Главная Управление морского лова часть 2
Управление морского лова часть 2 Печать E-mail

Начало читать здесь

Будучи в командировке в Карелии, мы с начальником Карельского территориального управления Игнатом Киприяновым поехали познакомиться с периферийными предприятиями. Побывали на строящемся рыборазводном заводе в Сям-Озере, на Сортавальском рыбокомбинате и на самом дальнем - рыбозаводе в Совпороге. Прежние рыбозавод и поселок рыбаков попали в затопления водохранилищем строящейся гидроэлектростанции на территории Мурманской области. Взамен силами гидроэнергостроителей и был построен новый рыбзавод, хозяйственные постройки и поселок. Вот где я еще раз убедился в том, как работают некоторые строители ГЭС.

Переселили коренных жителей из насиженных, поколениями обжитых в суровых природных условиях мест, где обладали каким-то хозяйством: кто корову, кто овец имел, огород, обязательно вручную очищенный от валунов и щебня, поле-сенокос... Жили у самого берега озера или речки, где обязательно покоились лодки - без них трудно было прожить, и добротные хозяйственные постройки. Для них гидростроители построили невзрачные рубленые дома и что-то похожее на хозпостройки. Но место для поселка было выбрано не очень удачное: засоренное большим количеством щебенки, булыжниками и валунами. Единственное удобство - рядом проходила ухоженная грунтовая дорога в Финляндию. Государственная граница совсем близко. За пограничным шлагбаумом новый благоустроенный поселок среди сосен, четырехэтажные каменные дома, центральное отопление, вода (горячая и холодная), электроснабжение, баня, клуб, магазин, гостиница, и пр. и пр. Работает лесоперерабатывающий завод. Все это построено и оборудовано финнами на условиях: советские лесорубы валят свой лес, финны приезжают за ним и увозят к себе. Часть перерабатывают в построенном лесозаводе на пиломатериалы, а отходы (сучья, обрезки, опилки) сжигаются для отопления цеха.

Меня заинтересовала автоматическая электрокотельная, обеспечивающая нужды поселка в тепле и горячей воде. Посмотреть котельную внутри не удалось, пришлось заглянуть туда через окна. Никакой обслуги. При любой неисправности в работе котлов и сетей поселка, а также систем в домах автоматы по радио вызовут специалистов. Чудо! И мне захотелось добиться в Минрыбхозе валюты на закупку для Териберских СРМ и его поселка подобной котельной. Затеял по этому вопросу переписку, личные встречи с работниками министерства.

Долго не давали положительного решения. И только вмешательство первого секретаря Мурманского обкома партии Птицына помогло решить вопрос, и котельная (включая сборное здание для нее) была закуплена, и силами СМУ Севрыба (общестроительные работы) и монтажников Продмонтажа построена и запущена в действие электрокотельная с автоматическим управлением.

Часто бывая в Териберке, встречаясь с рабочими и служащими, я неоднократно слышал от них жалобу, что они лишены возможности смотреть и слушать передачи Мурманского телевидения. Оказалось, что дело заключается в том, что и Лодейное, и Териберка находятся в зоне, где сигналы не принимаются. Посетил главного инженера областного управления связи Георгия Флоровского, с которым мы были давно знакомы и дружны, и попросил его что-то предпринять. Договорились, что он еще раз направит в Териберку своих специалистов, может быть, им удастся что-нибудь решить. Скорее всего, нужно будет забраться на высоту, на близлежащую сопку, и там установить ретрансляционную приемную антенну (если техническая ошибка - простите).

Договорились, что работу по сооружению металлической мачты, обеспечение ее устойчивости при любых ветрах, подключение к электросетям (отдельные кабели!) выполняет СРМ за свой счет и своими силами. Управление связи предоставит за свой счет необходимое оборудование.

Сопку для мачты специалисты нашли. Правда, не очень близко и никаких подъездов к ней и нормальных подходов не было. Рабочим пришлось на плечах по уступам скалистой сопки поднимать стальные детали будущей мачты и сварочное оборудование и на месте собрать мачту. Проложили и кабельную линию. Связисты на мачте закрепили антенну, произвели наладку оборудования, и териберчане стали смотреть телевидение!

К сожалению, Георгий Георгиевич - Гоша, как мы его звали в домашних условиях, еще молодым, рано, совсем рано умер от инфаркта.

Но териберчане должны добрым словом поминать автора их мечты Флоровского Георгия Георгиевича, когда они усаживаются смотреть телевидение.

Кандалакшский рыбоконсервный завод - детище довоенных пятилеток. Базируясь на богатых в те времена уловах пресноводных, озерных и речных рыб, на сёмужьих реках и беломорской сельди, выпускал разнообразный ассортимент консервов, семгу, сельдь беломорскую...

По тем временам это было одно из передовых предприятий области, хотя и не совсем достроенное. Мне было очень интересно близко ознакомиться с производством рыбных консервов. И вот такой случай представился - Кандалакшский консервный комбинат вошел в состав Управления Морлова.

В сопровождении директора комбината Анастасии Степановой и главного инженера Сергея Пенского я знакомлюсь с предприятием. Я заметил, как руководители предприятия были влюблены в комбинат, при условиях явно ограниченных возможностей, главным образом финансовых, много сделали для расширения ассортимента и наращивания выпуска продукции.

Степанова, женщина уже в годах, своей настойчивостью добилась у Совнархоза согласия на закупку импортной линии. Рассказала, как сама, шагами разметила место для двухэтажного здания под эту линию. Его построили, и силами механической службы комбината под руководством главного инженера Пенского смонтировали и запустили в действие довольно сложную автоматическую линию. Вскоре А.Степанова ушла на пенсию, и ее заменила технолог Л.Манюкова, еще позже - Л.Маслова.

Можно предполагать, что при строительстве комбината, тогдашнее руководство было ограничено в средствах или другие причины не позволили построить иные нужные объекты. Производство, требующее определенных параметров, снабжалось, не больше ни меньше как - от железнодорожного паровоза, который красовался в центре территории вместо котельной. На открытом воздухе, зимой и летом...Будто кадры из фильма тридцатые годов.

Все-таки на дворе были пятидесятые годы, не убогие тридцатые, когда не было ни сил, ни средств, ни возможностей оборудовать современную жизнь. Это понимали и рабочие треста и руководители производства и общими усилиями стали добиваться строительства стационарной котельной. Тем более, что топлива для нее в Кандалакше было достаточно - чего другого, а древесных опилок в Кандалакше хватило бы не только на котельную.

Комбинат проводил работы по монтажу котельной собственными силами. Инженерная служба, и в особенности главный механик комбината Терземан, работники механической мастерской прикладывали много энергии и сообразительности для сооружения своего детища и не смотря на многие сложности с задачей справились успешно и в срок.

Когда потребовалась моя помощь, котельная уже находилась в большой степени готовности, и можно было ожидать ее пуска в самое ближайшее время.Строительство котельной дало возможности Кандалакшскому тресту для новых позитивных преобразований. Мы обсудили дальнейшие наши совместные действия и договорились, что к существующему корпусу будет пристроено кирпичное двухэтажное здание. В новом здании должны быть размещены бытовые помещения по существующим нормам, помещение для приема пищи с оборудованием для подогрева таковой. Это же помещение должно служить для проведения технической учебы и собраний. В новое здание планировалось переместить цех производства жестетары. Для ремонтной службы должно будет построено отдельное здание. К нему предусмотреть пристройку-склад для хранения орудий лова и промыслового снаряжения, и еще целый ряд других мероприятий. Договорились, что комбинат проведет переговоры с местными строителями-дорожниками и после сдачи в металлолом паровоза, они произведут асфальтирование территории. Я обещал финансовую помощь и выделение необходимых материалов. Одновременно комбинат разработает проектные решения и технико-экономические обоснования, согласовав их с нами, запросит у банка возвратную ссуду.

Прошло немного времени, и все намеченное было выполнено полностью.

Длительное время комбинат не строил для своих работников жилье. Имеющийся детсад обветшал и требовал капитального ремонта. И эту проблему также удалось решить силами строителей за счет госкапвложений. Построили жилой дом (не могу вспомнить, сколько квартир - но не менее сорока) почти рядом с комбинатом.

Удалось мне также договориться с Облисполкомом о передаче комбинату в строящихся за их счет в Кандалакше домах 1200 кв. метров жилья с тем, что соответствующее количество жилья будет передано Облисполкому в Мурманске. При средней площади одной квартиры 60 кв. метров это тоже двадцать квартир.

Комбинат своими силами провел капитальный ремонт детсада и в процессе ремонта увеличил его вместимость.

В 50-х годах механизация трудоемких процессов была одной из ключевых задач в работе предприятий рыбной отрасли. На рыбозаводах побережья, к которым я имел тогда прямое отношение, особенно актуальна была борьба с тачкой - почти единственным и массовым средством транспортировки рыбы и соли от причала в цеха. Критика тачки звучала постоянно и везде, на всех собраниях и конференциях, в средствах массовой информации. И вот мы и наши инициативные инженеры предложили вместо старинных подъемников - финшей (колесо-ворот на столбах) установить электрические краны типа «пионер». От кранов до и внутри цехов были смонтированы транспортерные линии, по которым рыба доставлялась к месту разделки и посольным чанам. И сразу на некоторых рыбозаводах Управления Морлова высвободилось до 90% тачек.

Вспоминаю работников управления рыбной промышленности и Морлова, которые направились на предприятия побережья, чтобы ознакомиться с ходом весенней путины и при необходимости оказать помощь (среди них был автор этих строк). Первая встреча на рыбозаводе в Порт-Владимире. Прошли по причалу, обошли цеха и участки, поговорили с рабочими, с руководством. Разговор деловой, взвешенный, все больше об улучшении качества продукции, полном использовании сырья, расширении стройучастка, нехватке жилья, детских садиков.

Но я хорошо знал Михаила Николаевича Сухорученко и чувствовал, что благополучная встреча еще не конец. Председатель Совнархоза внимательным взглядом посмотрел на главного инженера завода Владимира Григорьевича Козловского. Прищурив глаза, долго, свозь очки, смотрел на меня. И вдруг в упор:

- Где тачки?

Мы переглянулись. Козловский показал рукой в сторону разделочного стола. Там стояли 5-7 тачек с солью, мелкими акулами, скатом, отходами разделки рыбы.

- Где остальные?

Козловский указал на остров Еретик, где находился деревянный склад для орудий лова, и тихо сказал: «Там». Сухорученко опять повернулся ко мне:

- Гехман, это правда?

- Правда, Михаил Николаевич. Уже почти полгода, как выбросили их туда. Вижу - не верит:

- Ну-ка, поехали, посмотрим.

Объясняю, что мелких судов в порту сейчас нет, а на буксире к причалу не подойти. Сейчас малая вода, отлив.

- Значит, пойдем пешком.

Говорю, что, пока малая вода, до острова Могильный можно по мосточкам, а там - не знаю, в ботинках и туфлях, наверное, не получится.

Сухорученко погрозил мне пальцем. Не верит. Последовала команда:

- Пошли!

Перспектива прогуляться по островам, где еще лежал мокрый снег, бродить по отливу ни у кого не вызвала энтузиазма. Но выбирать не приходилось.

В пути один из сопровождавших, Цветков A.M., придерживая меня за руку, с сочувствием спросил:

- Ну, что?

- Все в порядке!

Благополучно добрались, правда, по дороге некоторым «повезло» провалиться в набухший рыхлый снег и набрать в обувь воды. За складом - кладбище тачек. Никаких вопросов, никаких комментариев. Молча вернулись, успели проскочить проливчик почти посуху.

Уже в салоне буксира на переходе в Сайду-Губу Михаил Николаевич миролюбиво обратился ко мне:

- В Сайда-Губе и Териберке тоже так?

- В Сайда-Губе так, а в Териберке не совсем.

Больше эту тему не затрагивали. Поговаривали, что кое-кому в Управлении рыбной промышленности досталось за медленное решение проблемы тачек на Мурманском рыбокомбинате: Сухорученко считал, что в Мурманске дела похуже. Руководству Морлова, главным инженерам заводов и механикам приказал выдать премии, что и было сделано.

Главными инженерами на заводах работали: В Порт-Владимире - Владимир Григорьевич Козловский, впоследствии - директор на заводах Мурманского рыбокомбината, руководил научно-исследовательскими отделами в ПИНРО и Севтехрыбпроме. Очень многие помнят этого талантливого, энергичного и деятельного человека, инженера и исследователя. В Сайда-Губе эту должность занимала Люция Павловна Маланина (Иванова), тоже потом работала на Мурманском рыбокомбинате. Дослужилась до замдиректора. На Териберском рыбозаводе главным инженером был Василий Григорьевич Ярош. На Кандалакшском рыбоконсервном комбинате - Пенской Сергей.

Много полезных дел было сделано малыми нашими возможностями. Но и немалыми усилиями. Были созданы работоспособные предприятия, на которые опирались рыболовецкие колхозы. И не только мурманские, но и архангельские, и карельские.

В 1964 году началось непоправимое. Кому-то потребовалось вместе с переселением бесперспективных деревень ликвидировать колхозы и рыбозаводы побережья. Отдали Порт-Владимир и Сайда-Губу военным морякам, которым со временем они тоже стали не нужны. И нет теперь на карте России поселков Порт-Владимир и Сайда-Губа. Одни развалины. Териберка еще теплится, живет... но надолго ли?
«...благословен Тот, Кто милостив к природе... благословен Тот, Кто милостив к творениям Своим». (Из молитвы)

Причалы мои путевые


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

178.154.200.17

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .