Главная в стране
…в стране Печать E-mail

1997 год начался повсеместными массовыми акциями протеста с экономическими и политическими требованиями.

В стране назревал бюджетный кризис, люди месяцами не получали заработную плату, с задержками - пенсию.

Над головами многих висела угроза потери рабочих мест. Обновленное старым-новым Президентом правительство пыталось оздоровить финансовую и бюджетную политику. А сами политики говорили о необходимости дальнейшего реформирования общества в соответствии с выбранным еще в 1991 году курсом.

- Не знаю почему, но именно сейчас хочется сказать слова в защиту реформаторов, которые стали для многих заклятыми врагами, предателями, наймитами и т.д. Наверное, потому, что наступил решающий момент в определении дальнейшего пути развития нашей страны, - пишет хороший друг нашей газеты мурманский предприниматель Василий Григорьевич Иванов. Выступал он на страницах «Рыбного Мурмана» редко, где-то раз в год, но зато размышления и выводы его статей были весьма серьезны.

- Да, Президент вновь обратил внимание на людей, действительно заинтересованных в дальнейшем продвижении начатых российских реформ (имею в виду А.Б.Чубайса и Е.Т.Гайдара). Давление на Ельцина идет по всему политическому фронту. Хочется поддержать его в правильной оценке ситуации, потому что без президентской поддержки этих уже опытных лидеров вновь могут сделать виновниками всех бедствий. Время бесконечных компромиссов, уступок, политических союзов для сохранения мира и согласия прошло и, по большому счету, было потрачено напрасно.

Хочется понять и объяснить людям, что произошло со страной, почему реформы были жизненно необходимы, почему они протекали именно так и почему топчутся на одном месте.*

Задачу, как видим, автор перед собой поставил грандиозную, так что давайте послушаем, что, по мнению В.Г.Иванова, произошло с нашей страной на этом отрезе исторического развития. О жизненной необходимости начала реформ в целом для всего российского общества говорить нет смысла. Начатые преобразования не являлись лабораторной заготовкой реформаторов или очередным экспериментом компартии. Ни политической, ни социальной базы для их проведения в стране не было. Из этого и строилась тактика нового политического курса. Вспомним отношение руководителей ранее государственных, а ныне акционерных предприятий к кооперативам, к малым предприятиям и предпринимателям вообще. Посмотрим на них сегодня, на их морально-нравственный облик, на их политическую ориентацию в уже новых для них экономических условиях. Как только им была предоставлена возможность, не имея средств, сразу, в одночасье, превратиться из государственных руководителей в хозяев предприятий, - их тональность в оценке частной собственности резко изменилась. При приватизации собственность не могла достаться народу и тем более эффективному собственнику, какового в природе еще и не было. Ее, собственность, должен был и технически, и политически, и экономически прибрать к рукам сам аппарат, который ею и управлял от лица государства. Это неизбежно, как бы мы все внутренне ни протестовали против этого.

- Оппоненты выбранному курсу, я имею в виду прежде всего левую оппозицию, во всех бедах винят реформаторов, но только не себя, - пишет Василий Иванов. - Задайте этим борцам за интересы трудящихся несколько вопросов, и вы поймете истинные их намерения. За чей счет должна финансироваться экономика, кто должен принимать решения о производстве, объемах производства, о ценах, о рынке, кто и какую несет ответственность за принимаемые решения и отрицательный результат? Если ответы будут ориентированы на государство, то есть на бюджет, на его поддержку, знайте - радетели о благе народа имеют в виду вас. Именно вы будете оплачивать их ошибки, дотировать строительство коровников в пустынях и переброску рек.

У государства нет денег, они имеются только у граждан и предприятий. Значит, ответственность за все принимаемые решения должен принимать собственник, отвечая своей собственностью, не залезая в общегосударственный народный карман. Это ключевое звено во всей политике реформ, после которого и возможна структурная перестройка экономики. Государство может и должно помогать собственной экономике, но не раздачей дотаций, а созданием благоприятных условий через законы, которые все признают.

Да, общество должно научиться защищать себя от беззакония и произвола властей. Других форм защиты, кроме как гражданские акции протеста, демонстрации и пикеты, цивилизованный мир еще не придумал. Но виноват ли в этом избранный курс, против которого и пытается повернуть недовольство народа левая оппозиция, руководители предприятий, которые не платят ни зарплату, ни налоги и по всем правилам и законам экономики должны быть объявлены банкротами? Им дали полную самостоятельность, наделили собственностью, а от государственной груди оторвать никак не могут. И поэтому свои ошибки, свои просчеты они списывают на федеральные власти.

Государство виновато здесь только в одном. Оно слишком надолго затянуло процедуру банкротства предприятий, не исполняющих свой долг перед работниками и перед бюджетом. Банкротство страшно только руководителям, которые теряют и власть, и деньги одновременно. Мощности и потребность в рабочих квалифицированных кадрах останутся независимо от собственника, которого можно поменять. Но при этом появляется шанс нормализации работы. Именно здесь кроется корень проблем продвижения реформ.
Не принят закон о несостоятельности и банкротстве - начинают на этом паразитировать и подогревать ситуацию. Не принят закон о земле - земля не поступает в свободный товарооборот. Инвестиции не идут в сельское хозяйство - сельское хозяйство приходит в упадок и не способно принять высвободившиеся трудовые ресурсы из городов. Не принят налоговый кодекс - и предприятия задыхаются от количества налогов, которых свыше двухсот, и аппетитов властей. Не принят закон о разделе продукции и защите инвестиций - и экономика дорабатывает свой потенциал. Не принимается закон о декларации денежных доходов высших должностных лиц и депутатов - коррупция разъедает все структуры государственной власти. Вот вопросы, которые необходимо ставить и требовать, чтобы они как можно быстрее решались и законы работали.*

Можно, конечно, не соглашаться с точкой зрения нашего автора. Но если следовать его выводам, то именно Госдума, где заседали «защитники интересов народа», сдерживала рассмотрение остро необходимых для развития экономики законов: налогового кодекса, закона о банкротстве, о земле и прочих. В Думе же, как мы знаем, большинство составляли коммунисты, победившие на выборах. Так что если рассматривать политическую ситуацию в стране именно с этого ракурса, то действительно наступил решающий момент в определении дальнейшего пути развития многострадальной России. Впрочем, в начале 1997 года, когда люди выходили на улицы и ложились на железнодорожные рельсы, требуя выплаты заработанных денег, надеяться на понимание и что-либо объяснять разъяренной толпе было бесполезно. У каждого была своя правда, свои обиды на властьпредержащих - как прошлых, так и нынешних.

Одну из точек зрения, связанную с победой на парламентских выборах коммунистов, высказал в «Рыбном Мурмане» журналист Сергей Миронов. Во время своих командировок по странам Скандинавии он познакомился с очень интересным человеком - Анатолием Ивановичем Смирновым. В середине девяностых годов Смирнов был Генеральным консулом России в Норвегии, а ранее, в восьмидесятых, заведовал секретариатом международного отдела ЦК КПСС, в июле 1992 года выступал свидетелем в Конституционном суде над компартией. После общения со столь информированным человеком наш корреспондент пишет:

- Революционная эйфория от разгона КПСС вызвала в начале 1990-х годов головокружение лишь у опьяненных анархией демократов, но никак не у трезвых прагматиков партийной номенклатуры. Они знали задолго до ГКЧП, в каком русле потечет история. И готовили себя к работе в новых условиях: поднаторев в экономических ситуациях, ловкие чиновники от компартии умело и надежно прятали несметные богатства партии-кормилицы. Они создавали СП и всякие акционерные общества, ставили во главе вполне капиталистических фирм своих людей, напрочь отказавшись от ненужного «кодекса строителя коммунизма». Деньги, украденные у народа, двигались по счетам с такой скоростью и так хитроумно, что когда оказавшиеся у власти демократы опомнились, было уже поздно. Впрочем, и переход власти из одних рук в другие оказался иллюзией - ключевые позиции по-прежнему держали одни и те же партийные чиновники. И сегодня, когда мы говорим, что в России опять воруют, да еще в неимоверных размерах, впору воскликнуть классическое: «Ба! Знакомые все лица!». Биржи, банки, концерны, корпорации - все это в основном под контролем и в собственности тех самых партийно-комсомольских работников. И даже в среде малограмотных «новых русских», у которых от неправедных капиталов «пальцы веером», правят те, кто когда-то был близок к партийной кормушке. Криминальная братва - это лишь обслуживающий персонал партийных мафиози, бережно хранящих в своих сейфах красные членские билеты...

У нас действительно короткая память. Мы кричим, что Россию сейчас распродали-разграбили, словно прилетели к нам марсиане и ну хапать. Да нет же, все - как и прежде, все то же, все те же, в рамках узаконенной воровской морали. Правда, масштабы и цифры из-за инфляции и непомерных аппетитов выросли во сто крат. Но корни тянутся оттуда, из нашего недалекого, насквозь лживого прошлого, прикрытого красивыми коммунистическими лозунгами. Достаточно чуть-чуть оглянуться назад, дабы понять, что и почему происходит сейчас...*

Помочь «чуть-чуть оглянуться назад» и помог журналисту А.И.Смирнов50, который сразу после августовского путча поступил честно и порядочно, возвратив в народную казну 600 тысяч долларов, украденных партией у народа. Но расскажем эту историю по порядку.

Заведующий секретариатом МО ЦК КПСС Смирнов получает доверенность на право ведения финансовых операций по секретному международному фонду помощи левым рабочим организациям. На спецсчете № 1 во Внешэкономбанке он принял в оперативное ведение остаток средств в размере около 11,5 миллиона долларов. Кроме того, 2 миллиона находилось в посольстве в Вашингтоне. Они предназначались для компартии США, но были там заморожены якобы из-за критики местных коммунистов М.С.Горбачева за отход от марксизма-ленинизма. Наконец, принял Смирнов и «ценную» посылку, адресованную лично секретарю ЦК КПСС Фалину, в которой находилось 600 тыс. долларов наличными, полученных из Варшавы по каналам КГБ в счет погашения беспроцентного кредита КПСС тогдашнему руководителю ПОРП. Таким образом, в оперативном ведении будущего Генконсула в Норвегии находилось более 14 миллионов долларов. Боссы Смирнова решили пустить эту валюту в оборот, чтобы на высокие проценты мог спокойно «жить» международный отдел.

По апробированным чекистским каналам предполагалось перевести деньги в Швейцарию, положить в банк. Не правда ли, до боли знакомая по нынешним финансовым скандалам картина?

Регулярно, по словам А.И.Смирнова, Политбюро на своих заседаниях утверждало конкретные суммы для каждой из ста партий-клиентов КПСС. От двух миллионов для компартий США и Франции до 15 тысяч долларов, например, компартии Лесото. Десятки «дружеских» нахлебников получали деньги от партийных чиновников даже в 1990 году, то есть уже после отмены статьи 6 Конституции СССР о руководящей роли КПСС! И это притом, что переброска валюты, собственно контрабанда, осуществлялась в условиях, когда сам российский народ получал массированную гуманитарную помощь из-за рубежа...

Смирнов был потрясен, когда узнал, что постановлением Политбюро был определен долевой взнос КПСС на 1990 год в уже упомянутый фонд в размере 22 миллионов долларов. Второй же пункт этого постановления гласил: правление Госбанка СССР обязано было выдать тов. Фалину эти 22 миллиона «зеленых» на специальные цели. Вот так, запросто: хочешь - в чулки, хочешь - в чемоданы. И вези себе в любой надежный западный банк...

- Фалин сбежит вскоре в капиталистический «вражеский» Гамбург, Смирнов сдаст находящуюся у него наличку новым властям, а мы уже никогда не найдем золота партии и не сможем подсчитать, сколько денег у нас с вами украли мафиози, прикрываясь коммунистической сказкой, - к такому выводу приходит Миронов. - Нам некого судить, кроме самих себя. Нас всегда обманывали, обманывают и сейчас, а мы лишь можем злобно судачить в кулуарах и люто ненавидеть беззастенчивых нуворишей. Перекачка народных, а не партийных средств через многочисленные подставные фирмы происходила на наших глазах. И с нашего молчаливого согласия. Даешь кооперативы, свободу торговли, либерализацию цен и приватизацию! Так почему же мы теперь удивляемся разгулявшемуся беспределу? Давно пора понять, откуда ноги растут у нынешнего российского бизнеса.*

· На изломе, «РМ» от 25 апреля 1997 года.

· На изломе, «РМ» от 25 апреля 1997 года.

50 - СМИРНОВ Анатолий Иванович - Генеральный консул России в Северной Норвегии в середине 1990-х годов. Родился в 1946 году, русский. После школы работал водителем, окончил Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта, служил в армии. С 1976 года - в международном отеле Ленинградского обкома партии, с 1986 по 1991 годы - референт, зав. секретариатом международного отдела ЦК КПСС. В 1991 - 1993 годы - зав. отделом, директор Департамента МИД РФ, с июня 1993 года - Генеральный консул России в Северной Норвегии. Чрезвычайный и полномочный посланник 2 класса. Кандидат исторических наук. Закончил Дипломатическую академию и ее докторантуру. Автор ряда публикаций по североевропейским проблемам.

· «Воры в законе» по-прежнему правят бал в стране, «РМ» от 17 января 1997 года.

· «Воры в законе» по-прежнему правят бал в стране, «РМ» от 17 января 1997 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000) Том второй


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

3.238.107.166

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .