Аренда офисов в Мурманске

 

Главная Кособуцкий Владимир Алексеевич
Кособуцкий Владимир Алексеевич Печать E-mail

Вероятно, самым грамотным капитаном, досконально знающим международное морское право, требования международных конвенций и нормативные акты по рыболовству, был среди нас Владимир Алексеевич Кособуцкий.

Когда я работал Главным капитаном, а он - начальником отдела лицензионного лова научно-производственного объединения «Севрыбпромразведка», я любил заходить к нему в кабинет - побеседовать, поспорить о наших научных и рыбацких проблемах.

Внешне неприметный, неуклюжий, меланхоличный, с одутловатым лицом, с немного оттопыренными короткими ушами, но с умными проницательными глазами, он сразу преображался, когда собеседник задавал ему запутанный вопрос. Глаза загорались, лицо разглаживалось. Он молодел на глазах и, немного подумав, начинал медленно, четко излагать свои мысли. Полученную информацию можно было не проверять по первоисточникам: она была точной, достоверной...

Я иногда специально заводил Владимира Алексеевича, возражал, якобы в чем-то сомневаясь. Он начинал горячиться, доставал из ящика стола книги, быстро находил нужную страницу, показывал, комментировал, переспрашивал - понял?

- Понял, - не сдавался я, - но при проверке на нашем траулере инспекторы рыбводнадзора действовали и выставляли замечания не так, как ты говоришь.

При упоминании об инспекторах Владимир Алексеевич багровел, визгливо вскрикивал:

- Мальчишки! Дилетанты! Сколько я апелляций написал в Мурманрыбвод, в прокуратуру по ляпам в актах проверок! Да и капитаны хороши.

Со всем соглашаются - от глупости или от страха, не поймешь!

- Ладно, Владимир Алексеевич, - успокаивал я его, - с инспекторами капитанам приходится ладить. Сам знаешь: на траулере, как на барском дворе, - работу не переделаешь и недостатки всегда найдутся, было бы желание! Да аттестация ежегодная, у тех же инспекторов... Если отношения с ними будут натянутые, то долго придется выхаживать по их кабинетам. Даже самый умный капитан бесправен и беззащитен перед чиновниками. Приходится ему быть дипломатом, идти на компромиссы, соглашаться, если он и видит их промахи.

- Плохо, - возражал Владимир Алексеевич. - Так мы сами и создаем, своей беспринципностью, неуважительное отношение к капитану. А это какая фигура в создании флота на Мурмане, да и самого города! Но непризнанная пока. Да что далеко ходить за примерами - как в нашем управлении относятся к капитанам? Нередко работник берегового отдела и задницу от стула не поднимет, когда с вопросом к нему обращается капитан...

Много я встречал людей, которые раньше были хорошими капитанами, но волею судьбы сели в мягкие кресла и забыли, что капитанский кусок хлеба крепко посолен морскими заботами, укорачивающими жизнь.

Владимир Алексеевич Кособуцкий, работая на берегу начальником отдела, к капитанам относился даже не с уважением, а с нескрываемой душевною любовью. По природе немногословный, он, когда к нему заходили капитаны, обязательно старался с ними поговорить не только о морских буднях, но и о житейских делах, помогал советами, а если требовалась защита, то и документы помогал грамотно составить капитану.

Чувствовалось, что тоскует он о море и закрытие выхода в море переживает тяжело.

Чтобы защитить капитанов от произвола инспекторов, Кособуцкий в июне 1990 года подготовил письмо в адрес областной прокуратуры и областного суда: «Об организованном нарушении законодательства в системе Главрыбвода». Приложение к этому письму, размноженное и разосланное на суда, и сегодня является хорошим пособием для капитанов при возникновении конфликтных ситуаций.

Не скучать о море Владимир Алексеевич не мог. Он покинул капитанский мостик в расцвете творческих лет - в сорок два года, когда сердце дало сбой, не выдержав многолетней адской нагрузки работы в тяжелейших условиях ледового плавания в арктических промысловых районах Канадо-Гренландского порога, Баффиновой Земли, Лабрадора, Шпицбергена... Давно замечено, что чаще заболевания сердца возникают именно у внешне невозмутимых капитанов. Обманчиво их спокойствие. В душе вулкан - поматериться бы в определенной ситуации, кулаком по столу хватить, а внутренняя культура, уважение людей, собранность не позволяют этого сделать. Так и накапливается год от года напряжение, подтачивающее организм.

Мне пришлось много работать в названных районах, и я не понаслышке знаю, как добывается там рыбка. Конечно, рыбка добывалась золотая - синекорый палтус, пестрая зубатка, макрурус, золотистый окунь. Подойдешь к рыбному ящику после выливки улова, а там тонн десяток лазурной в свете прожекторов рыбы - палтуса. На душе, как у крестьянина после осмотра хлева, где стоит скотина, благостно. Но давалась эта рыбка нелегко. На Лабрадоре, на Канадо-Гренландском пороге благоприятная промысловая обстановка обычно была осенью и в начале зимы, потом мешали тяжелые ледовые условия.

Вспоминаю - небо в звездах, а внизу, у поверхности моря, темнота. Айсберги на экранах радиолокаторов - крупными кляксами, но, в действительности перед носом судна-невидимки: осколки айсбергов, ледовые поля, которые судовой локатор не фиксирует. «Внимание, внимание!» - шарят прожектора по поверхности моря, словно в прифронтовой полосе. Да какая там прифронтовая полоса, если на картах гадается: повезет - не повезет?.. Только воля капитана, предельная собранность судоводителей отводили экипаж от беды, но столкновения со льдинами случались. Особенно тяжелая ледовая обстановка в этих промрайонах была в 1972 и 1973 годах, когда многие траулеры получили пробоины.

Не обошла беда даже такого аса ледового промысла - капитана управления «Мурмансельдь» Виктора Николаевича Демьяненко, многие годы с блеском, порой авантюрно работавшего на облове палтуса во льдах, на Лабрадоре и Большой Ньюфаундлендской банке. От столкновения с осколком айсберга МБ-0445 «Олентуй» получил пробоину Демьяненко смог довести траулер до канадского порта Сент-Джонс, там пробоину заварили, и траулер продолжил промысел. Разве в те годы мог кто предположить, что БМРТ «Олентуй», будучи еще вполне справным, закончит свою морскую жизнь на судоразделке в далекой Индии?

Но БМРТ-0421 «Полярное Сияние», которым в то время командовал Владимир Алексеевич Кособуцкий, свои поисково-промысловые рейсы на Лабрадоре всегда заканчивал благополучно, с полными трюмами рыбы, что подтверждало высокий профессионализм, рыбацкую удачу капитана и экипажа, отличную организацию судовой службы, мастерство и мужество палубной команды. Владимир Алексеевич любое дело любил организовывать и осуществлять добротно, несуетливо. Неуважительно отзывался о капитанах, прыгающих с траулера на траулер, любым способом пытающихся попасть на выгодные рейсы. Сам он привязался к БМРТ-042 1 «Полярное Сияние», как крестьянин к лошади.

Он руководил экипажем этого траулера десять лет, с 1967-го по 1977-й. За эти годы он основательно изучил материковый шельф Канады, нашел оптимальные участки промысловых скоплений трески, палтуса, окуня. В отдельные месяцы экипаж «Полярного Сияния» удивлял не только руководителей тралового флота, но и опытных капитанов, добиваясь ежесуточного вылова до пятидесяти тонн палтуса - рыбы, требующей исключительного мастерства штурманов, палубной команды.

Трудно было разговорить Владимира Алексеевича, но если удавалось задеть за живое - любил он рассказывать об этих уникальных рейсах, о встречах с айсбергами, ледовых мешках, об оставленных на дне тралах, расплющенных на больших глубинах кухтылях и бобинцах. Он становился по-мальчишески восторженным, увлеченным или, наоборот, превращался в капитана-наставника, когда по-деловому, педантично наставлял о районах промысла, трассах траления, вооружении тралов да еще переспрашивал - понял? Капитану, соображающему и имеющему опыт работы в этих районах, порой было нудновато выслушивать мельчайшие подробности. Но таков был Владимир Алексеевич!

Учить - так учить! Чтоб понятно было!..

Способность фиксировать мельчайшие подробности промысла, анализировать, настойчиво собирать материал, обрабатывать его, накопляя самое ценное, позволили Владимиру Алексеевичу Кособуцкому совместно с Федором Михайловичем Трояновским, возглавлявшим тогда ПИНРО, издать «Наставление по поиску и промыслу тупорылого макруруса и черного палтуса на материковом склоне Северо-Западной Атлантики». И еще составить более двадцати планшетов, которые до сих пор являются основой для карт и промысловых планшетов, используемых промысловыми судами и гидрографической службой Военно-Морского флота.

Но самыми интересными рейсами Владимир Алексеевич считал рейсы на Серединно-Атлантический Хребет (САХ), когда пришлось начинать с нуля, организуя промысел разноглубинным тралом на глубинах более тысячи метров, используя отечественные тралы и гидроакустические приборы. Скопления макруруса держались маленькими пятнами над банками, над скалами, выпирающими со дна океана - с глубины четырех-пяти километров. Требовался точный расчет, исключительное мастерство судоводителей, чтобы маневрировать тралом на резких перепадах глубин при его нацеливании на промысловые скопления. Траления были короткие, пятнадцать-тридцать минут, а уловы иногда превышали тридцать тонн за траление. И по этому району Владимир Алексеевич оставил пособие для промысловиков: «Рекомендации по технике ведения пелагического трала на банках САХ».

Заслуженный работник рыбной промышленности России капитан дальнего плавания Владимир Алексеевич Кособуцкий достойно, честно прожил свою жизнь. Жаль, что не удалось ему спокойно пожить на пенсии, возможно, через несколько лет мы смогли бы почитать его очерки об освоении новых промысловых районов - я его очень просил рассказать об этом и о людях, с которыми он работал на БМРТ «Полярное Сияние».

В феврале 1994 года Владимир Алексеевич уехал из Мурманска, решив, что не стоит пенсионеру занимать рабочее место, а в ноябре Капитана Кособуцкого не стало...

Владимир Алексеевич, воистину твоя душа на небесах! Сколько ты вложил здоровья, таланта в освоение новых районов промысла! И что? Сейчас редко наши моряки тревожат тралом морские глубины в этих районах. Большие морозильные траулеры стоят на отстое или отправляются в заморские страны на резку, государство почти не ведет океанического промысла. Флот Северного бассейна измельчал и грузно осел в Баренцевом море, интенсивно работая на рынок Норвегии. Есть над чем задуматься.

Но человечество без океана, без рыбы не проживет. Значит, придется когда-то все начинать сначала. Вопрос - с кем? Разве меркантильные мальчики, для которых морская романтика заключена в расцветке доллара, смогут пройти через горнило адских испытаний? Ведь море всегда останется морем - с его непредсказуемостью, красотой и ужасами! Оно открыто только для тех, у кого душа нараспашку, жажда познания, способность подняться над собственным страхом, над монотонностью трудовых будней в железной коробке. У кого редкая способность восприятия световой гаммы, порожденной соединением купола неба и поверхности океана, когда грудь распирает от удивительно пронзительного чувства единения Человека с бесконечными далями Вселенной и своей колыбелью - планетой Земля... Или все-таки и после нас еще придут в рыбопромысловый флот истинные романтики и моря им раскроют свои тайны и кладовые?

Владимир Алексеевич Кособуцкий родился 1 января 1935 года в деревне Алексичи Хотнинского района Гомельской области, среднюю школу окончил с золотой медалью и сразу после окончания школы поступил в Мурманское высшее мореходное училище. Сколько таких ребят из глубинки творили чудеса на море, в конструкторских бюро, в космосе! Как важно помочь талантливым ребятам, которыми еще богата матушка Россия, найти свое место в жизни! Об этом и был наш последний разговор с Владимиром Алексеевичем...

Морское братство, Избранные произведения


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.81.237.159

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD