевой части на кораблях третьего ранга.

Многие из нас решили использовать полагающийся отпуск, некоторые стали сразу же устраиваться на суда. Несмотря на многочисленный выпуск, особенно механиков, всех нас оставляли в Мурманске. Стремительно разрастался промысловый флот, требовались молодые кадры. Траловый флот пополнялся большой серией траулеров типа «Пушкин» с дизельной силовой установкой. По сравнению с паровыми траулерами это были суда с кормовым тралением, закрытой рыбофабрикой с механизированной обработкой рыбы. Хорошими были бытовые условия для команды, располагавшейся в отдельных каютах.

Траулеры поступали из Германии регулярно, но нас выпускников было очень много, чтобы без задержки всем устроиться механиками. Мы, шестеро выпускников нашей группы, решили не ждать вакансии, а согласились пойти в море мотористами. И как оказалось, не прогадали. Мы, всё-таки, нуждались в практике. Мы с моим лучшим другом Витей Демидовым сделали несколько рейсов и списались в отпуск, что бы провести его вместе. Благодаря опыту, приобретённому мотористом, я был направлен третьим механиком на БРТ «Новороссийск», минуя должность четвёртого механика.

Мы начали трудовую деятельность в хорошее время. Флот стремительно продолжал расти. В Польше строилась такая же многочисленная серия БМРТ типа «Лесков», конструктивно мало отличавшихся от немецких. Поступали траулеры и отечественной постройки с Николаевской верфи. Это позволяло нам довольно быстро продвигаться по службе. Выпускники средней мореходки всегда были востребованы и хорошо проявляли себя как специалисты.

Большинство из нас, ходивших в море, уже к 28-30 годам уже занимали должности старших механиков и капитанов. Набиравшая обороты Высшая мореходка поставляла специалистов для береговых предприятий, шедших на замену старых кадров, хотя многие работали и на судах. Средняя мореходка оставалась основным поставщиком кадров для флота. Наш выпуск дал немало хороших механиков и капитанов. Это Роберт Якименко, Коля Александров, Володя Львов, Дудин Иван, Валя Соловьёв из нашей группы. Успешно складывалась практическая деятельность и у меня. Но должность стармеха для выпускника средней мореходки чаще была потолком.

Для дальнейшего продвижения по службе, особенно на берегу, необходимо было высшее образование. Многие мои товарищи в разное время стали продолжать учёбу в ВУЗах, преимущественно те, кто успешно учился в средней мореходке. Первым из нас был Витя Семёнов, Виктор. Я для решения этой проблемы созрел одним из последних. В 1969 году я в должности старшего механика трудился на передовом в траловом флоте производственном рефрижераторе «Апатит». Возглавлял экипаж знаменитый капитан, Герой соц. Труда Шаньков Иван Тимофеевич. Он настойчиво убеждал меня не покидать судно. Предстоял рекордный рейс и по его результатам награды. Оставшись на судне, получил бы награду и я. Но я проявил решительность, понимая, что для меня это последний шанс. И я его использовал, хотя учиться в 35 лет было нелегко. Рядом-то с нами учились ребята, проработавшие в море после средней мореходки три года. Зато за такими, как я был, богатый практический опыт, что преподаватели ценили. Трудности учёбы окупились вполне.

После трёх лет работы в море после высшей мореходки, я был направлен в Польшу на Гданьскую верфь в должности инспектора по надзору от В/О «Судоимпорт», Позже я работал в ЦПКТБ ВРПО «Севрыба», Высшей мореходке в должности заведующего научной лаборатории, преподавателя Учебно-курсового комбината. Не получив высшего образования моя трудовая деятельность сложилась бы по-другому.

Читать следующую главу

О друзьях, о море, о себе


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.146.59.51

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD