Главная Корбаки
Корбаки Печать E-mail

Местность наша, бывшая Корбангская волость, названа в честь небольшой, но быстрой речки Корбанга, впадающей в полноводную Двиницу. Протекает она меж холмами с севера на юг. По берегам ее, как и Двиницы, издревле и селились люди. Через всю волость, рассекая ее на две половины, еще в допетровские времена была проложена дорога к Великому Устюгу и дальше - до Архангельска. Одну часть местности жители окрестили Егорщиной, а вторую - Николыциной. Названия эти связаны с православными храмами, коих в старину здесь было два - Георгиевский и Никольский, разобранный на кирпичи для колхозных новостроек еще в довоенное время. Георгиевская церковь, многие годы служившая складом зерна для колхоза «Доброволец», сама рухнула от старости в начале нынешнего века.

Пожалуй, это и все, что знал я о волости до того, как начал искать в архивах историю родословной нашей семьи. В Государственном архиве Вологодской области нашел документы, позволившие заметно расширить знания о своей малой родине.

Оказывается, самая большая в волости деревня Воробьево, через которую проходила древняя дорога на Великий Устюг, принадлежала знаменитому российскому полководцу Александру Суворову-Рымникскому.

Подарила ее фельдмаршалу и генералиссимусу императрица Екатерина Вторая за отличие в подавлении Пугачевского восстания. Одно время жители Воробьево были подданными известных на Вологодчине помещиков из рода Брянчаниновых. А перед Октябрьской революцией большинство его населения относилось к разряду свободных землепашцев, числясь «казенного ведомства крестьянами».

Село и в те давние времена было центром общественной жизни волости. Здесь располагалось волостное начальство. Жили в нем также служащие - начальник почтовой станции Воробьево, учителя, ремесленники (по- нынешнему - предприниматели). Однако основное занятие корбаков и тогда было связано с сельским хозяйством.

Любопытен перечень профессий людей, занятых трудовой деятельностью в сельском хозяйстве: управляющий, приказчики, пахари, рабочие, сторожа полевые, пастухи, скотники и конюхи, садовники и огородники, подсевалыцики овса и сортировщики.

В лесном хозяйстве были приказчики по лесозаготовкам, лесная стража, лесники, заготовители веников и древесной коры, сборщики ягод и грибов. Отдельную категорию составляли охотники и рыбаки.

Привлекались жители Корбанги также на добычу извести, ломку камней (так говорится в архивном документе) и другие работы в масштабах всего Кадниковского уезда.

Главным для всех занятием было земледелие. «В 1903 году погодные условия на востоке были довольно благоприятные, - говорится в отчете уездного статистического комитета. - А на западе из-за дождливой погоды озимая рожь ушла под снег лишь частично хорошей. Многие поля в уезде вымерзли. На урожай яровых сказались плохие погодные условия: весна выдалась в тот год холодная. Но урожай овса, ячменя, пшеницы, гороха, картофеля и льна оказался все же не хуже, чем в 1902 году».

В Корбангской волости картофеля посеяли 68 пудов, собрали - 574, овса посеяли 37 пудов, собрали - 108.

В журнале учета Земского собрания за 1914 год говорится, что большой недород хлеба вызвал серьезные осложнения в снабжении мукой местного производства.

Но жизнь в уезде и в волости из-за этого не остановилась. Местные власти всерьез занимались обустройством деревень, созданием наиболее благоприятных условий для связи села с городом. На заседании Земского уездного собрания, например, 22 мая того же года, рассматривался вопрос о строительстве на территории уезда второй железнодорожной ветки - через Кадников на Харовскую. Кстати, так и планировалось еще при прокладке первой железнодорожной ветки. Были уже проведены изыскания, получено «добро» губернских и даже российских властей, но осуществить проект не удалось: помешала начавшаяся вскоре Первая мировая война.

22 ноября 1914 года Земское собрание рассмотрело вопрос «об открытии в Корбангском двухклассном училище класса ручного труда по столярно-токарному делу с пособием от министерства просвещения». Осуществить и этот проект помешала война.

Воевать за царя-батюшку призвали многих корбаков. Сперва - по так называемым «жеребьевым» спискам, потом - всех годных к воинской службе. Правда, в ту пору был в силе царский манифест о рекрутском наборе от 1849 года, согласно которому можно было откупиться от службы в армии, чем и пользовались помещики и зажиточные крестьяне. Были льготы по отсрочке. Например, студентам, были и пенсии от казны отставным нижним чинам, и военные сборы последних по мере надобности. В церквах по указанию брата царя Михаила устанавливали памятные доски с фамилиями воинов, погибших в годы русско-японской войны. Многое их этих приемов позднее переняла советская власть.

Часть из них стала доброй традицией россиян и в наше время.

Сохраняется и вековая традиция - в почитаемый всеми православными людьми праздник Троицы собираться на кладбище возле церквей, чтобы поправить могилы предков и отдать им дань памяти. На Корбанге, у полуразрушенной церкви Георгия Победоносца, в этот день собирается чуть ли не все местное население. Много приезжих из других мест.

На кладбище, сильно разросшемся в последние три десятилетия, нашли вечный покой многие из друзей моего детства и юности. Сюда, как на перекличку, навестить могилы родственников в Троицу приезжают оставшиеся в живых. Там-то, встречаясь, и узнаем мы о судьбах друг друга и общих друзей.

В одну из последних таких встреч я невольно обратил внимание на то, что молодые корбаки стали с большим интересом рассматривать старые могилы, интересуясь, каким человеком был тот или иной, лежащий под каменной плитой надгробия. И это, как выяснилось, не просто любопытство. Многие нынешние молодые жители Корбанги проявляют настырность в поисках знатных людей, судьба которых так или иначе связана с нашим краем. Каждому хочется доказать, что этот известный человек родился именно здесь, а не в какой-то легендарной Тмуторокани, что и в нашей местности были и есть люди, которыми можно гордиться.

Мой старый друг Николай Костылев, с которым учились в одном классе Воробьевской тогда еще семилетней школы, а затем - в одной группе Сокольского целлюлозно-бумажного техникума, закончив институт, многие годы возглавлял электрослужбу города Балаково Саратовской области. По делам службы часто бывал в Москве, встречался с живущими там земляками.

«На этих встречах, обычно проходивших в квартире Павла Романова, не раз заходила речь о том, кто из бывших корбаков больше всех прославил свою малую родину», - писал мне Николай. «...Наши мнения совпадают, - говорится в письме. - Это, безусловно, поэт Александр Романов, тассовец Василий Белоусов и Алексей Волков, работавший в Госплане СССР».

Не стану оспаривать заключение столичных земляков. У каждого из нас свои мерила достоинств и заслуг человека. Но то, что и твои заслуги признают старые товарищи, конечно же, греет душу. А с оценкой труда Александра Романова согласен полностью. Он действительно был певцом своей малой родины. А мы, хоть и жили в разных городах, дружили.

Осенью 1967 года Романов приезжал в Мурманск. Естественно, мы встретились. На память об этой встрече осталась у меня подаренная им книжка стихов «Красное застолье» с автографом автора. «Василию Белоусову на память о тех милых корбангских местах, где наш корень и где прошла наша молодость и куда мы будем стремиться всю жизнь, - дружески А. Романов», - написал он на первой странице книги. Не упускал и я возможностей встретиться с ним на вологодской земле, чему очень способствовал наш общий друг Николай Михайлович Цветков, тогдашний редактор областной газеты «Красный Север». Как часто бывает в кругу творческих людей, встречи эти заканчивались дискуссией на литературные и окололитературные темы. Романов всегда отстаивал свою точку зрения, горячился, и, бывало, мы расставались чуть ли не врагами. Остыв, снова возвращались к дружеским отношениям.

В кабинете редактора «Красного Севера» довелось мне встречаться и с другими знаменитыми литераторами-вологжанами. Волей случая, на одной из них удалось порадовать Александра Яшина, уже больного, тяжело переживавшего кампанию критики одной из его книг. В журнале «Журналист», который я прихватил из Мурманска с собой, была помещена большая статья с анализом творчества нашего земляка. Впервые в ней не ругали Яшина, а одобрительно говорили о том, что до этого в других толстых журналах подвергалось резкой критике. Поэт не знал еще об этом, а потому был искренне благодарен за столь неожиданный подарок.

На той встрече зашла у нас речь о том, что неплохо было бы совершить путешествие на плоту по рекам Вологда и Сухона до малой родины Яшина. Я предложил начать его по более безопасному маршруту - с нашей речки Двиницы, впадающей в Сухону. Меня поддержали Александр Романов и заместитель редактора «Красного Севера» Аркадий Шорохов. Договорились осуществить задуманное летом следующего года. Мне поручили сколотить надежный плот для плавания по Двинице. Дальше планировалось сесть на теплоход и плыть до Великого Устюга.

Свою часть проекта я выполнил в срок, правда, с помощью ребят из Курьи, которые помогли не только собрать по берегам реки оставшиеся там с половодья бревна, а и сделать плот. И вот настал день, когда в деревню должны приехать участники похода, узнав о котором, в нашу команду попросился и брат Александра Романова - Павел, известный московский хирург, доктор медицинских наук.

День уже подходил к концу, а гостей все не было. Наконец, появился Павел Романов. Непьющий доктор был явно не в форме.

- Где остальные? - спрашиваю его.

Доктор вдруг заплакал, чем сильно напугал меня. В таком состоянии я никогда не видел его.

- Что случилось? - снова задаю вопрос.

- Яшин умер, - сквозь слезы проговорил Паша.

- Какой Яшин? Вратарь, что ли? - переспрашиваю его, вспомнив легендарного советского футболиста.

- Да нет - наш Саша Яшин. Ребята послали меня сообщить, что поход отменяется ...

Известно, что Александр Романов считал Яшина своим учителем и наставником, дорожил дружбой с ним. Теплые отношения сложились с ним и у Павла. Поэтому-то он и переживал смерть большого русского поэта, всем своим творчеством прославлявшего нашу родную Вологодчину.

Увы, сейчас Павла, как и большинства из тех, кто собирался в это заманчивое путешествие, уже нет в живых. Плот же наш еще долго служил в то лето местным ребятишкам. Деревенские женщины полоскали с него белье в речной воде.

* * *

Я не берусь анализировать творчество своего корбангского земляка и поэта Александра Романова. Это дело литературных критиков. Мне же он дорог уже тем, что в своих стихах прославлял наш отчий край, людей, его населяющих. Он любил этот край и служил ему верой и правдой, выражая свою любовь поэтическими строками. Говорил не выспренно, как иные его коллеги по поэтическому цеху, а простыми, понятными каждому словами.

Судите сами:

Земля отцов и дедов, та земля,
Где кустики ольховые в межполье,
Дала мне все, ничем не обделяя:
Ни радостью, ни гордостью, ни болью.
А под ногами глина да песок,
Да вперемежку скудные подзолы,
Но первый для меня ржаной кусок
Взращен на этих пашнях невеселых.
Без этих ольх, что скромно так цвели,
Без этих глин, что в детстве мы месили,
И без любви к углу такой земли
Откуда взяться и любви к России?

Братья Романовы родились и выросли в деревне Петряево, примерно в трех километрах от нашей Курьи.

Дорога туда идет через неё, поэтому многие петряши, как на Корбанге называют жителей Петряево, по пути домой с автостанции нередко останавливались у нас на короткий отдых. В дождливую летнюю погоду и в осеннюю распутицу грунтовая дорога так раскисает, что проехать по ней можно только на тракторе или же на мощном грузовике. По этой причине гости петряшей и теперь вынуждены оставлять свои «Жигули» и иномарки в нашей деревне, продолжая дальнейший путь пешком.

Такие вынужденные остановки заставляют путников чаще общаться с жителями Курьи. Неудивительно, что по приезде на малую родину так поступал и Павел Романов. Его хорошо знали и уважали во многих корбангских деревнях за добродушный характер, приветливость и готовность оказать любому медицинскую помощь. Многим корбакам помог Павел поправить свое здоровье в столичных клиниках. На малую свою родину он всегда приезжал с набором медицинских инструментов, необходимых для несложных хирургических операций. А в деле своем он был специалистом высшего класса. Профессор Романов - один из авторов учебника для студентов медицинских институтов, изданного большим тиражом в Германии. Научными разработками доктора медицинских наук, профессора Первого Московского медицинского института и сегодня пользуются сотни российских и зарубежных хирургов.

Неуемная жажда знаний привела в науку еще одного выходца из деревни Петряево - Александра Чистякова. Мы вместе учились в Воробьевской школе. В молодые годы дружили, позже изредка переписывались. Саша стал кандидатом экономических наук. Работал в одном из научно-исследовательских институтов Ленинграда.

Хорошую в полном смысле слова карьеру сделал мой одноклассник - Алексей Волков из деревни Ивановское. Начав трудовой путь рядовым инженером на Днепропетровском металлургическом комбинате, он вырос до начальника подотдела Госплана СССР. Алексей непосредственно участвовал в планировании и развитии целого ряда отраслей народного хозяйства Советского Союза. Богатый опыт нашего земляка был востребован и после распада СССР. К сожалению, видеться нам приходилось редко, хотя многие годы оба мы работали в столичных государственных структурах. Встречались, как правило, в Троицу на корбангском кладбище. Могилы наших матерей там рядом.

На производстве, после учебы в техникуме, началась и моя трудовая биография. За неполных три года, благодаря доставшемуся от предков трудолюбию и жажде знаний, я дошел до должности руководителя электрослужбы одного из заводов крупнейшего в мире Мурманского рыбокомбината. Однако не эта профессия оказалась моим призванием. Еще в армии начал сотрудничать с газетой «Патриот Родины» Северного военного округа. Увлечение журналистикой привело меня вскоре после увольнения в запас в Мурманскую областную газету «Полярная правда». Опыт производственной работы пригодился и здесь. Уже через полгода меня, начинающего литсотрудника «Полярки», назначили руководителем впервые созданной выездной редакции газеты на Всесоюзной ударной комсомольской стройке - второй обогатительной фабрики и высокогорного рудника «Центральный» комбината «Апатит». Потом такие редакции мне пришлось создавать и на других Всесоюзных ударных стройках Кольского Заполярья, на строительстве крупных промышленных и социальных объектов Мурманска, в том числе знаменитого памятника защитникам Советского Заполярья. Работу совмещал с учебой в Заочной высшей партийной школе при ЦК КПСС, где получил диплом профессионального работника печати. Командировки в глубинку области длились месяцами, я стал не только своим человеком на стройках и ведущих промышленных предприятиях региона, а и своеобразным летописцем Мурманской области.

В 1977 году по рекомендации Мурманского обкома партии меня приняли на работу в качестве собственного корреспондента главного информационного агентства Советского Союза - ТАСС, где быстро выдвинулся в число лучших региональных корреспондентов. Более десяти лет в составе кремлевской группы журналистов-тассовцев освещал важнейшие события в жизни страны, в том числе работу XXV, XXVI и XXVII съездов КПСС, XVIII съезда профсоюзов, VII съезда Советов. По делам агентства часто бывал и в Госплане СССР, однако встретиться там со своим корбангским земляком Алексеем Волковым так ни разу и не удалось. Он был не кабинетным чиновником, любил изучать ситуацию в подведомственных предприятиях непосредственно на местах, будь то дальневосточный завод или проектно-конструкторская организация Казахстана.

Из стен Воробьевской школы вышло немало других корбаков, ставших известными в своих отраслях народного хозяйства и на культурно-просветительском поприще. Одним из них, несомненно, является Виктор Кунташев.

Родился он в поселке Печенга Мурманской области, в семье военных ветеринаров, но детство и юность провел на Корбанге. Его отец - майор Иван Иванович Кунташев, коренной вологжанин, родом из знаменитого села Сизьма Чебсарского (ныне Шекснинского) района.

Институт закончил еще до Великой Отечественной войны. После демобилизации в 1946 году вернулся на родину. Был главным ветеринарным врачом Биряковского района, потом главным ветврачом совхоза «Доброволец». Заслуженный ветеринарный врач РСФСР. Мать Виктора - Серафима Александровна Соловьева - родом из корбангской деревни Некрасово. С будущим мужем познакомилась еще в институте. В совхозе «Доброволец» многие годы избиралась секретарем партийного комитета.

У сына рано проявился интерес к рисованию, музыке. Виктор хорошо играл на гармошке, скрипке, фортепьяно. После учебы в Вологодском пединституте работал учителем в сельской местности, затем - почти четверть века - ответственным секретарем газеты в городе Бокситогорск Ленинградской области. Увлекся искусством экслибриса. Ювелирно владея пером и тушью, создал более 400 экслибрисов, которые высоко оценили в стране и за рубежом. Виктор иллюстрировал несколько популярных исторических романов, повестей, сборников. Писал стихи. Книжные знаки художника Кунтушева хранятся во многих частных собраниях, они экспонировались во Франции, Канаде, Италии, Швеции, Польше, Японии... Это был яркий, талантливый человек. К сожалению, умер в расцвете сил.

* * *

Наша Корбанга оказалась особенно плодовитой на людей творческого труда. Так, на поприще журналистики отличились не только Александр Романов, Виктор Кунтушев и автор этих строк. Многие годы редактором «Сокольской правды» был уроженец деревни Курья Николай Шумилов, ставший потом первым директором Череповецкой студии телевидения. Собственным корреспондентом Мурманской молодежной газеты «Комсомолец Заполярья» был мой двоюродный брат Леонид Кубарев из деревни Кощеево.

Преподавателем в Воробьевской средней школе начинал трудовую жизнь Аркадий Шорохов, заместитель редактора газеты «Красный Север». С Корбангской волостью связана жизнь известного в дореволюционное время писателя и публициста Павла Засодимского. Лучшие свои произведения, по признанию современников, он создал, проживая в деревне Горка, где находилась усадьба его тетушки Е. П.Даниловой. Имя Засодимского носит сейчас одна из центральных улиц Вологды.

В годы советской власти в усадьбе Горка размещалась начальная школа, где обучались дети и внуки бывших подданных помещицы Даниловой. В ней с первого по четвертый класс довелось учиться и мне. Долго служила она юным корбакам, приобщая их к знаниям.

Закрыли её, когда началось укрупнение местных колхозов и была построена на центральной усадьбе образованного на их основе совхоза «Доброволец» большая - на 780 учащихся - новая школа. В опустевшем бывшем помещичьем доме стараниями учителя истории Николая Паутова был создан музей деревенского быта. К сожалению, после его трагической гибели музей был закрыт. Большинство экспонатов, в том числе подаренные ему земляками редкие иконы и предметы старинного быта, пропали. Сейчас и самой усадьбы нет. На месте её буйно растет крапива. В упадок пришел и помещичий парк, долгие годы украшавший этот маленький уголок корбангской земли. О бывшей дворянской усадьбе вспоминают разве что дожившие до наших дней ученики Горкской школы да вологодские краеведы. Увы, пустует нынче и школа в Воробьеве. В ней в 2012 году учащихся было в 10 раз меньше, чем при ее открытии.

* * *

Получив хорошее базовое образование в сельской школе, многие молодые корбаки продолжали учебу в вузах страны, становились прекрасными инженерами, учителями. Трудно проследить судьбы всех, ибо разлетелись мои земляки по всей нашей огромной стране.

В заполярный Мурманск судьба привела уроженца деревни Некрасове Валентина Образцова, выучившегося на инженера-кораблестроителя.

Работал на 35-м военном судоремонтном заводе. Высокие профессиональные качества и организаторский талант молодого инженера были замечены не только руководителями предприятия, а и городскими властями. Образцова избрали сперва секретарем заводского парткома, а затем - первым секретарем Ленинского райкома КПСС. Позднее он стал председателем Мурманского городского комитета народного контроля. И на этом ответственном посту проявил себя наилучшим образом. Однако тяжелая болезнь вынудила его покинуть Заполярье, переселиться в место с более благоприятным климатом. Каждое лето вместе с женой приезжает Валентин в Некрасово и живет в сохранившемся родительском доме.

В политике нашла свое призвание и Зоя Быстрова из деревни Великий Двор. В годы советской власти она возглавляла Кольский райком КПСС Мурманской области. Уйдя на заслуженный отдых, каждое лето живет в родной деревне, помогая соседям разбираться в сложных жизненных ситуациях. С ней, как и с Валентином Образцовым, связывают меня годы совместной работы в Заполярье и зародившаяся дружба.

Корбаки, как впрочем, и все вологжане, очень трудолюбивые люди. Деревенская закалка помогает им быстро осваиваться на новом месте, выполнять на совесть любую работу. Приятно было узнать, что моя землячка Александра Сизова из деревни Горицы, переехавшая в Мурманскую область, стала лучшей свинаркой Заполярья. Орден Трудового Красного Знамени - заслуженная награда вологжанки, для которой Кольская земля стала вторым домом. Такой же награды удостоен и бывший житель деревни Яковково, бригадир монтажников Мурманского управления «Продмонтаж», фронтовик и защитник Заполярья Александр Аполлонович Проворов.

В одной из школ города Кировска встретил я как-то Маргариту Пронину, учительницу немецкого языка, об опыте работы которой секретарь Кировского горкома КПСС, бывший вологжанин Василий Киров рекомендовал написать в областной газете. Оказалось, судьба уже сводила нас. И не где-нибудь, а в Воробьевскои школе, где она преподавала тот же предмет. Правда, тогда носила еще девичью фамилию. В Заполярье приехала, выйдя замуж за земляка, работавшего на одном из рудников знаменитого комбината «Апатит».

* * *

Невелика Корбангская волость. За один день можно всю обойти пешком. Даже в лучшие времена здесь проживало всего около 3000 человек. Но сколько хороших людей дала она Родине!

По учебникам истории знал, что в знаменитой чапаевской дивизии, отличившейся в годы Гражданской войны, один из полков назывался Вологодским. И не только потому, что был сформирован в Вологде. В его рядах сражались с белогвардейцами сотни наших земляков.

Знаменосцем же Вологодского полка был Алексей Иванович Лысанов, уроженец деревни Воксино Корбангской волости. Он был первым в волости коммунистом. Первым из корбаков ушел добровольцем в Красную Армию. Сражался с белогвардейцами на Урале, Кавказе, участвовал в освобождении северных территорий России от интервентов. Дослужился до командира батальона. Защищал родную землю и от фашистских захватчиков, хоть и был уже в годах, не подлежащих призыву в армию. На фронт ушел добровольцем. Погиб в одном из боев под Тихвином.

На малой родине у него осталась дочь Лидия, по мужу - Андрианова, долгие годы работавшая в колхозе «Доброволец». Там же трудился и внук Лысанова - Александр, один из лучших в хозяйстве механизаторов.

В Львовском высшем военно-политическом училище, куда на переподготовку после увольнения в запас направил меня Мурманский облвоенкомат, познакомился я с полковником Беловым, преподававшим военную топографию. Оказалось, мы - земляки. Он родом из деревни Пирогово. Фронтовик. После Победы судьба привела его во Львов, где и остался жить. Расспросам полковника о родных местах, казалось, не будет конца. Он живо интересовался судьбами односельчан, прежде всего корбангских фронтовиков, но я, к сожалению, знал лишь немногих из них.

А вот еще одна необычная встреча. Будучи в служебной командировке в столице Румынии Бухаресте, зашел я по делам в советское посольство. Принял меня советник посольства Кулаков. Во время беседы он неожиданно спросил: «А вы, случайно, не вологодский? Говорок уж очень у вас специфичный...»

Оказалось, и он из наших корбангских мест, родился в небольшой деревеньке Павлово. Еще в 30-е годы вместе с родителями уехал в Ленинград, получил высшее военное образование. Служил на Северном флоте. Потом были годы учебы в дипломатической академии. Его, правда, больше интересовали флотские новости, о чем в основном и шла наша беседа. Советы же земляка помогли мне успешно выполнить задание, с которым приехал в эту отнюдь не братскую нам страну.

Много лет прошло с той бухарестской встречи с корбангским земляком. Время, как ветер, летит на своих невидимых крыльях, разнося новости по свету. А жизнь идет и идет своим чередом. Сегодняшний день становится вчерашним, вчерашний - позавчерашним. И так до бесконечности, постепенно становясь историей. Так и рассказ мой о корбангских земляках, полагаю, со временем станет историей. Лелею надежду на то, что кто-то из вологжан найдет возможность поведать о нем будущему поколению, которое станет судить по нему, как жили в вологодских деревнях в двадцатом и начале двадцать первого веков, какую память оставили о себе кор-баки в этой огромной стране с гордым именем Россия.

Что касается лично меня, то я старался жить так, как подсказывала мне совесть. Два ордена и десяток других государственных наград, как и звания Заслуженного работника культуры Российской Федерации и почетного гражданина Мурманской области, дают мне серьезное основание полагать, что жизнь моя не прошла бесследно, как тень случайного облачка, пролетевшего в солнечный день над моей малой родиной - скромной вологодской деревней Курья.

Живи, Курья!


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

3.236.156.34

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2021 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .