Главная Открытие и промышленное освоение новых районов и объектов рыболовства-1
Открытие и промышленное освоение новых районов и объектов рыболовства-1 Печать E-mail

Намечавшийся второй этап технической революции в рыбном хозяйстве, характеризующийся дальнейшим ростом мощности, а отсюда невиданными доселе производственными возможностями рыболовных судов, срочно потребовал поиска новых районов промысла, ибо сырьевая база донных рыб Баренцева моря уже не могла выдерживать пресса промысла, что стало ясно в 1956 году. Если в 1955 году средний вылов на один среднесписочный РТ составил 46300 центнеров, то в 1956 году - только 37800 центнеров, в 1957 году спад продолжался и вылов составил всего 20500 центнеров, хотя флот уже имел 22 БМРТ, которые добыли 28% всей рыбы флота.

Первые, довольно неудачные попытки освоения дальних районов предпринимались на БРТ «Севастополь» и «Одесса» весной 1954 года, когда были обследованы южные склоны Большой Ньюфаундлендской банки, а также весной и летом 1955 года на БРТ «Севастополь», когда изучались воды западного побережья Исландии и банки Розенгартен.

Ещё в 1950 году Н. А. Маслов, один из старейших сотрудников ПИНРО, дал сводку по промыслу донных рыб в районах Северо-Западной Атлантики, где доказывал перспективность развития советского тралового промысла в этих районах. Последующие экспедиции и должны были доказать правильность этой идеи.

В августе 1956 года БМРТ «Свердловск» (капитан П. П. Корехов), выполняя специальное задание, доставлял в Канаду делегацию работников Министерства рыбной промышленности СССР, ВНИРО, ПИНРО во главе с министром А. А. Ишковым. В ходе рейса были выполнены контрольные траления на юго-западном склоне банки Флемиш-Кап, где с глубины 350 - 400 метров были получены 10-15-тонные уловы окуня клювача.

В Мурманск была отправлена телеграмма за подписью министра: «... сделали несколько тралений, за двадцать минут - полный трал. Направляйте в наш район корабли...»

В новый район промысла были направлены БМРТ тралового флота «Ашхабад», «Чехов», «Некрасов», а часть банки Флемиш-Кап была переименована в банку Свердлова. В дальнейшем шаг за шагом изучались, а потом осваивались промысловым флотом другие районы промысла Северо-Западной Атлантики: Северная Ньюфаундлендская банка (1958 год); Южный Лабрадор (1960 год); банка Джорджес (1961 год); западная Гренландия (1962 год).

Важную роль в освоении новых районов сыграли капитаны Мурманского тралового флота: Г. Т. Беменко, А. М. Воробьёв, П. А. Задорин, Б. Г. Зайцев, Н. В. Крупский, А. Д. Чехов, Петухов.

Если на сравнительно мелководных участках шельфа Северо-Западной Атлантики, например Большой Ньюфаундлендской банке, Браунсе, Гамильтоне, а также богатейшей банке Джорджес, БМРТ Мурманского тралфлота довольно быстро приспособились к ведению активного промысла, то освоение свала глубин, где обитали такие глубоководные рыбы, как длинная камбала, чёрный палтус, тупорылый макрурус, потребовало больших усилий и довольно продолжительного времени. Ниже рассмотрим более подробно, как происходил поиск и промысел этих объектов.

Тупорылый макрурус является океанической глубоководной рыбой, широко распространённой в Северной Атлантике. Биология макруруса и возможности его промысла до 1965 года были почти не изучены. Он отмечался как прилов при промысле окуня в верхней части материкового склона. Наиболее часто попадал в тралы в районах Ньюфаундленда и Лабрадора. Количество рыбы нарастало с увеличением глубины траления. Отдельные траления, выполненные на глубинах 500-600 метров, давали до 0,5 тонны макруруса.

Тщательный анализ и обобщение разрозненных сведений, полученных на поисковых и промысловых судах в первые годы работы флота в Северо-Западной Атлантике (1956-1960 гг.), дали основание полагать, что эта рыба является массовой и, при освоении глубин свыше 600-700 метров, может быть вовлечена в сферу отечественного рыболовства.

Первые промысловые результаты на облове макруруса были получены поисковым БМРТ «Нептун» (капитан Зайцев А. М., руководитель рейса Печеник Л. Н.) в районе центрального Лабрадора. За часовое траление на глубинах 600-700 метров уловы макруруса составляли 0,3-0,7 тонны. С августа по декабрь 1966 года БМРТ «Нептун» расширил район поиска, обнаруживая и облавливая макруруса на протяжении всего континентального шельфа Лабрадора. В 1967-1968 годах поисковые БМРТ успешно начали выполнять траление на глубинах свыше 700-1000 метров, при этом были обнаружены более плотные и устойчивые концентрации макруруса. Так, в августе 1967 года поисковый БМРТ «Всполох» (капитан Драчёв В. И.) с глубин 600-900 метров поднимал у Баффиновой Земли до 15 тонн, а у Лабрадора -до 12 тонн макруруса за 1 час траления, а у Северной Ньюфаундлендской банки - до 20 тонн за 15 минут траления. В эти годы выяснилось, что макрурус образует промысловые скопления на огромной акватории - вдоль материкового склона, от района Северной Ньюфаундлендской банки до Гренландско-Канадского порога.

В сентябре 1967 года поисковый БМРТ «Маяковский» (капитан Чехов А. Д.) у Баффиновой земли впервые за 27 суток набрал полный груз - 700 тонн макруруса.

В июле 1968 года промысловые суда, используя результаты поисковых работ, начали осваивать лов макруруса у Баффиновой Земли и на Гренландско-Канадском пороге. Глубина тралений впервые в практике мирового рыболовства увеличилась до 1370 метров.

В этом же году, вслед за судами «Севрыбы», промысел макруруса начали успешно вести суда «Запрыбы» и ГДР.

До 1971 года облов макруруса вели только донными тралами, однако анализ эхограмм показывал, что косяки макруруса распределяются не только у грунта, но и в толще воды. В связи с чем была поставлена задача освоить лов этой рыбы разноглубинными тралами.

В июле 1971 года поисковый БМРТ «Полярное сияние» (капитан Кособуцкий В. А.) и промысловый БМРТ «Торос» (капитан Демяненко В. Д.) впервые применили разноглубинные тралы на глубинах 1200-1300 метров. Освоение разноглубинного лова позволило значительно увеличить эффективность промысла и довести годовой вылов «Севрыбы» и «Запрыбы» до 71300 тонн.

Следующим районом, где были обнаружены промысловые скопления макруруса, стал Срединно-Атлантический хребет (САХ), который на севере переходил в хребет Рейкьянес. Суда промысловой разведки, проходя через этот район, отмечали эхозаписи разной плотности, преимущественно в верхних горизонтах, до глубины 200-400 метров. Первоначально предполагалось, что указанные эхозаписи фиксируют нерестовые скопления морского окуня. В феврале - марте 1963 года поисковый РТ-210 «Запад» выполнил специальные траления разноглубинным тралом, оснащённым прибором ТНТ-200. В то время тралить глубже 200 метров судно не могло. Проверка верхнего 200-метрового слоя показала, что в нём эхолотом фиксируются скопления мелких пелагических рыб: светящихся анчоусов, шилохвостых угрей и так далее, объячеивающихся в траловой дели. Морские окуни вылавливались отдельными экземплярами.

Аналогичные работы были выполнены на БМРТ «Нептун». Скопление окуня обнаружили лишь в северной части хребта, вблизи традиционных районов промысла у Исландии. С развитием техники и тактики глубоководного промысла поисковые суда с 1967 года начали выполнять траления на глубинах до 800-900 метров на участках склона юго-западной Исландии, сопредельных с хребтом Рейкьянес (на самом хребте, ввиду тяжёлых грунтовых условий, до 1972 года выполнить траление не удавалось).

В июне 1967 года поисковый БМРТ «Всполох» получил первые уловы макруруса, до 5 тонн, на глубине 600-700 метров. Вслед за ним БМРТ «Нептун» добился уловов до 10 тонн на глубинах 800-900 метров. В 1968 и 1969 годах наличие скоплений в этом районе было подтверждено вновь. Полученные результаты послужили убедительным доводом тому, что район хребта Рейкьянес следует рассматривать как весьма перспективный для образования промысловых скоплений макруруса. В октябре 1971 года поисковый БМРТ-422 (капитан Чистяков А. А., начальник рейса Трояновский Ф. М.) впервые зафиксировал косяки макруруса над резко пересечённым рельефом хребта Рейкьянес.

В августе научно-поисковое судно (НПС) «Одиссей» (капитан Розенберг И. М., начальник рейса Клименков А. И.) обнаружило небольшие площадки на глубинах 700-850 метров, на которых можно проводить донные траления. Уловы достигали 2- 4 тонн за короткое траление.

В 1973 году НПС «Одиссей» (капитан Розенберг И. М., начальник рейса Самарев В. П.) обнаружили скопления макруруса на 3-х отдельных банках и добились уловов до 5 тонн за траление на глубинах 600-800 метров. В целях более детального исследования района и выявления возможности пелагического лова, в 1975 году на хребте Рейкьянес работал поисковый БМРТ «Полярное сияние» (капитан Кособуцкий В. А., начальник рейса Трояновский Ф. М.). Они обнаружили новые банки, пригодные для промысла, и добились уловов до 35 тонн за траление. В 1974 году капитан Дудченко В. М. на БМРТ «Кивач» впервые добился устойчивой производительности на облове макруруса в этом районе, выловив за рейс 2600 тонн. Так был открыт новый район промысла этой глубоководной рыбы.

До 1965 года отечественный глубоководный промысел длинной камбалы не проводился. Из общего её ежегодного вылова всеми странами (15-18 тысяч тонн) основную часть (около 85%) добывали канадские рыбаки на глубинах до 150-200 метров в прибрежных водах на банках Ньюфаундлендского и Новошотландского шельфов.

В марте 1965 года поисковый БМРТ «Нептун» (капитан Зайцев А. М., начальник рейса Печеник Л. Н.), обследуя по заданию ГУ «Севрыба» материковый склон в районе Южного Лабрадора и Северной Ньюфаундлендской банки, обнаружил преднерестовые концентрации длинной камбалы на глубинах 500-800 метров. Поисково-исследовательские работы, продолженные в 1966-1968 годах на БМРТ «Нептун», «Маяковский», «Всполох» и БРТ «Победа», позволили обобщить материалы по биологии камбалы и определить периоды образования её промысловых концентраций.

В связи с тем, что глубины свыше 500-600 метров, на которых камбала образует промысловые концентрации, являются также зоной распределения окуня и чёрного палтуса, эти рыбы в уловах составляют значительную долю - до 30-40%.

В апреле 1965 года на облове скоплений длинной камбалы уже работали БМРТ и РТ «Севрыбы». За короткий период суда выловили 4400 тонн камбалы, среднее количество БМРТ на лове составляло 7 единиц, вылов на судосутки лова составил 44 тонны. После 1965 года промысловые суда, работавшие в зимне-весенний период (январь - май) на промысле лабрадорской трески, в период ухудшения промысловой обстановки на шельфе, без особых потерь времени стали переходить в зону глубин 500-800 метров и облавливать длинную камбалу. При этом вылов камбалы был от 1300 тонн в 1966 году до 5900 тонн в 1972 году.

При поисках макруруса, длинной камбалы, осваивая всё большие и большие глубины, было обращено внимание на то, что чёрный палтус попадается в уловах практически во всех районах, где работали поисковые и научно-исследовательские суда ГУ «Севрыба». Уже в первые годы освоения Ньюфаундленда и Лабрадора (1957-1960 гг.) советский промысловый флот добывал палтуса в значительных количествах, как прилов при промысле трески, камбалы-ерша и окуня. Позже, в 1965-1967 годах, были обнаружены и облавливались скопления палтуса в глубоководных желобах, с глубинами 500-600 метров, расчленяющих шельф в районе Южного Лабрадора и Северной Ньюфаун-лендской банки. В 1971-1973 годах было организовано обследование перспективного района в проливе Девиса.

В июле 1971 года обособленные концентрации палтуса впервые были обнаружены поисковым БМРТ-422 «Н. Кононов» (капитан Чистяков А. А., начальник рейса Трояновский Ф. М.) на южном свале глубин моря Баффина, на глубинах 500-750 метров. На разведанных концентрациях в 1972 году промысловый флот «Севрыбы» и «Запрыбы» выловил более 20000 тонн, а в 1973 году (август - декабрь) только судами «Севрыбы» было выловлено 4500 тонн палтуса. Одновременно проводились успешные поиски и промысловое освоение запасов палтуса в районах Лабрадора и Ньюфаундленда.

В 1971-1973 годах были проведены специальные исследования в Девисовом проливе, в районах Баффиновой Земли, Гренландско-Канадского порога, в диапазоне глубин от 400 до 600 метров. Результаты поисков показали, что палтус в Девисовом проливе многочислен и распределяется практически на всей акватории, в отдельных каньонах палтус обитает вместе с макрурусом. Обследованные районы оказались перспективными для ведения широкомасштабного промысла этой ценной рыбы.

Одновременно с проведением широких исследовательских работ вдоль восточных берегов Канады проводились поисковые работы у берегов Исландии. Для исследования палтуса в этот район был направлен поисковый РТ «Макеевка» (капитан Бачин М. И.), обнаруживший промысловые концентрации палтуса в октябре 1965 года. Распределились косяки к востоку от Исландии, на глубинах около 400 метров. С октября по декабрь уловы за траление достигали 5 тонн. С октября по декабрь добывал палтус в указанном районе РТ «Можайск» (капитан Васильев Е. А.).

В июле 1967 года облов палтуса в Северном районе Исландии начали промысловые суда «Севрыбы». Суточный вылов у отдельных БМРТ достигал 50 тонн, уловы за двухчасовое траление - 15 тонн. Хорошая обстановка удерживалась до октября, что позволило выловить около 20000 тонн деликатесной рыбы.

В результате обширных, кропотливых и сложных исследований на огромной акватории Северо-Западной Атлантики, где никогда до этого советский флот не работал, был сделан вывод о том, что вылов макруруса, палтуса, длинной камбалы на разведанных участках, в диапазоне глубин, доступных современным судам (600-1400 метров), может составлять более 250000 тонн в год. Для этого была разработана схема дислокации промысловых крупнотоннажных судов по разведанным районам промысла в разрезе года. Январь - апрель - лов длинной камбалы и палтуса в районах Северной Ньюфаундлендской банки Южного Лабрадора. Май - декабрь - лов макруруса и палтуса в районах Северной Ньюфаундлендской банки, Лабрадора и Девисова пролива. Апрель - май - лов палтуса у Исландии. Апрель - ноябрь -лов макруруса в районах хребтов Рейкьянес и САХ.

Попутно поиску и освоению промыслом донных видов рыб проходили исследования пелагических видов: сельди, мойвы, макрелещуки (сайры). На шельфе Северо-Западной Атлантики одним из главных потребителей зоопланктона является мойва. Несмотря на широкое распространение мойвы у берегов Ньюфаундленда и Лабрадора, были не ясны основные особенности её биологии и возможности использования её для промысла. О больших скоплениях нерестующей мойвы в летний период на юге БНБ нашим рыбакам стало известно ещё в конце 50-х годов, после начала регулярных поисковых и промысловых рейсов в Северо-Западную Атлантику. Однако практическое использование этих концентраций исключалось ввиду того, что жирность мяса мойвы в период нереста резко снижалась, и рыба становилась малопригодной для выработки пищевой продукции.

В 1969 году Северная промысловая разведка приступила к работам по изучению миграций и поведения мойвы, с целью определения возможности круглогодичного промысла и способов её лова. Поисковым судам, работавшим в Северо-Западной Атлантике на разведке донных видов рыб, давались попутные задания по поиску мойвы.

В мае 1969 года поисковый СРТ-3200 «И. Петров» (капитан Чекалин В. А., начальник рейса Кудрин Б. Д.) Беломорской базы гослова обнаружил на южном склоне БНБ скопления преднерестовой мойвы. Уловы донным сельдяным тралом составили 0,5 тонны за час траления. Основная масса рыбы распределялась в толще воды, фиксировалась эхолотом в виде плотных концентраций, но была недоступна для облова донным тралом.

Эхолотные наблюдения в середине января 1971 года проводил поисковый СРТр-0706 «Бахмач» (капитан Костин В. С). Эти наблюдения позволили обнаружить мощные концентрации мойвы на площади около 3 тысяч квадратных миль.

Возможности эффективного лова «тощей» нерестовой мойвы впервые установили поисковые БМРТ-0392 «Нептун» (капитан Джемалейдинов Ф. И.) и СРТр-0706 «Бахмач» (капитан Костин В. С.) в июне - июле 1971 года. Уловы БМРТ донным тралом достигали 10 тонн за траление, а кошельковым неводом - более 40 тонн за замёт.

В ноябре - декабре 1971 года поисковые БМРТ-0421 «Полярное сияние» (капитан Кособуцкий В. А., помощник по науке Буздалин Ю. И.), БМРТ-0438 «Зарница» (капитан Могутов В. А.) и БМРТ-0392 «Нептун» (капитан Уразов Л. С.) отмечали концентрации мойвы в северо-западной части Северной Ньюфаундлендской банки, на Южном и Северном Лабрадоре. Днём скопления распределялись в виде косяков высотой 20-30 метров, вблизи грунта, на глубине 150-200 метров. Ночью - сплошной полосой, в верхнем, 50-метровом, слое воды. Контрольные траления разноглубинным тралом (черт. 20-30) приносили до 2,5 тонны рыбы, а в траловой дели отмечалась большая объячейка мойвы. Ночью подобное наблюдалось при облове мойвы разноглубинным тралом в Баренцевом море. Что происходило?

Судоводители наблюдают мощные косяки мойвы, но при облове получают улов 2-3 тонны и мощную объячейку дели тралов. Загадка крылась в том, что гидродинамические процессы внутри трала при облове мелкой рыбы отличаются от таковых при облове крупной рыбы. При разрешении этой проблемы крупнотоннажные суда стали весьма успешно облавливать и мойвенные косяки днём, и так называемую «дорожку» в ночное время. И фактически разноглубинный лов мойвы оказался тактически наиболее простым ловом, о чём говорят успехи ППР «Рембрандт», о которых будет сказано ниже.

Проведённые в 1969-1971 годах поисковые работы дали основание начать специализированные исследования по выявлению мест и сроков образования промысловых концентраций мойвы в Северо-Западной Атлантике. Для этих целей в 1972 году в состав поисковых судов временно был выделен ППР «Рембрандт» (капитан Стромилов В. Ф., помощник по науке Кудрин Б. Д.), который выполнил два рейса в течение года.

Выход мойвы из районов зимовки был отмечен в начале второй декады марта у юго-восточного побережья полуострова Авалон.

Контрольные траления донным тралом на глубинах 110-130 метров приносили до 0,1 тонны крупной преднерестовой мойвы. Первые промысловые концентрации мойвы были обнаружены в конце марта в том же районе. В дневное время скопления распределялись у грунта на глубинах 130-180 метров столбовид-ными косяками высотой до 70 метров. Ночью рыба поднималась в поверхностные слои воды и несколько рассеивалась.

Облов мойвы ППР «Рембрандт» вёл крупноячейными разноглубинными тралами. Первоначально уловы не превышали 5-10 тонн за двухчасовое траление, одновременно по всей площади траловой дели наблюдалась мощная объячейка рыбы. Экипажу в судовых условиях удалось реконструировать тралы применительно к особенностям поведения мойвы в зоне облова, благодаря чему уловы ППР «Рембрандт» резко возросли и достигли 40 тонн за часовое траление. Это был первый успех в применении разноглубинных тралов при промысле этой рыбы. Разноглубинные тралы активно применялись в весенних мойвенных путинах в Баренцевом море.

Поисковые работы, проведённые во второй половине апреля и мае 1972 года, показали, что преднерестовая мойва откармливалась на обширной площади южных склонов Ньюфаундлендского шельфа. В светлое время суток она держалась у грунта в виде обширных «пятен» вертикальным развитием до 50 метров. Площадь одного такого «пятна» зачастую достигала 150 квадратных миль. Ночью мойва распределялась в толще воды, образуя «дорожки» и «поля» у поверхности. Уловы ППР «Рембрандт» в дневное время были постоянно высокими - 10-20 тонн за траление и более, ночью они снижались до 3-10 тонн. Технологическая жирность мойвы в течение всего преднерестового периода колебалась от 4 до 8%. В нерестовый период (конец июня - июль) жирность мойвы резко падает до 1-3%, и она становится малопригодной для производства пищевой продукции.

Поиски жирной нагуливающейся мойвы проводились в летний период 1972 года. БМРТ-420 отмечал рассредоточенные скопления на обширной акватории северо-восточного склона БНБ в пределах изобат 120-280 метров. Эхолоты фиксировали множество мелких стаек. Уловы не превышали 1 тонны за траление.

Промысловые концентрации нагуливающейся мойвы были обнаружены во втором рейсе ППР «Рембрандт» в сентябре 1972 года на северных склонах банки Гамильтон (Южный Лабрадор). Скопления распределялись на площади более 3000 квадратных миль в зоне глубин 170-390 метров. Уловы достигали 25 тонн за траление, 70 тонн - за сутки. Мойва активно откармливалась планктоном, её технологическая жирность составляла 14-19%, преобладающая длина- 14-17 сантиметров.

Одновременно с освоением разноглубинного лова мойвы проводились работы по выявлению возможностей облова преднерестовых скоплений кошельковыми неводами на БНБ. С этой целью было выполнено два рейса на поисковом РТ-210 «Запад». В апреле 1972 года уловы на один замёт кошелькового невода достигали 18 тонн, в мае - июне - 80-100 тонн. Полученные результаты показали перспективность развития кошелькового промысла мойвы на шельфе Ньюфаундленда.

Таким образом, в 1969-1973 годах поисковыми судами Северной промысловой разведки, при изучении сырьевой базы тралового и кошелькового промысла мойвы в Северо-Западной Атлантике, было отработано 715 судосуток, сделано 1146 контрольных разноглубинных и донных тралений, 11 замётов кошельковым неводом, выловлено 50740 тонн мойвы.

Впервые были получены данные по сезонным миграциям, поведению, питанию и другим аспектам биологии ньюфаундлендской мойвы. Эти материалы легли в основу организации её промысла отечественным флотом. Выявленные значительные запасы позволили промышленности довести вылов в 1972 году до 66000 тонн, в 1973 году - до 200000 тонн, в 1974 году - до 300000 тонн. Всего за период 1971-1974 годов отечественным флотом выловлено более 600000 тонн. А в целом сырьевая база позволяла вылавливать более 500000 тонн в год. Однако дальнейшего развития промысел мойвы в СЗА фактически не получил, ввиду одновременного бурного развития кошелькового и тралового промысла мойвы в Баренцевом море.

Окончание читать здесь

Океанская вахта 


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

3.238.147.211

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .